Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Alter ego. Сценарий - Искусство кино

Alter ego. Сценарий

В десятом классе тишина. Красавица Лара стоит у доски и старательно чертит ось координат. Скрипит по доске мел. Лара опускает руку с мелом. С недоумением смотрит на тригонометрическое уравнение на левом поле доски, написанное твердой, очевидно, учительской рукой. С тоской смотрит на учительницу Наталью Сергеевну. Наталья Сергеевна сидит за своим столом над раскрытым журналом. Лицо у нее усталое, невыразительное; одета просто. Красная ручка занесена над списком фамилий.

Учительница наблюдает за Ларой.

Лара бросает взгляд на класс. Класс ждет. Кто-то тихо переговаривается на задней парте. Лара пытается уловить взгляд одного из мальчиков, Саши. Очевидно, она сидит с ним вместе в среднем ряду (место рядом с ним сейчас свободно, но лежат на «свободной» половине стола тетради, учебник, ручки; и сумка лежит на рядом стоящем стуле). Саша отвечает скучающим взглядом. Лара поворачивается к доске и неуверенно рисует в системе координат функцию.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а (устало). Нет, это невозможно.

Лара опускает руку и смотрит на Наталью Сергеевну. Учительница уже глядит в журнал. Ручка опускается перед Лариной фамилией.

Л а р а (жалобно). Наталья Сергеевна!

Вдруг грохот отвлекает учительницу. Она поднимает голову. Это вскочил мальчик, сидевший перед Сашей, — Митя. Он вскочил так резко, что стул грохнулся. Класс смотрит изумленно, как Митя вспрыгивает прямо на стол первого ряда. Девчонки за этим столом взвизгивают (это две неразлучные подружки — Валя и Галя), Митя перескакивает на подоконник, поворачивает ручку, распахивает окно, становится на карниз.

М и т я. Если вы ей поставите двойку, я спрыгну!

Ребята привстают на первом ряду, смотрят вниз, куда собирается спрыгнуть Митя с их третьего этажа. Кто-то хихикает, кто-то вскрикивает. Учительница теряется совершенно.

Г а л я (с ужасом глядя на Митю). Он псих, Наталья Сергеевна! Он, правда, спрыгнет.

Побледневшая учительница кладет ручку.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Митя, я ничего не ставлю, никакой двойки.

Она медленно поднимается и осторожно направляется к Мите, который стоит на самом краю. Саша с любопытством наблюдает за растерянной учительницей. Она уже у стола, с которого Митя шагнул на подоконник.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Будь добр, вернись на свое место.

М и т я. Дайте слово, что не поставите ей двойку.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Даю.

М и т я. Вообще никогда не поставите ей двойку.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Вообще никогда не поставлю ей двойку.

М и т я. Клянитесь.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Клянусь.

М и т я. Танькой клянитесь.

Учительница смотрит на девочку Таню, сидящую одиноко на этом же первом ряду за последним столом. И Саша смотрит на эту девочку, вдруг густо покрасневшую.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Клянусь.

Митя переступает на карнизе, одна нога его соскальзывает, учительница вскрикивает, но Митя удерживает равновесие и поспешно перешагивает на подоконник. Он спрыгивает со стола в проход прямо перед Натальей Сергеевной, и в классе раздаются аплодисменты. Митя тяжело, как после бега, дышит.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Будь добр, дай мне свой дневник!

Аплодисменты смолкают. Митя передает учительнице дневник.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а (Мите). Сядь на место. (Гале и Вале.) Закройте окно.

Она направляется с Митиным дневником за свой стол. Девочки закрывают окно, бумажными платками вытирают Митины следы со стола. Учительница садится за свой стол, раскрывает Митин дневник и что-то в нем пишет. Саша замечает, что рука ее дрожит. Наталья Сергеевна захлопывает дневник. Смотрит на притихший класс. Таня сидит за своим столом, опустив голову.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Кто может изобразить эту функцию? (Класс молчит.) Саша Литовченко!

Саша поднимается и идет к доске.

Подойдя, подмигивает растерянной Ларе, берет мел и чертит функцию.

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. Можете, если хотите. Жаль, что хотите не всегда. Идите на место. И объясните на досуге своей подружке, как это делается.

Саша направляется к своему месту.

Л а р а. А я?

Н а т а л ь я С е р г е е в н а. И вы свободны. Все, урок окончен.

Р о б к и й г о л о с (за кадром). Еще десять минут до звонка.

В полной тишине учительница собирает в свою сумку журнал, учебники, тетради. Встает. И в полной же тишине уходит из класса. Дверь за ней закрывается.

Л а р а (Мите). Дурак ты все-таки.

Сказав это, она идет к своему месту и садится возле спокойного Саши. Митя поворачивается к ней.

М и т я. Я, между прочим, жизнью ради тебя рисковал.

Л а р а. Я тебя не просила.

Большой, спокойный Илья Горбунов сидит в третьем ряду. Он оборачивается к Мите, Ларе и Саше.

Г о р б у н о в. Я б на месте Натальи сказал ему: «Прыгай ради бога».

М и т я. Я бы и прыгнул!

Г о р б у н о в. Зачем, дурашка? Ларка бы на другой день забыла, что ты был на свете.

Л а р а. Нет, ну почему, дней десять я бы еще помнила.

Лара смотрит на Сашу, а Саша в это время — на часы. Вдруг Таня вскакивает с места со своей сумкой и под взглядами ребят, съежившись, бежит из класса. Дверь за ней закрывается.

В а л я (простодушно). Интересно, Наталья сдержит слово?

Г а л я (благоразумно). Конечно. Танькой все-таки поклялась.

В а л я. Ну и что?

Г а л я. Вот у тебя будет дочка, тогда скажешь — «ну и что?».

В а л я. Счастливая, Ларка, математику может не учить!

Галя по-взрослому укоризненно смотрит на свою простодушную соседку.

Горбунов поднимается со своего места.

Г о р б у н о в. Ладно. Пойду в буфет, пока народ не повалил.

Но в это время раздается звонок, и сосед Горбунова Коля смеется.

К о л я. Эх, Илья, не успел! Придется в очереди стоять.

Г о р б у н о в. А ты беги, займи. Я угощаю.

Мгновенно Коля вскакивает и уносится занимать очередь. И все в классе поднимаются, расходятся...

Только Лара и Саша не торопятся. И Митя. Они остаются втроем в классе.

Митя смотрит на Лару, но она не обращает на него внимания.

Л а р а (Саше). Что делаешь вечером?

С а ш а. У меня английский.

Л а р а. Мать тоже хочет, чтобы я английским занималась.

С а ш а. Это правильно. Без языка нельзя.

Они уходят, не обращая на Митю ни малейшего внимания.

Митя остается один в классе. Раскрывает дневник. Читает написанное красными чернилами. Выдирает из дневника страницу, рвет. Мрачно собирает сумку. Уходит из класса, хлопнув дверью.

В обезлюдевшем классе валяются бумажки, столы и стулья сдвинуты. На доске изображены две функции в одной системе координат, Сашина и Ларина, правильная и неправильная.

Из школы идут дети, большие и маленькие, компаниями, парами, поодиночке.

Лара и Саша подходят к автобусной остановке. Останавливается маршрутка, в нее забираются люди. Саша стоит с Ларой. Маршрутка не уезжает, ждет еще пассажиров.

Л а р а. Почему ты на маршрутках не ездишь?

С а ш а. Потому что статистику знаю. Они бьются часто.

Л а р а. Осторожный ты, Сашка. А мог бы ради меня, как Митька, из окна прыгнуть?

С а ш а. За оценку шею свернуть? Смешно.

Л а р а. Не за оценку, конечно. За жизнь. (Саша не отвечает, размышляет.) Что молчишь?

С а ш а. Да вот думаю, правду тебе сказать или покрасоваться, как

Митька. (Усмехается, смотрит на Лару.) Митька ничем не рисковал. На понт брал.

Она молчит.

С а ш а. Ну а ты бы ради меня прыгнула? Только честно. Лично я сомневаюсь. Есть такие ситуации, когда каждый за себя. Это в кино под пули прыгают и все такое, потому что после съемок все воскресают, отряхиваются и идут пиво пить.

Л а р а. Наверное, ты прав. Как всегда. Твой автобус.

Они смотрят на подходящий автобус. Саша видит, что Лара очень обижена.

С а ш а. Хочешь, я не поеду на английский?

Л а р а. Ни в коем случае. Английский — это так важно. А меня ты и завтра увидишь, и послезавтра. Куда я денусь-то?

И она, развернувшись, уходит. Оглядывается. Саша идет за ней. Она проходит довольно далеко и вновь оглядывается. Саша так и идет следом.

Лара и Саша сидят в темном полупустом зале. Мальчишка лет десяти перед ними ест попкорн из огромного пакета, шуршит бумагой, чавкает. На экране герой лихо ведет машину, уходит от погони.

Л а р а. Ты умеешь водить?

С а ш а. Нет.

Л а р а. А я умею. Я обожаю водить. Мне даже снится иногда, как я машину веду. Первое, что я куплю себе, когда деньги появятся, — это машина.

С а ш а. Я тоже машину хочу. Но с шофером.

Л а р а. В этом ты весь.

Саша обнимает Лару. Лара опускает голову ему на плечо.

Мальчишка прекращает шуршать и чавкать, оборачивается и жадно смотрит, как целуются Саша и Лара.

На экране в это время тоже целуются, но мальчишке интереснее происходящее здесь и сейчас. У него даже рот приоткрывается.

Саша подходит к подъезду своего дома, нажимает кнопки домофона.

М а т ь (голос из домофона). Сашка?

С а ш а. Ага.

Саша выходит из лифта. Одна из дверей на площадке приоткрыта. Из нее раздается рокот голосов. Саша входит в квартиру. В прихожей горит свет; по обилию обуви, плащей, курток ясно, что в доме гости. Саша скидывает кроссовки, наклоняется, раздвигает чужую обувь. В прихожую входит высокая, красивая, еще молодая женщина.

М а т ь. Привет, сынок.

С а ш а (сердито, копаясь в обуви). Кто мои тапочки заныкал?

М а т ь. Не знаю, кто-то, хочешь — надень мои.

Она скидывает свои тапки.

С а ш а (выпрямляясь). Обойдусь.

М а т ь. Ты чего такой сердитый? Голодный? Я тебе мясо оставила.

С а ш а. Нет, я не хочу есть. Устал просто.

Он уже направляется мимо матери к выходу из прихожей, как вдруг этот выход загораживает полная, громогласная, яркая женщина. В руках у нее бокал.

С а ш а. Здравствуйте, Фаина Яковлевна.

Ф а и н а Я к о в л е в н а. Привет. Чего так поздно?

М а т ь. Английский у него.

Ф а и н а Я к о в л е в н а. Английский, говоришь? А что это за девчонка с тобой ходит? Я видела. Очень эффектная барышня.

С а ш а. Мы в одном классе учимся.

Ф а и н а Я к о в л е в н а. Очень эффектная. Смотритесь — м-м-м (целует кончики пальцев). Шикарно смотритесь. Ты хоть знаешь, что вы шикарно смотритесь?

С а ш а. Да-да, я в курсе.

М а т ь. Фая, оставь его, он устал. (Задерживает Сашу, готового выскользнуть из прихожей.) Поздоровайся с гостями. (Саша морщится, но мать подталкивает его к кухне.) Давай-давай.

В просторной современной кухне за большим столом сидят человек десять. Хорошо одетые, хорошо выглядящие люди. Видно, что сидят они давно, много уже пустых бутылок, грязная посуда громоздится в мойке. Чайник включен. Кто-то курит у приоткрытого окна. Отец Саши тихо и властно говорит по телефону, прикрывая ухо от шума.

С а ш а. Здравствуйте.

М у ж ч и н а (разливая вино). Здравствуй, орел.

Ж е н щ и н а. Сашка, это ты? Как же ты вырос! На улице бы встретила — не узнала, принялась бы кокетничать. (Смеется, встает и меряется с ним ростом.) Глядите, он выше меня! (Саша краснеет, женщина смеется.) Надо его с нашей Машей познакомить.

Отец Саши отключает телефон. Молодой мужчина протягивает Саше бокал с вином.

М а т ь. Эй. К чему это?

О т е ц. Ничего. Это сухое.

С а ш а (принимая бокал). За что пьем?

О т е ц (беря свой бокал). За мое повышение.

С а ш а. О! Здорово! Поздравляю.

Чокается с отцом, с гостями, выпивает. Кто-то подает ему бутерброд. Гости начинают разливать чай, разговаривать между собой, отвлекаются от Саши, и он, жуя бутерброд, смывается из кухни.

Саша закрывается у себя в комнате, и голоса становятся едва слышны. Он плюхается на диван. В кармане звонит мобильный. Саша вынимает его. «Лара» — написано на экране.

С а ш а. Привет.

Л а р а. Сашка, я коротко, деньги кончаются, проверь почту!

Саша включает компьютер. Открывает свой почтовый ящик. Имя владельца ящика — ego. Открывается письмо от Лары: «Сашка! Это супер!» — В письме дана ссылка на сайт: «www...» Саша выделяет ссылку, переносит в верхнюю, адресную, строку экрана, нажимает «ENTER». Открывается страница сайта знакомств, чья-то анкета. С фотографии в анкете на Сашку смотрит Наталья Сергеевна. Саша даже присвистывает.

Усталое, смущенное перед объективом лицо. Саша внимательно его разглядывает. Читает текст: «Мне 42 года. Преподаю математику в школе. Люблю живопись (авангард начала века). Не замужем. Есть дочь, ей пятнадцать. Без вредных привычек и проблем. Ищу положительного, серьезного и дружелюбного мужчину для встреч и, возможно, серьезных отношений...»

Саша берет мобильный и звонит Ларе.

Л а р а. Ну что? Видел? Супер?

С а ш а. Да-да. Только знаешь, ничего тут такого уж удивительного. Одинокая женщина ищет мужчину. Это нормально. Я даже не думал, что Наталья такая нормальная.

Л а р а. Я вообще никогда о ней не думала.

С а ш а. Я тоже. (Наталья Сергеевна смотрит на него с фото.) Пусть себе ищет мужика, вдруг найдет, оставь ее в покое.

Л а р а. Да я и не собиралась ее трогать.

Тем временем, болтая с Ларой, Саша открывает папку изображений. Открывает один из файлов. Та же картинка, что на заставке: мужчина улыбается и направляет в объектив дуло пистолета.

С а ш а. Раззвонишь всем, у нас бабы дуры, обсмеют.

Л а р а. Не буду я никому говорить!

С а ш а. А ты чего на этот сайт забрела?

Л а р а. Брату подружку искала. С а ш а. А сам он не может?

Болтая, Саша скачивает картинку в «Фотошоп», обрезает кадр, так что пистолет исчезает и остается одно лишь добродушное лицо. Пожалуй, его добродушие только сейчас и проявилось, без пистолета; с пистолетом улыбка казалась все-таки несколько зловещей.

Л а р а. Сам он ничего не может. Ему уже тридцать четыре, а он знакомиться боится, стесняется.

С а ш а. Вот видишь.

Л а р а. Чего видишь? Не собираюсь я ее трогать, я же сказала.

С а ш а. Вот и молодец.

Саша сохраняет файл под именем «Леонид Николаевич».

Л а р а. Добрый ты, Сашка, оказывается.

С а ш а. Это плохо?

Л а р а. Это неожиданно.

В дверь коротко стучат. Мгновенно Саша сворачивает экранную страницу.

С а ш а. Да! (Ларе.) Пока, больше не могу говорить.

Отключает телефон. В комнату входит отец Саши. Высокий, уверенный в себе, по-мужски привлекательный, но с налетом, с патиной усталости на молодом еще лице. Отец видит Сашу за компьютером. На экране — заставка: мужчина лет сорока с добродушным, улыбчивым лицом, в руке мужчина держит нацеленный на «зрителя» пистолет. Отец садится на диван.

О т е ц. Как дела?

С а ш а. Нормально. (Прислушивается. За неплотно закрытой дверью тихо.) Ушли?

О т е ц. Слава богу.

С а ш а. У тебя теперь большая должность?

О т е ц. Будь здоров. Всех в руках держать надо. (Откидывается на спинку дивана, кладет ногу на ногу.) Устал я... Ты уроки сделал на завтра?

С а ш а. Почти.

О т е ц. Что значит «почти»? Уже первый час.

С а ш а. Да сделал, сделал.

О т е ц. Смотри, Сашка, хватанешь двойку, как в прошлом году.

С а ш а. Так это случайно вышло, в четверти все равно пять поставили.

Отец внимательно смотрит на Сашу. На мужчину с пистолетом.

О т е ц. Я же все понимаю, тебе сейчас гулять хочется, с девочками целоваться, а не английским, к примеру, заниматься.

С а ш а. Папа...

О т е ц. Мне Генриетта звонила, любопытствовала, почему ты на занятия не пришел. (Саша смущенно молчит.) Я тебя, правда, понимаю. Тебе кажется, что у тебя впереди вечность...

Поднимается с дивана. Прохаживается по небольшой комнате. Стеллаж с книгами, стойки с дисками, музыкальный центр... Ничего не разбросано, все в порядке. Отец разглядывает корешки книг. Книги самые разнообразные: и учебники, и беллетристика, и по психологии, и по философии, и по искусству — и стоят не вперемешку, а по темам. Отец вынимает одну из книг. Это очень затрепанная книга, почти рассыпается. Отец раскрывает ее, один из листков улетает. Отец подбирает его, читает несколько строк.

О т е ц. О чем это?

С а ш а. Ну. Детектив.

О т е ц. Интересно?

С а ш а. Ерунда. Мне Митька дал почитать, я сразу догадался, кто убил. Я еще ни одного детектива не видел, чтобы сразу не догадаться. Скучно. Все вернуть забываю.

О т е ц (вкладывая листок в книгу). А что ты еще читал в последнее время?

С а ш а. Да некогда особо читать в последнее время.

О т е ц. И на английский ходить некогда. Чем же ты так занят?

Саша молчит. Отец вновь садится напротив него на диване. Садится на край, устало потирает висок.

С а ш а. Да все нормально, пап, что ты переживаешь? Через месяц школу закончу, поступлю в МГИМО какое-нибудь. Английский больше не пропущу, обещаю.

О т е ц. Да это мать больше волнуется.

С а ш а. Нечего волноваться. Других забот, что ли, нет?

О т е ц. Забот выше крыши. (Встает, треплет сына за плечо. Смотрит на монитор — на мужика с пистолетом.) Допоздна не сиди, побереги глаза.

(Саша кивает.) И решай, куда поступать будешь. Может, действительно в МГИМО?

Дверь за отцом закрывается. На экране монитора разворачивается страница, с которой вновь смотрит на Сашу Наталья Сергеевна. Саша пристально смотрит на Наталью Сергеевну. Наводит курсор на ее e-mail. Открывается чистое поле для письма. Саша пишет: «Здравствуйте, Наталья Сергеевна. Меня зовут Леонид Николаевич. Мне сорок пять лет. Работаю программистом в крупной строительной фирме. Тоже люблю авангардную живопись. Был женат. У меня двое детей... — Саша задумывается и стирает фразу «У меня двое детей». Пишет: Детей нет. — И продолжает: Когда вы бываете свободны? Жду более подробного письма. Всего доброго. Свое фото прилагаю. — Саша задумывается и вставляет в письмо еще одну фразу: — Поддерживаете ли отношения с отцом ребенка? Прикрепляет к письму уже подготовленное изображение добродушного мужчины — Леонид Николаевич — и отправляет письмо. «Письмо успешно отправлено», — сообщает почтовый администратор.

ПОЛНОСТЬЮ сценарий читайте в бумажной версии журнала. Файл .doc (423 Кбайт) можно получить по запросу на

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (web-редакция)


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Искусство быть самим собой. «Пока мы молоды», режиссер Ноа Баумбах

Блоги

Искусство быть самим собой. «Пока мы молоды», режиссер Ноа Баумбах

Алексей Тютькин

По мнению Алексея Тютькина, при анализе нового фильма Ноа Баумбаха «Пока мы молоды» нет никакой возможности уйти от проблемы человеческого восприятия другого (с какой буквы его ни писать) и шире – от проблемы понимания человеком самого себя.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

Апрельский номер – на сайте

16.05.2013

Большая часть этого номера посвящена практике современного телевидения. Стена, в которую неизбежно упираются все попытки создать общественное телевидение — в широком значении этого понятия, — это, к сожалению, не только власть, чиновники и цензура или финансирование, вернее, его отсутствие. Это еще и само общество, которое не готово иметь свободное телевизионное пространство, где важную роль должны играть сами зрители, граждане. Воспитанные в том числе — или прежде всего — как раз телевидением. Каково общество, таково и ТВ? Но ведь и обратная формула неотменима!