Реальное кино. Манифест

Призрак бродит по неигровому кино — и отечественному, и зарубежному. Призрак «просто правды», которая, как оказалось, куда сложнее извлекается из снимаемой реальности, чем правда художественная. Манифест «Реальное кино», созданный Виталием Манским не без доли иронической провокации, вносит свою лепту в нескончаемую дискуссию о целях и средствах кинодокументалистики, степени ее документальности, мере допустимого авторства и ее взаимоотношениях с жизнью.

Фото Н.Павлова
Фото Н.Павлова

Как только документальное кино стало искусством, оно перестало быть документальным.

Присутствие на экране реальных событий, людей, предметов использовалось для создания самостоятельных артефактов, имеющих иногда смысл, противоположный перенесенному на экран факту или событию.

Все это имело место до возникновения реального кино, нового кинемато-графического направления, являющегося продолжателем «Кино-правды» Дзиги Вертова и cinema verite.

Опираясь исключительно на реальность, реальное кино сохраняет право на авторскую субъективность и подтверждает основной постулат искусства — создание художественного образа.

Реальное кино не ниспровергает труды предшественников и не является конечной точкой в эволюционном развитии неигрового кинематографа. Вершина — это сама реальность, которая вряд ли уместится когда-либо в ограниченные рамки кадра. Скорее наоборот — реальность поглотит кинематограф, превратив его в одну из своих субстанций. Но как это будет выглядеть, сегодня сказать не может никто. А пока —

РЕАЛЬНОЕ КИНО

1. Отсутствие сценария.

Сценарий и реальность несовместимы. До начала съемок определяется только место, где начинаются съемки фильма, иногда его герои и общая концепция. С началом съемок драматургию определяют только реальные события.

При этом реальное кино не претендует на беспристрастную фиксацию факта. Реальное кино — не копия реальности.

2. Для автора в процессе съемок нет никаких ограничений. Кроме юридических.

Этические вопросы решаются не на съемках, а в процессе монтажа фильма.

Для погружения в пространство снимаемого объекта и в мир героев допустимы все существующие технологические методы: привычная камера, кинонаблюдение, скрытая съемка и т.п.

3. Автор не должен становиться заложником технологии.

Кинопленкой, студийным звуком и светом, ракурсом и композицией можно пренебрегать ради фиксации реальных событий. Качество изображения вторично. Реальность первична.

4. По ходу фильма автор должен титрами сообщать зрителю время и место съемки.

(Если это не может нанести вред снимаемым объектам или персонажам.)

5. Никакой инсценировки и реконструкции.

Автор может провоцировать героев на любые действия и сам может быть участником событий. Игровой же элемент в реальном фильме присутствовать не может.

6. Ограничений в длительности фильма нет.

Вплоть до бесконечной, прямой трансляции.

7. Отказ от понятия «конец фильма».

Никакой фильм не может быть завершенным, так как реальность бесконечна. В результате автор в любой момент может делать новые версии фильма и продолжать съемки после первого публичного показа. В финальном титре вместо слова «конец» ставится дата первого публичного показа данной версии фильма. В случае создания новых версий дата первого публичного показа указывается после даты (дат) показа предыдущих версий.