Logo

Аттракционы Навуходоносора. Сценарий

Зима. Окна многоэтажек выходят на кладбище. Из-за холма появляется похоронная процессия. Впереди четверо молодых людей несут гроб.

С а н я (за кадром). Это наш район. Его называют спальным, потому что, когда сюда попадаешь, лучше всего заснуть. (Четверо друзей, несущих гроб, приближаются.) Это мои друзья. Петя, Иван, Серый. Мы не такие, как остальные. Я даже уверен, что мы единственные здесь живые люди…

С а н я (в камеру). А это я, Навуходоносор. Был в древности такой царь. Он завоевал полмира и сделал огромную статую, которой заставлял поклоняться…

Саня задерживается, как бы желая рассказать.

П е т р (раздраженно). Сань, твою мать. Темп сбиваешь…

С а н я (в камеру). Извините. (Петру.) Это ты сбиваешь, а я задаю. И не ругайся… при дамах.

Серый прыскает со смеху.

С е р г е й (подыгрывает). Да, бабуля может рассердиться…

Никто не реагирует на его шутку. Ребята идут между крестов, заворачивают на дорожку, ведущую к яме.

С а н я (Ивану). Опять мне голова досталась.

И в а н. Надо было места бронировать.

Друзья проносят гроб мимо модифицированного «Запорожца» могильщиков. Родственники идут за ними. Впереди — дед в медалях, он слегка пошатывается, видно, что уже выпил, но походка гордая.

Могильщики все еще копают.

М о г и л ь щ и к. Извиняюсь, земля мерзлая. Еще копаем. Сюда поставьте.

Показывает на две табуретки. Сергей, Петр, Саня и Иван аккуратно ставят на них гроб.

С а н я. Хорошая женщина была, но человек тяжелый.

Тихие разговоры родственников. Могильщики торопятся. Не успевают. Саня вытаскивает откуда-то бутылку водки. Дает дедушке.

С а н я. Дедушка, согреться.

И в а н. Не надо ему.

С а н я (Ивану). Чуть-чуть. Интересно просто.

Пауза. Все молчат.

С а н я (громко). Хорошая женщина была. Да? Расскажите, Евгений Иваныч.

Д е д. Хорошая. Умная, добрая. Особенно, когда заснула вечным сном.

Дед быстро делает большой глоток из бутылки.

С а н я. Опа…

Дед уже было отдал бутылку, но, заметив, что сюда идет его дочь, быстро делает второй большой глоток. К компании подходит женщина, мама Ивана.

М а м а И в а н а (укоризненно). Папа, папа.

Женщина берет деда под руку, уводит. Саня берет его под другой локоть, как бы тоже помогая.

М а м а И в а н а. Вань, а ты куда смотришь?

И в а н. Да что я-то!

Могильщики тем временем на ремнях опускают гроб в яму. Ругаются, но без злости, задорно.

М о г и л ь щ и к (тихо). Трави, сука.

В т о р о й м о г и л ь щ и к. Свой край тяни, мразь.

М о г и л ь щ и к. Щас закончим, урою.

В т о р о й м о г и л ь щ и к. Не уроешь, падла.

Родственники стоят в стороне. Иван рассказывает Петру и Сергею.

И в а н. Она деду угрожала, что клофелину наглотается, а он ей: «Давай-давай, правильно, всю жизнь мне испортила».

С е р г е й. И что, наглоталась?

И в а н. Сердце не выдержало. Он специально ее доводил.

Появляется Саня. Показывает во внутреннем кармане пальто бутылку водки, предлагает друзьям. Снова прячет.

Могильщик устало выпрямляется, с грустным лицом обращается к публике.

М о г и л ь щ и к (торжественно). Всё, можно кидать. По щепотке вот каждый взяли и с пожеланием… Кто не знает, что пожелать, подумайте просто хорошее.

Почтительные лица гостей. Каждый напряженно кидает по горсти земли, ни о чем не думая. Наступает очередь дедушки. Он подходит к краю. Смотрит в яму.

Д е д (громко, со вздохом). И сколько вся это красота стоила?

Стоящий рядом мужчина с усиками и барсеткой отзывается.

М у ж ч и н а с у с и к а м и. Семьдесят тысяч.

Д е д. Семьдесят тысяч. Ни за что. За дырку в земле.

Могильщики торжественно смотрят перед собой, как будто это к ним не относится.

Д е д. И за гроб небось отвалили…

Иван смотрит на деда с ненавистью.

И в а н. Дед, хорош.

Д е д. Вот сам зарабатывать начнешь, тогда будешь мне указывать.

Мама Ивана снова пытается взять его за руку.

М а м а И в а н а. Пап, пойдем.

Дед не дает себя увести.

Д е д. Оставь меня в покое. Это мой праздник! Музыку!

Музыкант (гармонист или трубач) начинает играть похоронный марш. Дед, отталкивая дочь, подходит к недоумевающей старушке.

Д е д. Гражданочка, позвольте.

Старуха смущается.

Д е д. Что? Староват для вас? Не нравится?

Направляется к другой старухе. Та отшатывается. Вокруг деда образуется пустое пространство.

Д е д. А вас можно? Ну хочешь замуж за меня пойти. Я мужчина еще в соку, при квартире. Вон, правда... (Показывает на Ивана с мамой.) На нее уже зуб точат. Ждут, пока я сдохну тоже. Дармоеды. (Вытирает слезы, подходит к могиле.) Оставила меня одного тут... Смотри теперь.

Неловкая пауза. Вдруг Саня, который стоит рядом с Иваном, вытягивает руку вверх.

С а н я. Стойте! Я хочу сказать несколько слов!

Выходит вперед, подходит к могиле. Все недоуменно смотрят на него.

С а н я. Тут налицо большие чувства. (Показывает на деда.) Этот старик не хочет расстаться со своей старухой. Так в чем же проблема? (Могильщикам.) Откройте гроб!

Могильщики удивленно смотрят на Саню. Музыкант перестает играть. Сверкает молния. Саня возвышается над ямой — спокойный и непоколебимый. Черный плащ пастора развевается на ветру. Могильщики начинают открывать гроб. Сдвигают крышку.

С а н я. Ну что? Так и будем лежать? (Смотрит на покойницу внимательно, гипнотически.) Проснись. Проснись!

Старуха, лежащая в гробу, резко открывает глаза. Над ямой собрались все. Ахают. Саня удовлетворенно ухмыляется. Старуха подходит к деду. Дед берет ее за руку. Аплодисменты.

Саня застенчиво поднимает руки вверх. Вокруг него образуется ореол.

Саня по-прежнему стоит рядом с Иваном. Мы понимаем, что все, что мы сейчас видели, происходило в его воображении.

Дед, сгорбившись, закрывает лицо рукой.

М о г и л ь щ и к. Ну что, зарываем?

Петр, Иван, Сергей и Саня идут вдоль крестов. Выходят с кладбища. Машины едут нескончаемым потоком из района.

С а н я. Кого дальше провожать будем?

С е р г е й. Дедушку?

И в а н (с досадой). От него дождешься…

П е т р. Могу с собой покончить.

С а н я. Внимание! Торжественное харакири! Среди конвейеров с йогуртами.

Саня показывает, как делают харакири. Иван и Сергей смеются. Петр усмехается.

С е р г е й (подыгрывает). Да ты чего. Ему ж выговор объявят — за нарушение стерильности производства…

Сергей улыбается, довольный собственной шуткой.

И в а н. Слушай, Навуходоносор. Почему ты не уехал? Помнишь, когда мы твоего деда хоронили, ты поклялся до следующего раза… А с тех пор сколько уже было. Серегиных два, Петин.

С а н я. Ща сил поднакоплю.

П е т р. Слушай, не гони, а! С а н я. Что ты сказал?

П е т р. Никуда ты не уедешь.

Саня даже останавливается. Некоторое время смотрит на их спины. Потом достает бутылку водки и делает большой глоток прямо из горла. Иван, Сергей и Петр тоже останавливаются, оглядываются на Саню.

С а н я. Чего смотрите? Больше нет.

Серия быстрых «модных» кадров: парни пьют на детской площадке с грибком, у ларька, на трубах теплотрассы, ходят по трубам, бегают по пустырю, дерутся, ночью стоят перед входом в районный гламурный клуб «Олимп», показывают пальцами на девушек, девушки бьют их сумочками, они ржут и убегают.

Бывшая шашлычная, наспех переделанная под ирландский паб. Возле стойки хозяин шашлычной Шахин ругается со своей женой Зоей Вагитовной, которая работает здесь же. Он машет перед ее носом картонкой с надписью «Меню».

Ш а х и н. Это что?! Что это такое?! (Горестно читает.) «Хаш. Дюшбара. Шашлык из баранины…»

З о я В а г и т о в н а. Ты прочитал уже все, что это такое. Читать умеешь, значит.

Ш а х и н. Скажи спасибо, что умею. Если б я Уголовный кодекс не читал, ты бы здесь мертвая лежала. Ты зачем опять это в меню вставила?

З о я В а г и т о в н а (пожимая плечами). А что, не вкусно?

В это время Саня приносит поднос с грязной посудой на стойку и начинает выбивать счет в кассе.

Ш а х и н. Я сколько раз говорил, что мы уже не в кафе «Шашлычная», «Виноградная лоза», «У Рубена», «На повороте» и «Лаваш»!!! Мы находимся в «Ирландском пабе». Ирландский паб — это история, традиции. Двести, триста лет. Что-то вечное в нестабильном мире… Я же говорил: «Ирландский паб». «Ирландский паб». «Ирландский паб».

Шахин разрывает меню и швыряет обрывки в воздух. Оскорбленно уходит. Зоя Вагитовна внимательно смотрит на Саню.

З о я В а г и т о в н а (с недоумением). Откуда он слова эти набрал… «Нестабильный мир»…

Саня улыбается.

З о я В а г и т о в н а (Сане). Это ты ему про ирландский паб мозги заморочил, да? (Грозит ему пальцем.) Смотри, Саша, я тебе устрою нестабильный мир!

В этот момент в паб заходит роскошная девушка Виолетта. На ней красивое яркое платье. Она как будто из другого мира.

Саня, не отрываясь, смотрит на Виолетту.

Все вокруг замирает.

Виолетта смотрит на Саню, делает один, второй шаг в его сторону.

В и о л е т т а. Привет.

С а н я. Привет.

В и о л е т т а. Это ты?

С а н я. Я.

В и о л е т т а. Странно тебя здесь видеть.

С а н я. Я тебя ждал.

Виолетта улыбается. Берет Саню за руку.

В и о л е т т а. Ну. Дождался. Я пришла за тобой.

С а н я (со смешком). Ты даже не представляешь, что теперь начнется…

В и о л е т т а. А я не опоздала?

Все снова обыденно. Все, что мы видели, опять было Саниной фантазией.

Виолетта стоит напротив Сани и Зои Вагитовны.

З о я В а г и т о в н а. Тебя вчера Шахин нанял?

В и о л е т т а. Да.

З о я В а г и т о в н а (недовольно). Твоя смена началась уже. Полчаса назад… Идем.

Зоя Вагитовна уходит сердито. Саня ловит взгляд Виолетты. Она улыбается, идет за Зоей Вагитовной.

В туалете «Ирландского паба» Саня смотрит на себя в зеркало, на котором нанесен рисунок — старинные домики с надписью «Дублин».

С а н я (как бы внушая самому себе). Обычный официант. Обычный официант.

Он подходит к раковине, над которой еще осталась азербайджанская плитка. Снова смотрит на себя в зеркало. Смачивает кончики пальцев, проводит по волосам. Вытирает руки. Выходит.

Он идет по коридору. Проходя мимо Зои Вагитовны, кладет два пальца ей на лоб.

С а н я. Хороший день у вас будет.

З о я В а г и т о в н а (с улыбкой). Вот психованный.

Саня проходит мимо уборщицы, моющей пол.

С а н я (тихо). Через секунду. Ты поскользнешься. Раз, два…

Сделав еще несколько шагов, он резко оборачивается. Уборщица продолжает мыть пол, как ни в чем не бывало. Саня входит в зал.

В зале паба Лида ставит стопочку и тарелку с сосисками перед опухшим гражданином.

О п у х ш и й. Здоровеньки булы.

Л и д а. Здоровей видали.

Саня смотрит на Виолетту. Виолетта улыбается. Мимо проходит Лида, обращается к Сане.

Л и д а. Привет! С началом кошмарного дня.

С а н я. Спасибо, Лид. Тебя также. (Останавливается рядом с Виолеттой.) Значит, будешь с нами?

Виолетта пожимает плечами.

В и о л е т т а. Наверное.

Саня протягивает руку.

С а н я. Навуходоносор.

Виолетта удивленно вскидывает брови.

В и о л е т т а. Почему?

Саня пожимает плечами.

С а н я. Был такой жестокий царь. Он завоевал полмира, построил башню до небес и сделал статую из золота, которой все стали поклоняться.

А после смерти его душа в ходе реинкарнаций переселилась в меня.

Виолетта смеется, протягивает Сане руку.

В и о л е т т а. Приятно познакомиться. Виолетта.

Саня пожимает ей руку.

С а н я. Смешное имя.

В зале уже появились первые посетители. Саня и Виолетта стоят у барной стойки. Рядом снова оказывается Лида.

Л и д а (Сане). Ну что, Саш, о чем мечтаем? Клиенты пришли.

Саня недовольно смотрит на Лиду, отрывается от барной стойки, идет в зал.

Л и д а (ему вдогонку). Добро пожаловать в ад, бейби.

Лида незаметно рассматривает Виолетту. Виолетта наконец бросает на Лиду взгляд.

Л и д а. Единственный нормальный парень здесь. Вот он вырвется. Не то что мы все. Ты откуда?

В и о л е т т а. Оттуда.

Лида меряет взглядом Виолетту, как будто впервые видит.

Л и д а (не веря). Ага... Пятый столик обслужи.

Лида берет поднос, гордо уходит.

За столиком четверо сотрудников промзоны — Степан, Игорь, Рафик и Нина. На их столике четыре одинаковых бизнес-ланча.

И г о р ь (продолжая начатую мысль). …Так вот, если этот металлодетектор реально поставить не до заклейки, а после... Это ж будет за усовершенствование считаться?

Степан кивает. Рафик поворачивается к Нине, подмигивает ей, показывая на Игоря.

Р а ф и к (Нине). Горит на работе. Гарный хлопчик, а?

И г о р ь. Не, серьезно. К линии подходить удобнее в случае остановки конвейера. А металлодетектор… какая разница, где он стоит и что...

В этот момент подходит Виолетта, убирает пустые тарелки. Игорь обрывает свою речь, смотрит на Виолетту. Провожает ее взглядом.

Виолетта с тарелками идет с стойке, возле которой стоит Саня, наблюдающий за ней. Саня кивает в сторону компании с промзоны.

С а н я. Каждый день приходят. Они с промзоны — тут рядом. Заказывают бизнес-ланч. Первое, второе, третье. Разговоры в основном о работе. Этот, который повыше, о конвейере все время трещит. (Таинственно.) А сегодня десерт закажут. Сегодня день особый.

В и о л е т т а. Ты откуда знаешь?

С а н я. А я будущее вижу.

Саня идет к столику, собирает оставшиеся пустые тарелки. Виолетта смотрит. Саня о чем-то говорит с клиентами, потом возвращается к Виолетте.

С а н я. Пирог из фуа-гра. И шампанское.

Виолетта улыбается. Берет поднос.

Утро. Парк аттракционов. Пустой тир, горизонтальное колесо. Вагончик, где живет Серый — Сергей. Одинокая женщина прыгает на батуте.

Саня и Сергей прогуливаются. Саня осматривает аттракционы. В руке у него палочка, которой он покручивает, как тростью.

С а н я (кивая на аттракцион) А этот сколько, как думаешь?

С е р г е й. Ну, этот миллион где-то.

С а н я. А тот?

С е р г е й. Тысяч шестьсот, наверное. Если под списание, то можно дешевле найти…

С а н я. Тысяч шестьсот — нормально. (Вздыхает.) А я влюбился, Серег. Девушка такая… Виолетта. (Делает неопределенный жест рукой.) Из центра.

С е р г е й. Красивая?

С а н я. Модельной внешности.

С е р г е й (со вздохом). Ух, Саня. Умеешь. И на какой стадии?

С а н я. Пока контакт глазами. В результате которого стало ясно, что я на ней женюсь. Слово Навуходоносора.

С е р г е й. А у меня ни с кем, блин. Никак. Чего они во мне ничего найти не могут?

С а н я. Ты просто еще не достиг своего расцвета. На самом деле, я о другом хотел с тобой поговорить. Пора делать свой бизнес, Серый. (Сергей кивает.) Мы с тобой уже сколько об этом говорим. А годы идут. Короче, на нас с Виолеттой пиар и реклама. На тебе полностью техническая часть. В партнерских отношениях что главное?

С е р г е й. Доверие друг другу.

С а н я. Правильно. А я тебе полностью доверяю, единственному из всех. Согласен?

С е р г е й. Согласен.

С а н я. Тогда по рукам. (Они пожимают друг другу руки.) Только серьезно. Будем садиться и работать. Можешь мне сейчас, кстати, немного денег ссудить?

Сергей с видом знатока хлопает Саню по плечу.

С е р г е й. Конфетно-букетный период.

С а н я. Скорее, начало большого дела...

Сергей протягивает ему деньги.

С а н я. В бизнесе надо руководствоваться двумя принципами… (Заходит на летнюю веранду, подходит к микрофону, говорит уже не Сереге, всем.) Они общие для всех успешных людей. Первое — делай то, что любишь, и не думай о деньгах.

Мы видим лица жителей района, которые внимательно слушают Саню. Журналисты на первом плане щелкают фотоаппаратами.

С а н я (продолжает). Деньги придут сами — и гораздо больше, чем ты мог себе вообразить. Поэтому я выбрал аттракционы. Единственное, что мне нравилось с детства. Развлекать людей. Делать их жизнь счастливее, прекраснее.

И второе — ставь планку выше, чем ты можешь достигнуть. Не позволяй себе сомневаться в том, что ты это сделаешь. Иди только вперед. И даже если ты не станешь величайшим человеком века, то уж в десятку точно войдешь. И еще… (Крупно лица Петра и Ивана в толпе.) …Не будь занудой!

Аплодисменты. Вспышки фотоаппаратов.

Утро. Секонд-хэнд. Коллаж из фотографий со звездами, вырезанных из журнала «Семь дней». Лицо продавщицы — женщины в леопардовом платье. Саня в ковбойском прикиде — в шляпе, куртке с висюльками и чоперах — крутится перед зеркалом. Продавщица смотрит на него.

П р о д а в щ и ц а. Ой, вам очень хорошо. Такой вид сразу.

Хипстер роется в вещах, бросает взгляд на Саню.

Х и п с т е р (тихо). Пидор.

Саня в ковбойском прикиде выходит из секонд-хэнда. Прикуривает сигарету зажигалкой «Зиппо». Смотрит по сторонам. Подходит к своему велосипеду. Едет по колдобинам мимо ларьков. За ним гонятся бродячие собаки.

Саня едет на дребезжащем велосипеде по разбитой дороге своего района. Шляпа смешно подпрыгивает на его голове.

Вечер пятницы в «Ирландском пабе». Здесь царит оживление. Повара стучат ножами. В стороне Шахин орет на Зою Вагитовну, рядом с ними — толстая танцовщица в восточном костюме.

Ш а х и н (по-азербайджански). Кого ты мне привела? Что это за жирная корова?!

З о я В а г и т о в н а (по-азербайджански). Не смей так говорить. Она двоюродная сестра твоего зятя.

Ш а х и н (по-азербайджански). И что теперь? (Издевательски, по-русски.) Я узнал, что у меня есть огромная семья. Мама-джан, папа-джан — это наш Азербайджан, и он весь будет у меня работать теперь!

Заходит Саня. Шахин замечает его.

Ш а х и н (по-русски). Саша, эта женщина может быть в ирландском пабе?

Саня пожимает плечами.

С а н я. Если переодеть во что-то ирландское.

З о я В а г и т о в н а. Вот. Даже ему нравятся полные женщины. И танец живота мужчин возбуждает. Заладил со своим ирландским пабом…

Ш а х и н. Это ты мне говоришь? Это ты сейчас мне сказала? Что ты сказала, повтори! «Заладил со своим ирландским пабом»? Все слышали?! Все слышали, люди?! Вот тебе мой ирландский паб! Вот мой ирландский паб!

Шахин бьет посуду и пытается отрывать деревянные панели от стен.

З о я В а г и т о в н а. Все разбей. Это тоже ломай. Потом мы платить будем. (Кричит.) Аббас, принеси Шахину его молоток!

Аббас приносит и отдает Зое Вагитовне молоток, она протягивает его Шахину. Шахин останавливается, тяжело дыша, смотрит на Зою Вагитовну.

Т а н ц о в щ и ц а. А мне что делать?

Шахин переводит тяжелый взгляд на танцовщицу.

Ш а х и н (очень громко). Танцуй!!!

Танцовщица в танце выходит в зал. Здесь уже полно самого разнообразного народу.

Танцовщица исполняет танец живота, сразу приобретая пританцовывающих рядом с ней поклонников. Рафик, уже сильно набравшись, шляется по бару с сигаретой в руке. Он делает какие-то жесты Игорю, показывая на танцовщицу. Игорь крутит ладонями в такт танцу и улыбается. Он всем доволен.

Саня идет к столу, профессионально протискиваясь между посетителями. Ставит заказ на стол. Забирает пустые пивные кружки.

За столиком сидят Степан и Игорь. Место Рафика пустует.

И г о р ь (продолжает разговор). …и если эту штуку до заклейки поставить…

Мрачный Степан ловит за локоть Саню.

С т е п а н. Слушай, а чего ты такой серьезный?

И г о р ь. О, это ж фуа-гра. Фуа-гра, принеси нам выпить. Мы давно заказали. А эта красивая женщина куда-то исчезла.

С т е п а н. Нет, стой, пусть он скажет, чего он такой серьезный…

С а н я. Я не серьезный.

Степан берет Саню за шиворот, притягивает к себе.

С т е п а н. А можешь тогда лицо попроще сделать…

Саня улыбается и поднимает брови. Игорь пытается оторвать Степана от Сани.

И г о р ь. Спокойно. (Сане.) Мы отдыхаем, все нормально. Ты нас извини.

Саня кивает. Смотрит в окно. На улице Виолетта о чем-то бурно разговаривает по телефону.

Саня роется в чеках, находит заказ Степана и Игоря. Пробивает.

Саня стоит у барной стойки. Рафик с сигаретой в руках, пошатываясь, подходит к Лиде.

Р а ф и к. Давай выпьем, моя хорошая…

Он лезет поцеловать ее. Гладит по талии.

Л и д а. Руки убрал.

Р а ф и к (обиженно). Я тебе не нравлюсь?

Л и д а. Покажешь того крокодила, которому понравишься? Ладно?

Лида уходит. Рафик секунду думает. Выпивает. Рычит.

К Сане подходит заплаканная Виолетта.

С а н я. Я на пятый столик заказ отнес.

Виолетта кивает.

В и о л е т т а. Спасибо.

Встает к барной стойке. В прострации смотрит перед собой. Рафик икает, рычит, подходит к Виолетте. Виолетта смотрит на него. Отходит в сторону Сани. Саня встает между ней и Рафиком.

С а н я. Со мной ничего не бойся.

Он улыбается ей.

Виолетта смотрит на Саню, улыбается в ответ, как будто впервые его заметив.

Ночь того же дня. Вход в гламурный клуб «Олимп». На Сане ковбойская шляпа. На Виолетте — красивое платье, в котором она впервые перед нами появилась. Взяв Саню за руку, Виолетта проводит его через фейс-контроль. Парень на фейс-контроле придирчиво смотрит на него, но пропускает из-за Виолетты.

В и о л е т т а. Ты здесь был?

С а н я (хмыкает). Сто раз.

Но разглядывает он все так, как будто впервые. Улыбается — вихрь счастья закручивает его.

Виолетта и Саня танцуют.

Саня оглядывает ее, как свою собственность. Он уже ею гордится.

Виолетта вытаскивает вибрирующий телефон, недовольно смотрит на него.

В и о л е т т а (Сане). Извини. Сейчас.

Она выходит. Саня танцует один, ждет. Появляется Виолетта. Они снова танцуют.

С а н я. Что случилось-то?

Виолетта встряхивает волосами. Ничего. Они снова танцуют. Виолетта достает мигающий телефон.

В и о л е т т а. Фак. Сейчас.

С недовольным видом выходит. Возвращается. Танцуют.

В и о л е т т а. Извини. Мне пора.

С а н я. Почему?

В и о л е т т а. Ну… (С досадой.) Слушай… Короче, я пойду.

Пробирается через танцующих в сторону выхода. Перед ней возникает Паша, молодой топ-менеджер в очках. Виолетта не рада этой встрече. Паша берет Виолетту под локоток.

П а ш а. Привет. Можно тебя на секунду?

У клуба Паша выговаривает Виолетте, изо всех сил пытаясь оставаться спокойным. Саня выходит, подслушивает их разговор, прохаживаясь поблизости.

П а ш а. Ты могла бы сказать хотя бы, что уехала. Мы бы спокойно поговорили. (Виолетта молчит.) Почему? Почему, Виолетта? Я хочу спокойного… конструктивного… диалога. Если есть проблемы, их нужно... Проговаривать. (Виолетта молчит, Паша продолжает как будто сам с собой). Так. Какие у нас проблемы? Мы ездили в отпуск. Все нормально было. Если тебе кундалини-йога не нравилась, можно было сказать: «Я не хочу. Мне не интересно заниматься самосовершенствованием. Я лучше буду гнить в болоте». Я бы понял. Я что, зверь? Пожалуйста. Ты свободна. Я тебя в чем-то ограничиваю? Виолетта, ты можешь мне ответить что-нибудь? (Виолетта молчит, кусает ногти. Паша, прищурившись, смотрит на Виолетту.) У тебя кто-то есть?

Саня не выдерживает, подходит, обращается к Виолетте.

С а н я. Виолетта, все в порядке?

Паша многозначительно смотрит на Виолетту, потом на Саню. Подходит к Сане, оглядывает.

П а ш а. Ааа! Ну так все понятно.

В и о л е т т а. Паш, хватит.

П а ш а. Сказала бы: мне нужен задрот замкадный — я б тебя отпустил.

С а н я (весомо). Эй, полегче.

Вдруг Паша начинает истерически избивать Саню. Тот не успевает ответить, да и дерется Паша лучше. Саня падает. Отключается.

Пашин джип уезжает. В машине звучит индийская расслабляющая музыка.

На тротуаре, прислонившись к стене здания, сидит Саня. На него смотрит Виолетта. Присаживается рядом с ним.

В и о л е т т а. Как он достал! Думала, уеду к бабушке… И здесь нашел. Ты как?

С а н я. Нормально. А ты?

В и о л е т т а (пожимая плечами). Не знаю. Со мною происходит что-то странное. Наверное, я люблю тебя. И я хочу, чтобы ты трахнул меня прямо сейчас.

Она страстно прижимается к Сане, целует его. Стонет, ритмично двигаясь над ним. Вокруг собираются люди, посетители гламурного клуба. Охранники отворачиваются, сдерживая их.

Мы снова в реальности. Видим Виолетту, которая притрагивается к Саниному синяку под глазом.

В и о л е т т а. Не больно? Саня блаженно улыбается.

С а н я. Нет.

Виолетта смотрит на Саню, вытирая слезы.

В и о л е т т а. Ладно, пойдем. Напьемся.

Они снова заходят в клуб.

Саня с синяком под глазом и Виолетта сидят у барной стойки, пьют виски.

Виолетта кричит Сане в ухо.

В и о л е т т а. Эти духовные практики… они реально делают сильнее. Если каждый день хотя бы по двадцать минут стоять на голове, мысли проясняются. У нас йог знакомый был…

С а н я. Я тоже могу лечить — наложением рук. (Подносит руки к голове Виолетты.) Тепло чувствуешь?

Виолетта прикрывает глаза.

В и о л е т т а. Я сволочь, да?

Виолетта кладет голову на плечо Сане.

В этот момент ее обхватывает сзади Ираклий. Виолетта, увидев его, хлопает в ладоши. Они целуются в щечку. Ираклий, гламурный дагестанец, представляет своих еще более гламурных друзей — Ромео и молчаливого спортсмена Руслана, от которого исходит ощущение опасности. Ромео улыбается и похотливо оглядывает Виолетту.

В и о л е т т а. Вы как здесь оказались вообще?

И р а к л и й. Изучаем жизнь городских окраин. Йоу! А ты как, королева, кто тебя обидел? Он?

Виолетта прижимается к Ираклию.

В и о л е т т а. Да нет. (Сане.) Это Ираклий, мой дружок вообще. Такой рэпер, талантище! (Ираклию.) А это Навуходоносор.

И р а к л и й. Не понял.

Виолетта смотрит на Саню.

С а н я. Был такой царь. Он завоевал полмира, сделал там статую из золота огромную. А после смерти его душа переселилась в меня.

Виолетта смеется.

И р а к л и й. Бред какой-то.

В и о л е т т а. В общем, это мой друг и очень хороший чувак.

Р о м е о. Привет, царь.

Руслан молча и сильно пожимает руку Сани. Ромео, не отрываясь, смотрит на Виолетту. Виолетта смотрит на Ромео. Саня смотрит на них двоих.

Туалет в гламурном клубе. Кроме унитаза здесь торшер, кресла, диванчик.

В разных позах на диване и в креслах — Ираклий, Ромео, Руслан, Саня и Виолетта. Ираклий угощает всех кокаином. Саня старается сделать все, как бывалый (ему мешает шляпа, он сдвигает ее на затылок), и вообще чувствовать себя расслабленно.

И р а к л и й. А ты чем занимаешься, ковбой?

С а н я. Планирую заняться аттракционами.

И р а к л и й (переглядываясь с Ромео). Да ладно.

С а н я. Мы с партнером рассматриваем риски…

Р у с л а н. Хороший бизнес?

С а н я. Нормальный. Не сверхприбыли. Но на долгую перспективу.

Ираклий и Ромео переглядываются: видал, какой серьезный парень!

Все вчетвером на танцполе. Саня танцует с Виолеттой, вокруг трое дагестанцев.

С а н я (кивая в сторону Ираклия). У тебя с ним что-то было?

Виолетта с улыбкой мотает головой.

В и о л е т т а. Давным-давно.

Саня, продолжая танцевать с Виолеттой, к Ираклию, Руслану и Ромео.

С а н я. Она моя девушка, кстати.

Ираклий поднимает руки.

И р а к л и й. Ой. Извините.

Ромео и Руслан улыбаются.

С а н я. Ничего страшного.

Саня великодушно хлопает Ираклия по плечу. Все вместе танцуют с Виолеттой. Виолетта самоотреченно извивается.

Ночное шоссе. Ираклий ставит свой диск — рэп.

И р а к л и й. Йоу! Зацени.

Дорогая машина Ираклия несется вперед. Внутри звучит смешной наивный рэп про тяжелую жизнь на городских окраинах. Крыша машины открывается.

Саня щупает машину, оценивая ее. Потом кладет голову на спинку сиденья, смотрит на район, который теперь выглядит просто прекрасно.

Проносятся мимо огни, как огни аттракционов.

Ветер бьет в лицо. Саня осторожно берет за руку Виолетту. Виолетта смотрит на Саню.

Машина Ираклия останавливается перед домом Виолетты. Саня берет Виолетту за руку.

Ираклий смотрит на них, потом смеется чему-то, переглядываясь с друзьями. Машина срывается с места.

Перед подъездом Виолетты Саня целуется с ней, гладит ее по бедрам. Она пытается увернуться, но он снова ловит ее и пристает с объятиями.

Виолетта устала, ей как бы все равно.

В и о л е т т а. Откуда в тебе столько смелости, я не понимаю. Всё, хватит. Пока.

С а н я. Можно тебя проводить?

В и о л е т т а. Ты уже проводил.

С а н я. А дальше? Вдруг на тебя в подъезде кто-нибудь нападет.

Виолетта строго смотрит на Саню. Саня обнимает ее. Она улыбается.

В и о л е т т а. Ну ты… персонаж.

С а н я. Пожалуйста.

В и о л е т т а. У меня бабушка спит.

Она наконец вырывается, бежит к двери в подъезд. Машет Сане на прощание рукой.

Виолетта поднимается по лестнице. Саня неотступно идет за ней.

С а н я. Виолетта…

Виолетта оглядывается на него. Она бежит по лестнице, он за ней. Виолетта открывает дверь в квартиру ключом. Саня подкрадывается.

С а н я. Ну можно проводить?

Виолетта отрицательно мотает головой. Саня подходит к ней близко. Заходит за ней в квартиру.

Саня и Виолетта осторожно пробираются по коридору. Слышен храп бабушки.

Саня и Виолетта заходят в спальню Виолетты. Саня обнимает Виолетту, волнуется, судорожно пытаясь снять с нее лифчик. Застежка не поддается. Виолетта помогает ему. Наконец они падают на кровать. Все заканчивается слишком быстро. Несколько движений, и Саня замирает, переворачивается, выдыхает.

В и о л е т т а. Ты что, в меня кончил?

Саня трет переносицу, глаза.

С а н я. Нет.

В и о л е т т а (с досадой). Господи…

Отворачивается. В ужасе смотрит в темноту.

Квартира Петра. Петр и Анжелика на кухне. Она ест йогурт. Петр смотрит на нее. Девушка улыбается.

П е т р. Вкусно?

Она кивает с набитым ртом.

Анжелика встает. На ней короткие шорты, чулки и туфли на каблуках.

Она берет свою чашку. Моет в раковине. Потом подходит к столу. Берет чашку Пети.

П е т р. Свою я сам.

А н ж е л и к а. Да? Хорошо. Мусор вынести?

П е т р. Не надо. Все равно с собакой гулять. (Протягивает ей деньги.) Спасибо.

Она берет деньги, медленно кладет в кошелек.

А н ж е л и к а. Как обычно в пятницу?

П е т р. Посмотрим.

Анжелика берет сумочку. Она не хочет уходить — стоит, мнется.

А н ж е л и к а. Ладно. Пока.

Петр вяло машет рукой, берет мобильный. Анжелика уходит.

Петр смотрит на собаку. Та виляет хвостом.

П е т р (в трубку). Да, Сань….

День. Саня и Петр курят перед входом в «Ирландский паб». Рядом сидит собака Петра. Петя смотрит в витрину на Виолетту. Саня ждет его реакции.

П е т р. Вертит она тобой.

С а н я. Почему это? У нее бандит в центре был. Она здесь осталась — ради меня.

Петя с сожалением смотрит на Саню.

П е т р. Мой тебе совет. Учись жить один. С а н я. И с проститутками всю жизнь спать, да?

П е т р (пожимая плечами). Какая разница? Все они одинаковые. Если даже она настоящая шлюха — раз в неделю, только по пятницам, раз-два. Нормально. И то умудрилась из меня все нервы вымотать! (Машет рукой.) Не, не советую.

С а н я. На самом деле я уже принял решение. Женюсь. Мне и для бизнеса хороший пиарщик нужен, а у нее контакты, внешность. Подъемный капитал нужен… У тебя ссуду можно попросить?

Петр внимательно смотрит на Саню.

П е т р. Сразу бы сказал...

Гаражи. Саня в ковбойском прикиде ходит вокруг старого синего кабриолета, разрисованного странными символами. Владелец кабриолета, инвалид, пожилой мужчина с тонким голосом, внимательно смотрит на него.

И н в а л и д. Машина для бессмертных.

Саня садится за руль.

С а н я. В каком смысле?

И н в а л и д. Все люди бессмертны. Аз есмь. Что означает: «Я существую». (Наклоняется над Саней, говорит ему на ушко.) У меня жена молодая. И любовница. С женой три раза в день, утром автоматически, в обед и вечером.

А с любовницей два. Жена прощает.

Саня достает деньги, пересчитывает.

И н в а л и д. И все потому, что у меня энергетика правильная.

Саня отдает ему деньги.

С а н я. Я возьму на сутки.

Кабриолет уезжает по разбитой пыльной дороге между гаражей.

Ночь. Кабриолет приезжает в парк аттракционов. Из него выходит Саня, открывает дверь Виолетте. Они подходят к вагончику Сергея. Саня стучит в дверь.

С а н я. Серый!

Сергей открывает.

С а н я. Виолетта, я тебе про нее рассказывал.

Сергей кивает и широко улыбается Виолетте.

С е р г е й. Здрасьте.

С а н я. Это Cерый, мой партнер по бизнесу. А это (делает широкий жест в сторону аттракционов) — аттракционы. (Саня подмигивает Серому.) Почти наши. (Виолетте.) Ты как, пострелять для начала не хочешь?

Виолетта, Саня и Серый стреляют в тире. Саня потерял голову от радости.

С а н я. Я сейчас на тебя смотрю, и у меня прямо кадры в голове. Мы врываемся в какой-нибудь придорожный мотель… Там хозяин такой в майке — жирный, потный.

Саня направляет ружье на Серого.

С а н я. «Вам номер на двоих?» — «Да, на двоих... И бабки из кассы». — «Что?» — «Спокойно. Положи, руки на стол. Руки на стол, я сказал!»

С е р г е й. Ну, Сань…

С а н я. Считаю до одного.

Сергей кладет руки на стол.

С а н я (Виолетте). Ну что, ты его застрелишь или я?

Саня обнимает Виолетту. Смотрит на нее. Он вот-вот ее поцелует. Сергей берет ружье, отворачивается, начинает стрелять по мишеням.

С е р г е й. А я тут женщину одну катал. Потом кофе попить, тудым-сюдым, думаю, романтика. Она сидит, пьет. Молчит. Я тоже. Сидим, молчим. Попила. (Заряжает очередную пульку, стреляет.) Сань, там про Иванова старика ничего не слышно?

Он оборачивается и видит, что Саня и Виолетта целуются. Один за другим включаются аттракционы.

Саня и Виолетта катаются на горизонтальном колесе.

С а н я. Серега! Еще раз, давай врубай!

Сергей снова включает колесо. Саня и Виолетта с визгом кружатся.

С а н я. Давай еще раз?

В и о л е т т а. Нет, все. Тошнит.

С а н я. Да ладно, давай еще.

В и о л е т т а. Не хочу.

С а н я. Ну давай, пожалуйста.

Пытается ее обнять.

В и о л е т т а. Хватит.

Раннее утро. Рассвет. Смотровая площадка. Вид на город. В кабриолете Саня и Виолетта. Виолетта ест шоколадку.

Саня смотрит на нее. Смеется.

В и о л е т т а. Чего ты смеешься?

С а н я. Не знаю.

В и о л е т т а (усмехается). Ты позитивный…

С а н я. Я не сразу таким стал. Вначале ходил загруженный. Мысли-мысли-мысли. А потом вдруг понял... (Щелкает пальцами.) Хочешь быть счастливым — будь им.

Виолетта откусывает шоколадку и жует.

В и о л е т т а (со вздохом). Что-то есть все время хочется.

С а н я. Знаешь, ты будешь женой великого человека. Я создам аттракцион, равного которому не было. Ко мне будут приходить миллионы людей. Катаясь на моем аттракционе, они будут забывать обо всем на свете. О своих обидах, о несчастьях, страданиях. О том, что они уже выросли. И о том, что их ждет впереди. Я положу этот город к твоим ногам, Виолетта.

Виолетта секунду смотрит на Саню, потом — прямо перед собой. Закрывает рот рукой, как будто у нее приступ тошноты. Затем глубоко вдыхает.

В и о л е т т а. Ну вот, объелась.

Саня, не замечая этого, включает зажигание. Они едут по району с Виолеттой. Ее волосы развеваются. Прохожие оборачиваются.

У дома Виолетты. Она выходит из кабриолета, захлопывает дверцу.

С а н я. А хочешь, я сделаю, что дождь пойдет?

Виолетта пожимает плечами и убегает в подъезд. Когда она исчезает за дверью, начинается дождь.

Саня, весь мокрый, едет по городу.

Кладбище. День. Идет дождь. Четыре друга хоронят собаку Пети. Ее окоченевший труп лежит в ямке. Все копают, кроме Сани.

С а н я. Покойся с миром. Пусть земля тебе будет пухом. Ты была такой умной и отзывчивой. Помню, ты сказала мне: «Если бы я была человеком, то хотела бы стать таким, как Петя».

Петр недовольно смотрит на Саню.

Саня смотрит на Петю и понимает, что тот действительно расстроен.

Сергей громко вздыхает. Друзья закапывают яму.

Петр, Саня, Сергей и Иван сидят под навесом с цветами. Передают друг другу бутылку водки. Саня в шляпе. Все еще льет дождь.

С а н я. А что вы думаете о будущем, парни?

П е т р (пожимает плечами). Роботы победят в 2054 году. И человечество будет у них в рабстве.

С е р г е й (смеется). Ага, и конвейер для йогуртов будет твоим начальником.

Никто не смеется.

И в а н. Ты, вообще, о чем, Сань? С а н я. Я о том, что вот ты сейчас с дедом сидишь?

И в а н. Ну…

С а н я. А потом что, когда он умрет?

И в а н (с раздражением). Он никогда не умрет.

Саня с досадой хмыкает.

С а н я. Господи, что с вами? Я думал, что вы будете моей опорой. Что мы вместе будем дела делать. А вы меня на дно тащите!

Неловкая пауза.

П е т р. Слушай ты, Навуходоносор...

И в а н (перебивает миролюбиво). Я хотел про собачку добавить. Мир ей пухом. Помянем.

Иван делает глоток.

Ночь. Вход в районный гламурный клуб «Олимп». Перед входом наши четверо. Саня с видом завсегдатая кивает на вход.

С а н я. Чего встали? Пойдем. (Охранникам.) Они со мной.

Друзья внутри. Клуб полупустой (будний день). Несколько человек жмутся по углам. Почти никто не танцует. Но Саня не теряется. Он сразу выходит на танцпол и начинает дергаться под музыку. Сергей танцует с ним. Петр смотрит на них. Подходит к какому-то столику и выпивает какой-то напиток. Медленно движется по клубу и пьет чужой алкоголь, когда хозяин напитка отворачивается.

Иван подходит к стоящей в стороне девушке.

И в а н. Привет. (Показывает ей на танцующего парня.) У меня дед точно так же двигается.

Девушка улыбается, шепчет что-то Ивану на ухо. Иван подходит к Петру.

И в а н. Тут шлюхи одни.

П е т р. Удивил.

Саня танцует с Сергеем.

С а н я. Партнер. Ты не забывай, о чем мы договорились. Пора начинать работать. Или ты забыл уже все? Если тебе не интересно, так и скажи, чтоб меня на коротком поводке не держать.

Постепенно в стороне начинается драка, в которой принимают участие Петр, какой-то мужик и подскочивший к ним Иван. Саня и Сергей бросаются на выручку, пытаются разнять. Появляются охранники. Толкают всех к выходу.

Парни выходят на улицу. Петр идет пошатываясь, сплевывает кровь. У входа в клуб его ждет Анжелика. Петр останавливается.

П е т р. А ты что тут делаешь?

А н ж е л и к а (после паузы). Ты эсэмэску прислал.

П е т р (с досадой). Я же еще одну послал потом, что не надо.

Анжелика не уходит. Петр, пошатываясь, идет от клуба. Анжелика бросает взгляд на стоящих у входа парней. Затем идет вслед за Петром.

Оставшиеся трое друзей смотрят им вслед.

С е р г е й. Сегодня ж вроде не пятница.

Утро. Кухня. Квартира Ивана. Саня сидит за столом, уронив голову на руки. У него похмелье. Иван ставит перед ним стакан сока.

Саня приподнимает голову.

С а н я. Слушай, Иван, тут такое дело…

Г о л о с д е д а. Ваня, Ваааань!

И в а н (с раздражением). Да чтоб тебя!

Иван быстро выходит из кухни. Заходит в комнату деда. Дед роется

в шкафу.

Д е д. Ваня, где мои медали?

И в а н (нарочито спокойно). В шкафу.

Д е д (не расслышав). Ты мои медали брал?

И в а н. Я их продал, дедуль.

Д е д (трагически). Хочешь, чтоб я умер?

И в а н. Мы все умрем, дедуль.

Иван идет обратно на кухню, по пути саданув кулаком о стенку. Захлопывает за собой дверь кухни. Держит дверь.

И в а н. Да задолбал. Извини, Сань.

За дверью слышны крики деда: «Иван, открой! Где мои медали?» Иван продолжает держать дверь.

И в а н (Сане, игнорируя крики деда). Яичницу хочешь?

С а н я. Вань, ты это… денег мог бы мне одолжить? А то я женюсь…

Бизнес-ланч в «Ирландском пабе». Петр сидит за столом. Перед ним — Игорь, Степан и Рафик. Игорь разворачивает план-схему конвейера, показывает Петру.

И г о р ь. Петь, вот смотри. Помнишь, насчет металлодетектора тебе говорил. Смотри, что если поставить его сразу после заклейки? Это же можно?

П е т р. Можно.

И г о р ь. То есть понимаешь, да? Когда сработает металлодетектор, к нему подобраться будет проще, он сразу вот так на линии. Это с точки зрения

безопасности и скорости вообще лучше…

П е т р (задумчиво, глядя на план). Да. Странно, что раньше никто не догадался. Я противопоказаний не вижу...

И г о р ь (Рафику и Степану). А я чего говорил.

Игорь бьет ладонью по ладоням Рафика и Степана. Все они разом встают.

И г о р ь. Спасибо, Петр.

П е т р. Далеко пойдете.

Другой день (пятница). Кухня паба. Саня ждет заказ. Носятся официанты, произнося названия «ирландских» блюд: «Чикен Вингс», «Риз Мак Грет» четыре, «Белфаст Комбио», «Греческий салат» два раза, «Рашн стайл» два раза, «Копченый лосось» и «Шамрок».

Саня выносит заказ, идет к столику.

Он видит, что Виолетта стоит у другого столика, за которым сидят Петр, Рафик, Игорь и Степан. Она о чем-то, шутя, разговаривает с Игорем.

Саня ждет у барной стойки. Подходит рассеянная Виолетта.

С а н я. Я на пятый столик заказ принес.

В и о л е т т а. Спасибо.

Саня смотрит на Виолетту.

С а н я. Как дела?

В и о л е т т а. Все нормально. У меня началось.

С а н я. Что?

В и о л е т т а. Месячные.

С а н я. А. Поздравляю.

Виолетта внимательно смотрит на Саню.

В и о л е т т а. Ты рад?

С а н я (пожимает плечами, пытается ее обнять). А ты не рада?

В и о л е т т а. Рада.

С а н я. Пойдем потанцуем сегодня? Или на аттракционы.

В и о л е т т а. Не могу. Извини.

Для Сани это неожиданность. Он удивленно смотрит на Виолетту.

Пауза.

С а н я. Я как раз хотел серьезно поговорить с тобой сегодня.

В и о л е т т а. О чем?

С а н я. О нашем переезде. В центр. Есть идея, как деньги достать.

Виолетта смотрит на него так, как будто видит впервые, и идет обслуживать столик. Саня провожает ее взглядом. Потом возвращается на кухню.

Там суетятся официанты.

Шахин смотрит телевизор. Извержение вулкана в программе новостей.

Ш а х и н (заметив Саню). Вулкан на севере Ирландии. Красиво, а! Двести лет спал, говорят. Для вечности это что такое! Один миг.

Саня кивает, идет дальше, проходит мимо комнаты, где стоит сейф. Дверь приоткрыта, он заглядывает. Зоя Вагитовна считает деньги.

Саня возвращается в зал. Ходит, ищет. Виолетты нигде нет. Саня видит форму Виолетты с бейджиком, аккуратно сложенную на стуле.

Он выбегает на улицу. Оглядывается по сторонам. У входа в «Ирландский паб» курит Лида.

Л и д а. Она ушла. Молодец, девка.

Лида ухмыляется.

День. Кладбище. Ниша для урны в стене с фотографией деда.

В стороне — четыре друга. Курят. Иван под впечатлением. Смотрит перед собой.

И в а н. Он боялся, смотрел на меня, как дети смотрят, когда им страшно. Хотел, чтобы я его спас. Я взял Тибетскую Книгу мертвых и стал читать. А что еще делать? И он как-то успокоился сразу. Улыбнулся мне. Я ему улыбнулся. Почувствовал прямо, что он меня понимает.

П е т р. Хочешь, мы уйдем?

И в а н. Да нет. Давайте вместе. А то, может, и повода не будет собраться потом.

С е р г е й (простодушно). У меня вроде тетя есть троюродная. Раком болеет. Говорят, месяц, не больше.

Иван и Петр улыбаются.

С а н я. Есть еще один вариант. Но это не для слабаков, сразу говорю.

Все с интересом смотрят на него.

С а н я. Вы ведь знаете мой паб?

П е т р (морщится). Я не буду пить сегодня.

С а н я. Я не про это. Представьте себе: пятница. Я, обычный официант, незамеченным прохожу на кухню.

«Ирландский паб». Кухня, через которую пробирается Саня. Сюда доносятся музыка и крики пьяных людей. Саня, Иван, Петя и Сергей надевают яркие детские маски и заходят в небольшую каморку, где среди пачек купюр сидит Зоя Вагитовна. Она складывает пачки в черный пакет, который держит перед ней Саня.

З о я В а г и т о в н а. Жаль. Это была особенно удачная неделя для нашего «Ирландского паба».

Друзья заходят в зал, где развлекается куча веселых и пьяных людей — Паша, Ираклий, Ромео, Руслан, одинокая женщина, мужчина с усиками, могильщики и все другие, кого мы уже видели…

Друзья вытаскивают пушки и начинают стрелять. Стаканы и бутылки разлетаются, люди падают. Это похоже на разрушающий, сметающий все вихрь.

Петя, Сергей и Иван с удивлением смотрят на Саню.

С а н я. Ну вот. А потом мы собираем все, что находим ценного у них в карманах, и спокойно уходим. (Друзья молчат, смотрят на Саню и ничего не говорят.) Ладно. Я сам.

Саня отворачивается от них, идет к выходу. Сергей догоняет его, шагает рядом.

Аттракционы. Солнечный день. Тир. Саня и Серега стреляют из ружей. Вокруг много народу, дети.

С е р г е й. Ты хорошо придумал.

С а н я. Спасибо.

С е р г е й. Знаешь, мы же, действительно, ни хрена не делали. А уже возраст какой. Некоторые в это время на дуэли или в армии уже погибали... (Уверенно.) Пробьемся. Это ведь можно сделать так, чтобы никто не узнал, что это мы. Помнишь, в прошлом году сберкассу ограбили на Кирова?

С а н я. И чего, нашли их?

Сергей пожимает плечами.

С е р г е й. Я не слышал.

Саня рассматривает свое ружье.

С а н я. А из этого можно убить, интересно?

С е р г е й. Если в глаз, через яблоко прям в мозг проходит. Там же костей нет.

С а н я. Ну, мы убивать-то никого не будем, я уверен.

Сергей стреляет.

Мы видим прозрачный шар, покачивающийся на воде в лучах солнца.

В шаре — человек, который пытается удержать равновесие.

«Ирландский паб», день. Саня проходит мимо комнаты с сейфом. Возвращается в зал с гостями. За барной стойкой стоит Лида.

Л и д а. Третий столик обслужила. Пока ты ходил.

С а н я. Спасибо, Лида. Называй меня Навуходоносор.

Л и д а. Чего?

С а н я. А был такой жестокий царь. Он сделал золотую статую и заставил всех в нее поверить. И в ходе реинкарнаций его душа переселилась в меня. Я что, тебе не рассказывал?

Саня стоит у барной стойки. Смотрит на часы. Рядом стоит, пошатываясь, пьяный Шахин.

Ш а х и н. Саша, я Зою прогоню. Ничего не получается! Никому ничего не надо. Как песок сквозь пальцы.

С а н я. Бывают временные трудности, Шахин. Но кто не верит в большую цель, тот не заглянет в вечность.

Шахин кивает, медленно, понурив голову и пошатываясь, уходит.

Саня собирает грязную посуду.

Снова, как каждую пятницу, Рафик пьет текилу и курит одну сигарету за другой. Степан ходит пьяной тенью.

Саня уходит на кухню. Смотрит на часы.

Шахин спит, положив голову на стол.

Уходят повара.

Саня напряженно ждет чего-то.

Зоя Вагитовна зашла в каморку с сейфом.

Саня тихо проходит через кухню. Открывает дверь черного хода.

На улице — ночь. Перед запасным входом в паб стоит Сергей с двумя ружьями, взятыми в тире, в руках.

С а н я. Спрячь.

С е р г е й. Зачем?

Сергей надевает балаклаву, дает Сане. Саня медлит.

С е р г е й. Чего?

С а н я. Не, ничего.

С е р г е й. Тогда пойдем.

Саня надевает балаклаву. Сергей решительно заходит в паб. Саня делает шаг, чтобы идти за ним, но вдруг останавливается.

За дверью шум, какие-то крики.

Саню охватывает паника, он разворачивается, делает быстрый шаг назад, как будто хочет убежать.

Затем все-таки возвращается, но вместо того, чтобы войти в дверь, стягивает с себя балаклаву и смотрит в окно кухни, что происходит внутри.

Саня видит, как Сергей с ружьем, нацеленным в лицо Шахину, орет что-то Зое Вагитовне, которая стоит перед ним с поднятыми руками. На заднем плане — испуганная Лида.

Саня быстро идет к велосипедам. Велосипед Сергея рядом с велосипедом Сани.

Саня садится на свой велосипед.

Отъезжает, затем разворачивается, возвращается.

Дверь распахивается. Выбегает Сергей. Вскакивает на свой велосипед. Едут. Саня смотрит на запыхавшегося Сергея.

Пауза. Они едут молча.

С а н я. Убил кого-то?

С е р г е й. Да нет. Так, припугнул. Ты чего не пошел?

С а н я. Я…

Сзади раздаются звуки полицейских сирен.

Сергей резко поворачивает в сторону, к заросшему деревцами обрыву. Саня за ним. Они несутся через кусты к набережной.

Страшные кусты мелькают у Сани перед глазами.

Велосипед Сергея во что-то врезается. Сергей летит через руль. Чертыхается.

Саня спрыгивает с велосипеда, подбегает к Сергею.

С е р г е й. Оставь. Линяй.

С а н я. Тихо.

Полицейские машины проезжают мимо над их головами. Сергей медленно встает. Он напоролся на какую-то железку. Рубашка на боку порвана, в крови.

С е р г е й. Понатыкали.

С а н я. С тобой все в порядке?

С е р г е й (отмахивается и бодрится). До свадьбы заживет.

Саня смотрит на Сергея, Сергей — на Саню. И вдруг они начинают смеяться. Тихо, давясь хохотом — смеются, пока Серый не хватается за бок.

Раннее утро. По набережной, катя велосипеды, идут Саня и Сергей. Саня впереди, Сергей идет гораздо медленнее, пошатывается. Саня останавливается, чтобы его дождаться. Они бредут дальше.

День. Парк аттракционов. Саня заходит за Сергеем в его вагончик.

Сергей снимает рубашку. Саня оглядывает его рану с брезгливым выражением лица.

С а н я. Е-мое. Надо продезинфецировать.

С е р г е й. Там водка в холодильнике.

Саня достает бутылку. Сергей делает большой глоток, потом льет на себя. Рычит.

С е р г е й. Аааа! Хорошо!

Сергей подмигивает Сане. Саня в испуге смотрит на него.

Вечер. Вагончик оклеен плакатами из старых боевиков, приключенческих фильмов.

Саня сидит в кресле. Сергей рядом — пересчитывает купюры. Они пьют водку из горла. На столе стоит коробка, приготовленная для денег.

С е р г е й. Сто пятьдесят семь тысяч.

С а н я. Вообще, немного.

С е р г е й. На водный шар хватит. За лето утроим. Неплохо для начала.

Сергей кладет деньги в коробку, а затем подбрасывает ее, чтобы деньги вылетели.

Деньги медленно кружатся в воздухе. Сергей тормошит как-то вдруг скисшего Саню.

С е р г е й. Бабочки, смотри! Полетели-полетели! Саня, смотри. (Сергей обнимает Саню, тормошит его, смеется.) Шарик купим. Да, Сань?

С а н я (делая вид, что заражается энтузиазмом). Да.

Сергей берет бутылку у Сани из рук, отхлебывает водку.

С е р г е й. Я тут думаю бородку отпустить. (Показывает, какую он собирается отпустить бородку.) Такую. И усы.

Утро в вагончике. Сергей лежит в кровати. Саня держит руку над его раной.

С а н я. Легче?

С е р г е й. Легче.

С а н я. Тепло чувствуешь?

С е р г е й. Не чувствую.

Сергей закрывает глаза, переворачивается на бок.

Саня закрывает ворота в парк аттракционов. Вешает табличку с надписью «закрыто».

Следующий день. Сергей просыпается. Саня смотрит на него, бледного и вспотевшего.

С а н я. Ну как? Еще болит?

С е р г е й (немного путаясь в словах). Не. Сань. Ты смотри, думай позитивно. Только о нашей цели. Понял? Запомни.

С а н я. Давай сдадимся, Серый?

С е р г е й (не слыша его). Наша цель — самый — большой — парк — аттракционов — в мире. Свой собственный. Если даже мы его не добьемся, то хотя бы покажем, как в десятку попасть. В центр попасть.

Сергей спит.

Саня ходит по вагончику, рассматривает предметы. Видит модель аттракциона, сделанную из спичек. Крутит колесико. Механизм двигается.

Саня разглядывает плакаты. Смотрит в окно.

Залезает на табуретку, достает коробку с деньгами. Открывает. Берет несколько купюр, засовывает в карман. Ставит коробку обратно. Роется в Серегиных вещах. Находит темные очки, кенгурушку, надевает на себя.

Выходит из вагончика.

Саня идет по району. Останавливается, смотрит. Он возле «Ирландского паба». Паб закрыт на замок, вывеска заколочена.

Саня, помедлив, идет дальше.

Вечер. Публичный дом. Комната с кроватью и зеркалом. Перед Саней семь разнообразных девушек и женщин в неглиже. Саня смотрит на них.

Саня занимается сексом с одной из девушек, которые перед ним стояли. Девушка стонет.

Саня лежит на кровати, курит. Рядом лежит девушка, прижавшись к его груди.

На потолке огромный вентилятор.

Саня затягивается, стряхивает пепел в пепельницу на прикроватной тумбочке.

С а н я. В общем, когда мы ворвались, люди стали орать, естественно. Нам что оставалась? Достали пушки, давай шмалять. Положили много, а сколько, в спешке не посчитали. Теперь ждем, пока наша крыша с их крышей разберется. Там большие люди задействованы. В правительстве и даже выше. Знаешь, кто сейчас всем управляет? (Девушка мотает головой. Саня многозначительно вытягивает шею.) Вооот. Так что ты меня не ищи. Ладно?

Саня неторопливо тушит сигарету. Переворачивается, обнимая девушку.

Раннее утро. Саня идет по пустому району, пиная бутылку. Ему не хочется возвращаться обратно.

Из-за дома неожиданно появляются трое: один человек в гражданской одежде и два сержанта полиции. Каждый из них держит в руках по банке слабоалкогольного коктейля. Саня замирает, лихорадочно решая, бежать ему или просто пройти мимо. Он в ужасе — менты идут прямо на него. Он не может сделать ни шагу. Они близко, он уже слышит их разговор.

С е р ж а н т. И чего там, сколько платят?

Г р а ж д а н с к и й. Ну раза в два побольше, чем тебе сейчас. Плюс страховка, полный пакет. Сидите тут, ни хрена не знаете, какие в мире дела делаются. Сейчас уже давно это все по-другому, чем ты думаешь.

Менты проходят мимо Сани, который так и не смог пошевелиться. Они даже не взглянули на него, как будто он невидимый.

Парк аттракционов. Саня возвращается в вагончик. Открывает дверь, заходит.

Внутри тихо. Сергей спит под одеялом. Саня подходит к нему, наклоняется, тормошит, пытаясь разбудить.

С а н я. Серый! Сеерый!!!

Сергей не просыпается.

Кладбище. Все те же могильщики, тихо ругаясь, опускают в яму простой гроб. Над ямой — горстка людей, женщина, прыгавшая на батуте, Петр, Иван, Саня.

П е р в ы й м о г и л ь щ и к. Трави, твою мать.

В т о р о й м о г и л ь щ и к. Трави сам свою мать, твою мать.

П е р в ы й м о г и л ь щ и к. Ща урою.

В т о р о й м о г и л ь щ и к. Не уроешь.

Первый могильщик выпрямляется.

П е р в ы й м о г и л ь щ и к (торжественно). Ну всё, можно кидать. С пожеланиями. Кто не знает, что пожелать, подумайте просто хорошее.

Саня, Петр и Иван стоят втроем недалеко от свежей могилы, курят.

П е т р. Ну что, вот вам и повод… Да, Сань?

Саня молчит.

Петр выбрасывает сигарету. Смотрит на Саню.

П е т р. Ты урод. Ты хоть понимаешь это?

Петр сплевывает. Разворачивается. Уходит. Иван смотрит ему вслед.

И в а н. Пееть!

Петр машет рукой, потом высвистывает Анжелику, стоявшую неподалеку. Анжелика подходит к Петру, берет его под руку. Они удаляются по дорожке между крестами.

И в а н. Я думаю, на работу устроиться. Только ничего не умею. Может, пойду в дом престарелых. Старикам памперсы менять. (Иван улыбается с самоиронией.) Кстати, с аттракционами хорошая идея была. У меня от деда медали остались, золото. (Саня смотрит на Ивана.) Так что я бы мог вложиться. Если хочешь.

Иван протягивает Сане руку. Саня пожимает ее.

С а н я. Спасибо.

Иван уходит. Саня остается один на кладбище. Озирается.

Удаляющиеся спины людей. Спальный район. Кресты.

Парк аттракционов. Осень. Саня пристегивает к сиденьям колеса Ираклия с девушкой, Руслана с девушкой и Ромео с девушкой. Включает рубильник, колесо разгоняется.

Девушки визжат.

Саня спит в вагончике. Над ним сидит хозяин парка аттракционов — мужчина в полувоенной камуфляжной одежде, с широкими ноздрями — и нервно жует жвачку. Саня открывает глаза. Вздрагивает. Садится на кровати. Смотрит на хозяина. Хозяин смотрит на Саню. Пауза.

С а н я. Вы кто?

Х о з я и н. Вообще, это мои аттракционы. А ты чего здесь делаешь?

С а н я. Я вместо Сергея.

Х о з я и н. А Сергей где?

С а н я. Он умер.

Х о з я и н. Куда умер?

Саня пожимает плечами. Хозяин вздыхает, откашливается.

Х о з я и н. Деньги давай за месяц.

Саня встает на табуретку, достает коробку со шкафа, открывает ее, берет деньги, слезает с табуретки, отдает хозяину. Хозяин считает купюры толстыми цепкими пальцами.

Х о з я и н. Здесь в три раза меньше, чем надо. Мне еще Сергей должен был.

Саня достает из коробки все оставшиеся деньги, отдает хозяину. Хозяин снова считает. Засовывает деньги в кошелек.

Х о з я и н. Территорию убери. Заборы покрась, приеду проверю. И лицо попроще сделай? Тебя как звать?

С а н я. Саша.

Х о з я и н. До свидания, Саша.

Хозяин разворачивается и выходит, не закрывая за собой дверь. Через от-крытую дверь в вагончик Саня видит, как удаляется хозяин, которого догоняют несколько человек, одетых в кожаные куртки.

На месте «Ирландского паба» — опять шашлычная. Саня смотрит на вывеску, подходит к дверям, открывает, заходит в паб.

В пустом зале за столом с бумагами и калькулятором сидит Шахин. Поднимает голову, видит входящего Саню.

За столом Шахин и Саня. Перед Саней нетронутый одинокий шашлык.

Ш а х и н. Может, и к лучшему все это, Саш. Так надо. Мне Зоя сказала — тебе хобби нужно. Слишком души в тебе много, нужно отводить. А дело — это дело. Теперь картины рисую. Вот.

Шахин показывает на картины, развешанные по стенам шашлычной.

Ш а х и н. Как?

С а н я. Красочно.

Мимо проходит Лида, подмигивает Сане.

Л и д а. Навуходоносор, давай с нами работать? Тут весело. Как в аду.

Ш а х и н. Да, без тебя не то. Полета нет. Романтики.

Пауза.

С а н я (прервав молчание). Ты мог бы мне денег занять? Ненадолго…

Кухня в квартире Саниной мамы. Он и мама сидят за столом по разные стороны. Саня смотрит в окно.

На столе перед Саней лежат деньги. Он о чем-то думает. Мама не сводит с него глаз.

М а м а. Саш, ты почему так долго не приходил? Ты сейчас где живешь? С девочкой? Этих денег тебе же хватит? Можно месяца два жить, да? Саааш! А Галина Федоровна сказала, что ты на голливудского актера похож, на этого… Недавно фильм вышел, он министра играл. Я посмотрела, подумала… Из тебя бы хороший министр получился. Саша, а помнишь, как ты меня разыгрывал. Ой! Как солнышко, смеется всегда, хохочет. И я тоже смотрю на тебя и не могу, смеяться хочется.

Несколько секунд Саня смотрит на маму, но продолжает думать о чем-то своем.

Ночь. Саня лежит на кровати в своей комнате с открытыми глазами. Встает. Открывает дверь. Проходит в комнату мамы.

Мама спит под одеялом.

Саня аккуратно ложится на край постели. Поджимает под себя ноги. Закрывает глаза. Опять открывает. С ужасом смотрит в темноту.

Утро. Спортивная площадка во дворе. Игорь стоит на голове. Рядом стоит и держит его ноги беременная Виолетта. Саня смотрит на них из-за забора.

Виолетта идет вдоль шоссе.

Неожиданно появляется кабриолет. За рулем Саня в своем ковбойском прикиде. Виолетта вздрагивает, смотрит на Саню.

В и о л е т т а. Ты откуда здесь взялся?

С а н я. Мимо проезжал. Садись, подброшу.

Виолетта идет какое-то время пешком. Саня открывает дверцу, продолжая медленно ехать. Наконец Виолетта садится в машину.

Они едут по шоссе. Вдали мерцает огнями город.

С а н я. Что нового?

В и о л е т т а. Ничего.

С а н я. Ясненько. А у меня тоже ничего. Друг вот погиб.

В и о л е т т а. Из-за чего?

С а н я. Из-за того, что ты у нас появилась, вот из-за чего. И что я ради тебя все делал, как мудак последний, вот из-за чего.

В и о л е т т а (усмехаясь). Что ты ради меня делал?

С а н я (грозно, переходя на крик). Всё! Ты даже представить себе не можешь, что. Ты себе так карму испортила, я тебя уверяю. Зачем ты вообще приехала?! Людей убивать? Да? (Крутит руль со слезами на глазах, злобно глядя на Виолетту. Потом спокойно, отчетливо, подводя итог.) Он погиб из-за тебя! И за это ты будешь гореть в аду!!!

В и о л е т т а. Слушай, Навуходоносор, жестокий царь. Чего ты от всех нас хочешь? Оставь нас доживать в болоте. Уезжай, а?

Саня смеется.

С а н я. А поехали вместе. Я ж тебе давно обещал в центр переехать.

Саня жмет на газ. Кабриолет разгоняется.

В и о л е т т а. Останови машину.

С а н я (со смехом). Ромео и Джульетта маст дай!

В и о л е т т а. Ты очень жалкий.

С а н я. Зато я без рук могу, как йог.

Поднимает руки, не держит руль. Виолетта хватает руль. Саня резко тормозит, вырывая руль у Виолетты. Машину крутит по шоссе. Потом она останавливается. Виолетта выходит. Идет по дороге — назад, на камеру.

Саня смотрит ей вслед.

Несколько раз пытается включить зажигание.

Машина не заводится.

Наконец автомобиль трогается с места.

Машина несется по прямому, как стрела, шоссе. Снова набирает скорость.

Все больше, больше. С Саниной головы срывается шляпа, его волосы развеваются.

Впереди мерцает волшебный город-мираж.


Антон Бильжо (родился в 1978 году). Закончил факультет журналистики МГУ и Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская В.Хотиненко, П.Финна, В.Фенченко). Победитель литературного конкурса Faсultet. Обладатель «Серебрянной Ники» на фестивале рекламы GoldenDrum 2008. Автор сценариев и режиссер трех короткометражных игровых фильмов: «ДанжрезЛиазон» («Кинотавр»-2010, диплом «Арткино»), «Недоступен» («Кинотавр»-2011), «Сказание о нас с Евгенией» (фестивали «Дебюты», «Святая Анна»).

Ксения Кияшко (родилась в 1981 году). Закончила операторский факультет Санкт-Петербургского университета кино и телевидения (мастерская Д.Долинина). Работала сценаристом на телевидении: сериалы «Морской патруль» (2008, Первый канал), «Детка» (2012, СТС) и другие.

© журнал «ИСКУССТВО КИНО» 2012