Logo

Alter ego. Сценарий

В десятом классе тишина. Красавица Лара стоит у доски и старательно чертит ось координат. Скрипит по доске мел. Лара опускает руку с мелом. С недоумением смотрит на тригонометрическое уравнение на левом поле доски, написанное твердой, очевидно, учительской рукой. С тоской смотрит на учительницу Наталью Сергеевну. Наталья Сергеевна сидит за своим столом над раскрытым журналом. Лицо у нее усталое, невыразительное; одета просто. Красная ручка занесена над списком фамилий.

Учительница наблюдает за Ларой.

Лара бросает взгляд на класс. Класс ждет. Кто-то тихо переговаривается на задней парте. Лара пытается уловить взгляд одного из мальчиков, Саши. Очевидно, она сидит с ним вместе в среднем ряду (место рядом с ним сейчас свободно, но лежат на «свободной» половине стола тетради, учебник, ручки; и сумка лежит на рядом стоящем стуле). Саша отвечает скучающим взглядом. Лара поворачивается к доске и неуверенно рисует в системе координат функцию.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а (устало). Нет, это невозможно.

Лара опускает руку и смотрит на Наталью Сергеевну. Учительница уже глядит в журнал. Ручка опускается перед Лариной фамилией.

Л а р а (жалобно). Наталья Сергеевна!

Вдруг грохот отвлекает учительницу. Она поднимает голову. Это вскочил мальчик, сидевший перед Сашей, — Митя. Он вскочил так резко, что стул грохнулся. Класс смотрит изумленно, как Митя вспрыгивает прямо на стол первого ряда. Девчонки за этим столом взвизгивают (это две неразлучные подружки — Валя и Галя), Митя перескакивает на подоконник, поворачивает ручку, распахивает окно, становится на карниз.

М и т я. Если вы ей поставите двойку, я спрыгну!

Ребята привстают на первом ряду, смотрят вниз, куда собирается спрыгнуть Митя с их третьего этажа. Кто-то хихикает, кто-то вскрикивает. Учительница теряется совершенно.

Г а л я (с ужасом глядя на Митю). Он псих, Наталья Сергеевна! Он, правда, спрыгнет.

Побледневшая учительница кладет ручку.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Митя, я ничего не ставлю, никакой двойки.

Она медленно поднимается и осторожно направляется к Мите, который стоит на самом краю. Саша с любопытством наблюдает за растерянной учительницей. Она уже у стола, с которого Митя шагнул на подоконник.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Будь добр, вернись на свое место.

М и т я. Дайте слово, что не поставите ей двойку.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Даю.

М и т я. Вообще никогда не поставите ей двойку.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Вообще никогда не поставлю ей двойку.

М и т я. Клянитесь.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Клянусь.

М и т я. Танькой клянитесь.

Учительница смотрит на девочку Таню, сидящую одиноко на этом же первом ряду за последним столом. И Саша смотрит на эту девочку, вдруг густо покрасневшую.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Клянусь.

Митя переступает на карнизе, одна нога его соскальзывает, учительница вскрикивает, но Митя удерживает равновесие и поспешно перешагивает на подоконник. Он спрыгивает со стола в проход прямо перед Натальей Сергеевной, и в классе раздаются аплодисменты. Митя тяжело, как после бега, дышит.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Будь добр, дай мне свой дневник!

Аплодисменты смолкают. Митя передает учительнице дневник.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а (Мите). Сядь на место. (Гале и Вале.) Закройте окно.

Она направляется с Митиным дневником за свой стол. Девочки закрывают окно, бумажными платками вытирают Митины следы со стола. Учительница садится за свой стол, раскрывает Митин дневник и что-то в нем пишет. Саша замечает, что рука ее дрожит. Наталья Сергеевна захлопывает дневник. Смотрит на притихший класс. Таня сидит за своим столом, опустив голову.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Кто может изобразить эту функцию? (Класс молчит.) Саша Литовченко!

Саша поднимается и идет к доске.

Подойдя, подмигивает растерянной Ларе, берет мел и чертит функцию.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Можете, если хотите. Жаль, что хотите не всегда. Идите на место. И объясните на досуге своей подружке, как это делается.

Саша направляется к своему месту.

Л а р а. А я?

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. И вы свободны. Все, урок окончен.

Р о б к и й г о л о с (за кадром). Еще десять минут до звонка.

В полной тишине учительница собирает в свою сумку журнал, учебники, тетради. Встает. И в полной же тишине уходит из класса. Дверь за ней закрывается.

Л а р а (Мите). Дурак ты все-таки.

Сказав это, она идет к своему месту и садится возле спокойного Саши. Митя поворачивается к ней.

М и т я. Я, между прочим, жизнью ради тебя рисковал.

Л а р а. Я тебя не просила.

Большой, спокойный Илья Горбунов сидит в третьем ряду. Он оборачивается к Мите, Ларе и Саше.

Г о р б у н о в. Я б на месте Натальи сказал ему: «Прыгай ради бога».

М и т я. Я бы и прыгнул!

Г о р б у н о в. Зачем, дурашка? Ларка бы на другой день забыла, что ты был на свете.

Л а р а. Нет, ну почему, дней десять я бы еще помнила.

Лара смотрит на Сашу, а Саша в это время — на часы. Вдруг Таня вскакивает с места со своей сумкой и под взглядами ребят, съежившись, бежит из класса. Дверь за ней закрывается.

В а л я (простодушно). Интересно, Наталья сдержит слово?

Г а л я (благоразумно). Конечно. Танькой все-таки поклялась.

В а л я. Ну и что?

Г а л я. Вот у тебя будет дочка, тогда скажешь — «ну и что?».

В а л я. Счастливая, Ларка, математику может не учить!

Галя по-взрослому укоризненно смотрит на свою простодушную соседку.

Горбунов поднимается со своего места.

Г о р б у н о в. Ладно. Пойду в буфет, пока народ не повалил.

Но в это время раздается звонок, и сосед Горбунова Коля смеется.

К о л я. Эх, Илья, не успел! Придется в очереди стоять.

Г о р б у н о в. А ты беги, займи. Я угощаю.

Мгновенно Коля вскакивает и уносится занимать очередь. И все в классе поднимаются, расходятся...

Только Лара и Саша не торопятся. И Митя. Они остаются втроем в классе.

Митя смотрит на Лару, но она не обращает на него внимания.

Л а р а (Саше). Что делаешь вечером?

С а ш а. У меня английский.

Л а р а. Мать тоже хочет, чтобы я английским занималась.

С а ш а. Это правильно. Без языка нельзя.

Они уходят, не обращая на Митю ни малейшего внимания.

Митя остается один в классе. Раскрывает дневник. Читает написанное красными чернилами. Выдирает из дневника страницу, рвет. Мрачно собирает сумку. Уходит из класса, хлопнув дверью.

В обезлюдевшем классе валяются бумажки, столы и стулья сдвинуты. На доске изображены две функции в одной системе координат, Сашина и Ларина, правильная и неправильная.

Из школы идут дети, большие и маленькие, компаниями, парами, поодиночке.

Лара и Саша подходят к автобусной остановке. Останавливается маршрутка, в нее забираются люди. Саша стоит с Ларой. Маршрутка не уезжает, ждет еще пассажиров.

Л а р а. Почему ты на маршрутках не ездишь?

С а ш а. Потому что статистику знаю. Они бьются часто.

Л а р а. Осторожный ты, Сашка. А мог бы ради меня, как Митька, из окна прыгнуть?

С а ш а. За оценку шею свернуть? Смешно.

Л а р а. Не за оценку, конечно. За жизнь. (Саша не отвечает, размышляет.) Что молчишь?

С а ш а. Да вот думаю, правду тебе сказать или покрасоваться, как

Митька. (Усмехается, смотрит на Лару.) Митька ничем не рисковал. На понт брал.

Она молчит.

С а ш а. Ну а ты бы ради меня прыгнула? Только честно. Лично я сомневаюсь. Есть такие ситуации, когда каждый за себя. Это в кино под пули прыгают и все такое, потому что после съемок все воскресают, отряхиваются и идут пиво пить.

Л а р а. Наверное, ты прав. Как всегда. Твой автобус.

Они смотрят на подходящий автобус. Саша видит, что Лара очень обижена.

С а ш а. Хочешь, я не поеду на английский?

Л а р а. Ни в коем случае. Английский — это так важно. А меня ты и завтра увидишь, и послезавтра. Куда я денусь-то?

И она, развернувшись, уходит. Оглядывается. Саша идет за ней. Она проходит довольно далеко и вновь оглядывается. Саша так и идет следом.

Лара и Саша сидят в темном полупустом зале. Мальчишка лет десяти перед ними ест попкорн из огромного пакета, шуршит бумагой, чавкает. На экране герой лихо ведет машину, уходит от погони.

Л а р а. Ты умеешь водить?

С а ш а. Нет.

Л а р а. А я умею. Я обожаю водить. Мне даже снится иногда, как я машину веду. Первое, что я куплю себе, когда деньги появятся, — это машина.

С а ш а. Я тоже машину хочу. Но с шофером.

Л а р а. В этом ты весь.

Саша обнимает Лару. Лара опускает голову ему на плечо.

Мальчишка прекращает шуршать и чавкать, оборачивается и жадно смотрит, как целуются Саша и Лара.

На экране в это время тоже целуются, но мальчишке интереснее происходящее здесь и сейчас. У него даже рот приоткрывается.

Саша подходит к подъезду своего дома, нажимает кнопки домофона.

М а т ь (голос из домофона). Сашка?

С а ш а. Ага.

Саша выходит из лифта. Одна из дверей на площадке приоткрыта. Из нее раздается рокот голосов. Саша входит в квартиру. В прихожей горит свет; по обилию обуви, плащей, курток ясно, что в доме гости. Саша скидывает кроссовки, наклоняется, раздвигает чужую обувь. В прихожую входит высокая, красивая, еще молодая женщина.

М а т ь. Привет, сынок.

С а ш а (сердито, копаясь в обуви). Кто мои тапочки заныкал?

М а т ь. Не знаю, кто-то, хочешь — надень мои.

Она скидывает свои тапки.

С а ш а (выпрямляясь). Обойдусь.

М а т ь. Ты чего такой сердитый? Голодный? Я тебе мясо оставила.

С а ш а. Нет, я не хочу есть. Устал просто.

Он уже направляется мимо матери к выходу из прихожей, как вдруг этот выход загораживает полная, громогласная, яркая женщина. В руках у нее бокал.

С а ш а. Здравствуйте, Фаина Яковлевна.

Ф а и н а Я к о в л е в н а. Привет. Чего так поздно?

М а т ь. Английский у него.

Ф а и н а Я к о в л е в н а. Английский, говоришь? А что это за девчонка с тобой ходит? Я видела. Очень эффектная барышня.

С а ш а. Мы в одном классе учимся.

Ф а и н а Я к о в л е в н а. Очень эффектная. Смотритесь — м-м-м (целует кончики пальцев). Шикарно смотритесь. Ты хоть знаешь, что вы шикарно смотритесь?

С а ш а. Да-да, я в курсе.

М а т ь. Фая, оставь его, он устал. (Задерживает Сашу, готового выскользнуть из прихожей.) Поздоровайся с гостями. (Саша морщится, но мать подталкивает его к кухне.) Давай-давай.

В просторной современной кухне за большим столом сидят человек десять. Хорошо одетые, хорошо выглядящие люди. Видно, что сидят они давно, много уже пустых бутылок, грязная посуда громоздится в мойке. Чайник включен. Кто-то курит у приоткрытого окна. Отец Саши тихо и властно говорит по телефону, прикрывая ухо от шума.

С а ш а. Здравствуйте.

М у ж ч и н а (разливая вино). Здравствуй, орел.

Ж е н щ и н а. Сашка, это ты? Как же ты вырос! На улице бы встретила — не узнала, принялась бы кокетничать. (Смеется, встает и меряется с ним ростом.) Глядите, он выше меня! (Саша краснеет, женщина смеется.) Надо его с нашей Машей познакомить.

Отец Саши отключает телефон. Молодой мужчина протягивает Саше бокал с вином.

М а т ь. Эй. К чему это?

О т е ц. Ничего. Это сухое.

С а ш а (принимая бокал). За что пьем?

О т е ц (беря свой бокал). За мое повышение.

С а ш а. О! Здорово! Поздравляю.

Чокается с отцом, с гостями, выпивает. Кто-то подает ему бутерброд. Гости начинают разливать чай, разговаривать между собой, отвлекаются от Саши, и он, жуя бутерброд, смывается из кухни.

Саша закрывается у себя в комнате, и голоса становятся едва слышны. Он плюхается на диван. В кармане звонит мобильный. Саша вынимает его. «Лара» — написано на экране.

С а ш а. Привет.

Л а р а. Сашка, я коротко, деньги кончаются, проверь почту!

Саша включает компьютер. Открывает свой почтовый ящик. Имя владельца ящика — ego. Открывается письмо от Лары: «Сашка! Это супер!» — В письме дана ссылка на сайт: «www...» Саша выделяет ссылку, переносит в верхнюю, адресную, строку экрана, нажимает «ENTER». Открывается страница сайта знакомств, чья-то анкета. С фотографии в анкете на Сашку смотрит Наталья Сергеевна. Саша даже присвистывает.

Усталое, смущенное перед объективом лицо. Саша внимательно его разглядывает. Читает текст: «Мне 42 года. Преподаю математику в школе. Люблю живопись (авангард начала века). Не замужем. Есть дочь, ей пятнадцать. Без вредных привычек и проблем. Ищу положительного, серьезного и дружелюбного мужчину для встреч и, возможно, серьезных отношений...»

Саша берет мобильный и звонит Ларе.

Л а р а. Ну что? Видел? Супер?

С а ш а. Да-да. Только знаешь, ничего тут такого уж удивительного. Одинокая женщина ищет мужчину. Это нормально. Я даже не думал, что Наталья такая нормальная.

Л а р а. Я вообще никогда о ней не думала.

С а ш а. Я тоже. (Наталья Сергеевна смотрит на него с фото.) Пусть себе ищет мужика, вдруг найдет, оставь ее в покое.

Л а р а. Да я и не собиралась ее трогать.

Тем временем, болтая с Ларой, Саша открывает папку изображений. Открывает один из файлов. Та же картинка, что на заставке: мужчина улыбается и направляет в объектив дуло пистолета.

С а ш а. Раззвонишь всем, у нас бабы дуры, обсмеют.

Л а р а. Не буду я никому говорить!

С а ш а. А ты чего на этот сайт забрела?

Л а р а. Брату подружку искала. С а ш а. А сам он не может?

Болтая, Саша скачивает картинку в «Фотошоп», обрезает кадр, так что пистолет исчезает и остается одно лишь добродушное лицо. Пожалуй, его добродушие только сейчас и проявилось, без пистолета; с пистолетом улыбка казалась все-таки несколько зловещей.

Л а р а. Сам он ничего не может. Ему уже тридцать четыре, а он знакомиться боится, стесняется.

С а ш а. Вот видишь.

Л а р а. Чего видишь? Не собираюсь я ее трогать, я же сказала.

С а ш а. Вот и молодец.

Саша сохраняет файл под именем «Леонид Николаевич».

Л а р а. Добрый ты, Сашка, оказывается.

С а ш а. Это плохо?

Л а р а. Это неожиданно.

В дверь коротко стучат. Мгновенно Саша сворачивает экранную страницу.

С а ш а. Да! (Ларе.) Пока, больше не могу говорить.

Отключает телефон. В комнату входит отец Саши. Высокий, уверенный в себе, по-мужски привлекательный, но с налетом, с патиной усталости на молодом еще лице. Отец видит Сашу за компьютером. На экране — заставка: мужчина лет сорока с добродушным, улыбчивым лицом, в руке мужчина держит нацеленный на «зрителя» пистолет. Отец садится на диван.

О т е ц. Как дела?

С а ш а. Нормально. (Прислушивается. За неплотно закрытой дверью тихо.) Ушли?

О т е ц. Слава богу.

С а ш а. У тебя теперь большая должность?

О т е ц. Будь здоров. Всех в руках держать надо. (Откидывается на спинку дивана, кладет ногу на ногу.) Устал я... Ты уроки сделал на завтра?

С а ш а. Почти.

О т е ц. Что значит «почти»? Уже первый час.

С а ш а. Да сделал, сделал.

О т е ц. Смотри, Сашка, хватанешь двойку, как в прошлом году.

С а ш а. Так это случайно вышло, в четверти все равно пять поставили.

Отец внимательно смотрит на Сашу. На мужчину с пистолетом.

О т е ц. Я же все понимаю, тебе сейчас гулять хочется, с девочками целоваться, а не английским, к примеру, заниматься.

С а ш а. Папа...

О т е ц. Мне Генриетта звонила, любопытствовала, почему ты на занятия не пришел. (Саша смущенно молчит.) Я тебя, правда, понимаю. Тебе кажется, что у тебя впереди вечность...

Поднимается с дивана. Прохаживается по небольшой комнате. Стеллаж с книгами, стойки с дисками, музыкальный центр... Ничего не разбросано, все в порядке. Отец разглядывает корешки книг. Книги самые разнообразные: и учебники, и беллетристика, и по психологии, и по философии, и по искусству — и стоят не вперемешку, а по темам. Отец вынимает одну из книг. Это очень затрепанная книга, почти рассыпается. Отец раскрывает ее, один из листков улетает. Отец подбирает его, читает несколько строк.

О т е ц. О чем это?

С а ш а. Ну. Детектив.

О т е ц. Интересно?

С а ш а. Ерунда. Мне Митька дал почитать, я сразу догадался, кто убил. Я еще ни одного детектива не видел, чтобы сразу не догадаться. Скучно. Все вернуть забываю.

О т е ц (вкладывая листок в книгу). А что ты еще читал в последнее время?

С а ш а. Да некогда особо читать в последнее время.

О т е ц. И на английский ходить некогда. Чем же ты так занят?

Саша молчит. Отец вновь садится напротив него на диване. Садится на край, устало потирает висок.

С а ш а. Да все нормально, пап, что ты переживаешь? Через месяц школу закончу, поступлю в МГИМО какое-нибудь. Английский больше не пропущу, обещаю.

О т е ц. Да это мать больше волнуется.

С а ш а. Нечего волноваться. Других забот, что ли, нет?

О т е ц. Забот выше крыши. (Встает, треплет сына за плечо. Смотрит на монитор — на мужика с пистолетом.) Допоздна не сиди, побереги глаза.

(Саша кивает.) И решай, куда поступать будешь. Может, действительно в МГИМО?

Дверь за отцом закрывается. На экране монитора разворачивается страница, с которой вновь смотрит на Сашу Наталья Сергеевна. Саша пристально смотрит на Наталью Сергеевну. Наводит курсор на ее e-mail. Открывается чистое поле для письма. Саша пишет: «Здравствуйте, Наталья Сергеевна. Меня зовут Леонид Николаевич. Мне сорок пять лет. Работаю программистом в крупной строительной фирме. Тоже люблю авангардную живопись. Был женат. У меня двое детей... — Саша задумывается и стирает фразу «У меня двое детей». Пишет: Детей нет. — И продолжает: Когда вы бываете свободны? Жду более подробного письма. Всего доброго. Свое фото прилагаю. — Саша задумывается и вставляет в письмо еще одну фразу: — Поддерживаете ли отношения с отцом ребенка? Прикрепляет к письму уже подготовленное изображение добродушного мужчины — Леонид Николаевич — и отправляет письмо. «Письмо успешно отправлено», — сообщает почтовый администратор.

ПОЛНОСТЬЮ сценарий читайте в бумажной версии журнала. Файл .doc (423 Кбайт) можно получить по запросу на

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (web-редакция)

© журнал «ИСКУССТВО КИНО» 2012