Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Своя земля. Сценарий - Искусство кино

Своя земля. Сценарий

1

Заброшенный карьер, на краю которого когда-то остановился ржавый экскаватор, загребающий ковшом воздух, остовы других механизмов. Все покрыто серой пылью. Серая пыль везде — покрывает деревья и траву и висит в воздухе. На краю карьера стоит дом из гнилого бруса. В нем живут Макс и Адам.

Макс читает книгу.

М а к с. «Быстрее, друзья, нам надо добраться до космопорта раньше, чем там окажутся Слуги Ночи, — вскричала леди Эсмеральда, и на ее прекрасном лице отразилась готовность к бою. — Если звездолеты Арслана долетят до планеты и мы не успеем их остановить, они превратят столицу Звездной Федерации в прах и пепел!»

Макс бросает книгу в угол комнаты. Адам бежит в угол, бережно поднимает книгу, несет Максу.

А д а м. Почитай еще, Макс!

Там сейчас начнется самое интересное! Леди Эсмеральда встретит капитана Лея!

М а к с. Я поеду в город и привезу тебе другую книгу.

А д а м. Зачем другую, Макс! Мне очень нравится эта!

М а к с. Слушай, я устал с тобой спорить. Ты помнишь, я показывал тебе, как скрипит пенопласт?

Адам зажимает уши.

Макс подходит к шкафу, достает пиджак.

М а к с. Я в город. На пару часов.

А д а м. Это опасно, Макс! Вспомни, тогда ты тоже хотел купить новую книгу. Поехал и нажрался. Пытался угнать велосипед. Тебе дали два года.

М а к с. Согласен. Не повезло. И на хрена мне был нужен велосипед?

А д а м. Книга мстит, Макс! Осторожно, дурачок! Пенопласт!

Макс надевает пиджак. Берет в руки мотоциклетный шлем. Уходит.

Адам открывает книгу, начинает, шевеля губами, читать.

Макс едет на мотоцикле по шоссе.

Бензоколонка. Поселок. Указатель в сторону города: «30 км».

Фары встречных фур. Фуры сигналят протяжно, как корабли.

Максу хорошо, ему радостно.

Он едет в город.

2

Туалет бара. Из-за стены доносится музыка. Макс мочится в писсуар. Он пьян. Под мышкой у него книга. Напротив соседнего писсуара встает мужчина, расстегивает ширинку.

М а к с. Что смотришь?

М у ж ч и н а. Извините. Я машинально. Пытался прочитать название. Хорошая книга?

Примиряюще улыбается.

М а к с (смотрит на обложку книги). «Тарзан — приемыш обезьяны». Просто охренеть. Про то, как один чел жил в джунглях. Он бегал голышом. Нравится смотреть на мужские письки?

М у ж ч и н а. Извините, что?

М а к с. Думаешь, я не понял, в чем дело? Хочешь, я тебе сейчас врежу, мудак?

Мужчина выбегает из туалета. Макс застегивает ширинку, улыбается.

В туалет заходит охранник.

О х р а н н и к. Вам лучше покинуть наше кафе.

М а к с. Думаешь? Ты знаешь, с кем говоришь? Джунгли воспитали меня.

Моет руки.

О х р а н н и к. Пошел на х*й. Или я тебя выкину.

Макс вытирает руки туалетной бумагой. Мнет ее, бросает в лицо охраннику.

М а к с. Попробуй, козел.

3

Ночь. Стеклянный павильон на обочине трассы. У павильона останавливается мотоцикл. За рулем Макс, за его спиной девушка лет двадцати — Надя.

Н а д я. Спасибо, что подкинул. Там все равно было нечего делать. Мне нравится, когда мужики дерутся. Ты как?

М а к с. Нормально. Ему тоже досталось. Жалко книгу. Потерял ее там. У тебя через сколько начинается смена?

Н а д я. Уже началась. С двух часов ночи.

М а к с. Продашь мне хот-дог?

Надя отпирает дверь павильона, заходит внутрь. Следом идет Макс.

М а к с. Ничего… Тут даже уютно… Много работы по ночам?

Н а д я. Дальнобойщики останавливаются. У них часа в четыре-пять начинается движуха. До этого тихо. Ты русский?

М а к с. Да. Отец переехал сюда в восемьдесят втором. По направлению из института. А потом весь их СССР накрылся медным тазом.

Н а д я. Сочувствую. Тут не очень прикольно быть русским. Это ж вроде теперь как заграница. И вас не все любят.

М а к с. А мне плевать. У меня здесь своя земля. Свой дом в пригороде. Коттедж. Да, очень похоже на этот.

Н а д я. Женатый или нет? Скажи сразу, я не обижусь. Бывают такие парни, что снимают кольцо и дурят девушек, а потом проблемы. Если ты женатый, скажи, будем просто дружить. Тебе хот-дог с чем? Сырный соус, майонез, горчица?

М а к с. Майонез. Нет, не женат.

Н а д я. Свое жилье — это круто! Я не отсюда, приехала с Тернополя, снимаю на пару с подругой. Это дорого. Приходится брать ночные смены, чтобы хватало бабла.

Макс кладет деньги на прилавок.

М а к с. Наверное, тоскливо стоять тут в ночи.

Н а д я. Раньше был телевизор, но однажды залезли нарки, свистнули, разбили стекло.

М а к с. Сочувствую. Скучно без телека.

Н а д я. Да. В телеке жизнь. Ты смотрел шоу «Замуж наугад»?

М а к с. Не-а. Это про что?

Н а д я. Про любовь!

У павильона останавливается машина. В павильон заходит женщина. На ней черное платье в белый горошек. Макс отходит в сторону от прилавка, делает вид, что рассматривает товары, выставленные на витрине.

Ж е н щ и н а. Большую колу, два спанч хот-дога, одну колу стандарт, один маффин с вишней, все это с собой.

Н а д я. Извините, у нас только хот-доги и кола.

Женщина поднимает глаза на Надю и всем своим видом выражает недовольство.

Ж е н щ и н а. Два хот-дога и колу. Вы хотя бы принимаете карточки?

Н а д я. Карточки?

Ж е н щ и н а. Кредитные карточки.

Н а д я. Нет, извините, у нас нет терминала.

Надя кладет булочки в микроволновку.

Ж е н щ и н а. Подождите. Перчатки. Почему вы их не надели?

Н а д я. Какие?

Ж е н щ и н а. Одноразовые перчатки. У вас, я так вижу, не принято. Дайте только колу. Комнатной температуры, пожалуйста.

Н а д я. У нас только из холодильника.

Ж е н щ и н а. Давайте такую. Девушка! Я уже давно жду!

Надя достает колу из холодильника. Женщина расплачивается, выходит.

Н а д я (восхищенно). Обалдеть! Такая потрясная! Ты видел, как она себя вела? Обалдеть!

М а к с. Дура какая-то. Столичная хрень.

Н а д я. Да ты что! Вела себя, как королева! Ты видел, какая у нее сумка? «Гуччи»!

М а к с. Китайская.

Н а д я. Нет! Настоящая! Такие вещи выглядят по-другому. А туфли! «Макларен»! Я такие только в журнале видела. Чувствуешь запах? Парфюм? Не дешевка!

М а к с. И что! Хочешь, я куплю тебе такой?

Н а д я. Погоди! Главное — ты это понял?! — горох снова в моде!

М а к с. Какой горох?

Н а д я. Платье! Черное в горошек. Скажи, а ты нормально получаешь?

М а к с. Я? Ну. Есть деньги.

Н а д я. Ты знаешь, я когда к вам сюда переехала, вообще поразилась. Столько возможностей для внутреннего роста! Кафе, магазины, развлечения всякие. Дома есть старинные, памятник Моцарту. Семьсот тысяч человек — почти миллион. Но девчонки говорят, здесь отстой. Надо ехать дальше. В Москву, в Будапешт или Варшаву, может, еще куда. Туда, где много работы. Так грустно, Макс! Мне ведь уже двадцать три. Пара лет, и всё — застряну тут. Тебе сколько?

М а к с. Тридцать шесть.

Н а д я. Тридцать пять — это, наверное, лучше. Круглая дата. А тридцать шесть — это уже к сорока.

М а к с. Спасибо, утешила. Поеду. Охота спать.

Н а д я. Завтра приедешь, Макс? Завтра опять моя смена.

М а к с. А что, тебе со мной нравится?

Н а д я. Ты прикольный. Хорошо поддерживаешь разговор. Тебе оставить мобильный?

Макс надевает на голову мотоциклетный шлем.

М а к с. Потом запишу. До скорого.

Н а д я. Пока, красавчик!

4

Утро. Макс в пиджаке спит в кровати на деревянном лежаке. Пиджак в серой пыли.

В дом вбегает Адам, пытается разбудить Макса.

А д а м. Вставай, Макс, вставай!

М а к с. Что?!

А д а м. Произошла беда!

М а к с. Слушай, что тебе надо? У меня болит голова...

А д а м. Это потому, что ты пил в городе, Макс.

М а к с. Говори быстро и… налей мне воды.

Адам наливает воду, протягивает стакан Максу.

А д а м. Ты знаешь, я люблю гулять рядом с трассой. Там, где я смотрю, как проезжают большие машины. Вот даже блокнот, куда я их записываю. Видишь эти черточки, Макс? Черточка — фура, черточка — фура! Машины едут рано утром, но сегодня я проспал. Думаю, приду поздно и не увижу ни одной фуры. И точно!

М а к с. Всё? Дай мне поспать.

А д а м. Нет, подожди! Машин не было, это точно, и я ничего не записал в блокнот. Но там, на трассе, лежала женщина в крови.

Макс садится в своей кровати.

М а к с. Ее кто-то выкинул из тачки! Ты ничего не трогал там? Скажи, дурачок?! Подумают на нас!

Он встает с кровати. Снимает пиджак. Встряхивает его. Cерая пыль повисает в воздухе. Макс берет со стола бутылку, наливает водку в стакан.

А д а м (трет свой подбородок). У тебя тут почти борода, Макс.

М а к с. Понимаешь… Когда человек пьет или занят другим делом, он не бреется. А волосы… они растут. И когда человек спит, они растут тоже. Даже когда человек умирает, волосы продолжают расти. Им никто не дает команду остановиться. Налей мне еще.

Адам наливает. Макс пьет.

М а к с. Знаешь, что это значит?

А д а м. Ты про что, Макс?

М а к с. Я про волосы. Если волосам никто не дает команду остановиться, это значит, что божень-ки нет.

А д а м. Ты разрешишь мне сказать?

М а к с. Да, говори.

А д а м. Я хотел сказать сразу, но испугался. Я знаю, кто эта женщина.

М а к с. Кто?

А д а м. Это леди Эсмеральда, принцесса Звездной Федерации. Ей будет нужен звездолет, Макс, чтобы вернуться обратно.

М а к с. Твою мать… Я выкину эту книгу. Дай ее сюда!

А д а м. Не надо, Макс!

М а к с. Сказал, дай!

Подходит к аккуратно заправленной кровати Адама. Сбрасывает одеяло, поднимает подушку. Под подушкой лежит книга. Макс открывает ее.

С наслаждением выдирает страницу.

А д а м. Нет!

Макс выдирает новую страницу. Комкает. Рвет новые страницы, раскидывает их по комнате.

М а к с. Теперь, вперед, дурачок!

5

Автомобильная трасса. Проносятся грузовики. Голоса Адама и Макса едва слышны из-за шума проезжающих машин.

М а к с. Где?

А д а м. Лежала здесь.

М а к с. А где следы крови?

А д а м. Может быть, затерли колеса грузовиков?

М а к с. Ты мне наврал! Ничего не было!

А д а м. Нет, было! Было, Макс! Точно! Но мог прилететь звездолет, он забрал леди Эсмеральду…

Рядом с Адамом и Максом тормозит полицейская машина. Из нее выходит полицейский, подходит к братьям.

П о л и ц е й с к и й. Що ви тут робите? Документи е?

Макс протягивает документы. Полицейский смотрит в них.

П о л и ц е й с к и й. Макс. Это ты, да? А это... Адам? Это что, у тебя такое имя? Поляк?

А д а м. Хорошее имя, мне нравится. Но лучше бы меня назвали капитан Лей.

М а к с. Извините его, господин полицейский. Он у нас малость больной.

П о л и ц е й с к и й. Що у него болить?

М а к с. Думаю, что голова.

П о л и ц е й с к и й. Тогда почему он не в больнице?

М а к с. Он неопасный. Мне разрешили держать его дома. Я его опекун. И брат. Младший брат.

П о л и ц е й с к и й. Де ви живете?

М а к с. Соляной карьер знаете? Тут… километра три. Там, где добывали калийную соль… для удобрений.

П о л и ц е й с к и й. Карьер не работает много лет.

М а к с. Наш отец был сторожем на карьере. Построил там дом. У меня есть документы. На дом и на землю. Всё по закону, господин полицейский.

П о л и ц е й с к и й. Ночью хтось розбив витрину магазина стройинструментов.

М а к с (смотрит на Адама). Это не мы!

А д а м. Точно!

П о л и ц е й с к и й. В соседнем поселке убили старика. Кто-то с ним пил, а потом дал по затылку битой.

М а к с. Старик? Нет, это тоже не мы, господин полицейский.

А д а м. Это, честно, не мы! Вы можете посмотреть запись с видеокамеры!

П о л и ц е й с к и й. Ты думаешь, у нас везде камеры? Косишь пид дурня?

М а к с (мрачно). Он не косит. Он действительно дурачок.

П о л и ц е й с к и й. Так чому в тебе имя Адам? Це щось означае?

М а к с. Ничего не значит! Ровным счетом ничего.

П о л и ц е й с к и й. Помолчи. Я его спрашиваю!

А д а м (важно). Думаю, это никакого отношения не имеет к той истории... Я так думаю, потому что не знаю ни одной женщины, которую бы звали Ева.

П о л и ц е й с к и й (с восхищением). Ось придурок! (Пауза.) У мене в пятницю день народження у дочки. Я хочу, чтобы ты веселил ее гостей. До вас на карьер хорошая дорога?

М а к с. Весной, когда тает снег, соль превращается в кашу. Но сейчас сухо.

П о л и ц е й с к и й. Я заберу тебе в пятницю. Будь готовый. Оденься в чистое. Щоб не було цей билой херни. Що ви такие пыльные? Обтруситесь!

Полицейский отходит к своей машине.

А д а м. Мягкого воздуха, господин полицейский!

П о л и ц е й с к и й. Чого?

А д а м. Мягкого воздуха. Так всегда говорят друг другу пилоты Звездной Федерации, провожая друзей в дальние галактики.

Полицейский качает головой.

П о л и ц е й с к и й. Идиот.

Макс и Адам начинают чистить одежду. Полицейский уезжает.

А д а м. У тебя еще на спине. Давай отряхну. Что он возмутился про камеры? В фильмах они всегда их смотрят.

Макс смотрит на асфальт, наклоняется, поднимает какой-то предмет.

М а к с. Похоже, твоя леди Эсмеральда действительно улетела.

А д а м. Я же говорил! Как хорошо, что ты мне поверил!

М а к с. Я не поверил. Я просто убедился, что ты не врешь, дурачок. (Показывает поднятый предмет.) Золото. Золотая сережка.

6

Макс сидит за столом. Перед ним лежит книга. Макс разглаживает вырванные страницы, вклеивает в книгу. Слышно, как у дома останавливается автомобиль, как потом уезжает. Через минуту в дом входит Адам. В руках у него полиэтиленовые пакеты.

А д а м. Он дал продукты. И полбутылки вина.

М а к с. Убери в холодильник. Я починил твою книгу. Трех страниц не хватает. В самом конце.

А д а м. Ничего. Можно написать их ручкой на листах бумаги. Я знаю все наизусть, Макс!

М а к с. Ну и как? Повеселил детишек? Что подарил пан полицейский своей дочке на день народження? Дубинку и наручники?

А д а м. Было много детей. Мы играли в футбол. Знаешь, оказывается, есть специальный детский футбол. Игрушечные ворота. Мяч. Я был судьей и дул в свисток.

Слышно, как у дома снова останавливается машина.

М а к с. Это место становится популярным.

Адам смотрит через щели в стене.

А д а м. «Вольво». Белого цвета.

В дом заходит мужчина, красивый мужчина. Вильгоцкий. Выглядит с иголочки: дорогое пальто поверх дорогого же костюма, фирменные ботинки, правда, в белой пыли.

В и л ь г о ц к и й. Здравствуйте! Как хорошо, что я застал вас дома. Позволите, я присяду?

Макс убирает ногу со стула.

В и л ь г о ц к и й. Моя фамилия Вильгоцкий.

М а к с. Поляк?

В и л ь г о ц к и й. Простите?

М а к с. У нас тут ищут одного поляка, который ограбил магазин строительных инструментов, потом отправился пить со стариком, а потом убил старика битой. Я вот интересуюсь: бита у вас есть?

В и л ь г о ц к и й. Нет. Я не играю в бейсбол. Послушайте. У меня есть к вам несколько вопросов. Я не займу у вас много времени.

М а к с. Какая роковая случайность! А у нас нет времени. Ни много, ни мало. Представляете? Вот ни минуточки. И нам с вами не по пути.

В и л ь г о ц к и й. Что вы за человек-то такой?! Пять минут, не больше!

М а к с. Это частная собственность! Дом и поместье. Своя земля. Прошу вас, не злите меня, я очень эмоционален. Вам придется покинуть помещение.

Встает со стула.

В и л ь г о ц к и й. Хорошо… сто долларов. Двадцать долларов за минуту. Нормальная цена?

А д а м. У вас ботинки запачкались. Не бойтесь, это соль. Но если ее не смыть...

В и л ь г о ц к и й. Какая соль?

М а к с. Не отвлекайтесь. Вы сказали, сто долларов.

В и л ь г о ц к и й. Да, сказал. Всё? Я могу теперь говорить?

Вильгоцкий лезет в карман, небрежно бросает на стол две купюры по пятьдесят долларов. Макс недоверчиво рассматривает деньги.

М а к с. Это программа приколов? Вы с телевидения? У вас где-то камера на теле?

В и л ь г о ц к и й. Секунду. Сейчас мое время. Я его купил. Могу я уже наконец-то начать?

М а к с. Пожалуйста. Валяйте. Вы теперь босс.

В и л ь г о ц к и й. Меня зовут Борис Вильгоцкий. И я не поляк.

Адам подходит к Максу, наклоняется к нему, громко шепчет на ухо.

А д а м (громким шепотом). Макс!!!

М а к с. Потом.

А д а м. Это срочно!

М а к с (официальным тоном). Прошу меня извинить. Таймер останавливается.

Убирает деньги в карман.

А д а м. Я сунул руку в карман и нашел... Вот. (Протягивает руку. На ладони у него лежит свисток.) Я забыл отдать футбольный свисток. Воровать плохо, а уж воровать у пана полицейского...

М а к с. Так. Иди во двор. Возьми метлу. Я выйду через пятнадцать минут. Чтобы все было чисто. Чтобы нигде не было соли. Ни крупинки. Ты понял?

А д а м. Понял. Но как же свисток?

М а к с. Бегом. А то я достану пенопласт. Я уже очень злой, Адам. Ты меня знаешь. Лучше не спорь.

Адам выбегает из дома.

В и л ь г о ц к и й. Меня зовут Борис Вильгоцкий. Я ищу свою жену. Дело в том... Мы собирались с женой отдохнуть. Путешествие. Пять лет свадьбы. Но вчера она пропала. И я готов заплатить, чтобы узнать, где cейчас Елена.

М а к с. А что вы в полицию не идете с такими вопросами? Ау! Есть кто дома? Вы нормальный вообще?

В и л ь г о ц к и й. Я поступаю так, как считаю нужным.

М а к с. А! Наверное, не пропала она. А сбежала. Поссорились, что ли? С дорогой супругой?

В и л ь г о ц к и й. Не ваше дело. Слушайте! Скажите, только правду. Может быть, вы видели сегодня женщину? Ее сложно не запомнить. Может быть, она заглядывала к вам или проходила мимо… Ну говорите! Не молчите. Я заплачу за любую информацию о ней.

М а к с (после паузы). Погодите… А вы случайно не про ту женщину на шоссе?

Вильгоцкий вздрагивает.

В и л ь г о ц к и й. Да! Ну? Где она? Где?

М а к с. Э… Конечно, это не я первый заговорил про деньги… Вы там чего-то заплатить хотели? Мне не показалось?

В и л ь г о ц к и й. Я же вам сказал: заплачу! Где моя жена?!

Резко встает, сгибается, хватается за стол.

М а к с. Радикулит?

В и л ь г о ц к и й. Помолчите.

М а к с. Так мне говорить или молчать? Вы путаетесь в инструкциях, босс.

Вильгоцкий начинает считать себе пульс.

В и л ь г о ц к и й. У меня давление поднялось. Я ночь на ногах с того времени, как пропала Елена. Можно я прилягу?

М а к с. Тут не отель.

В и л ь г о ц к и й. Там… в правомкармане портфеля шприц. И ампулы.

М а к с. Так ты наркоша, друг?

В моем доме таким не место.

В и л ь г о ц к и й. Ампула с инсулином. У меня диабет. Сахар поднялся в крови. Мне нельзя волноваться. Может быть инсульт. (Ложится на кровать. Макс протягивает ему шприц.) Можете сделать укол?

М а к с. Ну уж! Воткните как-нибудь сами.

В и л ь г о ц к и й. Если я потеряю сознание, отвезете меня в больницу?

М а к с. Конечно! Как я оставлю вас в такой беде! (Сплевывает на пол. Садится за стол. Начинает снова клеить книжку.) Страница семьдесят пять. «Леди Эсмеральда не знала, в какой из темниц Астарда то...» (Пауза.) Семьдесят пять. Значит, здесь у нас семьдесят третья, семьдесят четвертая... Угу... «…в какой из темниц Астарда то... (переворачивает страницу) ...мится...» Что за «мится»? А! «Томится ее возлюбленный, капитан Лей.  «— Эй, там, на кровати! Живы еще? Ау! Смотрите, он заснул…» ...В который раз злобные аскоритяне пытались выпытать у него, где спрятан изумруд Древних, с помощью которого можно было открыть вход в пещеры Муцитатля, пещеры, наполненные сокровищами из казны Империи... Леди Эсмеральда спешила на помощь. Сидя в рубке звездолета, она раз за разом перечитывала короткое письмо капитана: «Я слишком слаб, чтобы сопротивляться любви».

Макс оглядывается на дверь. Там стоит Адам. Он счастлив.

А д а м. Тебе тоже нравится? Это мое любимое место!

М а к с. Сгинь, дурачок!

А д а м. Макс, я хочу сказать. По-моему, этот человек — псих. Я бы его опасался.

Макс берет в руки мотоциклетный шлем. Надевает на голову.

М а к с. Закройся изнутри. Я вернусь поздно.

7

Ночь. Стеклянный павильон. Надя за прилавком. Макс устанавливает маленький телевизор.

М а к с. Готово! (Включает телевизор. На экране белый шум.) Надо антенну. Я привезу в следующий раз.

Н а д я (целуя Макса). Ты супер!

М а к с. Можно я зайду за прилавок?

Н а д я. Нет. Это не положено. Лучше давай поговорим. Расскажи про себя, про свою семью. Ты где работаешь?

М а к с. Свой бизнес. Калийная соль. Сырье для производства удоб-рений.

Н а д я. Это прикольно. Когда работаешь на себя. Наверное, многое можешь себе позволить? У тебя есть своя машина или только мотоцикл?

М а к с. У меня «Вольво». Белого цвета.

Н а д я. А брат? Он тоже в твоем бизнесе?

М а к с. Нет. Он получает пенсию.

Н а д я. Старенький такой?

М а к с. Почему? Пенсия по инвалидности. Он был пожарным. Герой. Спас на пожаре несколько человек. Сильно обгорел. Сейчас вообще нет пол-лица.

Н а д я. Бедненький!

М а к с. Я ему помогаю. Содержу человека, поддерживаю морально. Можно тебя поцеловать?

Н а д я. Конечно, нет!

Макс перегибается через прилавок, целует Надю. Потом пытается поцеловать шею. Надя вырывается.

Н а д я. Ну всё, всё! Это уже лишнее!

М а к с. Ты хотела купить духи... Я в этом не очень разбираюсь... (Достает деньги.) Купи какие хочешь. Чтобы не дешевка. Хватит?

Н а д я. Пятьдесят баксов?! Конечно, хватит, Макс! С ума сойти! И девки мне еще говорили, что не надо ходить в тот клуб, типа никого путного там не встретишь! Просто с ума сойти, как мы с тобой познакомились! Мне так прикольно с тобой! Ты знаешь, парни, с которыми я встречалась… многие из них были ниочем. Ну да, ниочем: ни пригласить девушку куда-нибудь, ни сделать ей достойный презент. Правильно, деньги не главное, но нужно ведь уважение к партнеру. А когда парень предлагает это в машине, потому что снимает комнату на пару с корешем, — это отстой. А ты не дешевка, Макс!

М а к с. Да. Я не дешевка. Я тебе нравлюсь?

Обнимает Надю. Целует ее.

Н а д я. Нравишься. Пусти... кто-нибудь увидит.

М а к с. Увидит — пусть завидует. Когда?

Н а д я. Я не знаю. Мне пока только спать хочется. Прихожу с работы

и бухаюсь спать. Еще напарница заболела. И мне опять завтра на смену. Ненавижу все это!

М а к с. Я приду завтра. Привезу антенну для телевизора. Будешь меня ждать?

Н а д я. Конечно, Макс. Спасибо за духи.

Макс надевает мотоциклетный шлем.

Н а д я. Пока, солнышко!

8

Ночь. Из дома выходит Адам. На нем застиранная майка с эмблемой Супермена, дождевик, резиновые сапоги.

В руке у него алюминиевая канистра. Он подходит к самому краю карьера. Спотыкается — вовремя останавливается. Открывает канистру, начинает выливать бензин на землю. У дома тормозит мотоцикл: это Макс вернулся из города.

Адам хлопает себя по карманам, ищет спички.

А д а м (торжественно). Спички! Мне нужны спички! Нужно подать сигнал для звездолета! Он должен найти леди Эсмеральду!

Макс бросает мотоцикл, подбегает к брату. Бьет его по уху. Адам приходит в себя.

А д а м (принюхивается). Тут пахнет бензином.

М а к с. Чтоб ты сдох, Адам! Как я мечтаю, чтобы ты сдох! Тогда я соберу шмотки. Смоюсь в город. Ты, кстати, стоишь на самом краю. Отодвинься, капитан Лей.

Адам послушно отходит в сторону. Достает из кармана свисток.

А д а м. Мне стыдно. Я не отдал свисток...

Макс бросает свисток в карьер.

М а к с. Видишь?

Достает пятьдесят долларов. Адам осторожно касается купюры.

А д а м. Большие деньги, Макс.

М а к с. Это пятьдесят баксов, Адам. Начало большого пути. Этого психа мне бог послал. А когда я вытяну из него пару штук, я уеду, а ты делай что хочешь. Сожги тут все на хрен. Сожги, ведь тебе сигнальные огни требуются, — пустяк-то какой! А хочешь, построй космопорт для приема инопланетян. Я могу даже посоветовать место для взлетной полосы.

А д а м. Как можно сжечь наш дом, Макс? Его строил папа.

М а к с. Испугался, да? Как хорошо было, когда меня выпустили из тюряги. Я приезжаю в этот милый дом: окна заколочены, а вокруг ни души. Зачем я забрал тебя из дурки тогда? Кто-нибудь объяснит мне зачем? Запомни, Адам. Не дай бог, если ты хоть что-нибудь скажешь про то, что ты видел кого-то на шоссе… что я там нашел золотую сережку. Понял?

А д а м. Да, Макс. Я понял. Я молчу. Нем как рыба. Нем как рыба.

М а к с. Пошел в дом.

А д а м. Рот на замок!

М а к с. Пошел, я сказал!

Пихает Адама в спину, тот идет в дом.

9

Утро. На одном из лежаков спит Макс, на другом Вильгоцкий. Рядом на полу спит Адам. Макс просыпается. Встает с кровати. Подходит к Вильгоцкому, расталкивает его.

М а к с. Эй, ты там живой? Вставай, дружок.

Вильгоцкий просыпается, с удивлением озирается по сторонам.

М а к с. С вас сто двадцать пять долларов.

В и л ь г о ц к и й. Это почему?

М а к с. Потому что здесь не отель. Сто за кровать. Двадцать за парковку «Вольво», пять — спальные принадлежности.

Вильгоцкий достает деньги.

М а к с. Завтракать будете? Это платно.

В и л ь г о ц к и й. Каша? Я надеюсь, вы сварили ее не из той белой крупы, которая тут везде?

М а к с. Это соль. Калийная соль. Дешевое удобрение, незаменимое для сельского хозяйства! Здесь раньше был карьер по добыче. Тут же фасовка. Каждый день шли фуры — в Польшу, Румынию, Германию.

В и л ь г о ц к и й. Какая масса бесполезной информации. Карьер не работает, как я понимаю?

М а к с. Ага. Потому что пять лет назад изобрели этот... как его... какой-то химикат. Короче, его оказалось производить дешевле, чем добывать соль. Я все время забываю название. Скажи, дурачок!

А д а м. Нем как рыба. Нем как рыба, Макс!

М а к с. Не важно. Приятного аппетита.

Вильгоцкий ест кашу.

В и л ь г о ц к и й. Рисовая? Вы вчера говорили про какую-то женщину на шоссе...

М а к с. Какая у вас хорошая память! Кофе?

В и л ь г о ц к и й. Спасибо.

М а к с. Спасибо «да» или спасибо «нет»?

В и л ь г о ц к и й. Послушайте,

я ведь пытаюсь по-хорошему. А мог бы обратиться в полицию...

М а к с. Да ты что?! Только ты, друг, не обратился в полицию. Это раз. Ты почему-то уверен, что твоя жена была где-то рядом. Два. Значит, ты нам врешь. Три. Заметь, не только мне это кажется. Адам?! Тебе тоже кажется, что этот дядя нам врет? Или вы говорите начистоту, или распрощаемся. Наше правило — бизнес с чистыми руками. Правда, Адам?

В и л ь г о ц к и й. Я не могу вам рассказать всё.

М а к с. Я не настаиваю. Вам кофе с молоком?

В и л ь г о ц к и й. Нет. Без молока и без сахара. Где у вас туалет?

М а к с. Удобства во дворе.

Вильгоцкий выходит.

М а к с. Не дай бог, ты ему скажешь хоть слово. И особенно про ту женщину, которую ты видел там, на шоссе.

А д а м. Нем как рыба! Ты можешь дать мне немного денег, Макс?

М а к с. Зачем?

А д а м. Надо сходить в поселок, купить замок на сарай. Если у нас по-сторонние, ты сам понимаешь, ухо должно быть востро!

М а к с. Это лишнее.

А д а м. Надо купить замок, Макс!

М а к с. Хорошо, хорошо, только отстань.

Дает ему какие-то деньги. Адам, забрав купюры, быстро идет к выходу, сталкивается с Вильгоцким, выходит.

Вильгоцкий садится на стул перед Максом.

В и л ь г о ц к и й. Я вижу, вам можно доверять.

М а к с. Ну да, я не стукач.

В и л ь г о ц к и й. Но только то, что я скажу, пусть останется между нами. Дело в том, что у нас с Еленой... с моей женой... как в любом браке, было хорошее, плохое, ну… вы знаете...

М а к с. Откуда мне знать? Я не женат.

В и л ь г о ц к и й. Знаете… Это даже хорошо, что вы такой упорный, ничего не говорите мне, я бы даже сказал, упрямый, как баран.

М а к с. Что ты сказал?

В и л ь г о ц к и й. Не перебивайте меня. Пожалуйста! Я, наверное, кажусь вам странным…

М а к с. Есть немного.

В и л ь г о ц к и й. Если я вас обидел, прошу простить. Я немного не в себе. Мне сейчас просто надо выговориться. И хорошо, что вы мне встретились. Вы меня не знаете, я вас не знаю. Очень хорошо. Очень хорошо. Начну сначала. Я сам знаю, ей со мной непросто. Дело в том, что я творческая личность. Писатель....

М а к с. «Звездолеты Арслана» — это не ваших рук произведение?

В и л ь г о ц к и й. Нет. Я пишу пьесы для театра. «Остров Мирный», «Подземный Бог»… Не видели таких спектаклей?

М а к с. Не, я в театр как-то не очень… Про что это?

В и л ь г о ц к и й. Как вам сказать… Если говорить о месседже… идеях… Но это для простого человека понять сложно. Ведь сюжет — это только форма, оболочка для реализации… Вот, к примеру, «Остров Мирный» — действие происходит на острове. Замкнутое пространство! Абсолютная невозможность вырваться! Там пограничники служат, на острове, и юноша, простой солдат, влюбляется в жену капитана…

М а к с. И чем заканчивается?

В и л ь г о ц к и й. Этот бедный солдат… он не в силах справиться со своей страстью. Но счастье их невозможно. И тогда герой совершает самоубийство…

М а к с (после паузы). Из-за бабы? Как-то мне не очень история. А другая?

В и л ь г о ц к и й. «Подземный Бог»? Это тоже очень хорошая пьеса. Ее действие происходит в метро.

М а к с. Там же шумно. Поезда

ходят. Какой там может быть театр? (Пауза.) И вам за это платят деньги? Ладно. Что у вас там с вашей женой? Валяйте дальше.

В и л ь г о ц к и й. Моя жена… Елена… Она интересный, но своенравный человек. Она лидер, выраженный лидер. Вы понимаете?

М а к с. Типа баба-мужик? Там, в поселке, была одна такая. Глаз вышибла своему хахалю.

В и л ь г о ц к и й. Наш брак всегда был территорией войны! Прекрасной, страстной войны. Войны за власть. Она заставляла меня покоряться, она хотела, чтобы я принадлежал ей полностью. И мне было приятно ей покоряться. Но я мужчина. И время от времени я пытался сбросить ярмо этого сладкого рабства. Пытался найти союзников на других территориях... Поднимал восстание.

М а к с. Блядовали, что ли?

Вильгоцкий укоризненно смотрит на Макса, выдерживает паузу.

В и л ь г о ц к и й. Я продолжу. Все еще осложнялось тем, что она из очень состоятельной семьи. Ее отец в девяностых… он сделал хороший бизнес. Недвижимость за границей, завод по производству красок в Чехии, какое-то горнодобывающее предприятие на

Украине...

М а к с. Кто-то приподнялся, кто-то опустился. Вот батя наш с Адамом был начальником смены, а как карьер накрылся, стал сторожем. Не пойму вас: женились на бабках, а туда же, как этот... как его… Спартак, восстание поднимать. С жиру беситесь!

В и л ь г о ц к и й. Я не буду комментировать эту глупость. (Долго молчит.) У вас нет выпить?

М а к с. Конечно. Бар в нашем отеле работает в любую погоду.

В и л ь г о ц к и й. Виски есть?

М а к с. Пожалуйста. Десять долларов пятьдесят граммов.

В и л ь г о ц к и й. Налейте сто. (Кладет на стол двадцать долларов. Макс наливает виски. Вильгоцкий пьет.) В августе мы хотели отметить пять лет брака. Отправились в путешествие на авто. Позавчера остановились в отеле. Выпили, решили проехать по окрестностям. Поцапались по глупости...

М а к с. На суде все так говорят.

В и л ь г о ц к и й. Прекратите. Год назад она мне изменила. С простым человеком. С человеком не нашего круга. Такое в голове не укладывается.

М а к с. Вы ей накостыляли?

В и л ь г о ц к и й. Нет. Но забыть и простить не мог. Снова и снова переживал эту измену. Это страшно, как вас там... Макс.

М а к с. Еще по сто?

Вильгоцкий кивает. Макс наливает себе и Вильгоцкому.

В и л ь г о ц к и й. Вы знаете, каково это? Я научился забывать. Забывать предательство, обиды. Знаете, что это? (Достает что-то из кармана.) Стирательная резинка. Когда мне хреново,

я делаю вот так. Стираю. Потом не помню. Я научился забывать. По-настоящему. Помогает, правда! Вот спросите меня, к примеру, кто мой отец!

М а к с. Зачем?

В и л ь г о ц к и й. Спросите, спросите!

М а к с. Ну и кто ваш отец?

В и л ь г о ц к и й. Не помню! Не знаю. Не имею чести быть знакомым.

М а к с. Слушайте, вы на голову больной. Нет. Нет, реально круто, правда! Вас послушать — как книжку почитать!

В и л ь г о ц к и й. Это вынужденная мера. При диабете совершенно нельзя волноваться. Но в последний раз стирательная резинка не сработала. И в машине я снова ей это припомнил. Она заорала на меня, приказала остановить машину.

Макс наливает виски Вильгоцкому.

В и л ь г о ц к и й. Спасибо. Когда Елена вышла, я ударил по газам. Не помню, ехал недолго. Километров пять. Потом пришел в себя. Поехал обратно. Но ее уже не было. Вернулся в гостиницу — тоже нет. Объехал окрестности. Но без толку, да и темно было, часов пять утра.

М а к с. В это время по трассе начинают идти фуры, пытаются пройти рано, до пробок.

В и л ь г о ц к и й. Не знаю, наверное. Теперь вы понимаете, в каком я положении?

М а к с. Скажите, а это не вы раскокали витрину магазина стройинструментов?

В и л ь г о ц к и й. Я. Мне был нужен фонарик.

М а к с. Надеюсь, старик вам не попадался?

В и л ь г о ц к и й. Какой старик?

М а к с. Не важно. Остановила ваша тетка какую-нибудь фуру — и сейчас километров триста отсюда.

В и л ь г о ц к и й. Нет. Я ее знаю. Так бы она не поступила, это бы считалось отступлением. Скорее атака! Назло мне, чтоб отомстить! Она рядом. Знает, что я ее ищу. И оттого месть слаще. Вот как она отомстит: склеит первого встречного! Понимаете, что в такой ситуации вызывать полицию — это позор? Я найду ее сам. Днем я приехал на то место, где ее высадил. Место приметное, там поворот и дорожный знак. А в километре от него виден ваш дом.

М а к с. Вот оно что… А вы продуманный типок… Не дурак. Ноги вас сюда неспроста привели. Так ведь?

В и л ь г о ц к и й. Так ведь. И, знаете, я рад, что мы с ней поругались.

М а к с. Тоже тема. Я б на вашем месте пользовался. Тут есть неплохие девочки в городе. Я имею в виду для вас. Я-то пользуюсь бесплатными вариантами, а это не гарантирует качества.

В и л ь г о ц к и й. Да вы что? Я рад, что благодаря тому, что мы расстались, а это временно, временно… Но в результате этого разлучения у меня снова пробудилась любовь к ней. Когда живешь с одним человеком долго, очень долго, целую жизнь, он будто прирастает к тебе. Но это не так, как говорят в церкви про две половинки, это другое чувство, мне кажется, я чувствую это кожей. Семья, как какой-то нарост. Вот сидишь в комнате, а в другом углу этот человек, с которым ты в законном браке. И он там все время. И ты привык к его привычкам, хотя они тебя бесят и к нему привык. Но мне так часто хочется побыть одному!

М а к с. Понимаю. У меня есть брат. Тоже меня достал.

В и л ь г о ц к и й. Нет, не понимаешь. Кричать хочется от тоски. Мне сейчас так ее не хватает.

10

Деревенский магазин. У витрины

стоит Адам. Продавщица разглядывает его.

П р о д а в щ и ц а. Будешь що-небудь брати?

А д а м. Я считаю. Мне еще должно хватить на замок.

П р о д а в щ и ц а. Що хочешь купити?

А д а м. Молоко и клубнику.

П р о д а в щ и ц а. Ты такой ребенок.

А д а м. Я не маленький. Я просто отстающий в развитии.

П р о д а в щ и ц а. Пидийди сюди, Адам. Я дам тебе клубнику.

Адам подходит к прилавку.

П р о д а в щ и ц а. Открой рот. (Кладет ему в рот ягоду.) А чому тебе звати Адам? Твои родители были верующие?

А д а м. Про маму не знаю. А папа… он не любил бога. Он говорил, что бог его обидел.

Продавщица смеется.

П р о д а в щ и ц а. Через тебя, Адам! Через тебя! Открой рот.

Адам открывает рот, продавщица кладет ему еще одну ягоду.

П р о д а в щ и ц а. Тоди чому вин назвав тебе так, а не в честь певца или киноактера?

А д а м. Сам удивляюсь.

Продавщица смеется.

А д а м. Он говорил так: ты первенец, Адам. До тебя земля моя и матери твоей была пуста. Это из какой-то книжки, по-моему. Но у нас такой нет. У нас есть только «Звездолеты Арслана».

Пауза. Потом продавщица не выдерживает.

П р о д а в щ и ц а. Какой же ты ребенок! Ти цилував когда-нибудь женщину?

Снова кладет ему в рот клубнику.

А д а м. Я слишком слаб, чтобы сопротивляться любви.

Пауза.

П р о д а в щ и ц а. Возьми клубнику, Адам. Не надо денег. Ты хорошо меня повеселил.

А д а м. Спасибо.

Он хочет уйти.

П р о д а в щ и ц а. С твоим братом все хорошо? Вин давно нэ заходить.

А д а м (важно). Он беспокоит в последнее время.

П р о д а в щ и ц а (с преувеличенной серьезностью). Ты уж пригляди за ним.

А д а м. Обязательно. Он пропадет без меня.

Продавщица смеется.

11

Дом братьев. За столом сидят пьяные Вильгоцкий и Макс.

В и л ь г о ц к и й. Самые вкусные устрицы были в Нью-Йорке. Есть что пожрать?

М а к с. Картошка.

В и л ь г о ц к и й. Тащи. Так вот, устрицы. Помню, как-то в ресторане… в Нью-Йорке… там был большой аквариум, и готовили их, этих устриц, тут же, доставали из воды…

М а к с. На вкус это как? Отдает рыбой?

В и л ь г о ц к и й. Как я тебе могу объяснить? Просто очень вкусно. В Лондоне с устрицами мне не везло. Несколько раз попадались замороженные, а это совсем не то. В Китае свежие, но не те сорта. В Китае надо есть черепах.

М а к с. Картошка.

Ставит на стол сковороду.

В и л ь г о ц к и й. Знаешь, когда летишь над Нью-Йорком, это обалденное зрелище. Налей еще, пожалуйста. Сверху небоскребы похожи на коробки из-под обуви. Ни на что не похоже. Я когда увидел это первый раз, сказал: «Господи, как же велик человек и прекрасен!»

М а к с. Я тоже видел. По телеку видел этот ваш Нью-Йорк. Что-то меня не вставило.

В и л ь г о ц к и й. Знаешь, какая разница между тобой и мной? Иди-иди сюда. (Подтягивает Макса к себе. Торжественно обращается в ухо.) Никакой! Понял? Я такой же мудак, как и ты. Только у меня все есть. (Смеется.) А у тебя ничего, король соли. Я в школу в девятом классе ходил в штормовке деда. Такая хрень. Но мне повезло: тогда в кино пошел фильм про Рэмбо, помнишь, со Сталлоне? И там он бегал в такой же куртке. Пацаны меня сразу зауважали. Я их все равно ненавидел. Сходня хлесталась со Старым городом, район Казимеж с Вагонкой. Драться ходили так: брали стальную арматуру и обматывали скотчем. Мне это было неинтересно. (Пауза.) Там, где я жил, был завод. И все работали на нем. Отец, соседи, соседи соседей. Как же я ненавидел все это быдло! А потом однажды решил написать обо всем этом. Я писал, и ненависть моя была беспредельна.

М а к с. Все-таки ты поляк.

В и л ь г о ц к и й. Отец поляк, мать русская. Вильгота по-польски — сырость, болото. Какая разница? Здесь я поляк. В Англии называю себя русским. Там не любят поляков. Они забирают у местных работу. Работают задарма. Я так тебе скажу, Макс, плевать, кто ты. Ненавидят не тех, кто поляк, араб или русский, а тех, кто бедный.

М а к с. А ты ничего, толковый мужик. Налить еще?

В и л ь г о ц к и й. Наливай. Значит, я писал про то, что я ненавижу, а все, кто читал, думали, что я пишу про то, что люблю. Херня, правда?

М а к с. Херня.

В и л ь г о ц к и й. Потом началась другая жизнь. А то прошлое… Я его забыл. Стирательная резинка.

М а к с. Еще?

В и л ь г о ц к и й. Ну налей. У меня там, в моем городе, остались мать и сестра.

М а к с. Видишь их?

В и л ь г о ц к и й. Звоню. На Рождество Христово.

К сараю подходит Адам. В руке у него бутылка с молоком. Адам отпирает замок, заходит внутрь.

Дом Адама и Макса. Вильгоцкий спит за столом. Макс толкает его.

М а к с. Э! «Звездолеты Арслана»! Не спать!

Вильгоцкий просыпается, обводит комнату мутными глазами.

В и л ь г о ц к и й. Сколько тебе лет?

М а к с. Тридцать шесть.

В и л ь г о ц к и й. Ты был за границей?

М а к с. Нет. Я все время здесь.

В и л ь г о ц к и й. Это напрасно. Я стараюсь жить то в одной стране, то в другой. Мы с Еленой любим путешествовать. А как жить здесь? Эта ваша серая пыль... От нее, наверное, бывают болезни.

М а к с. Я не знаю. Мы здесь родились. Папа говорил, где родился, там и пригодился. И еще — где родился, там и умру.

Пауза.

В и л ь г о ц к и й. Русские поговорки, да?

Макс смеется.

В и л ь г о ц к и й. Ты что?

М а к с. Твоя жена не говорила, что это место плохое?

В и л ь г о ц к и й. Она была здесь? Была? Говори!

Хватает Макса за руку.

М а к с. Хочешь убедиться в том, что твоя жена была в этом доме?

Хочешь знать правду?

Пауза.

В и л ь г о ц к и й. Да. Хочу.

М а к с. Сколько заплатишь?

В и л ь г о ц к и й. Двести долларов.

М а к с. Тысячу баксов.

В и л ь г о ц к и й. Сколько?!

М а к с. Тысячу.

В и л ь г о ц к и й. Доказательства?

М а к с. Они есть.

Вильгоцкий достает из бумажника тысячу долларов.

М а к с. Узнаешь? Сережка твоей жены.

Достает золотую серьгу из кармана. Вильгоцкий зачарованно смотрит на нее. Макс прячет деньги.

Пауза.

В и л ь г о ц к и й. Я был прав! Я был прав! Она никуда не делась. На ней ошейник, понимаешь? Она меня любит, отомстит, но все равно придет, как побитая собака. А прощать или нет, я буду думать. Долго! И это будет мое время. Налей еще.

М а к с. Давайте рассчитаемся за предыдущую выпивку.

В и л ь г о ц к и й. Сколько?

М а к с. Еще двести баксов.

Вильгоцкий достает деньги.

В и л ь г о ц к и й. Плевать.Что она тут делала?

Выпивает.

М а к с. Кто?

Вильгоцкий кашляет, он поперхнулся выпивкой.

В и л ь г о ц к и й. Жена.

М а к с. Чья?

В и л ь г о ц к и й. Моя.

М а к с. Ты половину пролил.

У нас по справедливости. (Наливает новую порцию виски.) За счет заведения.

Вильгоцкий пьет.

М а к с. Плохо?

В и л ь г о ц к и й. Да. Что-то я опьянел.

М а к с. Много виски. Понимаю.Может, тебе лечь?

В и л ь г о ц к и й. Угу.

М а к с. Погоди, сейчас расправлю. Наш отель гордится своим сервисом.

Укладывает Вильгоцкого на кровать.

В дом входит Адам.

А д а м. Макс!

Макс подносит палец к губам. Садится за стол. Считает деньги.

А д а м. Ты забрал у него деньги?

М а к с. Я их заработал! Урод! Все они уроды, Адам! Те, которые ходят

в дорогих костюмах и ездят на таких тачках!

А д а м. Я купил замок и повесил на сарае. А клубнику я съел по дороге. Была еще сдача.

Кладет на стол монетки.

М а к с. Молодец. Не мешай. Я из него выжму всё. Из этого урода.

А д а м. Ты пьяный?

М а к с. Ага. Мне тридцать шесть лет, понимаешь! Всё, опоздал на самолет. Ты сам рассказывал, как ты любишь подходить к краю карьера, откуда виден город, и смотреть на него ночью. Неужели ты не хочешь туда, где огни? Есть дорогую еду, спать с красивыми телками?

А д а м. Мне хорошо смотреть на огоньки отсюда, Макс. Когда смотришь издалека, они похожи на звезды. Я думаю, если подойти близко, они уже не будут похожи на них.

М а к с. Ты дурак! Я выжму из него все бабки и уеду отсюда. С тобой или один. Ты понял? А на прощание подожжем все это говно! Слетятся все твои звездолеты.

А д а м (важно). Макс, это только книжка. Не принимай все так близко к сердцу. Давай я уложу тебя спать.

М а к с. Хорошо. Я лягу, а ты посиди со мной.

Макс ложится на кровать. Адам садится рядом.

М а к с. Спой мне песню.

А д а м. Какую, Макс?

М а к с. Ты не помнишь? Я бегал по карьеру и разбил колено. В рану попала соль. Ты же знаешь, Адам, как она жжет! Помнишь? В детстве, когда мы дышали ею, мы кашляли, а когда она попадала на рану, это была задница. К соли надо привыкать долго. (Пауза.) Тогда, Адам, когда жгло колено, я ворочался в кровати и долго не мог заснуть. И ты сел рядом. Гладил меня по голове. Помнишь?

И пел какую-то песню. Ты вроде сочинял ее на ходу. Там даже слов не было. Просто пение. Спой мне песню, Адам.

Неожиданно Макс вскакивает, садится на кровати.

А д а м. Что?

М а к с. Я продал ему сережку, и мне больше нечего ему продавать.

А если нет историй, то нет бабла! Расскажи мне про ту женщину… на дороге. Какие у нее волосы?

А д а м. Белые.

М а к с. Блондинка? Платье или джинсы?

А д а м. Короткое платье. Очень красивое, черное платье в горошек.

Пауза.

М а к с. Сумка от «Гуччи», туфли «Макларен». Я поеду.

А д а м. В город? Не надо, Макс.

М а к с. Я поеду. Дай мне шлем.

А д а м. Нет!

Макс встает с кровати, берет мотоциклетный шлем, надевает его.

12

Стеклянный павильон. Из подсобки выходят Надя и Макс. Надя застегивает лифчик, Макс надевает рубашку. Надя обнимает Макса.

М а к с. Извини, я не думал, что это так будет. Вот в таком месте…

Пауза.

Н а д я. Ты теперь жалеешь, да?

М а к с. Нет. Извини, мне надо ехать.

Н а д я. Больше не приедешь?

М а к с. Почему? Приеду. Завтра. Или послезавтра. Обязательно.

Н а д я. Я так и думала! Ты женат! А сейчас… дело сделал, хочешь домой, к жене своей, к детям… Вы все мужики такие! Сволочь.

Макс смеется. Надя дает ему пощечину.

М а к с. Выйдешь за меня замуж?

Н а д я. Ты серьезно?

М а к с. Переедем ко мне, в мой дом. Заведем детей, купим большой телевизор. Нравится такая жизнь?

Н а д я. Я понять не могу, ты серьезно?

М а к с. Серьезней некуда.

Н а д я. Поверить не могу. Я согласна, Макс, я согласна.

13

Утро. Адам стоит у машины Вильгоцкого. Разглядывает свое отражение в боковом зеркале.

Из дома выходит Вильгоцкий.

В и л ь г о ц к и й. Сколько стоит помыть машину?

А д а м. Нисколько. Я помою просто так. Мне это нравится.

В и л ь г о ц к и й. Где твой брат?

А д а м. Ушел в поселок. За продуктами.

В и л ь г о ц к и й. Скажи… Адам, тебя ведь так зовут? Скажи, а что ты прячешь в сарае?

Пауза.

А д а м. Там дрова. Вы же знаете,

у нас нет газа.

В и л ь г о ц к и й. Ты знаешь, я человек наблюдательный… Когда я приехал сюда, замка не было, потом появился. Дай мне ключ от сарая.

А д а м. Туда нельзя!

В и л ь г о ц к и й. Глупость. Давай ключ. Я видел, как ты таскаешь туда какую-то еду. Открой сарай. Похищение человека — статья серьезная. Дай мне ключ. Ты держишь там мою жену, так?!

А д а м. Нет.

В и л ь г о ц к и й. Дай мне ключ, Адам.

14

Деревенский магазин. За прилавком продавщица, которой Макс делает заказ.

М а к с. Лапшу, булку хлеба, бутылку виски. Только хорошего.

П р о д а в щ и ц а. Ти зовсим перестав заходити, Макс. Брата свого подсылаешь. Бильше мене не хочешь?

М а к с. Ну, рано или поздно все заканчивается.

П р о д а в щ и ц а. Вот даже как? Завел себе бабу? Не в поселке, да? В городе?

М а к с. Твое какое дело?

П р о д а в щ и ц а. Забыл, как я кормила тебя в долг, когда тебя выпустили? Покупала одежду. Я для тебя стала слишком старая, Макс?! Нашел себе помоложе? Или с грошами? Смотрю, пьешь хороший виски...

М а к с. Сказал — всё, значит, всё. Отвали.

П р о д а в щ и ц а. Люди кажуть, у вас там у двори якийсь биле «Вольво». Дорогая машина. Це твоя тьолка на ний йиздить?

М а к с. Понятия не имею, про что ты.

П р о д а в щ и ц а. Макс! Прости меня, мой хороший! Прости! Спи

с кем хочешь. Заходи иногда. Хоть раз в неделю. Милый, за два года так к тебе привыкла... Потом… ты же знаешь... Я ж не можу без этого.

М а к с. Выкрутишься. У тебя муж есть.

П р о д а в щ и ц а. При чем тут вин? Вин для другого. Не для любви, а для уважения.

М а к с. Скажи. А если бы я пришел, сказал — собирайся, уезжаем отсюда, — могла бы все бросить? Магазин, семью — поехать со мной?

П р о д а в щ и ц а. Магазин приносит хороший доход. Як це — бросить? Продати — я ще розумию... Зачем уезжать?

М а к с. За хорошей жизнью.

П р о д а в щ и ц а. Я буду скучать по тебе, Макс.

15

Адам и Вильгоцкий борются на траве. Вильгоцкий прижимает Адама к земле, достает ключ у него из кармана. Идет к сараю, отпирает замок, исчезает внутри. Появляется Макс.

М а к с. Ты чего?

А д а м. Он… Отобрал ключ. Говорит, что там я прячу его жену.

Макс смотрит на Адама.

М а к с. Там же никого нет?

Адам молчит.

М а к с. Скажи, там же никого нет? Что ты молчишь? Если бы кто-то был — он бы кричал, правда?

А д а м. Я не говорил тебе, думал, что ты будешь ругаться. Там котенок. Я подобрал его в поселке.

Из сарая выходит Вильгоцкий.

В и л ь г о ц к и й. Прошу прощения. У меня нервы! Понимаете?! А тут еще этот придурок.

М а к с. Не надо называть его придурком. Он — отстающий в развитии.

В и л ь г о ц к и й. Какая разница?!

М а к с. Большая!

Бьет Вильгоцкого по голове купленной бутылкой виски.

Макс лезет в карман пиджака Вильгоцкого. Достает бумажник.

М а к с. Не хило! Три штуки! (Достает ключи от машины.) Сейчас придет в себя, посадим его в машину, пусть катится куда подальше. Нечего портить жизнь хорошим людям. А эти деньги — компенсация за моральный ущерб. Ты помалкивай про них, Адам! Может, у него еще где-нибудь припрятаны бабки? (Открывает багажник машины. Из багажника свешивается женская рука. Макс заглядывает в багажник. Внутри лежит мертвая женщина. Это Елена, жена Вильгоцкого. Пауза.) Жесть.

А д а м. Я говорил тебе, он настоящий псих, Макс!

Вильгоцкий приходит в себя. Макс бросается к нему, вяжет ему руки веревкой.

Связанный Вильгоцкий сидит на земле.

В и л ь г о ц к и й. Девочка моя. Что же я наделал…

М а к с. Я понимаю, можно забыть, ну, не знаю, куда, допустим, деньги положил или когда день рождения у мамы… Но как забыть, что ты хлопнул свою жену, я не понимаю.

В и л ь г о ц к и й. Я же объяснял вам — стирательная резинка! Там, на шоссе, я совершил глупость. Когда Елена вышла из машины, я сдал задним ходом. Она упала. Я растерялся. Поехал за врачом. Когда вернулся, она уже была мертва.

М а к с. Бросил ее.

В и л ь г о ц к и й. Не бросил. Я растерялся! И сделать было ничего нельзя!!! (Хнычет.) Знаете, как бывает! Когда пишешь! Доходишь до какого-нибудь места, а потом герои вырываются на свободу и все катится под откос. Если бы мы с ней не поссорились! Если бы я сдержался! Если бы она промолчала! Я верю в Бога, верю в судьбу. С того места, как она вышла из машины, сделать было ничего нельзя!

М а к с. Знаешь… Я думаю, писатель, тебе дадут за это срок. Посадят в камеру к уркам. Это будет несладко.

В и л ь г о ц к и й. Давай перепишем финал! Я дам тебе денег! Очень много денег! Вот как на самом деле все было! Мы ехали с ней на машине. Елена вышла, захотела прогуляться. Тут твой Адам. Он напал на нее, она сопротивлялась, тогда наш дурачок ударил ее камнем. Ты свидетель. Все видел, сообщил полиции и мне. Это очень хорошая сделка.

М а к с. Не хочешь в тюрягу?

И, наверное, ее бабки… они ведь тебе достанутся? Я прав?

В и л ь г о ц к и й. Тебе очень повезло со мной. Можешь начать другую жизнь.

Пауза.

М а к с. Как-то поздновато, дружище. Мне уже тридцать шесть.

Адам подскакивает к Вильгоцкому, бьет его молотком по голове. Вильгоцкий падает.

Пауза.

М а к с. Неожиданный поступок, прямо скажем. Зачем ты это сделал, брат?

А д а м. Я отомстил за леди Эсмеральду. Конечно, я отстающий в развитии, да, но я все понимаю, Макс! Он плохой человек.

М а к с. Точно. Правда, может быть, он хороший писатель. Очень интересно говорил. А теперь… Теперь он просто мертвый, Адам!

16

Макс и Адам затаскивают тело Вильгоцкого в дом.

М а к с. Не плачь, брат. Все нормально. Теперь не стыдно забрать

у этой гниды все бабки. Он заслужил такое отношение. Мы уедем с тобой. Много, да, много есть интересных мест, стран, в которые надо съездить. Мы будем жить, как настоящие люди! (Садится, зажимает голову руками.) Что ты наделал, Адам?! Что ты наделал? Есть твои игрушки, а есть взрослая жизнь. На нас сейчас висят два трупа. А полиция разбираться не будет.

Нагибается над телом Вильгоцкого. Что-то достает у него из пиджака, убирает себе в карман.

А д а м. Что ты взял?

М а к с. Стирательную резинку.

А д а м. Если тебя посадят, Макс, меня снова отдадут в больницу. Я не хочу! Они снова будут мучить меня!

М а к с. Не волнуйся. Почитай свою книжку.

А д а м. Я больше не буду ее читать! Потому что ничего нет! Нет Звездной Федерации, нет леди Эсмеральды, нет капитана Лея! Это всё дурацкие выдумки! Неправда! Неправда! Мне надо было верить тебе, и тогда я бы по-другому прожил эту жизнь!

Пауза.

М а к с. Не жалей. Все правильно. Каждая минута… (Пауза.) Пришло время сказать тебе правду. Этот человек (указывает на тело Вильгоцкого) на самом деле аскоритянин, Слуга Ночи. Но я уже сообщил на главный корабль Федерации. Нас спасут.

А д а м. Ты не шутишь, Макс? Что они сказали?

М а к с. Ложись на кровать, Адам. Перестань дрожать. Наши друзья уже выслали звездолет.

Адам послушно ложится на кровать, сворачивается калачиком. Макс укрывает его одеялом.

М а к с. Закрой глаза, Адам.

А д а м. Мне страшно! Они не от-правят меня в психушку? Правда, Макс?

М а к с. Никого не бойся. Ты же капитан Лей!

Макс гладит брата по волосам, целует его. Берет мотоциклетный шлем.

А д а м. Зачем ты взял шлем, Макс?

М а к с. Мне надо съездить в город. Это ненадолго, малыш. Я запру дверь, а ты дожидайся меня.

А д а м. Ты вернешься за мной?

М а к с. Обязательно, брат. Мягкого воздуха, капитан Лей.

Макс выходит из дома, заводит мотоцикл, уезжает.

17

Адам ждал день. Адам ждал ночь. А утром Адам понял, что Макс не придет.

Слышно, как снаружи останавливается автомобиль. Адам смотрит через щели в стене дома.

В дверь стучатся.

П о л и ц е й с к и й. Вы дома? Хватит дрыхнуть! Вашу мать, у вас все тут в этой серой пыли! Я счет выставлю за мойку авто! Слышите, братья, брати, давайте, видкривайте!

А д а м. Да, мы дома, господин полицейский. То есть Макса нет, я один.

П о л и ц е й с к и й. Адам, представляешь! После того дня народження, ну у дочки, мы потеряли свисток. Весь дом перерыли! И тут я, розумна голова, згадав: наверное, наш Адамчик утащил его с собой! Адам! Виддай свисток! Я ничего не сделаю тебе, сынок! Просто виддай свисток! Пустяк такой! Посмеемся и забудем!

Адам молчит.

П о л и ц е й с к и й. Так ты откроешь или нет, Адам? И, кстати, чия це тачка припаркована у входа? «Вольво» с латвийскими номерами? Це дорога машина, Адам! Вона стойть тисяч шистдесят эвро, нэ менше!

Слышно, как к полицейскому кто-то подбегает.

Н е и з в е с т н ы й. Пан полицейський! Там в багажнике...

А д а м (полицейскому). Эта машина теперь ничья. Тут на полу лежит ее хозяин. Я убил его... Молотком!

П о л и ц е й с к и й. Двойное убийство? Открой дверь, Адам! Открой, мы ее все равно выломаем!

В течение минуты дверь пытаются выломать. Она сотрясается, но держится.

Наступает тишина.

А д а м. Мой брат ни при чем. Он давно уехал. На заработки, в город. Неделю назад. Эта женщина и этот мужчина, которые сейчас мертвы, — это всё моя вина, мой брат ни при чем. Дверь я не открою. Мне надо прибраться в доме. Потому что вы увезете меня, а дом нужно оставить таким, чтобы в него можно было вернуться.

П о л и ц е й с к и й. Я оставил своего человека снаружи, а сам поехал за слесарем. Ты сам напросился, Адам!

Слышно, как уезжает машина.

А д а м. И еще мне нужно дописать три страницы в книгу. Они вырваны, а это совсем уж непорядок.

Адам берет в руки книгу, открывает ее…

18

По шоссе мчится мотоцикл. На мотоцикле Макс. Он уже очень далеко от дома, от Адама, от своей земли. У Макса звонит мобильный телефон.

М а к с. Да. Надя? Почему я не пришел? Мне вообще давно надо было тебе позвонить. Все закончилось. Я тебя обманул, Надя. Я женат.

Выбрасывает телефон в придорожный кювет. Прибавляет скорость.


Александр Архипов (род. в 1977 году) — сценарист, театральный драматург. Ученик Николая Коляды. Окончил Екатеринбургский театральный институт. Публиковался в журналах «Современная драматургия», «Урал». Спектакли по пьесам Архипова поставлены в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Омска, Екатеринбурга и других городов. Лауреат премии Министерства культуры РФ «Долг, честь, достоинство». В настоящее время работает в кинокомпании «СТВ».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Экзорцизм на потоке

Блоги

Экзорцизм на потоке

Нина Цыркун

На днях в российский прокат вышел полицейский ужастик «Избави нас от лукавого» (Deliver Us from Evil) режиссера Скотта Дерриксона. С подробностями – Нина Цыркун.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

В Батуми пройдет третья Киношкола «Содружество»

15.05.2018

С 22 по 27 мая 2018 года в Батуми (Грузия) состоится Международная киношкола молодых кинематографистов СНГ «Содружество». Будут проведены режиссерский и сценарный семинары, конкурс короткометражных дебютных фильмов, внеконкурсные показы, дискуссии и обсуждения фильмов, мастер-классы и круглые столы.