Ностальгия по по помойке. «Наследник», режиссер Владимир Любомудров

«Наследник», режиссер Владимир Любомудров

Про подобные фильмы говорят: «Сейчас таких не делают». Делают, как выясняется. «Наследник» — картина свежая, 2001 года — но ощущение, что снята она году эдак в 89-м, не покидает от титров до титров. Кино за редчайшим исключением тогда производилось дешевое и сердитое и развивалось в двух направлениях: подробный анализ чернухи современности в лице путан и бандитов или разоблачительные фильмы про жуткие сумерки советского прошлого. Если в кадре появлялись, скажем, церковные купола, то можно было практически не сомневаться, что минут через пять вам непременно покажут голую бабу. Особенно удавались режиссерам иллюстрации красивой жизни нуворишей, детали которой (длинные сигареты, кнопочные телефонные аппараты и прочие ананасы в шампанском) воспроизводились с какой-то маниакальной дотошностью. Играли в фильмах несчастные советские актеры старой школы, которых безденежье лишило не только гордости, но, кажется, и элементарного профессионализма. Неудивительно, что за этим кратким периодом эротических буйств и духовных оргий последовал тяжелейший кризис, едва не погубивший отечественное кино как таковое.

Кино, однако, потихоньку возродилось, и вместе с качественными лентами на поверхность всплыл ржавый, облепленный мусором и водорослями скелет старого доброго перестроечного трэша. В «Наследнике» для странных любителей поностальгировать по помойке есть все, чтобы прослезиться.

Сюжет (директор банка, бывший функционер, хранящий исчезнувшее золото партии и ударившийся в совесть, передает дело сыну, некогда оставленному) укреплен сильной религиозной метафорой. Директор (Александр Пороховщиков) финансирует реставрацию храма, который сам, будучи секретарем обкома, в советское время разнес на кирпичи для строительства. И тут, конечно, без голых баб никуда. Сначала молодой герой увидит свою любовь, волоокую дочь священника.

А потом с ней, с любовью, въедет в церковь на джипе под бухающее на все село диско (деталь: песенку эту исполняла поп-группа Army of Lovers, название переводится как «Распятие») и попробует взять деву силой. В финале юный подонок, позабыв наставление убитого отца, задумает построить на церковных землях игорный рай типа Лас-Вегаса, за что в храме опять-таки (где же еще) будет убит благообразным священником (актер Романов, главный батюшка кооперативного кино) из двустволки. Священник потом соберет вещички, сядет на велик и поедет искать другой приход.

Такого рода переборов в «Наследнике» множество, чем он, собственно, и ценен. Призванный быть неимоверно роскошным, особняк миллионера сильно напоминает корпус лишенного государственных дотаций ПТУ в глухой провинции (благодарность какому-то техническому училищу, кстати, присутствует и в титрах), а внутренняя планировка начинается запросто со спальни (у миллионеров свои причуды). В спальне, на безразмерном ложе, утыканном сотней свечей, дни напролет валяется молодая жена директора. Жена раскладывает пасьянсы, меняет прозрачные сорочки, литрами пьет горькую, демонически смеется и соблазняет окрестную живность. В кабинете заместителя директора, бывшего кагэбэшника, вместо логичного Феликса Эдмундовича висит портрет ни в чем не повинного французского ученого Рентгена. «Вы знаете, почему у меня на стене Рентген? Потому что я вижу всех насквозь». Веские размышления о духовности и власти (на просмотре в особо чувствительных местах один жизнелюбивый критик заходился в приступах гомерического хохота) чередуются с криминальными разборками и устранением конкурентов. Последний конкурент погибает на заминированном катере, и взрыв (цивильно устроенный хитрым оператором за кустиками на берегу) по мощности и зрелищности равен эффекту от брошенной в костер цистерны с бензином.

В общем, «Наследник» принадлежит к тому ряду картин, писать о которых — ни с чем не сравнимое наслаждение. В то время как ощущения по ходу просмотра куда более сложные. Представьте, что с вами совершают насильственный половой акт под чрезвычайно настойчивый перезвон церковных колоколов. Как справедливо учат психологи, остается расслабиться и попробовать получить что-то вроде удовольствия.