Верните прошлое!

  • Блоги
  • Елена Стишова

В День независимости Киргизстана, в 23-ю годовщину, в Бишкеке прошла презентация исторической кинодрамы «Курмаджан Датка». Триумфальный успех картины в первый день показа лишь нарастал в последующие дни. Бокс-офис вывел фильм на позицию прокатного лидера. Киргизские СМИ и социальные сети обрушили на читателей и пользователей залп рецензий и блогов. По мнению Елены Стишовой, подобная реакция не оставляет сомнений в том, что «Курманджан Датка» – не просто хит, угодивший публике, но общественное событие.


Фрэнсис Фукуяма в 1989 году опубликовал сенсационное эссе «Конец истории?». Согласно концепции американского политолога, либеральная демократия, укоренившаяся в цивилизованном мире, сняла вековые антагонизмы между людьми и государствами, между сильными и слабыми, с помощью универсального инструмента – верховенства международного права, регулирующего отношения на макро- и микроуровнях. Фукуяма сделал исключение для стран, все еще пребывающих на стадии авторитаризма. Он предвидел вспышку национализмов, каковые займут место «идеологической борьбы» времен противостояния двух систем. Его прогноз сбылся в полной мере и, став новой реальностью, отметил его же постулат «конца истории». Как видим, в актуальный и весьма бурный исторический процесс оказались втянуты и стабильные либерально-демократические режимы, которым, по Фукуяме, в самый раз парить в делириуме постистории.

Идеи Фукуямы были инспирированы падением соцлагеря и распадом СССР – сверхдержавы, рожденной под эгидой коммунистической доктрины. Утопическая мечта «жить единым человечьим общежитьем» разбилась о человеческую природу, которую не удалось перекодировать ни риторикой, ни кровавыми репрессиями. В декабре 1991 года в Беловежской Пуще всенародно избранные президенты трех славянских стран бывшего советского альянса подписали исторический акт о создании Союза независимых государств и роспуске Союза ССР. Властные амбиции и нерастраченный ресурс советского инфантилизма (хотя цинизм давно цвел пышным цветом) помешали подписантам поразмыслить над последствиями содеянного. Управились за шесть дней и умыли руки. Бескровный, прямо-таки идиллический конец «империи зла» породил тотальную эйфорию. В кулуарах, однако, перетолковывали ветхозаветную легенду про то, как Моисей, выведя иудеев из Египта, водил их по пустыне сорок лет, чтобы выросло новое поколение, рожденное на свободе, а старики забыли о своем рабском прошлом.

В подобных толках, в топтании на перепутье промчались 20 лет. Этого срока оказалось достаточно, чтобы обретенный опыт независимости запустил процесс реального размежевания бывших колоний с бывшей метрополией и выбора своего пути.

Национализм расцветает там, где народ испытывает кризис идентификации, порождаемый обычно комплексом исторической неполноценности – ровно то, что происходит сейчас в Украине. На мой взгляд, это только старт, только начало поворота, траекторию которого предвидеть не берусь. Но вектор очевиден: бывшие советские республики, а ныне независимые страны возьмут реванш и вернут свое прошлое, отнятое идеократией и подмененное фантомом «социалистического первородства». Конники «Кочевника» уже в 2006 г. промчались по экранам мира как посланники большой страны – Казахстана. Задуманный и написанный Рустамом Ибрагимбековым как героический эпос, «Кочевник» в ходе съемочного процесса был переформатирован в блокбастер не без влияния голливудских продюсеров, ставящих на коммерческий успех идеологического продукта. Историческая канва истончилась под тяжестью батальных массовок и каскадерских трюков, что не помешало казахским зрителям почувствовать себя причастными к деяниям мифологических предков, отбивших свою исконную территорию и защитивших свою государственность в борьбе с сильным противником. Да и опыт освоения бюджета в 34 мил. долларов пошел на пользу казахскому кинематографу. С тех пор нет таких высот, которые были бы не по зубам казахским фильммейкерам.

Совсем недавно я была свидетельницей восторженного приема картины «Курмаджан Датка» в бишкекском кинотеатре «Манас». Публика аплодировала стоя, после показа прямо на сцене возник стихийный курултай: не было отбоя от желающих сказать свое слово по поводу долгожданной картины. Кто-то из ораторов объяснил залу: этот фильм подарил нам нашу Историю.

kurmanjan-2
«Курманджан Датка»

Теперь мой черед объяснить читателю, почему вполне традиционная по стилистике историческая драма вызвала ажиотажный интерес у киргизской публики.

Имя Курманжан Датки – правительницы алайских киргизов в чине генерала, (унаследованного от погибшего мужа), государственного деятеля, дипломата и матери пяти сыновей сегодня известно каждому киргизу и официально вписано в анналы национальной истории. Учрежден фонд ее имени, установлен памятник, историческая персона вернулась из забвения и – ура! – историческая справедливость восстановлена. А кто прошлое помянет, тому глаз вон.

Но из песни слова не выкинешь. Ведь советские поколения понятия не имели о Курманжан, ничего не знали о ее роли в исторической судьбе Киргизстана. В школьной программе про королеву гор «не проходили», как и многого другого про древнюю киргизскую государственность.

И надо было случиться, чтобы продюсер фильма Жылдызкан Жолдошева, ни сном ни духом не помышлявшая о кинокарьере, оказалась в начале 80-х годов в Эстонии, где финское ТВ запросто смотрели все, кто хотел. Однажды в фильме про Густава Маннергейма она увидела такое, что впору было не поверить собственным глазам. Российский полковник Маннергейм в ходе азиатской экспедиции завернул в Алайское царство и был удостоен аудиенции алайской царицы Курманжан Датка, к тому же полковника русской армии. Он провел фотосессию, как сказали бы сейчас, и оставил потомкам достоверные изображения выдающейся женщины. Так прилежная ученица советской школы открыла для себя не такое уж давнее прошлое своей родины: встреча подданных российской империи имела место в 1906 году, за полгода до смерти 95-летней Курманжан.

kurmanjan-3
«Курманджан Датка»

То был момент инициации, и Жолдошева уже в независимой стране реализовала все, что было задумано тогда, в глубине застоя. Она учредила Благотворительный фонд имени Курманжан Датка, провела просветительскую работу и стала продюсером игрового фильма.

С компьютерной заставки, воссоздающей контуры Киргизского каганата, протянувшегося вдоль Енисея, начинается фильм. Некогда могучее государство пришло в упадок, народ осел в обширном азиатском ареале, который еще при советской власти обозначался на карте, как Туркменистан.

Режиссер-дебютант Садык Шер-Нияз, выигравший тендер на постановку в нешуточной борьбе, склонялся к исторической драме с психологической разработкой основных характеров. Бюджет в 1,5 млн. долларов, средний по мировым стандартам, но совершенно заоблачный в местных условиях, и не предполагал особого постановочного размаха. Критики и блогеры пишут: картине, мол, не хватает нарратива и батальных сцен. Я тоже вижу серьезные драматургические пробелы в сценарии, использующим стереотипный верняк. Выручает реальная история, в центре которой – женщина, что чрезвычайно редко случается в исконно мужском восточном обществе. Этот факт ощутимо меняет систему настроек и акцентов. Героиня (в этой роли заняты три актрисы – Элина Абай Кызы, Назира Мамбетова и Джамал Сейдакматова) ломает клишированные представления о забитой восточной женщине, чье унижение в семье и в обществе узаконено шариатом. А Курманжан, с детства просватанная за богатого, сбегает от нелюбимого мужа в родительский дом. И ничего – мир не рухнул, суровый отец не вернул дочь постылому мужу, соседи не подвергли остракизму семью Курманжан.

В нескольких эпизодах режиссер дает понять, что Алайское царство, официально исповедующее ислам, не забывает своей прарелигии – тенгрианства. Жизнь Курманжан складывалась наперекор предписаниям шариата. Сам Алымбек Датка (Азиз Мурадилаев), предводитель алайских киргизов, женился на девушке из бедной семьи, не смутившись тем, что по закону она считалась замужней. Алымбеку удалось расторгнуть ее брак. Из Курманжан получилась жена-менеджер. Она вникала в мужские дела, многое брала на себя. Овдовев, не растерялась, не выпустила рули власти из рук и возглавила свой народ.

Чтобы прекратить внутренние распри между северными и южными племенами, сплотить киргизов в противостоянии Кокандскому хану, который замучил население непосильными податями, она после мучительных сомнений, после попытки бегства в чужую страну, пошла на союз с Россией. Киргизия перешла в подданство российской империи.

Эпизоды сражений киргизского войска с российской армией, переговоры Курманжан с генералом Скобелевым открыли мне новое знание, и прежде всего «про нас». Тема колониальных завоеваний не была популярной в советском кино, не обрела популярность и в последующие годы. Давно забыты попытки Георгия Данелия экранизировать толстовского «Хаджи-Мурата». Картина даже была запущена на Экспериментальной студии в 1966 году, но в конце концов закрыта под каким-то предлогом. Вряд ли авторам объявили истинную причину: мол, не в наших интересах показывать, как Россия завоевывала Кавказ.

Режиссер Шер-Нияз снял сцены с российской армией с излишней, на мой взгляд, деликатностью, подлакировал реальность. Вряд ли встречи киргизской апашки с российским генералом проходили в стиле европейских дипломатических раутов. Известно, что Курманжан была арестована и привели ее к Скобелеву как противника. События, однако, приняли другой оборот.

kurmanjan-4
«Курманджан Датка»

Зато предфинальные эпизоды с казнью младшего и любимого сына возносят Курманжан на высоту античной героини. Сын был осужден и должен был понести ответственность за убийство российских солдат, совершенное его подчиненными. Мать простилась с сыном и стойко выдержала экзекуцию его публичного повешения. Невероятным волевым усилием она погасила готовые было вспыхнуть волнения среди киргизов – они рвались отбить сына своей королевы. Она-то знала, с какой жестокостью волнения будут подавлены, а стране, чтобы сохраниться, нужен был мир любой ценой. Заплатив эту цену, отдав сына, Курманжан ушла от дел и определила себе добровольную ссылку в дальнем аиле. Там и нашел ее Густав Маннергейм. И она в свои 90 с гаком позировала ему верхом.

Международная премьера фильма прошла на МКФ в Монреале, получила хорошую прессу и приглашения на фестивали. «Курманжан атка» была показана и в Якутске. Доберется ли она до московского экрана – большой вопрос. К тому же даже самые элитарные зрители , сами того не зная, насквозь империалисты. Им неинтересно про тех, кого в свое время называли «братскими народами».

… А в Киргизии «Курманжан» лидирует в прокате, она побила все американские боевики.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

На XXVII мкф «Послание к человеку» победила «Гармония»

23.09.2017

22 сентября в Театре Комедии им. Акимова (Санкт-Петербург) состоялась церемония закрытия XXVII Международного кинофестиваля «Послание к человеку».