Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Пустой дом. «Домой на выходные», режиссер Ханс-Кристиан Шмид - Искусство кино

Пустой дом. «Домой на выходные», режиссер Ханс-Кристиан Шмид

Если все мы вышли из «Шинели» (ну и, конечно, «Преступления и наказания»), то немцы — с тем же процентом допущения — из «Гипериона» Гёльдерлина и «Генриха фон Офтердингена» Новалиса. Одной из главных тем нашей культурной рефлексии остается противостояние дрожащей твари с тварью сильной, уверенной в себе; германская же культура который век разбирается в отношениях выдающегося бунтаря в вечном поиске с мощными силами природы.

То, что представляют себе, говоря об эталонном российском кино, — как правило, гоголевщина и достоевщина, апология униженных, житие на фоне классовой разобщенности, духоискательская социалка. О таком же монолитном образе германского кино в массовом сознании говорить труднее, однако первое, что возникает в нем при упоминании немецкого кинематографа — картины классического периода Херцога, дорожная трилогия Вендерса, — явно имеет больше отношения к романтизму с его скитаниями на фоне предгрозового неба, чем к чему-либо еще.

Та же ситуация сегодня — даже мастера суховатой, подчеркнуто городской «берлинской школы» Кристиан Петцольд, Кристоф Хоххойслер и Доминик Граф, объединившись для альманаха, сняли «Драйлебен» — типичную мрачную сказку о чудовище в лесу. Немецкие авторы не так отчетливо льнут к своим корням, но это определенно корни дубов из тех самых дубрав, что шумели в головах молодежи из Йены.

К ним, корням, в новом фильме с подходящим названием «Домой на выходные» неожиданно вернулся довольно последовательный соцреалист Ханс-Кристиан Шмид. Не сказать, чтобы раньше в его жестковатых картинах не был виден родовой романтический след — в конце концов, главную роль в прославившем его «Дальнем свете» о беженцах из стран соцлагеря и жителях пограничных деревень на деле играет река, неторопливая и мощная вершительница судеб, водораздел между мирами: чем не гёльдерлиновский образ. Однако в центре любых чудесных перипетий у Шмида, согласно законам реализма, всегда человеческий фактор: самый громкий его фильм «Реквием» о том, как католики сгубили юную эпилептичку, изгоняя из нее нечистого, мог бы стать идеальным романом середины позапрошлого века вроде «Алой буквы» Готорна, манифестом реализма, ниспровергающим все романтические максимы.

Любой правдоруб, однако, в какой-то момент чувствует неодолимую по-требность рассказать сказку. В финале фильма «Домой на выходные» происходит, пожалуй, первое в фильмографии Шмида чудо —даром что начинается он как типичная камерная семейная драма в духе позднего Бергмана, санденсовских лент о коррозии ячеек протестантского общества или того же датского «Торжества». Пожилая пара — заслуженный писатель Гюнтер (Эрнст Штётцнер) и нервическая дама со следами былой красоты Гитте (Коринна Харфоух) — живут в доме за городом и ждут на уикенд детей: журналиста Марко с сыном и дантиста Якоба с девушкой. У каждого из членов семьи — по проблеме: Марко (Ларс Эйдингер) расстается с женой, у Якоба (Себастиан Циммлер) нет пациентов, Гитте с юности страдает глубокой клинической депрессией, а у Гюнтера нет сил терпеть это четвертый десяток лет подряд. Коллапс, как водится, случается за столом: вместо тоста мать семейства объявляет собравшимся, что бросает принимать антидепрессанты, которые все эти годы спасали ее от истерик и суицидальных мыслей. Некая целительница убедила ее в том, что аналогичного эффекта можно добиться с помощью гомеопатии, йоги, тренингов и свежевыжатого морковного сока. Домочадцы в смятении: за годы сосуществования они свыклись с мрачной, но безопасной тенью, которая поддерживает в гостиной уют и готовит обеды, однако совершенно не готовы к тому, что она может превратиться, скажем, в шаровую молнию.

А именно так, кажется, и происходит.

Постоянный сценарист Шмида Бернд Ланге использует классическую структуру сказки, знакомой любому по сборникам братьев Гримм, Перро и Афанасьева. Место действия — избушка, к которой, заплутав, пришли два жителя из большого селения. Герои — нерешительный добряк отец, он же король, два сына — младший из которых, вне сомнения, везучий дурак, сидящий у папы на шее со своей убыточной зубоврачебной практикой. И — корень всех зол: инфернальное женское начало. Фокус в том, что в нем одном соединяются сразу два архетипических образа — мачехи-ведьмы и невинной страдалицы, в которой никто, не исключая ее саму, не узнает принцессу. Обе, злодейка и жертва, одиноки одинаково, потому сливаются в идеальный романтический образ непонятого, бунтующего героя, места которому среди конформистов нет. Изначально мизогинистическое отношение к центральному женскому персонажу нивелируется жалостью к ней как к изгою. Она — отдельная, ее не понимают. Она должна уйти — на поиски того абсолюта, который не виден никому, кроме нее. На поиски своего Голубого Цветка.

Все эти измышления, очевидно, выглядели бы притянутыми за уши, если бы не финал, в котором содержится очевидный ключ ко всей образной конструкции Шмида. Героиня удаляется в лес — тот самый романтический металес, где струится хладная мгла и собирается туман над водой, где меж темных ветвей мелькают едва различимые духи, чьи шаги заглушает колыханье листвы. Там, в положенных по канону сумерках, она встретит вышедшего на ее поиски, но безнадежно заплутавшего сына и отведет его к спасительному свету костра, и пригреет на коленях. Женщина-стихия, воплощение сил природы, что содействуют одинокому страннику, или просто мама, которая читала ребенку в детстве сказки братьев Гримм, а теперь привиделась во сне.

Вслед за сказочным финалом у Ханса-Кристиана Шмида, само собой, следует реалистический, и контраст работает красноречивее любой метафоры. После того как мама пропала без вести, жизнь семьи складывается миленько и скучно: папа женился на другой, старший сын воссоединился с женой, у младшего вроде поправилось с работой. Но без нее, несчастной одинокой ведьмы, жить скучно, тоскливо и бессмысленно. Потому что по исчезновении злодея любая волшебная сказка заканчивается, превращаясь в бледную и неприглядную реальность.

 


 

«Домой на выходные»
Was Bleibt
Автор сценария Бернд Ланге
Режиссер Ханс-Кристиан Шмид
Оператор Богумил Годфрейув
Художник Кристиан М.Гольдбек
В ролях: Ларс Эйдингер, Коринна Харфоух,
Себастиан Циммлер, Эрнст Штётцнер и другие
23/5 Filmproduktion GmbH
Германия
2012


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Симона Стивенс: «Сторителлинг и командная работа»

Блоги

Симона Стивенс: «Сторителлинг и командная работа»

Анжелика Артюх

Кельнская киношкола IFS (Internationale Filmschule), основанная 18 лет назад директором Международного Берлинского кинофестиваля Дитером Коссликом, давно зарекомендовала себя как современный институт, развивающий новые стандарты кинообразования. Главный упор в IFS делается на умении студентов чувствовать себя свободно в изменяющейся дигитальной среде. Анжелика Артюх расспросила директора IFS Симону Стивенс об особенностях образования в киношколе и о том, могут ли в ней учиться российские граждане.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

На 67-м Каннском фестивале восторжествовала «Зимняя спячка»

24.05.2014

24 мая в Канне состоялась торжественная церемония вручения призов 67-го Международного кинофестиваля. Главный приз, «Золотую пальмовую ветвь», жюри во главе с Джейн Кэмпион присудило «Зимней спячке» турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана. Джейлан ранее уже получал в Канне Гран-при и приз за режиссуру. Единственный российский участник главного конкурса, фильм Андрея Звягинцева  «Левиафан» получил приз за лучший сценарий (авторы сценария Олег Негин и Андрей Звягинцев).