Три прекрасные дамы

Тарусский фестиваль как ежегодный смотр российской анимации является своеобразным барометром состояния дел в этой области. На последней «Тарусе» из пятидесяти представленных на конкурс фильмов (включая телезаставки, рекламу и видеоклипы) около двадцати работ было сделано молодыми авторами до тридцати лет, в основном студентами. Уже это одно говорит о том, что российская анимация переживает активный период возрастного обновления, прихода нового поколения.

Диплом Анны Белоноговой «Никопейка» получил приз «За лучшую студенческую работу». Анна выступила здесь едва ли не во всех возможных ипостасях: как сценарист, режиссер, художник, аниматор, композитор и даже исполнитель песни собственного сочинения.

Такое совмещение специальностей возникает вовсе не от хорошей жизни. «Делать кино в одиночку — это убийственно, это непрофессионально, — говорит Анна. — Нужен хотя бы художник». Однако студенты-художники часто снимают как режиссеры, стремясь сделать авторский фильм.

Вот уже более пяти лет во ВГИКе на художественно-постановочном и режиссерском факультетах введено преподавание компьютерной графики и анимации. Студенты практически осваивают не только наиболее известные пакеты компьютерных программ по созданию и обработке изображений (3D-Studio Max, Animator Pro, Photoshop и другие), но и всю производственно-технологическую «линейку» создания фильма с использованием современной компьютерной техники — от сканирования исходного материала до озвучания, монтажа и изготовления титров. В результате студент обретает возможность в течение года практически в одиночку создать фильм (как правило, это курсовая работа, хотя есть и исключения) длительностью от двух до пяти минут. Ему уже не нужна мультстудия с традиционными цехами, он не зависит ни от чего, кроме программного обеспечения и мощности своего компьютера. Поэтому наиболее талантливые и упорные студенты выходят на диплом, уже имея за плечами по два-три авторских фильма (снятых в качестве учебных работ), побывавших на фестивалях.

Другой вопрос, что компьютерная база, которой сейчас располагает ВГИК, как считают некоторые профессионалы, годится лишь для создания учебных работ: пробовать, учиться — можно, а получить профессиональное качество такого уровня, чтобы, например, предложить снятый компьютерный фильм на ТВ, — нельзя.

Для А.Белоноговой ее диплом — уже третья работа. На 3-м курсе, в 1995 году она сняла юмористический этюд «Завтрак съешь сам!» (зарисовка, снятая на черно-белую пленку). В ноябре 1995-го фильм был представлен в информационной программе Лейпцигского фестиваля, в феврале 1996-го был в Тарусе. Год спустя была готова картина «Как Володя быстро с горочки летел» (1997, приз вгиковского кинофестиваля за лучшую работу художника). Анна в качестве второго режиссера попробовала свои силы в большой анимации, приняв участие в работе над первым отечественным полнометражным мюзиклом «Новые бременские» (режиссер Александр Горленко). Метраж ее эпизодов — 8,5 минут. Фильм должен быть закончен в 2000 году. Помимо этого как аниматор она сделала сцену для нового фильма Л.Носырева о Пушкине.

Работа над «Никопейкой» длилась около четырех лет: раскадровку и типажи персонажей Анна сделала еще в 1996 году. Фильм снят в видеоформате (на «Бетакаме»), и это было вынужденной мерой. Дело в том, что Анна училась во ВГИКе на коммерческой основе, то есть оплачивала свое обучение и все киноуслуги. У нее просто не было финансовой возможности снять диплом камерой на съемочном станке. Но лишь при такой съемке могло сохраниться мягкое отраженное свечение пастельных рисунков, которое исчезло при сканировании мультипликата.

Анну привлекают фильмы детской тематики. Можно сказать, что она прирожденный режиссер детской анимации. «Никопейка» — это история о том, как маленький мальчик ищет родственную душу, «Как Володя с горочки летел» — детская песня-считалка, «Завтрак съешь сам!» — юмористическая шутка про кота. Поэтому я немного удивился, когда на вопрос о ее планах она ответила, что уже года два вынашивает идею постановки фильма по ранним рассказам Маркеса. «Преподаватели не дали мне это сделать, убавили мой пыл, указав на проблему с авторскими правами».

Сейчас, несмотря на кажущееся внешнее благополучие творческой судьбы, у Анны пока нет ни работы, ни определенных видов на будущее, как и у ее последнего детского фильма. «Хотелось бы, чтобы фильм показали по ТВ, хочется сделать копию на пленке для ВГИКа, поскольку ВГИК возит фильмы по детским садам, показывает на утренниках, пусть хотя бы дети увидят мою работу», — говорит Анна. Замечу, что копию своего фильма для ВГИКа Анне придется делать за свои деньги — еще один парадокс.

Весной 1999 года ко мне подошла студентка 4-го курса художественного факультета Лиза Скворцова — на 1-м и 2-м курсах я читал их группе спецкурс по теории компьютерной графики и анимации — и сказала, что хотела бы показать законченный фильм. Это был «Дождь». Она сняла его самостоятельно, в свободное от занятий время. Я имел возможность посмотреть оригинальную версию, в ней еще не было упоминания о том, что это курсовая работа, и стандартных титров. Вместо них фильм оканчивался словом «спасибо».

«Дождь» завораживающе красив и загадочен. Он развивается медленно и неторопливо под дивную музыку, напоминающую одновременно западноевропейские средневековые хоралы и восточные мугамы и раги (авторы музыки и исполнители — Татьяна и Валерий Звегинцевы-Бессарабовы). Сюжет напоминает духовную притчу. Юноша со свирелью идет по мосту толщиной в человеческий волос, заглядывает вниз — и тотчас срывается с моста. Его, как марионетку, подхватывают невидимые нити и возвращают обратно на мост, а его свирель падает сквозь облака куда-то в нижний мир и там дает жизнь пастушку, который выдувает из свирели коров. Здесь с неба медленным дождем осенью опускаются спелые груши, а зимой — снежинки, напоминающие животных и людей, и так же медленно возносятся души человеческие, уносимые белыми крылатыми коровками.

В июне 1999 года «Дождь» был показан на 1-м фестивале мировоззренческого кино (его организует некоммерческий фонд научно-исследовательских разработок «Пушкинский институт»), где получил приз, а присутствовавший на показе философ Вадим Цымбурский (Институт философии РАН) во время обсуждения так интерпретировал его содержание: «Этот фильм — попытка снять неснимаемое, снять мир до его сотворения или в момент сотворения, снять мысли Бога, Его идеи, из которых создается мир, — идеи животных, солнца, дождя… — и передать то ощущение удивительной красоты, которое охватывает нас, когда мы видим этот момент творения».

Отчасти «Дождь» напоминает картины непревзойденного классика жанра духовной притчи в анимации поляка Петра Камлера, который работал во Франции в 1960-1980 годах. Однако во ВГИКе его фильмы не показывали, и о заимствованиях не может быть и речи. Честно говоря, меня поразила не только чистота исполнения, но прежде всего уровень зрелости этой работы Скворцовой. Во ВГИКе никогда не существовало мультипликации такого типа.

Из разговора с Лизой выяснилось, что она практиковала буддийские учения при петербургском буддийском храме, занималась психотехниками, описанными одним из просветленных индийских учителей Ошо (Раджнишем), по благословению монахов пещерного монастыря в Молдавии писала фреску в их келье, участвовала в проводимых христианской экуменической общиной из Тейзе (Франция) коллективных медитациях, которые собирают до ста тысяч человек из многих стран мира.

Сама она говорит о своем фильме так: «Путь человека — дождь, соединяющий небо и землю». Тем большей неожиданностью поначалу явился для меня второй фильм Лизы Скворцовой «Семь сорочек», который она сняла совместно со своим сокурсником Георгием Гитисом. Это короткая (1 мин. 35 сек.) музыкальная фантазия о сотворении праздника, поставленная как череда милых и забавных сюжетных превращений, обычно присущих детским фильмам. Здесь все предельно ясно и просто, не вызывает никаких вопросов и не требует философского комментария. И все же оба фильма похожи, как братья-близнецы, — эстетикой, стилистикой, общим эмоциональным тоном. В негласном рейтинге популярности «Тарусы»-2000 они оставили позади все прочие вгиковские работы.

«Наступила осень» — диплом выпускницы Высших курсов режиссеров и сценаристов Екатерины Соколовой. Она получила приз за лучший дебют. Это фильм из «Пушкинианы», воспроизводящий графику рисунков поэта и близкий по эстетике к работам А.Хржановского. Картина черно-белая, решена минимальными средствами, лаконична и сдержанна. Пушкин в этом фильме ребячествует — пускает кораблик, ловит лягушку, изображает пугало и т.д. И лишь в конце фильма, идущего без реплик, неожиданно проскальзывает трагическая нотка: поэт, как бы обращаясь к далекому другу, говорит: «Поверишь ли, за это время я не написал ни строчки».

Я назвал только трех дебютантов в анимации за последние два-три года. На самом деле их гораздо больше. Однако, пожалуй, дебюты пока не складываются в некую единую картину — эстетическую, идеологическую, жанровую. Каждый работает сам по себе, но и это сегодня совершенно нормальный процесс.

В целом отечественная анимация определенно переживает слегка замедленный процесс смены поколений, который происходит достаточно мягко ибезболезненно, пока что путем неуклонного повышения числа картин, сделанных молодыми. В ближайшие годы следует ожидать качественный скачок, ведь авторская анимация ныне существует практически вне экономики и политики, она создается энтузиастами профессии, зачастую готовыми работать просто для того, чтобы задуманный ими фильм стал реальностью.

«Никопейка». Автор сценария, режиссер, художник, композитор, аниматор А.Белоногова. Звукооператоры А.Цейтлин, А.Азнауров. ВГИК. Россия. 1999

«Дождь». Автор сценария, режиссер, художник, аниматор Е.Скворцова. Звукооператор А.Закржевский. ВГИК. Россия. 1999

«Наступила осень». Автор сценария и режиссер Е.Соколова. Операторы Н.Маковский, Р.Лабидас. Звукооператор В.Орел. Аниматоры С.Бирюков, Е.Байкова, А.Ильяш, Л.Муратов. Школа-студия «ШАР». Россия. 1999