Реинкарнация. Сценарий короткометражного фильма

Утро. Максим идет по набережной Коктебеля.

Приходится лавировать в толпе — отдыхающих, торгующих, развлекающих, зазывающих… В сентябре народу не так много, как в разгар сезона, но все равно хватает.

Максим проходит мимо памятника Волошину. Его провожают удивленные взгляды нескольких зевак, до того пытавшихся разобрать выбитые на постаменте стихи.

Идет мимо холма доктора Юнге… Мимо переполненного нудистского пляжа… Поднимается на горку над «зеленкой», где стоят туристские палатки.

Перед ним тропинка, ведущая на вершину Кучук-Янышар. Вокруг, слава богу, уже никаких толп. Лишь несколько парапланеристов за деньги катают курортников. Максиму тоже предлагают полетать. Знают, что не согласится, а все равно предлагают — таков уж ежедневный ритуал.

Дойдя до середины склона, Максим делает маленький привал. Не из-за того, что устал, — пройти-то он мог бы и без остановки. Но глупо было бы упустить возможность обернуться и лишний раз полюбоваться божественными очертаниями Кара-Дага. С вершины, понятное дело, вид будет еще круче. Но ведь и этот хорош!..

— Прошу прощения! Вам никто не говорил, что вы очень похожи на Волошина?

Женский голос возвращает его из нирваны к действительности. Перед ним симпатичная пожилая дама интеллигентного вида. Такие обычно и задают подобные вопросы, к которым он давно уже привык. Ответ тоже привычный:

— Ну, конечно, — я же реинкарнация!

Смех.

Дама идет дальше — вниз, к поселку. Максим продолжает путь к вершине.

На самом верху гранитная плита, под которой лежат Поэт и его жена. Гранит усыпан морской галькой. На каждом камешке — надпись. Склонившись к надгробию, Максим изучает новые поступления (мы слышим закадровые голоса):

«Хочу, чтобы проверка закончилась благополучно, дослужиться до пенсии и выйти на нее».

«Хочу стать худенькой и счастливой».

«Хочу стать четырехпалубным крейсером».

«Хочу в Финляндию».

«Хочу поступить в техникум. Катюша».

А то и просто конкретный заказ Поэту — крупными буквами: «Дочь».

Или даже так: «Финансовая независимость».

Прямо от подножия Горы Поэта древней ящерицей выползает в море мыс Хамелеон. Если слегка повернуться налево, увидишь затерянный в высоченных прибрежных холмах поселок Орджоникидзе. Еще левее — безупречно ровной горизонтальной линией уходит вглубь полуострова Летная гора. И, завершая круг, взгляд возвращается к величественному Кара-Дагу. Ежедневная доза красоты получена. День прошел не зря.

voloshin-b
Коктебель. Памятник Максимилиану Волошину

Вечер. Максим в хипповом балахоне, сшитом из разноцветных квадратиков, стоит за прилавком крошечной арт-галереи, в которую превращена одна из комнат его большого дома — с выходом прямо на улицу. Картины маслом, акварели, бусы, браслеты, керамические фигурки, куклы, диковинная посуда…

На прилавке перед Максимом ноутбук…

Пальцы бегают по клавиатуре…

На мониторе мы замечаем отрывки фраз: «…Перед ним тропинка, ведущая на вершину Кучук-Янышар… тоже предлагают полетать…»

…Семейство отдыхающих. Он, она и два толстеньких мальчика (у каждого в руках пакеты с едой) растерянно озираются, заняв собой почти всю лавку. Не понимают, куда попали. Зачем это все?..

…Двое угрожающего вида байкеров в коже и заклепках придирчиво выбирают крошечные латунные кулончики с мифологическими изображениями…

…Знатоки, приехавшие специально, озирают большие картины: будут покупать и с хитростями вывозить…

…Молодая пара, оба в очках.

— У вас можно фотографировать?

— Разумеется.

— А с вами можно?

— Пожалуйста.

— Знаете, вы так похожи на…

— Работаем над этим! Реинкарнация, ничего не поделаешь!

Привычный смех.

Сделав фото, пара удаляется, ничего не купив.

voloshin-mogila
Коктебель. Могила Максимилиана Волошина Фото Дмитрия Модестова

Утро. За завтраком Максим говорит домочадцам:

— Представляете, видел вчера на могиле Волошина камешек. На нем написано: «Хочу построить гараж, счастья, здоровья». Именно в таком порядке!

— Макс, а ты правда каждый день ходишь на гору Волошина? — спрашивает гостья.

— В горы хожу каждый день. Но необязательно к Волошину. Сегодня, например, собираюсь на Святую.

— Возьмешь меня с собой?

Максим с гостьей идут по зеленому лесу, полному солнечных бликов. Сварливо ссорятся птицы. Голосом пьяного бомжа кричит косуля.

— А зачем ты делаешь это каждый день?

— Сначала делал для здоровья. И действительно, знаешь, все проблемы решились как-то сами собой. А сейчас уже подсел. Наркоман настоящий. День пропущу — тоскую.

— А не скучно — всегда одно и то же?

— Двух одинаковых дней не бывает. Каждый раз как будто впервые вижу!

Навстречу им егерь ведет с вершины маленькую — всего в три человека — группу.

Шагов за десять до встречи егерь простирает руку в сторону Максима и произносит:

— Как видите, господа, дух Волошина и сегодня не покинул эти места! Вы имеете редкую возможность наблюдать, как поэт обходит свои владения в сопровождении очередной прекрасной спутницы!

Переводчик (один из троих) говорит по-немецки одновременно с егерем. Немцы испускают восторженные возгласы. Щелкают кнопки фотокамер. Поравнявшись с егерем, Максим жмет ему руку.

— Привет, Сережа!

— Привет, дорогой!

Максим со спутницей на вершине Святой горы. Стоят, облокотившись на ограду могилы неизвестного святого…

Проходят под геодезическим знаком с притороченным к нему православным крестом…

Видят удивительный объект — квадратную железную платформу в человеческий рост, укрепленную растяжками, забетонированную. Для чего предназначенную — невозможно себе представить. В бетон вмонтирована табличка: «Клуб подводников АКВАНАВТ. Город Ворошиловград. 1982 год».

— Ну вот, — говорит Максим спутнице, — я считаю это неоспоримым доказательством того, что в 82-м году здесь было дно морское.

Им открывается еще одна величественная панорама: от Чертова пальца до далекого мыса Меганом…

Совсем раннее утро — часов восемь.

На вершине Кучук-Янышар двое мужиков допивают двухлитровую пластиковую бутыль вина, явно не первую. Бутыль стоит прямо на гранитной плите, покрывающей могилу Поэта. Рядом на той же плите порезанная колбаска, они даже газетку не подстелили.

Мужики поднимают белые стаканчики и замечают приближающегося Максима.

— А что, — говорит один из них, — похож!

Собираются выпить.

— Мужики, — говорит Максим. — Я не против выпивки и закуски. Но — не прямо на моей могиле, ладно?

Пауза. В глазах выпивающих появляется странное выражение. Черт его знает? Коктебель — место мистическое, мало ли что? А вдруг действительно?..

На всякий случай мужики осторожно собирают свое нехитрое угощение и переносят в сторонку.

Максим спускается в поселок.

Как это было здорово! Сам Поэт шевельнулся в нем — и вынудил кого-то на реальные действия! Такого еще не было. Надо это как-то осмыслить…

— Послушайте, — окликают его, — вам никогда не говорили, что вы похожи на Карла Маркса?


17.09.2012

Мест нет. «Чужая работа», режиссер Денис Шабаев

Блоги

Мест нет. «Чужая работа», режиссер Денис Шабаев

Вячеслав Черный

Мировая премьера «Чужой работы» Дениса Шабаева состоялась на прошлогоднем московском «Артдокфесте». Затем последовали призы на нескольких европейских фестивалях и приз за лучший дебют в главной конкурсной программе России на фестивале «Кинотавр». Неигровой фестивальный хит выпускника школы Марины Разбежкиной внимательно изучил Вячеслав Черный.

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Новости

«Ночь кино» на рубеже эпох: фильмы и лекторы

25.08.2018

Подробности о фильмах и лекторах акции «Ночь кино», программа «Рубежи», которая состоится сегодня 25 августа.