Оливье Даан: «Полезно менять стиль»

В Москве прошла Неделя французского кино, организованная посольством Франции в России.

Не став значительным художественным событием, Неделя тем не менее вызвала огромный интерес у публики, вновь доказав, что кинематограф Франции — одна из главных надежд российских прокатчиков.

Мы представляем читателям новое для нас имя: Оливье Даан — режиссер фильма «Жизнь обетованная», который привлек внимание зрителей и критиков, прежде всего, новизной и необычностью рассказанной в нем истории и выразительной игрой Изабель Юппер, появившейся в неожиданной для себя роли.

Интервью ведет Александр Брагинский

"Жизнь обетованная"

Александр Брагинский. Наши зрители вас не знают. Расскажите, как вы пришли в кино.

Оливье Даан. Я родился в Марселе. Там закончил лицей, Школу изящных искусств — по первой профессии я художник. У меня нет кинематографического образования, но я изучал историю искусства. Начинал с короткометражек, это было еще дома, в Марселе. Переехав в Париж, снимал и короткометражные фильмы, и клипы. У меня их немало, я набил на них руку. В 1997 году мне предложили сделать полнометражную картину. Сценарий назывался «Брат», он мне не очень нравился, однако продюсеры настояли на своем, и фильм я снял. Но говорить о нем мне не хочется. Полнометражным дебютом считаю свою вторую картину — «Уже мертв», снятую в 1998-м. Я работал на ней с молодыми актерами — Бенуа Мажимелем, например, который потом прославился, снявшись в «Пианистке» Михаэля Ханеке. Затем я решил экранизировать мою любимую сказку «Мальчик с пальчик» Шарля Перро.

Александр Брагинский. Насколько мне известно, фильм получился не совсем детский. Оливье Даан. Он пугает, действительно. Но я все равно считаю его сказкой для детей. Ведь сказка всегда пугает, так что претензии на этот счет я отметаю. Я делал картину с любовью к детям.

Александр Брагинский. Я прочитал, что вас называют «ориентированным режиссером».

Оливье Даан. Мне самому это не очень понятно. «Ориентацию» я меняю постоянно. «Уже мертв», например, был насыщен музыкой, в нем я активно использовал трюки. Сегодня это меня не интересует.

Александр Брагинский. Обратимся к вашему последнему «младенцу» — показанной в Москве «Жизни обетованной». Мне не очень понятно название картины. В нем заключен библейский смысл или речь идет о жизни, которая обещана героине после всех выпавших на ее долю испытаний?

Оливье Даан. Детей часто обманывают, обещая им прекрасную жизнь — как землю обетованную. Я хотел рассказать о том, как живет женщина, которой в детстве сулили счастье, радость, успех, но потом ничего из обещанного и долгожданного не осуществилось.

Александр Брагинский. Есть ли нечто общее в ваших трех фильмах?

Оливье Даан. Многое. Все три рассказывают о героях, которых кто-то бросает. И о том, что детство никогда не кончается. Задумывая новую картину, я всегда пытаюсь представить себе, каким мой герой был ребенком. Это позволяет посмотреть на персонаж с неожиданной точки. Александр Брагинский. Ваша героиня бросила на произвол судьбы дочь. Потом сына и мужа. Вы ее понимаете? Почему она это сделала? Оливье Даан. Потому что была не способна решить свои проблемы. Нельзя сказать, что она сама выбрала древнейшую из профессий. Просто она оказалась в таком положении, когда ничем другим не могла заняться. Наш фильм рассказывает о том, как сильный человек — а наша героиня натура сильная — обречен на неустанный поиск: она ведь обретает не только дочь, но в какой-то мере и сына, пусть он пока не знает, кто эта дама, которая наконец, после долгих путешествий по Франции, все же его находит. Возможно, героиня Юппер обретает и личное счастье, ведь встреча с бежавшим из тюрьмы Жошуа много обещает, герои искренне привязаны друг к другу.

Александр Брагинский. По жанру ваш фильм скорее драматическая комедия, но ближе к финалу он вдруг становится мелодрамой. Меня очень тронула сцена встречи с сыном. Не считаете ли вы, что эта встреча ставит точку в эволюции характера героини? Оливье Даан. Конечно. Впрочем, для меня весь фильм — мелодрама.

Изабель Юппер и Оливье Даан
Изабель Юппер и Оливье Даан

Александр Брагинский. На роль героини, Сильви, вы пригласили звезду. Изабель Юппер согласилась. Как это произошло?

Оливье Даан. Когда я снимал «Мальчика с пальчик» и подумывал о новом фильме, я отправил Изабель синопсис «Жизни обетованной». Ее заинтересовала тема, заинтриговал характер героини: она прежде не играла такие роли. Потом моя жена написала сценарий, Изабель прочитала и дала добро. У моей жены это первый сценарий, вообще-то она писательница, пишет прозу. Так все и сладилось с Изабель. Кстати, я потом узнал, что она видела мои фильмы.

Александр Брагинский. Как вам работалось с ней? Говорят, вы не признаете режиссерский сценарий, не любите репетировать. Актриса наверняка столкнулась с таким методом впервые. Как она реагировала, когда режиссер приходил на съемку, не зная в точности, что будет снимать? И еще: этот фильм можно назвать монофильмом?

Оливье Даан. Монофильмом? А, понимаю. Потому что в центре одна актриса, а все другие артисты как бы кружат вокруг нее? Можно сказать и так. Но нужна актриса такого калибра, как Изабель Юппер. Только тогда это может получиться. Что касается того, как восприняла Изабель мой метод работы, то, должен признать, сначала весьма настороженно. Но она такая великолепная актриса, что может работать при любых обстоятельствах. Вы догадались: я прихожу на съемку, не зная в точности, что буду снимать. Но уверен, что в режиссерском сценарии все равно всего не предусмотришь. На съемке вдруг оказывается возможным добиться таких вещей, о которых не подумал заранее. И, монтируя, вдруг находишь план, который меняет всю концепцию сцены. В этом гениальность искусства кино. Александр Брагинский. Изабель Юпппер, действительно, иная, чем в своих прежних фильмах. Она сразу поняла ваш замысел?

Оливье Даан. Мне очень хотелось показать ее иной. Многие актеры не любят менять сложившийся образ, но Изабель это было интересно. Притершись, мы хорошо работали вместе. Изабель давно не играла героиню, чьи поступки продиктованы не столько разумом, сколько чувством, нервами. С ней было непросто сначала. В первую неделю она была холодной, отстраненной, она как бы защищалась. Но мы ее растопили.

Александр Брагинский. А какие у нее были отношения с Мод Форже? Как вы нашли эту молодую актрису на роль Лоранс?

Оливье Даан. Через кастинг. Мод девятнадцать лет. Она только начинает сниматься, Лоранс — ее третья роль. Они с Изабель хорошо понимали друг друга.

Александр Брагинский. Теперь я хотел бы спросить вас о новой работе. Почему вы решили снимать продолжение «Багровых рек» Матье Кассовица? Это должно так отличаться от ваших интимных картин, от камерных психологиче-ских историй, которым вы отдаете предпочтение… Оливье Даан. Во-первых, Люк Бессон написал превосходный сценарий. Во-вторых, полезно менять стиль и темы своих фильмов.

Александр Брагинский. Вы будете работать с теми же актерами, что и Кассовиц?

Оливье Даан. Бенуа Мажимель заменит Венсана Касселя в той же роли. Я не стану пересказывать сюжет. Скажу только, что все вращается вокруг религиозной, христианской истории. Это фильм в большей мере, чем другие мои картины, будет наполнен насилием.

Москва