Феминизм по‒русски

Знаменитая реплика, прозвучавшая на одном из первых перестроечных телемостов с Америкой: «У нас в стране секса нет», — на самом деле означала, что пол реабилитирован, что об этом можно говорить, рассуждать, снимать… И началось… Как нация, которой неведомо чувство меры, мы бросились в другую крайность. А западные косметические фирмы и модные салоны, журналы, вся огромная индустрия, работающая на женскую аудиторию, повернулись к России, с удивлением обнаружив, что, во-первых, в России есть женщины и, во-вторых, они понятия не имеют о тысячах восхитительных вещиц, совершенно необходимых.

Даже тот, кто общается с телевидением редко, успевает заметить, что большая часть телепотока ориентирована на женщину: рекламные ролики, сериалы, семейные и женские ток-шоу, женские программы, существующие практически на всех каналах. Женщине с экрана каждые полчаса, а то и чаще напоминают о ее специфических отличиях и интимных ежемесячных проблемах.

Западные рекламодатели явно не лучшего мнения о нас с вами, милые дамы, судя по тому, каким образом они пытаются сбыть нам залежалый товар. Вот весьма характерный рекламный ролик. Женщина входит в лифт. Мужчина тормозит закрывающуюся дверь и выскакивает с брезгливо-высокомерной гримасой. «Запах пота» — шепчет на ухо несчастной сердобольная сестра по полу. — Попробуй мой дезодорант «Рексона». В следующей сцене у героини день рождения, гости, цветы, появляется и тот тип из лифта, наклоняется, целует… Слава Богу, «Рексона» не подвела.

Заказчики рекламы страшно далеки от народа и не ездили никогда в обычных отечественных автобусах, иначе они распределили бы роли иначе. Уж кому-кому, так это бедным нашим женщинам приходится терпеть отнюдь не благоухающих, перманентно пьющих-курящих своих «половин». А от ролика остается легкое ощущение очередного мини-теле-унижения, а не желание купить чудо-дезодорант. Не случайно этот ролик спародирован и скорректирован веселыми ребятами из программы «Раз в неделю»: в лифт входит неказистый мужичонка, и тут же все выбегают как ошпаренные. Он торжественно объявляет: «Дезодорант Пикантный. Сделано в Урюпинске».

Ролики, рекламирующие женские гигиенические средства, могут поспорить по степени тупости, прямолинейности и оскорбительности с предыдущим. Мы имеем в виду серию «Мария открыла для себя…». Своей пафосностью, отсутствием юмора они выдают иностранных не только заказчиков, но и исполнителей. Непрофессионализм героинь роликов, трудности в произнесении нескольких простых фраз, непреодоленное смущение от темы разговора придают ролику эффект, противоположный ожидаемому. Зритель раздраженный созерцанием Марии, в тысячу первый раз мучительно открывающий для себя особенности прокладки, думает: «Да, это единственное открытие, на которое способна эта Мария»…

Если в только что описанных роликах женщины подбираются обыкновенные, чтобы потенциальные покупательницы легко себя с ними отождествляли, то в рекламе всевозможных шампуней, кремов, красок для волос они совершенно другие — недоступно красивые, худые, стройные, в строгих, деловых, но соблазнительно обтягивающих костюмчиках. Сами мизансцены красноречиво свидетельствуют, что это женщины не домашние, с портфельчиком, у компьютера, в офисе. Во рту — «тик-так» для свежего дыхания, на лице — крем, волосы выкрашены краской, на которую «тормозят» все мужчины, как собаки Павлова. И никаких проблем. Правда, неясно одно: если я не наскребла нужную сумму на крем, разглаживающий морщины, значит, я уже «не живу в ногу со своей эпохой, эпохой прогресса и достижений»? Да, много нужно денег и усилий, чтобы чувствовать себя своей в иллюзорном мире телерекламы.

Характер почти всех телевизионных программ, адресованных женщинам, одинаков. Создатели всего этого потока исходят из вполне патриархального представления о том, что мир разделен на две половины — мужскую и женскую. В мужской части мира — игра ума, политика, экономика, войны, высокие технологии, спорт. В женской — все остальное, второстепенное: психология, чувства, воспитание детей, быт, масскультура, мода, кулинария. Одна из новых телепередач, адресованных женщинам, идущая по будням утром на канале НТВ (время, кстати, отобранное у просветительских «Российских университетов»), которая называется «Лучшая половина», полностью соответствует приведенному выше описанию типично женских тем. В этой приторно сладкой программе создается иллюзия полной гармонии полов, что ясно уже из названия рубрик: «Хозяйка своей судьбы» или «Мужчина моей мечты», кстати, непременно романтической профессии — охотник, дрессировщик или каскадер. Рубрика программы «Ах, какая женщина» — о знаменитых женщинах, оставивших след в истории, — выглядит как издевка над героинями сюжетов. Торопливый рассказ, иллюстрируемый фотоматериалами, длится около минуты, если не меньше. А ведь Зинаида Гиппиус и другие достойны большего. Уж лучше не затевать такой рассказ, чем говорить наспех, скомкав действительно интереснейшую жизнь, судьбу… А все потому, что в отведенную десятиминутку авторы умудряются впихнуть все, что положено иметь в женской программе: мода, кулинария, дети, вязание, маникюр…

Ведущая программы Елена Лонская вполне соответствует концепции «Лучшей половины»: мягкая, женственная, красивая, скромно, но модно одетая и гладко причесанная, она явно из тех женщин, о которых мечтают мужчины, из тех, кто способен полностью раствориться в жизни мужа и детей, из тех, кто свято чтет границы своей, женской половины и не переступает ее…

Не только для героинь, но и для героев самого длинного американского сериала «Санта-Барбара» семья — ценность номер один. Женщины в нем всегда элегантно одеты, причесаны, наряды меняют едва ли не в каждом кадре. Как они зарабатывают на хлеб насущный, мы не видим, ведь почти все героини богаты и работают исключительно для развлечения. Иногда нам показывают, как трудится Джулия-юрист и Келли, одно время занимавшаяся рекламой, — и то только потому, что это выигрышные, с точки зрения телешоу профессии. Все проблемы клан Кэпвеллов решает сообща, вплоть до самых интимных — иметь матери любовника или не иметь. А если кто-то попадает в беду — все члены семейства съезжаются в больницу, пересказывая вновь прибывшим подробности происшествия. И не случайно вершиной сюжета в этой иерархии ценностей оказывается свадьба главных героев, романтической любовной парочки Иден и Круза. Сначала масса обстоятельств мешала этому событию, потом очень много серий выбиралось место венчания, наконец, бракосочетание состоялось — и сами сценаристы Добсоны признали ошибкой, что слишком рано поженили героев. После свадьбы сюжет по сути не разворачивается дальше, а сворачивается. Слабое утешение лишь в том, что не все второстепенные персонажи-парочки еще поженились.

Кстати, любопытное исследование влияния сериалов на матримониальное поведение людей провели недавно еще в одной стране — признанном поставщике «телемыла» Бразилии. Демографы пришли здесь к удивительному выводу: телесериалы понижают рождаемость. Профессор Эдуардо Риос Нето пишет в статье во французской газете: «Телесериалы способны редуцировать старые и создавать новые стереотипы устройства жизни. Рождение большого количества детей начинает восприниматься как нечто несовременное, социально отсталое». Правда, сексолог Алессандра Грациотин считает, что все просто: «Люди слишком много времени уделяют телевизору и меньше занимаются любовью. Вот от этого и снижается рождаемость». При всей колоссальной популярности сериалов у нас в стране подобные исследования мы пока, насколько мне известно, не проводили.

«Мужчина и женщина» — программа, выходящая в эфир на канале РТР два раза в месяц, — следует традиционному представлению о мире, разделенном надвое: начиная с видеошапки — круга, разделенного на черную и красную половины, разъединяющиеся и сходящиеся под музыкальную заставку. Разделение это продолжается в оформлении студии. Аудитория — зрители, участники передачи, — разделена на женскую и мужскую части. Одни справа, другие слева, посреди ведущая Кира Прошутинская, а впереди и вверху огромный экран-монитор, с помощью которого мы общаемся с героем программы, как правило известным, преуспевающим мужчиной «при чине». Наконец, и сам разговор с героем разделен на две части — общественную и личную. Во второй половине программы, когда начинается беседа о семье, жене, любви, о личном, герой, появлявшийся на экране, спускается к ведущей и зрителям в студии и садится за один столик с Прошутинской. Следует обязательная игра: герой программы отвечает на ряд вопросов о его семейных привычках, а затем ведущая предлагает посмотреть ответы жены на те же вопросы, записанные на видеопленку. Разговоры о семье, кокетство с ведущей, дарение цветов, монолог жены за кадром еще раз подтверждают, что придумано это исключительно для утепления, оживления героя, такая себе немудреная женская журналистика.

Здесь необходимо сделать паузу, не для того, правда, чтобы съесть «Твикс», а чтобы напомнить о разнице русского и американского менталитетов, о чем сказано хорошо и много, я лишь вкратце обозначу основное.

Американцы с детства привыкают обсуждать все и вся. Помню, как малознакомая американка призналась мне среди обычного трепа, что ее в детстве изнасиловал отчим. Мы же мало кому могли бы доверить такое, даже ближайшей подруге. Образец стыдливости наглядно иллюстрируется отточием в романе Льва Толстого «Анна Каренина» — вместо описания постельной сцены Анны и Вронского. Вообще целомудренность всей великой русской литературы известна. Еще и поэтому так противоестественно выглядят говорящие с телеэкрана об интимных предметах гигиены девушки.

Но вот программа «Я сама» пытается внедрить американский стандарт и в области интимных отношений. В одном из выпусков мы могли наблюдать сеанс коллективного мазохизма, когда чувствовали себя неловко гости студии, мужчины, женщины, сама героиня — все, кроме профессионально бесстрастной ведущей и феминистки Маши, убежденной в полезности такого сеанса.

Героиня поведала собравшимся о том, что решила развестись с мужем после семи лет брака. Причиной она назвала его неспособность удовлетворить супругу. Все эти годы муж и жена так и не смогли поговорить на эту тему. После того как исповедь была закончена, женская часть приглашенных не спешила комментировать услышанное. Дело дошло до опроса мужчин. Юля по-журналистски бойко задает им вопрос: «Обсуждаете ли вы с женой интимные проблемы, если они возникают?» Дрожащими от волнения голосами мужчины подтверждают, что обсуждают, не вдаваясь в подробности. А феминистка Маша со здоровым цинизмом комментирует историю героини так — ручаюсь за смысл: «Да зачем это вам! За семь лет он уже показал, на что способен. Гоните его». Конечно, появление подобной героини — дань не только феминизму, но и сенсационности, без которой наше стремительно американизирующееся телевидение уже трудно себе представить.

Сразу в нескольких телециклах на разных каналах появился постоянный персонаж — человек в маске. Русский человек стыдлив и сдержан, душу незнакомцу открывать не станет, но уж если начнет душу выворачивать, так прямо по Достоевскому, в другую крайность ударится, ничего не оставит, все вытащит, смотрите, мол, какой я мерзкий. Не отсюда ли желание героя одного из выпусков программы «Человек в маске», занимающегося «доставкой» бездомных московских мальчиков клиентам, сохранив инкогнито под маской, все-таки выплеснуть все эти подробности на божий свет. Чего здесь больше: желания, чтобы публично было осуждено творящееся беззаконие, или желания посмаковать подробности? И подобный публичный стриптиз еженедельно идет в программе высокопрофессионального, уважаемого всеми телеакадемика Владимира Познера. Такое, видимо, время.

И в семейном еженедельном ток-шоу «Моя семья», таком веселом, легком, по-телевизионному поверхностном, не обошлось без рубрики «Маска откровения». Четыре семьи, приглашенные в студию, обсуждают проблему «кто в доме хозяин». Зрители в студии задают им вопросы после поочередного знакомства и их разговора с ведущим Валерием Комиссаровым. И вот появляется герой рубрики «Маска откровения» — немолодой мужчина, рассказывающий о том, что нужда заставила их с женой продать одну из внучек, чтобы на эти деньги вырастить другую. Валерий задает уточняющие вопросы, зрители в студии комментируют услышанное, небольшая пауза в действии, и ведущий объявляет следующую рубрику: «Семейные игры». Веселое зрелище покатило дальше.

Когда-то в 70-х авторы «Чужих писем» Наталья Рязанцева и Илья Авербах изумлялись приходу нового поколения, которое не знает, что нельзя читать чужие письма. Теперь мы раскрепостились настолько, что немыслимая человеческая трагедия — лишь элемент телешоу.

Более живой и внимательной к проблемам своих героев выглядит программа «Клуб одиноких сердец», еженедельно выходящая в эфир на канале «ТВ-6. Москва».

Она представляет собой записанные на пленку послания американских мужчин русским женщинам с предложением «руки и сердца». Снимают их в своих собственных домах, квартирах, особняках и бунгало… Создается полная иллюзия телеприсутствия зрителя в квартире кандидата в женихи. Призыв американских женихов однозначен: они умоляют русских женщин не меняться, не эмансипироваться, они устали от самостоятельных, независимых, эмансипированных…

Вот так и тянут женщину в разные стороны жизнь, журналы, феминистки. Одни требуют немедленных превращений, другие просят не меняться. Но женщина уже меняется, уже изменилась, и отголоски этих изменений видны в телепотоке…

Пресс-релиз программы «Клуб одиноких сердец» настолько красноречив, что рискну процитировать его: «Русский национальный характер, православные традиции послужили основой для рождения уникального явления. Русская женщина до мозга костей пропитана восточными традициями домостроя, но и наслышана о западных чудесах. Независимая, но жаждущая потерять эту независимость рядом с красивым и сильным мужчиной. Выигрывает этим несравнимо, так как одна она умеет подстроиться под любой стиль общения. Она умеет поддержать игру, правила которой предоставляет выбирать мужчине. Она способна полностью раствориться в муже, жить его интересами, поддерживать уют в доме, воспитывать детей, работать и помогать Ему. Она не трудоголик, но знает, что кроме нее всего этого никто не сделает!» Сказано поистине гениально.

Действительно, кто же, кроме нее…