Не хуже — не лучше

Закончился очередной чемпионат Европы по футболу.

Жизнь вновь потеряла смысл после 29 июня.

Людям некуда спешить после работы, непонятно, чем заняться в первой половине ночи. Начало рабочего дня вновь стало рутинным, обыденным. Закончилось действо, которое перевернуло многие представления о значении личности, патриотизме, понимании истоков побед и т. п.

Футбольная ярмарка позволяла уйти от неприятных жизненных и профессиональных проблем, легко переводя любой разговор на футбольную тему. На замечание начальника о вашей профессиональной неудаче можно было спокойно откликнуться репликой: «Ну как вам пас Семака вчера?»

Провалы сборной в течение двадцати лет и — впервые приглашение иностранного тренера. Большинством профессионалов, связанных с футболом, оно было воспринято в штыки. Их главными аргументами были: незнание языка, менталитета, принадлежность к другой религии. К слову, почти 90 процентов голландцев атеисты. Той небольшой группе людей, которая не высказывала протест против назначения Хиддинка, было интересно, может ли распространяться его пресловутая «везучесть» на игру абсолютно бесперспективной, по мнению многих, сборной России в абсолютно нерусскую игру футбол.

В течение двух лет Хиддинк подливал масло в огонь своих противников — начиная с появления в красных штанах в первый свой краткосрочный приезд в Москву для подписания договора, с редких посещений страны, где он стал главным футбольным тренером, и кончая невыразительными матчами, и товарищескими, и отборочными. Иначе как везением нельзя было расценить попадание нашей сборной на чемпионат.

Мало кто обращал внимание на то, что Хиддинк давал пространные интервью, в которых не уходил от каверзных вопросов, ставил точные диагнозы и намечал пути решения проблем. Мало кто заметил, что Хиддинк реально оценивал возможности своих игроков, не предъявлял им беспочвенные претензии, добивался своего понимания футбола. Большинство критиков потирали руки перед началом чемпионата, увидев изменение концепции игры в обороне с полной сменой игроков.

Перед началом чемпионата российские клубы и сборная одержали выдающиеся победы в различных видах спорта. Безусловно, эти успехи оказались ответом на изменения, происходящие в стране, на повышение финансирования спорта государством и т. п.

Интересно, что же объединило эти победы (мужской и женский баскетбол на Евробаскете, «Зенита» в УЕФА, женского подмосковного «Спартака» и мужского ЦСКА в баскетболе, хоккейной сборной на чемпионате мира...)? Большинством этих команд руководили зарубежные тренеры, кроме Быкова в хоккее, более десятка последних лет жившего и работавшего в Швейцарии, впрочем, выигрыши женских чемпионатов Европы по баскетболу (тренеры Грудин и Клейменов) стали исключением, достижения блестящего Тарпищева стоят особняком в мировом теннисе.

Оказалось, что беспримерный подъем патриотизма, возникший в России благодаря победам в спорте, основан не на «национальной идее», «cвоем пути», «самобытности» и других абстрактных утешениях, а «просто» на классной работе профессиональных менеджеров, которая позволила проявить высочайшее мастерство наших спортсменов.

Очень интересные трансформации болельщиков происходили во время первого матча с испанцами, которые я наблюдал в спортивном баре. Сначала все болельщики стоя исполнили гимн России. После третьего гола в наши ворота уже аплодировали испанцам и смеялись над своими. Успех Павлюченко при счете 3:1 сопровождался общим ликованием и алкоголем за счет заведения. Четвертый гол в наши ворота был принят в полной тишине, и мгновенно все стали болтать о чем угодно, только не о футболе.

По мере продвижения нашей сборной к Олимпу происходили поразительные перемены российских болельщиков. Две победы над Грецией и Швецией и выход в четвертьфинал, что уже являлось несомненным успехом сборной, которая приехала на «чужой» праздник, подняли уровень патриотизма на небывалую высоту.

Выигрыш в блестящем стиле у голландцев — одной из самых играющих и сильных команд, которая, конечно же, не ожидала от нас такой прыти — превратил истерию патриотизма в гордость за свою сборную и, самое главное, уже на уровне подсознания, за принятие, пусть, конечно же, условное, в клуб футбольных держав.

Такое количество счастливых и неагрессивных людей я не видел в Москве с августа 1991 года.

Проигрыш испанцам — удел сильных — не был воспринят как трагедия.

Хиддинк успел за короткий срок обучить наших игроков только атакующей тактике. В поединке, где нужно «терпеть», нас обыграла более классная команда.

Вспоминая свою поездку в качестве члена команды болельщиков на предыдущий чемпионат Европы в Португалию, я рассказывал семье о стране, об океане, о морепродуктах и вскользь... о футболе.

Там играла «отбывающая номер» сборная. Основной темой разговоров были ее внутренние проблемы, необъективные судьи и прочие «традиционные ценности».

Наша сборная была лишняя, и мы тоже были лишними на том празднике футбола. Никто из болельщиков из других стран не хотел меняться с нами футболками и другой атрибутикой. В июне 2008 года невозможно было приобрести майки с российской символикой, которые раскупали австрийцы, немцы и прочие члены ЕС, не потому, что возросла экономическая или какая-либо другая мощь нашей страны, а потому, что наша сборная играла в красивый футбол и была полноправной, одной из самых ярких команд на нынешнем празднике.

Очень смешно, а точнее, грустно проявили себя СМИ во время чемпионата Европы, не привыкшие к настоящим, а не выдуманным победам. Многие журналисты восприняли задачу освещения чемпионата как пропагандистскую акцию. Заголовки типа «Завтра будет раздавлена Испания», «Разорвем на куски», «Воспоминания о Полтаве» переходили из издания в издание. Особая «глубина» в обсуждении истоков побед обозначилась, когда болельщики — а за ними и СМИ — заговорили о «фартовости» и «нефартовости» телевизионных каналов и спортивных комментаторов, апофеозом чего стало требование перенести трансляцию матча с Голландией с Первого канала на канал «Россия».

В чем феномен всеобщего внимания к чемпионату?

За последние годы мы отвыкли от такого количества телевизионного времени с участием россиян, выступающих в прямом эфире с непредсказуемым результатом действия.

Отсутствие дебатов, представляющих разные точки зрения, привело к тотальной апатии и переориентировке на идеологическую жвачку, спускаемую сверху. Выбор и назначение людей на какие-то должности, про которых не известно ничего, кроме фамилий, заменил диспут на гадание из-за отсутствия какой-либо информации.

И тут тебе маленькое неудачливое «государство» — футбольная сборная России — и выбранный среди прочих Гус Хиддинк, про которого известны не только год и место рождения, но и весь жизненный путь, идеи, профессиональные победы и неудачи и даже книги, написанные не после назначения на высокий пост тренера национальной сборной, а задолго до того.

Так что необыкновенная наша привычка идти по не нами выбранному пути и горячо его поддерживать не убила любви к импровизации и созерцанию непредсказуемости, а также способности к оценке правильного выбора.

Мой друг, известный футбольный комментатор, рассказывал, что кроме нынешнего тренера нашей сборной иностранные журналисты хорошо знают о великом русском вратаре Льве Яшине и о Карпине и Мостовом — благодаря их успешной игре в одном из европейских клубных топ-чемпионатов. Начиная с нашего третьего матча, российские журналисты в основном выполняли функцию «справочного бюро», давая информацию о российских футболистах, до тех пор мало известных широкой публике.

В футбольном мире игрок становится известным, если проявил себя в ведущих европейских чемпионатах, Лиге чемпионов, а также на чемпионатах Европы и мира.

Значение кубка УЕФА сегодня настолько невысоко, что его ждут в ближайшем будущем большие перемены. И вдруг весь мир увидел целую россыпь неизвестных футболистов, показавших тотальный футбол в лучших его проявлениях.

К сожалению, на этом чемпионате среди судей не было наших представителей. Ужасный провал лучшего российского судьи Валентина Иванова на португальском чемпионате закрыл — надеюсь, только временно — дорогу нашему судейству на европейские и мировые чемпионаты.

Доброжелательность, уверенность в себе, отсутствие боязни совершить ошибки позволяют зарубежным рефери не впадать в панику при принятии неправильных или спорных решений и успешно доводить футбольные спектакли до конца. Изменение психологии наших судей, как это успешно сделал с футболистами Хиддинк, и, как следствие этого, исчезновение вечного сомнения всех в их профессионализме позволит отечественным арбитрам вернуться на мировую футбольную арену. А они этого заслуживают.

За месяц мы стали более полноценными членами Европы, чем за предыдущие годы многочисленных полемик о несправедливости отношения к стране, о «вражеском окружении» и т. д. Оказывается, мир объединяют талант и профессионализм.

Тренер-голландец по очереди поставил игру в мусульманском «Фенербахче», католической «Валенсии», протестантской Австралии, буддистской Корее и православной России. Люди в первую очередь играли за себя, свою семью, страну и оказались «красавцами», которыми можно гордиться.

Будущие победы и поражения будут оцениваться гораздо трезвее, потому что, почувствовав уверенность и силу, человек способен иначе воспринимать окружающий мир, причины происходящих — не только футбольных — событий. И находить адекватные решения.

Слава богу, что события этого чемпионата остановили пустой патриотический пафос, так как мы оказались действительно не хуже и не лучше других, а одними из.

«Дух огня» – 2017. Небо в алмазах

Блоги

«Дух огня» – 2017. Небо в алмазах

Евгений Майзель

Камбоджийская фотогения, польская обсессия, гримасы революционного Каира – Евгений Майзель рассказывает о фильмах-победителях международного конкурса фестиваля кинематографических дебютов.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Новости

«Дух Огня» отметит 15-летие

22.02.2017

С 3 марта по 9 марта в Ханты-Мансийске пройдет 15-й международный фестиваль кинодебютов «Дух огня». За неделю на семи площадках обещают показать не менее сотни фильмов. Публикуем полностью две основные конкурсные программы, международную и российскую.