Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Чужая игра. Cценарий - Искусство кино

Чужая игра. Cценарий

Сценарий «Чужая игра»– лауреат II конкурса «ИК» «Личное дело»-2012 в группе «Коммерческий кинематограф».

Посвящается Выборговой Ларисе и Поликарпову Кириллу

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ, В КОТОРОЙ НЕ УДАЕТСЯ БРОСИТЬ КУРИТЬ

– Шах и мат, – я переставил коня.

– Опять? – Паша с удивлением посмотрел на доску.

– Не расстраивайся, – я понюхал сигару. – Прогресс! Ты продержался целых восемь ходов!

– Как это у тебя получается?

– Эх, Паша! – я отложил сигару. – У тебя неправильный подход к таким играм! Преферанс, шахматы и бильярд – игры людей. Достаточно хорошо изучить человека и тогда легко понять, что он предпримет в следующую секунду. Вот так, братишка.

В очередной раз пытаюсь бросить курить. Вообще, у меня есть примета: если я собираюсь завязать с табаком – значит, случится что-то плохое и до конца дня я буду потреблять никотин в усиленном режиме.

Селектор несколько раз пикнул.

– Да?

– Алексей Павлович! – произнесла секретарь. – К вам молодая особа.

– Да?! Ну пропусти...

Секунда ожидания, и в кабинет вошла молодая девушка. Когда-то она была очень симпатичной, но сейчас всклокоченные волосы и круги под глазами портили ее лицо. На ней были истертые джинсы и заштопанная в нескольких местах куртка. На мой взгляд, «молодая особа» – чересчур лестное выражение!

– Мне выйти? – поинтересовался Ветров.

– Не обязательно, – разочарованно буркнул я. – Чем обязан?

– Не узнаешь? – спросила девушка.

Я задумался. Да, где-то я ее видел...

– Уборщица со второго этажа?! – дошло до меня.

– Нет, – грустно улыбнулась девушка, – Лена Филатова.

– Лена?! – я автоматически взял в зубы карандаш вместо сигареты.

– Паша! Выйди! Пожалуйста.

Да! Теперь вспомнил! В институте мы сидели за одной партой. Кажется, я ее даже любил. Но у Филатовой была огромная проблема: она не знала, чего хочет от жизни. Все время совместной учебы она металась между мной и еще одним парнем. С ней связаны мои лучшие воспоминания! И самые большие разочарования тоже! Я всегда знал, что счастливы мы будем только друг с другом, но...

– У тебя что-то случилось? – осведомился я.

– Случилось.

– Садись. Рассказывай.

– Помнишь Витю?

– Такое забыть? Ты же замуж за него вышла!

– Да, – кивнула Филатова. – С этим моя проблема и связана. Мы замечательно с ним жили...

– Обо мне не тужили?!

– Лёша! Пожалуйста! – взмолилась девушка.

– В общем, сходил он с друзьями в казино. Даже немного выиграл. Потом снова. Еще немного выиграл. Потом...

– Знаю, знаю, – я достал сигарету и зажигалку. – Изменчивая фортуна.

– Ну да… За последний год он проиграл абсолютно все сбережения. Спускал на рулетку всю зарплату. Затем начал выносить из дома вещи и наконец заложил квартиру!

– И снова проигрался?! – усмехнулся я.

– Откуда ты такой умный?

– Там и не таких, как твой Витя, обрабатывают, – заверил я. – Продолжай.

– До конца недели мы должны двадцать тысяч долларов, или нас выставят на улицу.

– И ты хочешь занять у меня денег? – проявил я чудеса прозорливости.

– Сколько сможешь, – вздохнула Лена.

Я затушил сигарету, подошел к сейфу, достал две пачки банкнот и бросил на стол.

– Двадцать енотов, – резюмировал я.

– Лёша! Спасибо, – Филатова потянулась к деньгам.

– Но с одним условием, – улыбнулся я.

– Каким? – замерла девушка.

– Ты выходишь за меня!

Лена с удивлением посмотрела на меня.

– Но я уже...

– Не проблема! Разведешься. До конца недели времени достаточно. Хотя, говорят, с милым рай и в шалаше. Как считаешь, где лучше жить? В подъезде у мусоросборника или у теплотрассы?

– Никогда! Я лучше на панель пойду...

– Панель? – Я оценил ее с головы до ног. – Тоже выход... Десять долларов за ночь. Это лет... Ах да! Оптовым покупателям – скидка... В общем – долго. Супердолго!

– Вижу, я ошиблась в тебе, – Филатова встала с кресла. – Прощай.

– До встречи, – поправил я.

Прикурив, я встал у окна. Когда глядишь на небо, лучше думается. Интересно, как можно подсесть на рулетку? Как можно играть, играть и играть? И всегда проигрывать? Согласно древней мудрости дождь не может идти каждый день. То есть должны же быть просветы? Ясно, что и солнце всегда светить не может. Эх! Была не была! Я добавил в бумажник пару тысяч зеленых. Проведу следственный эксперимент...

ГЛАВА ВТОРАЯ, В КОТОРОЙ УДАЕТСЯ ЭКСПЕРИМЕНТ

Казино «Золотая фишка» не было лучшим в городе, но располагалось по дороге из офиса к дому. Оставив свой «Крузер» на стоянке, я зашел в зал.

Никаких смокингов и вечерних платьев. Серая масса в повседневной одежде. Из толпы резко выделялись охранники в строгих костюмах и ­крупье в красных жилетах.

Я поменял две тысячи на фишки и, отойдя от кассы, оглядел варианты столов. Рулетка! Минимальная ставка – десять долларов. Начали! Куда бы поставить? И сколько? Конфуций говорил: «Кто не умеет довольствоваться малым, тот не достигнет большего!» Поставим десять на десять.

Крупье раскрутил колесо и запустил шарик... Десять! Я выиграл! Парень в жилетке пододвинул мой выигрыш. Ладно, новичкам везет...

Я поставил на тот же сектор и снова выиграл! Но следующий час удача обходила меня стороной. Я спустил весь выигрыш и еще тысячу в придачу. Может, стол не счастливый? Я пересел за соседний. И крупье здесь – соб­лазнительная девушка! Блондинка с бейджиком «Лора» на левой стороне груди. Я подмигнул ей и сделал ставку на свой день рождения.

Мимо! Попробую еще раз.

Опять не повезло! Но сейчас, да, сейчас, я чувствую, повезет. Три – это мое число! Третий раз ставлю, тридцать и на три...

Опять?! Ладно, это была черная полоса! Теперь точно повезет!

– У вас фишки кончились!

– Зато деньги есть! Вернусь через минуту!

Ну! Вперед! Я сделал ставку и замер в ожидании.

– Блин! Черт!

– Лёха! – кто-то настойчиво теребил меня за плечо. – Лёха! Остановись!

Я оторвал глаза от шарика.

– А, Паша! Не мешай! Я чую: на этот раз точно сорву банк!

– Алексей, подожди, – друг перехватил мою руку с фишками. – Сколько у тебя осталось?

– Вот!

На моей ладони красовалось два десятка фишек достоинством по десять долларов.

– А сколько было?

– Три.

– Три сотни? – протянул Ветров. – Так ты проиграл всего сотню?

– Вообще-то, три штуки. Но это не важно. Внимание! Показываю мастер-класс! Хозяин казино с голым задом останется.

– Лёха, успокойся! – Паша вцепился в рукав. – Хватит!

– Да ни хрена! Пошел к черту! Не мешай!

– Алексей Павлович!

Я замер. На мою голову словно ушат ледяной воды вылили. Что я, собственно, делаю? Ведусь на этот развод. Как я здесь оказался? А! Ну конечно. Эксперимент можно считать удавшимся. Барабаны, фанфары, все дела.

– Паша! Спасибо! – кивнул я. – Выручил!!!

Я бросил оставшиеся фишки на стол – девчонке на чай. Я не сделал ставку, просто бросил. Медленно удаляясь от стола, я слышал, как начала вращаться рулетка, как упал на колесо шарик, попрыгал там и...

– Зеро, – произнесла крупье.

Я медленно обернулся. Мои фишки лежали на зеленом прямоугольнике с желтым нулем. В голове сразу нарисовалась теория. Витя всегда проигрывал? Допустим, что он на одном конце спектра. Тогда обязательно должен быть кто-то на противоположном. Кто-то, кто выигрывает. Почему бы этому «кто-то» не оказаться мной? Тем более что я не проигрывал ни разу в жизни! Мои руки, трясясь, как руки наркомана, потянулись к выигрышу.

– Лёха! – Паша схватил меня за воротник. – Мне бить тебя, что ли? Девушка, это вам. Чаевые.

– А сам что здесь делаешь? – осведомился я.

– Ну, – усмехнулся он. – С прокурором общался.

– В казино?

– Знаешь, как это бывает? Первый садится за стол, чтобы вы­играть, второй – уладить некоторые вопросы, третий – чтобы получить удовольствие.

– Да? И какой же у тебя номер?

– Пока третий, – с грустью развел руками Ветров.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, В КОТОРОЙ ИСПОЛНЯЕТСЯ МЕЧТА ИДИОТА

Еще один день. Как и предыдущие. Если не считать того, что ночью я проиграл всю вчерашнюю зарплату. Годовой бюджет Боливии. И черт с ним! Зачем нужны деньги, если их не на что тратить? Хотя... Могло бы быть и хуже, если было бы на кого тратить.

Снова запиликал селектор.

– Да? – нажал я кнопку.

– Алексей Павлович, – раздался голос секретаря, – к вам вчерашняя особа!

– Запускай! – улыбнулся я.

В кабинет зашла Лена, покопалась в затертой сумочке и бросила на стол лист бумаги.

– Это что?

– Свидетельство о разводе. Ты выиграл.

Я взял документ. Выиграл? Неужели она такая дурочка? В этой игре не может выиграть кто-то один. Выигрывают или проигрывают всегда оба.

– Что теперь? – тихо спросила Филатова.

– Теперь? – я достал сигарету. – Теперь пойдем в какой-нибудь салон, личико тебе сделаем, причесочку, прикупим что-нибудь. А то выглядишь, как будто по помойкам весь день ползала. И составим брачный контракт.

– Что? – удивилась Лена. – Ты мне не доверяешь?

– Ты шутишь? – усмехнулся я. – Доверять женщине, которая вчера собиралась на панель, а сегодня продает мужа за двадцать енотов?

– Хотя бы свадебное платье у меня будет?

После салона Лена заметно преобразилась. Всклокоченные волосы теперь ниспадали темными волнами по плечам. Обгрызенные ногти приобрели правильную округлую форму, щеки – здоровый розовый оттенок. Исчезли глаза забитого щенка. Более того, в их каре-зеленом омуте проснулись знакомые искорки!

Дело за малым! Филатова вначале требовала платье на заказ, но, придя в магазин, она поспешно замолкла. Еще бы! Самое дешевое платье стоило здесь в полтора раза дороже ее желаний. И к тому же продавщицы, увидев коллекцию моих кредитных карт, бросились вылизывать ее и меня. Я заказал чашечку кофе и устроился в мягком кресле.

– Ты здесь будешь сидеть? – покосилась на меня девушка.

– А что?! – удивился я.

– Вообще-то, видеть свою невесту в свадебном платье до свадьбы – плохая примета.

– Плохая примета – это видеть свою невесту в свадебном платье на чужой свадьбе, – возразил я. – Остальное – ерунда!

Филатова, пристально глядя мне в глаза, скинула перед примерочной одежду, оставшись в трусиках и лифчике. Я невольно перевел взгляд на ее тело. Плоский животик и аккуратные бедра остались такими же, какими я их помнил. Сколько воды с тех пор утекло! Невеста взяла первое попавшееся платье и скрылась в кабинке.

– Ваш кофе, – продавщица потерлась бедром о мое плечо.

– А что такой горячий? – я отхлебнул из чашки. – И почему сахара так мало? Беги за новым, детка.

Лена отдернула шторку примерочной и вопросительно посмотрела на меня. И это платье? Годится только для сорокалетних девственниц. Материя туго обтягивала девушку, оставив обнаженными только кисти рук и лицо. Я отрицательно покачал головой. Филатова раздела следующий манекен. К этому времени поспел мой кофе. На этот раз он мне показался недостаточно крепким. Продавщица снова ушла, не забыв наступить острым каблуком на мой ботинок.

Почти жена показалась в новом наряде. Тоже не подходит. Женщина должна одеваться так, чтобы ее хотелось раздеть. А тут и раздевать никого не надо. Юбка не дотягивала даже до середины бедра, а декольте размером уступало только ангару для самолета. Настал черед еще одного платья.

– Ваш кофе, – едко произнесла продавщица.

Я потянулся за чашкой и вдруг ударил себя по лбу.

– Черт! Детка. Извини. Совсем забыл. Я не пью кофе. Принеси лучше стакан яблочного сока.

Я опасливо отодвинулся на другой край кресла, на тот случай, если ей вдруг взбредет в голову нечаянно уронить кружку мне на брюки. Девушка что-то прошипела и снова ушла.

Раздвинулась шторка. Совсем другое дело! Длинная юбка с разрезом, верх с открытыми плечами и перчатки выше локтя. Я показал большой палец. Продавщица принесла заказанный сок.

– Спасибо милая, – я затушил в стакане сигарету. – Сколько с меня?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, В КОТОРОЙ НЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ СУПРУЖЕСКИЙ ДОЛГ

Я, держа Филатову на руках, пытался попасть ключом в замок двери. Как это сложно сделать с такой ношей! Наконец рифленая железка нашла скважину. Я перенес жену через порог и посадил на край тумбочки.

– Ух! – Лена впилась глазами в стену с развешанным оружием. – Что это?

– Моя коллекция, – небрежно бросил я. – Оружие дороже, если из него кого-нибудь убили. Из этого пистолета стреляли в Пушкина. Из того браунинга убили Ленина. А из этого «смита» – Леннона. А этим топором отрубили голову какому-то там французскому королю.

– О! – девушка погладила меня по щеке. – Франция! Вуле ву куше авек муа1 ?

– Обязательно!

Я отнес ее в спальню. Лена сбросила с себя платье и забралась на кровать. Я справился с пуговицами на рубашке, расстегнул ремень и снял брюки.

– Ох! – скривилась Филатова. – Теперь я понимаю, почему ты пользуешься «Миниатюре» от «Пикассо». Слушай, если это полить, оно вырастет?

– Чего? – возмутился я. – До тебя никто не жаловался!

– Точно?

– Книгу жалоб и предложений показать?

– Ладно, хватит болтать! Иди сюда!

– Что-то расхотелось, – я собрал с пола одежду. – Пойду прогуляюсь.

Наспех одевшись, я выбежал на улицу. Здесь в лунном свете блестел мой «Крузер». Я забрался в машину, достал из бардачка панельку от проигрывателя и вставил ее на штатное место. Из дисков нашелся только Deep Purple. Я сунул кружок в прорезь.

Итак, чего я добился?! Купил свою мечту. И что? Она разве не послала меня куда подальше?! Впрочем, возможно, просто настроения у нее сегодня нет? Или всегда такая дура? Разберемся...

Я завел двигатель и выехал со двора. И куда теперь? Невдалеке заманчиво мигал огнями ночной клуб «Ночной Призрак». Туда и подамся. Надо привести мысли в порядок. Алкоголь! На редкость протрезвляющее средство. Все лишнее уходит на второй план, а главное – как рог у носорога, остаешься в гордом одиночестве.

В клубе мне приглянулся столик у аквариума. Я сел на стул и поманил официантку.

– Что будете заказывать? – осведомилась девушка.

– Где-то я тебя видел, – произнес я.

– Я вас тоже, – кивнула она. – Вы в казино «Золотая фишка» не были?

– Лора, – вспомнил я. – А как ты здесь оказалась?

– Из-за вас, – официантка тоже меня узнала. – Я позволила вам выиграть.

– Это же были твои чаевые.

– А какая разница? Да я не расстраиваюсь. Выигрыш был больше, чем зарплата за полгода.

– С тебя бутылка, – усмехнулся я.

– А я так хотела вас отблагодарить! – подмигнула девушка. – Через час кончается моя смена...

– Обязательно дождусь! – пообещал я.

Лора принесла бутылку коньяка с фужером и удалилась обслуживать других клиентов. Я с облегчением достал руку с кольцом, которую до сих пор прятал под столом. Золотой обруч намертво вцепился в мой палец. Словно родился на нем. Надеюсь, в туалете есть мыло.

Девушка освободилась гораздо раньше. Отпросилась у администратора. Она с трудом забралась в высокий, как грузовик, джип.

– К тебе? – спросила Лора.

– Ну, – протянул я. – Ко мне нельзя! У меня... э-э... собака злая.

– Да? Какой породы?

– Дворняжка, – ответил я. – Недавно подобрал.

– А у меня мама строгая, – разочарованно произнесла девушка.

– У меня в офисе диван классный, – нашел я выход.

Соврал, конечно. Диван продавленный и ужасно скрипучий. Мы с Ритой, моей секретаршей, вконец его довели.

ГЛАВА ПЯТАЯ, В КОТОРОЙ КОФЕ СЛЕГКА ПЕРЕСОЛЕН

Домой я пришел под вечер. С порога услышал подозрительную возню. Воры? Я снял со стены шпагу. Клинок из сплава серебра с титаном. Не древность, но приятно. Раритет! Подарок на двадцать третье февраля от Паши Ветрова. На нечисть вполне сойдет.

Дверь гостиной со скрипом отворилась, и в коридор вылетел черно-белый стаффорд. Он злобно гавкнул и бросился на меня. Я на мгновение растерялся, но вовремя спохватился и поприветствовал пса носком туфли в челюсть. Собака отлетела и, скуля, поползла прочь.

– Лёша! – выбежала из спальни Лена. – Ты что?

– Я что? А это что?

– Это Шерман! Моя собачка!

– Ты ничего про это не говорила!

– А ты не говорил, что пропадать на работе сутками будешь.

– Я не с утками пропадал, – буркнул я. – А с курами.

Ясное дело – догадалась! Но виду не подала. Или ссориться не хочет, или ей все равно. Я с опаской заглянул в гостиную. Велюровое кресло разодрано в клочья, на обоях – следы когтей. Газеты порваны и валяются на полу. Не слабо песик повеселился! Девушка встала рядом и обняла меня за плечи.

– Я приберусь, – она чмокнула меня в щеку. – А ты с Шерманом пока погуляй. Договорились?

– Ладно, – согласился я.

Стаффорд, оказавшись на улице, потянул с такой силой, что я чуть не выпустил поводок. Лошадей в нем – как в моем джипе, не меньше. Пес обнюхал колеса нескольких автомобилей, остановился перед моим «Крузером», поднял лапу и сделал огромную лужу. Его специально тренировали?!

Я отцепил карабин поводка и потрепал Шермана по холке. Если честно, уважаю силу, даже если она не на моей стороне. Недооценивать противника глупо. Не стоит сразу показывать зубы. Лучше до конца улыбаться и в последний момент всадить нож в спину. Такой стратегии я научился, занимаясь коммерцией.

Толстый рыжий кот вылез из-под соседского «Лексуса» и, не обращая внимания на пса, заковылял мимо. Стафф пренебрежительно фыркнул и зарылся носом в опавшую листву. Собака не гоняет кошек? Это уже непорядок, если не беспредел!

– Шерман, – я притянул за ошейник четвероногую бестию. – Шерман! Кошка! Кошка!

Но мозаика листьев интересовала пса гораздо больше, нежели какой-то там наглый кот.

– Шерман, – я навел палец на объект. – Кошка! Взять!!!

Пес припустил за котом, чуть не прихватив мои пальцы. Слава богу, я успел отпустить ошейник. Шерсть на спине рыжего встала дыбом. Кот подпрыгнул на метр и, выбрасывая лапами комья грязи, понесся к дереву. Остервенело работая когтями, толстый забрался почти на самую верхушку. Шерман – простая душа – надеялся, что кот соизволит подождать его и, не ожидав такой наглости, на полном ходу въехал лбом в ствол. С тех пор на коре в этом месте осталась приличная вмятина.

Я, хохоча, повалился на асфальт. Слава, сосед, проходя мимо, покрутил пальцем у виска. Сам такой. Справедливость восстановлена. Можно возвращаться домой. Но завтра, честное слово, снова пойду выгуливать стаффа.

Когда мы вернулись, в гостиной был относительный порядок. Разодранное кресло было прикрыто чехлом, порванные газеты исчезли, а следы когтей на обоях закрывала ваза с цветами. Ладно, все равно пора ремонт делать.

– Кофе? – предложила Лена.

– Кофе, – согласился я.

Девушка подала кружку с дымящимся напитком. Я осторожно отхлебнул. Интересный привкус. Я сделал еще глоток. Забавно... Такое ощущение, словно вместо сахара здесь соль. Ну и гадость. Я выплюнул пойло в раковину.

– Тебе не понравилось? – насторожилась Лена.

– Сама попробуй! – я протянул ей кружку.

Она сделала маленький глоток.

– Кофе как кофе, только привкус странный.

– Странноватый, – согласился я, забирая ее чашку.

– Абсолютно нормальный напиток.

– Если считать нормальным, что вместо сахара – соль. Стерва! – я ударил кружкой об стол, и китайский фарфор разлетелся вдребезги. – Ты в какие игры играешь?!

– Подумаешь, – пожала плечами Лена. – Соль с сахаром перепутала.

Интересно, как можно перепутать соль с сахаром? Сахарница – здоровая фарфоровая посудина с крышкой и ложечкой. А солонка – маленькое стеклянное яичко с дырками сверху.

– Не злись, – вздохнула девушка. – Я всю ночь не спала, пока ты невесть где шлялся. Не говори, что работал. И это в первую брачную ночь. Эх ты. Пойдем в кроватку?..

– Помоюсь сначала, – буркнул я.

Я забрался в душ. Теплые струи застучали по голове. Заодно и полью то, что надо. Поверить ей, что случайно перепутала? Если она действительно не спала всю ночь – то возможно. Я тоже хорош. Чуть она сострила, сразу к другой побежал. В глубине души проснулось незнакомое чувство. Впрочем, догадываюсь, что это. В книжках читал. Чувство вины. Я вытерся, обернул полотенце вокруг пояса и зашел в спальню. Филатова лежала на кровати с пакетом чипсов.

– Потолстеть не боишься? – улыбнулся я.

– Я не толстею, – игриво ответила жена.

– А крошки?

– Я же на своей половине ем.

– Можно подумать, нам одной половины хватит, – я забрался под одеяло.

Моей кожи коснулось что-то мокрое, противное, холодное. Я нащупал влагу на простыне.

– Зайка, – произнес я. – У нас что, крыша течет?

– Лёша, – Лена указала на перевернутую кружку. – Это было мое молоко.

– Обалдеть!

Я вылез из кровати.

– Ты куда?

– Посплю на диване! Я не окунь, чтобы в сырости ночевать.

– Я на диван не пойду, – заявила девушка. – Только не начинай разборки. Напоминаю: сам кружку перевернул.

Я ничего не ответил. Только хлопнул дверью.

ГЛАВА ШЕСТАЯ, В КОТОРОЙ БОТИНКИ МЕНЯЮТ ЦВЕТ

Проснулся я оттого, что почувствовал чье-то дыхание рядом. Я поерзал на неудобном диване и открыл глаза. На полу сидела Лена с чашкой кофе.

– Доброе утро.

Она протянула мне чашку.

– Я лучше сам себе сделаю, – отвернулся я.

– С сахаром, – укоризненно произнесла жена. – Теперь всю жизнь помнить будешь?

Я осторожно сделал глоток. Действительно! С сахаром! И действительно кофе! Шерман в углу жевал мой тапок. Правильно, кошку-то вчера не догнал.

– Погуляешь с ним? – спросила девушка.

– На работу пора, – покачал я головой.

Я неспешно умылся, побрился, оделся. Брюки я нашел в кабинете. Странно. Точно помню, что оставлял их в спальне. В моей квартире пять комнат, но в три из них я захожу не чаще раза в год. Слишком много для меня одного.

Мои туфли стояли на тумбочке в коридоре. Вчера, кажется, они были черными. Сегодня – коричневые. Особая модель? Хамелеоны?

– Родная, – позвал я Филатову. – Это что?

– Туфли твои, – пояснила она.

– Это я вижу. Но когда они стали коричневыми?

– Ах! – на Лениных глазах выступили слезы. – Прости меня, пожалуйста, прости!

– Что случилось? – насторожился я.

– Хотела их почистить, а лампочка тусклая, и я крем перепутала. Почему я такая глупая?

Как можно злиться на плачущую девушку? У самого, глядя на жену, сердце кровью обливается.

– Не расстраивайся, – отмахнулся я. – У меня еще одни такие же есть.

У конторы стоял Ветров. Он беспокойно курил сигарету за сигаретой и ежесекундно смотрел на часы.

– Наконец-то! – обрадовался он моему появлению. – Я сейчас ухожу, жду вас в семь!

– Зачем? – не понял я.

– У меня сегодня день рождения, – пояснил он. – Забыл?

– Нет, – соврал я. – Обязательно будем.

– Вас теперь двое! – улыбнулся Паша. – Так что и подарок в два раза больше.

– Нас теперь трое! – поправил я.

Коллега остолбенел от удивления. Видимо, пытался сосчитать месяцы со свадьбы. Но, как он ни старался, счет шел только на дни.

– У нас теперь собака, – рассмеялся я.

Ветров уехал готовиться. Я поскреб щетину и вернулся в машину. На работе делать совершенно нечего. Лучше подарок поискать. Но что подарить человеку, у которого и так все есть? Это вопрос. Куплю, как обычно, бутылку вина, и хватит. У Паши уже целая батарея таких подарков накопилась.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ, В КОТОРОЙ ПРОСЫПАЮТСЯ МУКИ СОВЕСТИ

Я оставил джип на тротуаре и зашел в погребок. Здесь меня уже узнавали. Не представляю себе жизни без вина. Самое большое наслаждение – сидеть вечером перед телевизором с бокалом виноградного напитка.

Что там на полках? Каберне? Паша предпочитает белые вина, я красные. Думаю, через пару лет он выставит все подарки на стол, так как хранить уже негде будет. Зачем подкладывать себе свинью и дарить белое? Красненькое в самый раз. Я засунул руку в карман за бумажником. В палец впилось что-то острое. Больно! На коже расплывалось красное пятно. Я слизнул кровь и осторожно извлек бумажник. Из него торчало несколько иголок. Как они здесь оказались? Новые проделки любимой супруги?! Интересно, какое объяснение она придумает на этот раз!

Расплатившись, я помчался домой. По пути во мне росла святая ярость. Это уже не может быть случайностью. Отговорок точно не найдется. Не дожидаясь лифта, я взлетел по лестнице. Лена колдовала у плиты.

– Привет, – устало улыбнулась она. – Иди сюда.

Как-то подозрительно это выглядит. Слишком она ласковая. Я присел на табуретку. Девушка устроилась на моих коленях, прижалась ко мне и обвила руками шею.

– Обними меня, – попросила Филатова.

Я осторожно прикоснулся к ее спине. Лена потерлась щекой о мою щеку. Все мысли сразу вылетели из головы.

– Какой ты у меня хороший, – тихо произнесла девушка. – Зачем ты это делаешь?

– Что делаю? – растерянно прошептал я.

– Зачем ты так со мной обращаешься? Что я тебе сделала? Неужели так сложно уделить мне немного внимания, подарить немного нежности, тепла и ласки? Зачем ты уходишь от меня каждую ночь? Мне тебя не хватает.

– Извини, – буркнул я. – Мы сегодня идем на день рождения к Паше. Начинай собираться.

– А ты?

– Я пока с собакой погуляю.

Мы с псом вышли во двор. Шерман безошибочно нашел мой джип и сделал лужу на колесо. Сделал бы ради разнообразия на другую машину. Рыжий кот, греющийся на солнце, сжался в комок. Что ж, интуиция его не подвела. Я отстегнул поводок и повернул голову стаффа к цели.

– Шерман, – я приготовился отпустить ошейник. – Кошка!

Уши собаки встали торчком. Из пасти раздалось угрожающее рычание. Кот начал медленно подниматься на ноги.

– Взять! – приказал я.

Пес с громким лаем бросился к коту. Кот испуганно взвизгнул и рванул в сторону спасительного тополя. Но удача ему изменила. Перед деревом древняя старушка гладила своего крошечного пуделя. А пудель, как известно, тоже собака. Завидев рыжего, он разразился пронзительным тявканьем.

Кот, подняв тучу пыли, затормозил. Шерман собрался в комок и произвел грандиозный прыжок. Но толстый уже бежал к стоянке. Пес плюхнулся на землю, несколько раз перевернулся и встал на лапы. Рыжий, ошалело вращая глазами, запрыгнул на капот Славиного «Лексуса» и, оставляя когтями глубокие царапины, забрался на крышу автомобиля.

Шерман нерешительно остановился. Его короткие лапы не позволяли производить такие фокусы. Он несколько раз гавкнул и с гордым видом обмочил колесо джипа. Старушке удалось утихомирить своего щенка.

– Взрослый человек, – укоризненно произнесла она.

Поразительно! Прожить столько лет и не понять, что мужчины – как дети. Только с колючими щеками.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ, В КОТОРОЙ ССОРЯТСЯ ДРУЗЬЯ

Паша несказанно обрадовался подарку. Еще бы! Вместо одной бутылки красного вина – две. Сам просил.

В этом году у Ветрова оказалось не так много гостей. Приглашал он многих, но эпидемия гриппа началась слишком рано. Соплей и наждачки в горле избежали лишь мы с Леной. Даже Пашина жена лежала в постели с температурой. Решив не излишествовать, мы ограничились маленьким столиком с фруктами и бутылкой водки.

Я сел в любимое хозяйское кресло. Гостям надо уступать! Именинник устроился на пуфике, а Лена – на моих коленях. Я наполнил рюмки. Себе и Паше – водки, а супруга ограничилась стаканом сока.

– За именинника, – предложил я.

Мы опустошили рюмки. Я свернул кулек из газеты и превратил его в пепельницу. Тяжело сидеть в гостях у некурящего человека. Более подходящую емкость для окурков найти невозможно.

– Слабаки, – улыбнулась Филатова. – Женщина из стакана пьет, а вы – из крошечных рюмочек.

– Мы же не сок пьем! – отмахнулся Ветров.

– А я тоже могу не сок пить! – ответила Лена.

Она достала из бара еще два стакана и наполнила все три емкости до краев. Неужели она сможет это выпить?!

– За здоровье, – произнесла супруга. – До дна!

Паша с грустью посмотрел на свою порцию. Девушка поднесла стакан к губам и мелкими глоточками опустошила его. Я пожал плечами и опорожнил свой. Горло обожгло, как раскаленным железом. Ветров закашлялся уже после второго глотка. Слабоват парень, слабоват.

Лена достала из сумочки диск и, слегка покачиваясь, подошла к цент­ру. Заиграли Scorpions, Wind of Change.

– Потанцуем?

Лена задвигалась в такт медленной музыки. Паша отбивал ритм костяшками пальцев по столу. Мои руки слабо слушались, голова склонилась на грудь. Я упер локоть в ручку кресла и положил подбородок на кулак. Стакан водки – это сильно. Супруга начала расстегивать блузку. Я заскрипел зубами.

– Не кипиши, – Ветров заметил мое беспокойство. – Здесь все свои.

Я нечеловеческими усилиями принял трезвый вид. Паша взял из моей пачки сигарету. Да он пьян! А если я это только заметил, то насколько же пьян я?!

Девушка бросила блузку мне на колени и, танцуя, приблизилась к имениннику. Друг в шоке замер. Лена положила руки на его плечи и коленом раздвинула ноги Ветрова. Я впился ногтями в свою ладонь. Филатова взъерошила волосы парня и потерлась животиком о его лицо.

– Хватит! – вскочил я. – Мы уходим!

– А я не хочу уходить, – возразила супруга.

– Действительно, – с трудом ворочая языком, поддержал ее Паша. – Еще рано.

– Конечно, рано. Я и хочу уйти, пока не стало поздно!

Я засунул в карман пачку сигарет и зажигалку.

– Можешь ее себе оставить! – рявкнул я. – Дарю!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, В КОТОРОЙ ПРИЗНАЮТСЯ В ЛЮБВИ

Лора положила голову на мою грудь. Мы лежали на роскошной кровати в гостиничном номере. Я взял сигарету в другую руку и погладил Лору по спине.

– На тебе рис сажать можно, – прошептала девушка.

– В смысле? – не понял я.

– Влажность подходящая, – пояснила любовница.

– Ты тоже не сухая, – заметил я.

– Это твой пот.

– Извини.

– Всё в порядке. Мне нравится, когда от меня пахнет тобой.

Я выпустил в потолок струйку дыма. Лора перехватила губами фильтр и глубоко затянулась. Зажужжал на тумбочке мой телефон. Я сбросил вызов. Уже пятнадцатый за последние десять минут. На дисплее высвечивался мой домашний номер.

– Знаешь, – Лора поцеловала меня в плечо. – Я тебя люблю.

– Я тоже.

– Тоже что?

– Люблю себя.

– Не такого ответа я ожидала.

– Извини. Давай я тебе квартиру куплю?

– Зачем?

– Чтобы по гостиницам не шаталась.

– Давай, – согласилась девушка.

Обожаю ясность. Будь моя воля – разделил бы жизнь на черное и белое. А сам остался бы серым. Нравится мне этот цвет. Главное – понять, что нужно человеку, который рядом. Тогда можно с легкостью управлять им. Или ею, как в моем случае. С Лорой все понятно. Ей нужны лишь мои деньги. Она этого и не скрывает. Чего же Лена хочет? Вот уж действительно темная лошадка! Дисплей мобильника озарил комнату голубым сиянием.

– Чего? – бросил я в трубку.

– Ты где? – осведомилась супруга.

– Здесь! – ответил я.

– Дурачок, – фыркнула она, – приезжай домой. Я тебя жду.

– А надо?

– Сам решай...

Я бросил телефон на пол и освободился от Лориных объятий. Она уже сопела во сне. В голове звенели колокольчики. Трезвею... Я тихо, стараясь не разбудить девушку, оделся. Вырвал из блокнота листок и накарябал записку.

Завтра... Нет! Сегодня уже суббота. Надеюсь, риелторские конторы будут работать. Куплю девчонке квартиру, раз обещал.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, В КОТОРОЙ ШЕРМАН МЕНЯЕТ ХОЗЯЙКУ

Я прошел в гостиную. Шерман раздирал мой второй тапок. Я взял пульт от телевизора и включил спортивный канал. Вскоре появилась заспанная Лена. Зябко кутаясь в халат, она села на колонку стереосистемы.

– Ребенок ты мой, – улыбнулась она. – На тебя соседи жаловались.

– Из-за чего? – спросил я.

– Ты Борьку собакой травишь.

– Какого еще Борьку?

– Кота местного. Посмотри на меня.

– Не хочу, – буркнул я.

– Злишься?

– А ты как думаешь?

– Считаешь, можешь на меня злиться? У меня после развода секса вообще не было. Ну выпила вчера, не сдержалась. Да ничего и не было. На себя посмотри. Где ты ночами пропадаешь?

Я не отрываясь наблюдал за стаффом. Он яростно терзал мою обувь. На обоях появились новые царапины. Беспокойный какой пес!

– Слушай, – воскликнула жена. – А может, у тебя с этим проблемы?

Она встала передо мной и распахнула халатик. Я провел взглядом по ее бедрам, плоскому животику, аккуратным холмикам грудей.

– Никаких желаний не возникает?

Лена поставила ногу на подлокотник кресла.

– Возникает!

Я подошел к Шерману и со всей силы пнул по собачьим ребрам. Пес, скуля, откатился в угол.

– Хватит мои тапки есть! Они не для этого!

– Изверг! – супруга бросилась к Шерману. – За что ты его?

– За дело, – прорычал я.

– Песик мой маленький, – Лена чмокнула стаффа в мокрый нос. – Больно тебе? Плохой Лёша, плохой.

Девушка нежно гладила собаку по ушибленному боку. Конечно, Шерман хороший. Грызет тапки, рвет обои, раздирает кресла, гадит на мой джип – и хороший. А я бьюсь как рыба об лед, стараюсь что-то сделать для нее – и плохой. Я снял с вешалки ошейник и подозвал пса. Пойду проветрюсь. Может, лучше будет.

Шерман, выбежав на улицу, примостился на привычном месте. Но, посмотрев на меня, передислоцировался к соседскому «Лексусу». Понял, что шутки окончены. Я подождал, пока поток иссякнет, и дернул поводок. Пес послушно засеменил рядом. Мы дошли до круглосуточного магазина. Я привязал собаку снаружи и купил палку лучшей колбасы. Шерман, почуяв запах угощения, радостно замахал хвостом. Я положил лакомство перед его мордой, и пес впился в мясо.

– Что я тебе сделал, а? – спросил я. – Я знаю, ты не виноват. Ну чего она добивается, а? Не знаешь? Я тоже! Извини, этот мир слишком тесен для нас двоих...

Пес доел колбасу и лизнул меня в нос. Я стер слюну и потянул его за собой. Шесть утра. Дороги уже начали наполняться автомобилями. Мы подошли к краю тротуара. Я отстегнул поводок и опустился на колени рядом с Шерманом. Светофор на ближайшем перекрестке переключился на зеленый. Мимо понесся плотный поток машин.

– Шерман! – я ткнул пальцем на противоположную сторону улицы. – Кошка!

Стафф привычно подобрался. Он уже безоговорочно доверял мне. Если я сказал, что кошка, значит, там обязательно есть кошка. И ее надо загнать на дерево или хотя бы на машину.

Я медлил. Я понял, что не смогу сделать этого. Пес глухо рычал и искал глазами цель. Поток уже давно проехал.

– Вот дерьмо! – я прицепил карабин поводка к ошейнику. – Пошли!

Когда мы добрались до Лориного дома, уже окончательно рассвело. Я поднялся на нужный этаж и надавил кнопку звонка. Дверь открыла молодая девушка.

– Вам кого? – удивленно спросила она.

– Лора дома? – буркнул я.

– Да. Позвать?

– Позови. Я маму не разбудил?

– Какую маму?

– Лорину.

– Она не здесь живет. Мы с Лорой снимаем эту квартиру.

– Кто там? – В коридор вышла заспанная любовница. – Ты?

– Я! – я протянул ей конец поводка. – Пусть пока здесь поживет.

– А потом?

– Я же обещал купить тебе квартиру. Я честен с теми, с кем сплю.

– Он не кусается? – осведомилась девушка.

– Не знаю.

Я повернулся к выходу.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, В КОТОРОЙ МОЖНО ПРАЗДНОВАТЬ ВТОРОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

В родных стенах я оказался только после обеда. Лена болтала по телефону и даже не удосужилась взглянуть на меня. Я открыл бар, достал бутылку коньяка и фужер.

– Не рано?

Супруга положила трубку и осчастливила меня своим вниманием.

– С утра выпил – и весь день свободен, – отмахнулся я.

– А где Шерман? – насторожилась девушка.

– Под машину попал, – вздохнул я. – Земля ему пухом.

– Ты! – Филатова залепила мне пощечину. – Это ты его убил. За что? Такой миленький маленький песик! Ничего, я другого куплю. Огромного волкодава. Он твою квартиру в помойку превратит и тебя загрызет!

– Дура, – меланхолично заметил я.

– Ты! – Лена ударила кулачком в мою грудь. – Как я тебя ненавижу! Ты всю жизнь мне отравил.

– Дура ты, – повторил я. – Я люблю тебя, как проклятый, а ты? Что тебя не устраивает? Или со своим Витей-кретином тебе лучше было?

– Ты меня не любишь, – всхлипнула девушка.

– Почему ты мне не веришь? Что мне сделать, чтобы доказать тебе?

– Пойди и застрелись!!!

Я допил остатки коньяка и подошел к коллекции оружия. Единственный пистолет, для которого есть патроны, – крупнокалиберный Ruger. Я снял пистолет со стены, открыл ящик с патронами.

– Нет! – девушка вцепилась в мою руку. – Я тебе верю. Ты любишь меня, и я тебя тоже люблю!

Я молча открыл барабан и вставил шесть патронов. Лена пыталась вырвать оружие, но я крепко держал пистолет. Я отбросил ее на диван и вернул барабан на место, щелкнул курком.

Жена, боясь пошевелиться, пристально смотрела в мои глаза. Я приставил ствол к подбородку и нажал на курок. Девушка вздрогнула. Курок сухо щелкнул, но выстрела не последовало. Я нажал еще раз, еще, еще...

Невероятно! Шесть осечек подряд! Я бросил револьвер на пол. Громыхнул выстрел, ваза у стены разлетелась на осколки. Не мой сегодня день!

– Прости меня, слышишь? – простонала Лена. – Я буду твоей, буду делать все, что скажешь. Буду самой ласковой и любящей женой. Прости!

Я достал два чемодана, открыл шкаф и закинул всю свою одежду. Оружие потом заберу. Лена перегородила собой выход из квартиры. Я перекинул ее через плечо, отнес в спальню и бросил на кровать. Затем закрыл дверь и приставил стул. Поколотится и сама выберется.

На лестничной площадке меня встретил Слава с «макаровым» в руке.

– Кто стрелял? – прокричал он.

Я достал из бумажника несколько банкнот и протянул ему.

– За капот. Извини.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ, В КОТОРОЙ ВОЗВРАЩАЕТСЯ ШЕРМАН

Я стряхивал снег со своего джипа. Скоро Новый год. Веселая была осень. Женился и через три дня ушел. Может, развестись? Не дождется! Рядом остановился «Форд» Ветрова.

– Еще обижаешься? – спросил он.

– Ты не виноват, – возразил я.

– Как Лена?

– Мы на следующий день разошлись.

– Из-за меня?

– Нет.

– Слушай, что я скажу! – Паша сел на капот «Крузера». – После того как ты ушел, мы неплохо поговорили. Она тебя любит, только сама не понимает этого. Она еще маленькая глупенькая девочка. Поговори с ней.

– А стоит?

– Да брось! Скоро Новый год! Сделай ей подарок, прости ее.

Я выдохнул облачко пара. Из-за домов высовывалась верхушка главной елки города. Простить? А она этого заслуживает? Впрочем, мысль интересная. В любом случае я ничего не теряю. К тому же она уже должна повзрослеть.

Я заехал за Шерманом и отправился домой. Квартира пустовала. Ничего не изменилось с тех пор, как я был здесь в последний раз. Может, она уже здесь не живет? Хотя... Нет. В хлебнице лежал свежий батон. Пес, почуяв знакомые запахи, облазил все комнаты. Я погасил свет, сел на диван в гостиной и задремал.

Проснулся я от скрежета ключа в скважине. Следом раздался Ленкин смех и незнакомый грубый голос. Я тихо снял саблю со стены и встал в коридоре. Щелкнул выключатель, я на миг зажмурился от света.

В прихожей стояли Филатова и незнакомый мужчина. Шерман гневно зарычал. Я наставил клинок на грудь пришельца.

– Я требую сатисфакции, – тихо произнес я. – Шпага одна, так что драться будем по очереди!

– Это кто? – удивился незнакомец.

– Бродяга какой-то забрался, – небрежно бросила девушка.

– Шерман! Взять! – приказал я.

Стафф бросился на мужчину. Тот с громким криком затопал по ступенькам. Лена спокойно повесила шубу, сняла сапоги и подошла ко мне.

– Убирайся, – прошипела она.

– Он у тебя один или их много? – осведомился я. – Я думал, ты хоть к Вите вернешься. Он же тебя любит.

– Я тоже себя люблю. И не собираюсь ложиться в постель ни с неудачниками, ни с импотентами.

Я вернул саблю на место. Красивая у меня коллекция. Второй такой я еще не видел. Лунный свет играл на оружии.

– Импотент говоришь?

Я с размаху ударил ее тыльной стороной ладони. Она всхлипнула и упала на ковер. Я нагнулся, но она запустила когти в мою щеку. Я ударил еще раз, затем снял ремень и скрутил ей руки за спиной.

– Ненавижу, – прошептала супруга.

Я рванул блузку, пуговицы посыпались на пол. На ее ребрах темнели синяки. Кто? Кто посмел ударить мою девочку? Сначала с ней разберусь, потом с этим негодяем. Впрочем, с ним уже Шерман разобрался. Я расстегнул Ленины джинсы. Она сжала колени, но у меня сил оказалось больше. Последняя преграда – белые стринги – сдалась с жалобным треском.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, В КОТОРОЙ РАСКРЫВАЮТСЯ КАРТЫ

Я сел на пол и достал сигарету. Девушка все еще всхлипывала. Шерман терзал оторванную штанину.

– Довольна? – произнес я после долгого молчания. – Добилась, чего хотела?

– А ты добился?

– Да! Главное – понять, что человеку от жизни надо. Что надо тебе, я понял, еще когда мы учились вместе. Я знаю, почему ты металась между мной и Витей. Ты ждала, кто из нас в результате окажется наиболее кредитоспособным. Думаешь, когда ты выходила за него, он был богаче меня? Как бы не так! Это я тебя убедил, что беден, как церковная крыса. Как я давился, куря при тебе эту «Золотую Яву»! Как я матерился, когда ездил в институт на старой убитой «девятке», когда на стоянке стояла моя «Ауди»! И при этом я тебя убеждал, что я простой глупый мальчик, которым ты можешь крутить как захочешь. Если бы ты в это не верила, то и сейчас не вышла бы за меня. Как я смеялся, когда вы играли свадьбу! Ты думала, что выиграла. На самом деле это была лишь первая партия. Я хотел, чтобы ты пришла и умоляла взять тебя в жены. Я ждал этого, знал, что так и будет, и так случилось. Неужели ты думала, что я все это время не знал, как ты живешь? За тобой каждый день наблюдали мои люди. Если бы не они – тебя бы раз двадцать ограбили, раз десять изнасиловали и раз пять убили. А вспомни, когда на твоей «десятке» спустило колесо и тебе помог незнакомый парень. Как ты думаешь, на кого он работает? Думаешь, я не знаю, что это ты затащила Витю в казино? Конечно! Гордость не позволила тебе осознать свою ошибку. Ты намеренно сгноила парня. И ко мне ты пришла не за деньгами, а женить меня на себе. Что же ты за стерва?! Все, что тебя интересует, – это деньги. Ты осознаешь, как тебе повезло, что тебя купил человек, который любит тебя больше жизни?! Молчишь? Ты думала, что сама устанавливаешь правила?! Ты проиграла в своей же игре, и как ты теперь себя чувствуешь? Я знаю как! Потому ты и бесилась! Ты поняла, что проиграла. Тебе нужны деньги? Хорошо. Я дарю тебе эту квартиру и буду давать тебе по пять енотов в месяц. От тебя ничего не требую. Просто живи. Я тебя слишком люблю, чтобы желать зла.

– Шах и мат! – прошептала Лена.

– Полковник был большая сука! – Я развязал ее руки. – С Новым годом, детка.

Я дошел до двери, но вспомнил одну тонкость и остановился.

– За оружием приеду завтра в девять утра.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, В КОТОРОЙ ЗРЕЕТ КОВАРНЫЙ ЗАМЫСЕЛ

Витя высыпал на стол остатки мелочи. Днем он сильно проигрался и теперь надеялся собрать хотя бы на батон хлеба. Но мечты не сбывались. Парень хлопнул себя по лбу. Как он мог забыть! Ведь на балконе целая куча бутылок, которые можно сдать! Внезапно зазвонил телефон. Игрок чертыхнулся, сгреб мелочь в карман и потянулся за трубкой. Впрочем, это опять какие-нибудь кредиторы. Отвечать – только настроение под Новый год портить. Хотя, может, кто-то хочет сделать подарок?

– Слушаю, – произнес он сиплым голосом.

– Витя? Ты простудился?

– Кто это?

– Лена.

– Какая Лена?

– Жена твоя бывшая, помнишь?

В мозгу, источенном рулеткой, проснулась мысль. Возможно, она его накормит. Или даже одолжит денег на игру. Чем черт не шутит?

– Витя, ты все еще любишь меня?

– Конечно! – с готовностью подтвердил он.

– Ты мне нужен! Сможешь приехать?

Девушка назвала адрес. Парень поспешно собрал бутылки. Денег не хватало даже на проезд. Но возместить потерянное время Лена просто обязана. А неплохо вечер начинается. Когда удалось проехать зайцем, Витя убедился, что удача повернулась к нему лицом.

В новой квартире старой жены его удивила мебель. Да, здесь была мебель! Настоящие столы и стулья, а не пустые деревянные ящики. Более того, здесь был телевизор, здесь была стереосистема и еще много чего. Все это и за год не проиграть!

Филатова угостила игрока картошкой с мясом. Настоящим горячим бифштексом! Слишком все это хорошо. Витя начал думать, что это всего лишь сон.

– Ты меня сильно любишь? – спросила Лена.

– Пятьсот рублей дашь? – поинтересовался он.

Девушка положила на стол фиолетовую бумажку. Эх, надо было больше просить. Ничего, можно еще ноги целовать. Тогда однозначно еще сотню накинет. Или две.

– Люблю! – с готовностью подтвердил Витя.

– А убить ради меня сможешь?!

– Кого?!

– Моего мужа. Представь, ты его убьешь и все деньги перейдут ко мне. А потом мы снова поженимся.

Игрок оценивающе осмотрел комнату. У человека с такой квартирой денег не счесть. Можно купить свое казино и там играть. И никакие ­охранники не будут прогонять, когда ставить будет нечего.

– Как я его убью?

– Вот, – Лена показала огромный револьвер. – Завтра в девять утра он приедет сюда. Ты выкрутишь лампочку внизу и будешь ждать его в подъезде.

– А ты где будешь?

– Я буду в его офисе. Мы ведь не хотим, чтобы подозрение пало на меня? Нужно обеспечить алиби.

Витя отставил тарелку и сыто икнул.

– Сделаю, – заверил он.

Девушка отвернулась, пряча улыбку. Конечно, она не собиралась снова выходить за старого мужа. Завтра в девять она позвонит в милицию и сообщит, что ее любимого супруга убивают в подъезде. Жаль, конечно. Ведь он недавно показал себя настоящим мужчиной, которому приятно отдаться. Но ничего не поделать. Он слишком хорошо все знает.

А Витя пусть говорит в суде что хочет. Кому поверят? Оборванцу или убитой горем вдове? С деньгами Алексея можно нанять такую армию адвокатов, что прокурору тошно будет.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, ПОСЛЕДНЯЯ

Лена заблаговременно приехала в офис мужа. Там была только секретарь Рита. Неудивительно. Девушка попросила открыть кабинет и устроилась в кресле. Рита принесла две чашки кофе.

– Это зачем? – удивилась Филатова.

– Посидим, посекретничаем, пока его нет, – пояснила Рита.

– Это можно, – согласилась Лена.

– Знаешь, я тебе страшно завидую, – произнесла Рита. – Лёша – замечательный парень. Лишь одну из миллиона любят, как он тебя! Тебе повезло!

– Возможно, – кивнула девушка.

– За ним – как за каменной стеной. Можно ничего не опасаться. А его руки? О, как он умеет ласкать!

– А ты откуда знаешь?

– Ну, у нас кое-что было. Конечно, до брака с тобой.

Лена поерзала на стуле. Становилось неуютно. Не найдя способа переменить тему разговора, она открыла верхний ящик стола. Там лежала старая студенческая фотография. Алексей обнимает ее, у обоих на лицах счастливые улыбки. Да, они чудесно проводили время. Лена вспомнила тепло его рук, его губ. Вспомнила, как пряталась от дождя под его куртку. А он смеялся и говорил, что она волшебно выглядит с мокрыми волосами. А правильно ли она поступает? Будет ли ей с кем-нибудь лучше, чем с Алексеем?

Дальше лежал лист гербовой бумаги с кучей печатей.

– А это что? – спросила она Риту.

– Это? Его завещание. В случае смерти все переходит его дочери.

– У него есть дочь?

– А ты не знала? Лера живет с матерью на Кипре. Давно уже. Кажется, еще со студенческих времен.

Это все и решило. Лена потянулась за телефоном.

Витя смотрел на лампочку, словно пытался ее загипнотизировать. Конечно, гораздо проще разбить. Но жалко. Такая вещь самому в хозяйстве пригодится. Он забрался на перила и прикоснулся к раскаленному шарику. Горячий! Витя достал платок и выкрутил трофей. Стало темно, как в погребе. Игрок проверил револьвер и вжался в нишу.

Я остановил машину перед подъездом. Всех к черту. И Лору, и Лену. В кармане лежал билет на Кипр и бумаги, разрешающие перевозку коллекции. Я выбросил сигарету в окно. Идти в эту квартиру совсем не хотелось. Резко завибрировал мобильный телефон. На дисплее высвечивался номер офиса.

– Да? – произнес я в микрофон.

– Лёша! – раздался Ленин голос, – ты где?

– Хорошо, что тебя нет дома, – произнес я. – Я не хочу тебя видеть!

– Ты не...

– И говорить с тобой тоже нет желания!!!

Я бросил трубку на сиденье. Телефон снова зазвонил. Опять офис, опять любимая супруга. Я отключил аппарат и забросил его в бардачок. Хватит нервы мои мотать!

А что дома делать? Нужно мне это оружие? Прошедший этап жизни, старое увлечение. Пора уже начать другие вещи коллекционировать. Например, спортивные автомобили.

Так идти домой или сразу в аэропорт ехать?!


 

1. Хотите со мной переспать? (фр.)


Родилась в 1987году. Выросла в творческой семье. Под влиянием родительских профессий сформировалось дальнейшее желание писать стихи исценарии. Пишу только для себя, отображая свои эмоции или внутренние переживания. Наибольший восторг вызывает рисованная анимация ишедевры мирового кинематографа. Свободное время посвящаю игре в преферанс.

 

Благодарю родителей иблизких друзей за веру в мои силы и настойчивую поддержку моего участия в серьезном конкурсе.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Мистификация жанра. «Лобстер», режиссер Йоргос Лантимос

Блоги

Мистификация жанра. «Лобстер», режиссер Йоргос Лантимос

Зара Абдуллаева

Мы уже неоднократно писали о фантасмагорической драме «Лобстер» греческого режиссера Йоргоса Лантимоса. Посмотрев картину на фестивале «Новое британское кино», о ней высказалась и Зара Абдуллаева.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

В Санкт-Петербурге пройдет второй СПМКФ

05.09.2013

C 13 по 22 сентября в Санкт-Петербурге пройдет второй Санкт-Петербургский международный кинофестиваль – конкурсный фестиваль игровых полнометражных фильмов. В программу нынешнего СПМКФ, по предварительной оценке, войдет порядка 97 фильмов из 32 стран. 14 картин составят конкурсную программу фестиваля, при этом каждая из них, отмечают устроители фестиваля, – будет российской премьерой. Большинство этих фильмов-участников конкурса будет лично представлено их создателями.