Алла Демидова: «Я давно мечтала сыграть благородную старушку»

Беседу ведет Нея Зоркая

Нея Зоркая. Ведь вы сразу согласились ехать в Одессу, как только прочли сценарий, не так ли? Кира Георгиевна ошибается, когда в своем объемистом интервью для российского журнала «Итоги» (2004, № 45) заявляет, что «Алла начинала работу в фильме, не скрывая некоего презрения к материалу, повторяла: «Я актриса не бытовая»…

Кира Муратова и Алла Демидова на съемках фильма «Настройщик»
Кира Муратова и Алла Демидова на съемках фильма «Настройщик»

Алла Демидова. Свидетельствую, что не так! Сценарий читать мне Кира не давала, потому что боялась сглазить. Прекрасно помню, как еще летом

2003-го вы рассказывали про любопытный сценарий с детективным сюжетом, найденным в переизданной старой книжке.

Н. Зоркая. Перспектива работы с режиссером Муратовой — это понятно! А чем же вас привлекла «бытовая» провинциальная дама в своей старомодной квартире с мебелью «жакоб», севрскими настенными тарелками и прочим, как теперь выражаются, антиквариатом? Чуть раньше вы снимались в роли Алисы Коонен в фильме Бориса Бланка «Смерть Таирова» — вот это завлекательно: великая актриса, незаурядная личность, легенда etc. Не говорю уж о ваших последних «объектах» на сцене и концертной эстраде: Медея, Гамлет, Библия…

А. Демидова. Роль Алисы Георгиевны Коонен — совсем другое. Там не было по-настоящему ни одной игровой сцены. Я собрала фотографии, перечитала мемуары, прослушала записи, выкрасила волосы в черный цвет. Вышло похоже не столь лицом, сколь пластическим рисунком — позами, интонациями, статическими мизансценами. Голос то низкий, то игровой. Говорят, похоже. Но это скорее ожившие картинки.

А в «Настройщике» — характер, внутреннее состояние. Здесь не нужно искать ни позу, ни голос, хотя я понимаю, что от внешнего рисунка всегда очень завишу. А здесь особенно…

Я знала про эту женщину все еще до съемок — как еще в Театре на Таганке знала все про свою Милентьевну в «Деревянных конях». Даже монолог ей тогда написала, его принял автор — Федор Абрамов. Так теперь и про Анну Сергеевну все-все знала. И ее биографию, и как она вела бы себя в любой ситуации, и любую ее реакцию.

Н. Зоркая. Ведь в кино это ваша первая возрастная роль?

А. Демидова. Пожалуй, да. Правда, у меня и раньше бывали героини старше моих тогдашних лет. Еще когда я снималась в роли Спиридоновой в «Шестом июля», мне говорили: «Алла, вы еще успеете играть возраст!» Но меня тогда проблема возраста не интересовала, интересовал волевой характер.

Но я давно мечтала сыграть благородную старушку, неглупую, добрую, простодушную, наивную — помните, например, фильм «Шофер мисс Дей-

зи«? Старушку, которая нам бы нравилась, постоянно оставалась мила и приятна, но, конечно, не молодилась.

Н. Зоркая. Однако Анна Сергеевна не получилась у вас старушкой — божьим одуванчиком, она прежде всего именно дама. Дама «со следами былой», согласно лексикону мужчин-ловеласов. Недаром и авантюрная парочка, Лина и Андрей, именуют ее всегда «теткой», а не «старушней» или «бабкой».

И возрастная разница между нею и Любой — Руслановой не особенно прочитывается: по сценарию Любе — сорок, Анне Сергеевне — шестьдесят. Разница скорее в темпераменте, в пластике: корпулентная, порывистая, быстрая Люба, изящная, мягкая, аристократичная Анна Сергеевна. Дуэт вышел бесподобный, радость смотреть ваши с Руслановой парные сцены.

Алла Демидова в фильме «Настройщик»
Алла Демидова в фильме «Настройщик»

А. Демидова. Сначала у Киры моя героиня была грубоватее, проще. Ближе к Любе, какая она у Руслановой. Русланова — прекрасная, высокопрофессиональная актриса, иметь такую партнершу хорошо, а наблюдать ее игру на площадке сплошное наслаждение. Я с удовольствием следила за ее сценами. Жалею, что не сняли несколько ее крупных планов — трогательных, эмоциональных. В кино такие тонкие нюансы приходится укрупнять. Ведь Люба только внешне ладная и умелая, в душе-то тоже неприспособленная и наивная. У меня Анна Сергеевна кокетливая, Кира находила, что слишком.

Н. Зоркая. В журнале «Огонек» написали, что пожилая дама попросту влюбилась в настройщика Андрея, так ли это?

А. Демидова. Нет-нет, конечно, нет. Это бессознательное кокетство при общении с симпатичным ей молодым человеком.

Мои планы иной раз казались Кире слишком высветленными. Она заставляла их переснимать и делать более резкими.

Значит, поначалу приятельницы были похожи. Обе богаты, вдовы, одинокие. Люба даже богаче, у нее дом-вилла. Мою Анну Сергеевну Кира «подстраивала» под Русланову, предпочитала четкие цвета. В одной сцене мы были даже в одинаковых накидках.

Сшили нам костюмы (потом я заменила некоторые своими собственными платьями). Пришла гримерша и стала у меня на голове громоздить что-то вроде «халы» — помните, была такая прическа в моде. Я ей говорю: «С такой прической я сама кого угодно обману. Мне нужны кудельки, букольки». Гримерша: «Это уже у Литвиновой».

Тогда я увидела валявшийся белокурый паричок пастушка из какого-то старого фильма, напялила его задом-наперед, и вышло как раз то, что мне нужно: легкие, пушистые кудряшки.

Н. Зоркая. Между прочим, я слышала мнение, что вы похожи не с Любой, а вовсе с Линой. Наверное, из-за этой общей белокурой кудрявой головки. Может быть, и потому, что Литвинова (думаю, это лучший ее выход на киноэкран) тоже элегантна, чем-то действительно старшую даму внешне напоминает. Правда, перед нами и антиподы: Лина — сволочь, мерзавка, воплощение эгоизма и самолюбования, хотя и богато одаренная натура. Искусственна в каждом своем жесте. А Анна Сергеевна — абсолютно естественная, какая уж есть (а от природы очаровательная!), «экстравертированная», то есть, по определениям психологов, обращенная вовне, к другим.

Алла Демидова на съемках фильма «Настройщик»
Алла Демидова на съемках фильма «Настройщик»

А. Демидова. Никакого сопоставления с Линой у меня в замыслах не было, и от Киры я этого не слыхала. Но если кому-то видится, пусть будет. Мне тоже нравится работа Литвиновой, она здесь очень на месте.

Н. Зоркая. Все существование Анны Сергеевны в фильме (а раньше в сценарии) направлено не на себя — на других. Прямо с первой сцены, где настройщика она разыскивает не для ремонта пианино в своем доме, а для подруги, которая недовольна состоянием инструмента.

А. Демидова. Кире важны были всякие мелочи. Например, история с сыром. У Анны Сергеевны стали исчезать из холодильника дорогие продукты — маслины, баночка икры. У нее такой текст: «К нам ходит по воскресеньям один славный мальчик Саша, он очень любит сыр, так вот я специально к его приезду купила грамм триста…» Для Киры почему-то было важно выделить и потянуть «сы-ыр». Я, правда, не поняла, зачем, но если режиссер просит — пожалуйста!

Н. Зоркая. А квартира, хотя и загружена ценными вещами, открыта, без замков и запоров. Какой-то благотворительный клуб, спевки, музицирование… Анна Сергеевна вписана в свой интерьер, заполненный вещами, но не захламленный, уютный, со вкусом. Где происходили съемки?

А. Демидова. В натурной декорации. Это настоящий дом антиквара, все настоящее, комнаты, кухня. Все аксессуары подлинные. А второй дом, то есть Любы, — где-то на краю города, надо идти-идти, трущобы, заросшее болото, ржавые трамвайные рельсы и вдруг оазис — роскошная вилла. В доме все рукотворное, но несколько безвкусно. Тоже работает на тему.

Мне очень понравилась Одесса. Это, конечно, не украинский и не русский, не еврейский, а морской город. Старинный, провинциальный, губернский. Уникальный. Там все немного абсурдно. Рядом с гостиницей «Красная» (я там жила в 1965-м, снимаясь на Одесской студии), которая сейчас на ремонте, особняк, где квартировал Пушкин. Бронзовый Пушкин спускается с тротуара. Он небольшого роста, и, проходя мимо, его можно не заметить и толкнуть плечом. А сами тротуары ужасающие — дыры, ухабы.

Город — прозрачный. Если в районе есть сумасшедший, его все знают.

На пляже существует валун, где девочки снимаются в позах из модных журналов. Туда же подъезжают свадебные кортежи, чтобы сняться на фоне моря и этого камня. Провинция, но уникальная.

Быт у них игровой, быт огромной коммуналки. У одессита спрашивают: «Где вокзал?» Он отвечает: «Там же». Дворничиха метет площадку, там на солнце греются кошки, каждую она обметает вокруг. Иду с маленькой собачкой на руках, с моим пекинесиком. Кричит: «Куда ты с псом? Не видишь — здесь кошки отдыхают!»

И Кира органично впитала дух города. Да и любимые ее типажи, монстры, которыми наполнены все ее картины, и «Настройщик» также, — ведь это все Одесса. И ее «стремление к кунсткамере» — буквальное выражение из текста документальной картины «Кира» В. Непевного. Вставные номера, вкрапления всегда симпатичных уродов, бомжей, психов, оригиналов — как лирические отступления в «Евгении Онегине»! Они создают объем и атмосферу. Моя собачка вызывала на улицах постоянное любопытство и симпатию. «Какая порода?» — спрашивает незнакомая женщина. «Пекинес», — отвечаю. «Пекинес? Значит, из Пекина, китаец? Странно! А глаза русские!» Глаза у Микки карие, огромные, выпуклые.

Н. Зоркая. Про Микки в «Настройщике» расскажите. Не буду повторять удачные, но уже отработанные журналистами отсылки вашей Анны Сергеевны к ее чеховской тезке, даме с собачкой. Тем более что Микки уже имеет собственное «реноме» в кино: отлично снялся и в титрах значится среди исполнителей ролей. Здесь он вам нужен был «со значением» или просто из-за вашей к нему привязанности, нежелания надолго расставаться?

А. Демидова. Я люблю животных в кадре рядом с собой. В «Стакане воды» это была черная ворона герцогини Мальборо. В «Настройщике» — Микки. Он мне нужен был как родная душа. И выполнил свою задачу.

Когда я Кире сказала, что хочу сниматься с ним вместе, она заметила: «Помните, что животные на экране всегда переигрывают актеров?» Я сказала: «Пусть!»

Он уже старенький, пушистая пекинесская шерсть облезает, спинка голая. Я сначала прикрывала его, но Кира сказала: не закрывайте, разговаривайте с ним. И мне кажется, что она полюбила Микки. Во всяком случае, когда я звоню в Одессу, она всегда меня спрашивает, как Микки поживает.

На озвучании ему поставили микрофон, а он заснул. Тогда я взяла

швабру, и он залаял, что и требовалось.

Н. Зоркая. Он всех и переиграл! Недаром именно он после переворачивающего душу финального монолога Анны Сергеевны, прижавшись у вас на коленях, своим коротеньким и тихим «гав-гав!» как бы ставит точку всей экранной истории.

Алла Сергеевна, вы хотели бы снова сняться у Муратовой?

А. Демидова. Кира спросила: «Пойдете еще раз ко мне в картину?» Я ответила: «Да, если дадите мне роль, противоположную этой». Она: «Тогда вам надо сыграть Демидову или Муратову».