Дождавшись Годо

Что представлял собою Московский канал ранее и в какую сторону он трансформировался? Прежнее «сожительство» «2х2» и МТК было по-своему парадоксально. «2х2» был практически первым коммерческим каналом на отечественном телевидении (хотя он и не был частным, как в приснопамятные годы перестройки полагали многие). Коммерческая ориентация побудила руководство канала к большему динамизму и большой откровенности в работе с массовым, тогда еще не испорченным слишком обильными предложениями, зрителем, к четкой структуре, во многом циничной.

Не говорю уже об отдельных передачах, где преобладали «магические» и торговые темы, сошлюсь только на ежечасные «Новости 2х2», разрывавшие любую передачу.

Правда, в контексте сугубо развлекательного вещания, каким был канал «2х2», я находил такую систему показа новостей оправданной и экономящей время зрителя. Принцип этот сохранился и на сегодняшнем «ТВ Центре», но изменился, в известной мере, характер программ канала, и для некоторых из них, серьезных аналитических передач или высокохудожественных фильмов, внедрение рекламы и новостей оказалось акцией раздражающей. Канал «2х2» широко показывал сериалы, в первую очередь дешевые латиноамериканские, и на удивление быстро перекачал себе часть стремившейся к легкому развлечению аудитории, двух основных каналов бывшего центрального телевидения. Некоторые нововведения долго сохраняли устойчивый характер, как, например, фильмы ужасов, показываемые в полночь, те же сериалы, утратившие аромат новизны и исключительности, но зато ставшие на поток, и относительное безразличие к новостям, которые в начале 90-х годов представляли судьбу отечества.

Дешевизна вещания в то время еще не резала глаз, поскольку конкуренция не вполне сложилась, а барахла на киноэкранах было значительно больше, чем на телевидении.

В контраст «2х2», предложившему форму динамичного, непретенциозного, текущего вещания, МТК занимал другую нишу — нишу городских новостей («Московский телетайп»), официоза, элегантно представленного Борисом Ноткиным (игравшим на Третьем канале роль одновременно Караулова и Киселева), а иногда и престижного развлечения, где МТК вступал в неизбежную борьбу со «старшими братьями» за массовую аудиторию. Наиболее характерный пример — демонстрация сериала «Династия», который после целого ряда перипетий укоренился именно на Третьем канале и уже в зрелом российском вещании, идущем под знаком «Санта-Барбары», доказал свою конкурентоспособность. Самая большая слабость бывшего МТК, все более очевидная со временем, — его официозный характер, возраставший по мере роста авторитета Юрия Лужкова. Это и в самом деле трудно — найти необходимый баланс между информацией о городских новостях и пропагандистским вещанием, напоминающим перманентную предвыборную кампанию.

В какую же сторону пошло московское вещание российского канала «ТВ Центр»? Первые пробные шары «ТВ Центра» свидетельствовали и свидетельствуют в первую очередь о стремлении работать, как все, только лучше. В полную силу канал должен развернуться в сентябре, а строки эти пишутся еще в августе. Но уже сейчас очевидны некоторые черты, которые придают «ТВ Центру» новый и по-своему весьма существенный вес.

Хотя на первый взгляд периодические новости столь же поверхностны, как и на былом «2х2», но, вписавшись в московское вещание, обращенное вовне, их функция несколько изменилась. Аналитически-новостийная программа Михаила Леонтьева «На самом деле» свидетельствует даже о некотором обновлении и большей свободе в сравнении с уже родными, но приевшимися информационными опытами как первых двух каналов, так и НТВ.

И хотя «ТВ Центру» пока не удается радикально решить свою главную пропагандистскую задачу: трансформацию образа Москвы в общественном мнении страны в целом, он менее сконцентрирован на тусовочно-великосветских и сугубо политических новостях, как принято сегодня говорить, «внутри Садового кольца», и поэтому менее раздражает постоянным обращением к государственным учреждениям, правительству, Думе, валютным проституткам, убийствам бизнесменов и возрождению всеобщей набожности. Правда, с превращением в общероссийский канал меньше стало и московских новостей, хотя именно они могли бы способствовать взаимопониманию с регионами, поскольку жизнь простых людей во многом одинакова, независимо от масштабов города, в котором они живут.

Что касается развлекательного и художественного вещания, то здесь Третий канал пока достаточно традиционен. Основу коллектива и руководства «ТВ Центра» составляют люди, работавшие на РТР. В отличие от Российского телевидения, до сих пор (и не по своей вине) разъедаемого противоречиями, на «ТВ Центре» этим людям удалось создать монолитную команду, обладающую большим опытом, но, быть может, не без основанний относящуюся с осторожностью к радикально новым идеям.

Третий канал может занять нишу образовательного, просветительского вещания, где после бесславной гибели «Российских университетов» непочатый край работы. Ведь, как свидетельствует опыт зарубежных телекомпаний, программы, рассчитанные на подростковую аудиторию, по рентабельности не уступают ударному прайм-тайму и уж тем более ночной эротике. У «ТВ Центра» уже есть интересные авторские программы о культуре — «Золотая фонотека» и «Наблюдатель» — с личностно и профессионально яркими ведущими П. Алешковским и М. Тимашевой. Появляются и передачи, рассчитанные на людей, тяготеющих к высоким и поисковым формам культуры, как о том свидетельствует минисериал «Парижский журнал». В профессиональном плане к нему можно предъявить целый ряд претензий, связанных с недостаточностью изобразительного материала, с чрезмерной серьезностью комментария, однако само это направление, безусловно, перспективно. И все же желание занять просветительскую нишу у Третьего канала просматривается не вполне. Похоже, надежды на возрождение образовательного вещания в большей степени связываются сегодня с туманной перспективой реконструкции Пятого канала. Боюсь, правда, что культура и образование либо опять потерпят поражение, либо окажутся в гетто сверхмалых аудиторий.

В какой-то мере честолюбие вещателей отражается и на кинопоказе канала «ТВ Центр», где наряду с традиционной, вполне заурядной продукцией изредка появляются и высокохудожественные произведения. И хотя между двумя гигантами ОРТ и НТВ найти свое место весьма трудно, коллективу «ТВ Центра» удается держаться на плаву.

Сложности у «ТВ Центра» есть и с программой «Московия», вклинивающейся в программы нового канала в результате сложной политической борьбы. А суть состоит в том, что для зрителя не имеет никакого значения, кто именно создавал ту или иную программу, зато жестко фиксируется образ канала в целом. Сама идея разбить единое, как я уже сказал, более или менее цельное и монолитное вещание «ТВ Центра» инородными вкраплениями (я не буду здесь обсуждать конкретные идейные и художественные особенности «Московии» — это тема отдельной статьи) создает весьма специфическую коммуникативную ситуацию и неминуемо вводит аудиторию в заблуждение, тем более что эти два типа вещания не разделены четко во времени, как это было с «2х2» и МТК или «Российскими университетами» и НТВ.

Упомяну еще и проблему профессионализма, важную для нового канала, на примере, мне близком. В самом начале своего вещания «ТВ Центр», единственный из «больших» каналов, объявил цикл передач, посвященных истории Каннского кинофестиваля. Структура цикла была вполне обоснованной. Первая передача посвящалась истории фестиваля в целом, вторая — участию в нем России и третья — последнему юбилейному фестивалю. Как я понимаю, часть материалов снималась на месте, часть доставалась в архивах, и в целом должно было получиться интересно для массового зрителя и поучительно с точки зрения истории кино.

Каково же было мое удивление, когда в первой же передаче я столкнулся с вопиющей небрежностью при подходе к этому чрезвычайно интересному материалу. То ведущий объявил, что в 50-е годы гостиницы «Карлтон» и «Ногай-Хилтон» стали все чаще и чаще упоминаться в прессе, что абсолютно невозможно, поскольку «Карлтон» был, а гостиницы «Ногай-Хилтон» не было, на ее месте стоял Дворец фестивалей, в котором фестиваль проходил в течение всех прежних лет. То зрителю сообщили, что на экране юная Катрин Денев времен «Шербурских зонтиков», а актриса выглядела минимум на все сорок лет, что можно было бы списать за счет неудачной съемки, если бы рядом с ней в кадре не появился актер Ришар Анконино, популярность которого приходится на поздние 70-е годы. К этому можно добавить, что фрагменты из фильмов демонстрировались на самых разных языках: здесь был и русский дубляж (это еще как-то можно было бы объяснить, если не оправдать), но был и дубляж английский в случае «Мужчины и женщины»; а уж это массовому зрителю даже понять невозможно. Можно добавить и то, что первое появление российского кино на Каннском фестивале почему-то связывалось с 1950 годом, а не с 1946-м, когда «Каменный цветок» получил приз за лучший цвет, и т. д. и т. п. Конечно, все эти придирки можно счесть брюзжанием старого специалиста, забывающего о том, что ни одна из этих деталей нормальному зрителю ничего не говорит, однако, как мне кажется, это не освобождает создателей программ хотя бы от минимального профессионализма. И уж вовсе изумляет почти полное отсутствие эксклюзивных интервью в передаче о юбилейном фестивале (вот бы где поучиться у Сергея Шолохова), отсутствие фрагментов из фильмов-победителей (которые заменяются внеконкурсным американским барахлом), весьма странный, пренебрежительный комментарий, на который, впрочем, будь все остальные компоненты на высоте, каждый ведущий имеет право.

Я позволил себе так подробно остановиться на этом цикле передач не только потому, что он непосредственно связан с кино. Дело в том, что на этапе становления каналу особенно важно быть конкурентоспособным по качеству, не оставлять без внимания ни одной детали, учитывая, что оригинальной формулы, отличающей этот канал от Первого, Второго и других, пока найти не удалось и конкурировать приходится все на той же самой территории общего вещания, рассчитанной на всех. Такое положение, безусловно, усложняет задачу тех, кто делает «ТВ Центр», но с этим нельзя не считаться.