Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Солдатские танцы. Сценарий - Искусство кино

Солдатские танцы. Сценарий

Ленинградская улица. Утро

Фото Г.Цагарели
Фото Г.Цагарели

Молодой человек, Суслов, выходит из подъезда дома, подходит к грузовику с гидравлической вышкой, вынимает из кармана три рубля. Стоящий на вышке водитель закрепляет на проводах красный транспарант «1 МАЯ».

С у с л о в. Старик, сделай одолжение.

Вышка спускается вниз, Суслов залезает внутрь. Грузовик подъезжает к дому, поднимает Суслова на уровень третьего этажа. Суслов стучит в окно. К окну подходит блондинка.

С у с л о в. Я часы забыл.

Блондинка исчезает. Вместо нее в окне появляется брат блондинки.

Б р а т б л о н д и н к и. В чем дело?

С у с л о в. Я ухожу в армию.

Б р а т б л о н д и н к и. Вот когда вернешься, тогда и будешь моей сестре в окно стучать.

Он закрывает окно. Рядом с ним появляется блондинка, начинает с ним ругаться. Брат забирает у нее часы, открывает окно, протягивает часы Суслову.

С у с л о в (водителю). Поехали.

Ленинградские улицы

Грузовик едет по пустым улицам. Суслов сидит на вышке, задевает рукой за транспаранты.

Квартира Суслова

Мать Суслова сидит в халате на диване.

В квартире ремонт.

М а т ь С у с л о в а. Тебе через два часа вставать.

С у с л о в. В армии высплюсь.

Суслов идет к себе в комнату, ложится на кровать. Над ним висит выполненный масляными красками портрет отца в форме полковника.

Коммунальная квартира

На стене в комнате фотография Софи Лорен, вырезанная из польского журнала «Экран». Галя открывает глаза. Она слышит, как скрипит кровать матери. Галя поворачивает голову. Мать Гали и отчим лежат в обнимку. Звонит будильник. Галя садится на постель. Отчим выглядывает из-за спины матери.

Г а л я. Мама, скажи, чтобы он отвернулся.

О т ч и м. А на что смотреть? На пляже небось не стесняешься?

Галя выходит из комнаты. Проходит мимо кухни, запирается в ванной. На кухне стоят четыре стола, над плитой висит белье. Над каждым столом отдельная лампочка и счетчик.

Анна Давидовна в халате, с папиросой в руке подходит к дверям ванной и стучит в дверь.

Галя стоит под душем.

Сосед Гвоздев подходит к дверям ванной, стучит.

Г в о з д е в. Черт подери этих женщин.

Гвоздев садится за кухонный стол. Напротив него Гвоздев-сын в пионерском галстуке ест дымящуюся кашу. Гвоздев запускает ложку в тарелку сына.

Г в о з д е в — с ы н. Галка моется ногой, как горячей кочергой!

Галя выходит из ванной, выглядывает на кухню.

Г а л я. Идиот!

Мать и отчим завтракают в комнате бутер-бродами с колбасой. Галя одевается, прикрывшись дверью шкафа. Мать и отчим отражаются в зеркале.

М а т ь Г а л и. Лифчик надень.

Г а л я. Мне жарко.

М а т ь Г а л и. Надень лифчик.

Г а л я. Сейчас никто в лифчике не ходит.

Галя выходит из-за шкафа.

О т ч и м. Все видно.

Г а л я. Не смотрите.

М а т ь Г а л и. Не смей грубить.

О т ч и м. Я тебе говорю, как отец!

Г а л я. Вы мне не отец, вы — мой отчим.

М а т ь Г а л и. Если будешь оскорблять Николая, выгоню из дома.

Квартира Суслова

Над Сусловым склоняется прапорщик в малярной куртке.

П р а п о р щ и к. В военкомат пора. Мамаша сказала разбудить в восемь пятнадцать.

Суслов садится на кровать.

П р а п о р щ и к. Мы вам дорожку в ванную оставили. Помоетесь, закрасим.

Суслов выходит в коридор. У стены на полу сидит солдатик с малярной кистью в руке. Суслов чистит зубы, смотрит на себя в зеркало.

С у с л о в. Эй, солдатик, уголок возле зеркала надо поправить!

Солдатик и прапорщик входят в ванную. Суслов зубной щеткой показывает на погрешность. Солдатик начинает мазать кистью по стене.

П р а п о р щ и к. В армию собираетесь?

С у с л о в. Мать надеется, что армия привьет мне вкус к учебе.

Суслов подходит к портрету отца, отдает честь.

С у с л о в. К службе в рядах Советской Армии готов.

Фабрика

Девушки входят в раздевалку. Одна за другой они снимают платья. Галя в лифчике. Нина, крашеная брюнетка, переодевается рядом с Галей.

Н и н а. Голова трещит. Вчера у Левки день рождения справляли, перепились, как собаки. Выпить хочешь?

Г а л я. Давай.

Нина достает из сумки бутылку портвейна, заткнутую салфеткой. Она отпивает глоток, протягивает бутылку Гале.

Н и н а. Ты чего лифчик носишь? Задохнуться можно. Мужиков стесняешься? Пусть смотрят. Близок локоть, да не укусишь. Всю ночь не спала. Я с Генкой легла, ох и намучилась. Я спать хочу, а он меня дергает и дергает.

Конвейер ползет через цех. У Гали муть в глазах. Детали сползаются и расползаются. Нина улыбается. На конвейер забираются начальник цеха Колпакова и Никита Сергеевич, начальник спецчасти, полковник в отставке шестидесяти двух лет.

К о л п а к о в а. Девочки! До обеда деталей не будет. В «лакировке» остановилась сушилка. Все переходят в распоряжение Никиты Сергеевича.

Галя подходит к автомату с газированной водой, подставляет стакан. Автомат шипит, воды нет. Девушки получают в кладовке рулоны красной материи. На каждом рулоне номер. Один из рулонов развернут. Заводской художник пририсовывает на карман мундира третью звезду Героя Советского Союза. Девушки выстраиваются вдоль окон в порядке номеров.

Фабрика. День

Никита Сергеевич свистит в свисток.

Из окон здания вываливаются красные с белым куски материи, которые образуют портрет Брежнева с протянутой рукой. У Гали кружится голова. Глаз Брежнева вываливается из Галиных рук и летит на землю.

Н и к и т а С е р г е е в и ч. Эй, кто там, выходи!

Галя выглядывает из окна.

Н и к и т а С е р г е е в и ч. Выходи.

Галя выходит на улицу.

Г а л я. Давайте глаз.

Н и к и т а С е р г е е в и ч. А ну, дыхни!

Галя дышит.

Н и к и т а С е р г е е в и ч. Я тебе покажу, как глазами швыряться!

Галя поворачивается, идет в цех. Глаз Брежнева дрожит в руках у Никиты Сергеевича.

Военкомат

Допризывники, и Суслов в их числе, раздеваются в тесной комнате. Входят два солдата с транпарантом. Они выставляют транспарант в окно. Комната погружается в полумрак. В военкомате холодно, открыты окна. Допризывники дрожат.

У них осматривают зубы, обмеряют грудь. У последнего стола сидят врач и молодая девушка практикантка, красная, как рак. Допризывники один за другим подходят к столу, сдергивают трусы. Практикантка периодически опускает глаза.

В р а ч. В чем дело?

С у с л о в. Я стесняюсь.

В р а ч. Снимай трусы.

С у с л о в. Обязательно девушка должна здесь сидеть? Неужели мужчину нельзя было найти?

В р а ч. У нас в армии женщины

и мужчины равны. Сержант!

К столу подходит сержант Бабенко.

Б а б е н к о. А ну, снимай трусы! А то я сейчас сам сниму!

С у с л о в. Попробуйте.

П р а к т и к а н т к а. Было бы на что смотреть.

Практикантка отворачивается. Суслов стаскивает трусы. Бабенко и Суслов смотрят друг на друга.

В р а ч. Следующий.

Допризывники в трусах — в трусах, чтобы не убежали, — слушают лекцию. Со стен на них смотрят суровые лица

генералов. На сцене за длинным столом сидит молодая женщина, передовик производства. Ее ноги в капроновых чулках маются под столом. Первый и второй ряд смотрят на ноги. На трибуне рядом с бюстом Ленина стоит полковник и читает речь по бумажке. Суслов сидит рядом с ок-ном. За окном фонтан. Зал аплодирует.

На столе президиума подпрыгивает графин с водой. Суслов встает и устремляется к выходу. Ему преграждает путь лейтенант. Суслов объясняет, что ему нужно в туалет. Пустой коридор. Дверь в туалет заперта. Суслов выглядывает в окно.

Фонтан

Галя идет к фонтану. Ее догоняет подтянутый капитан Веселов.

В е с е л о в. Девушка, вы куда идете?

Г а л я. К фонтану.

В е с е л о в. А зачем?

Г а л я. Пить хочется.

В е с е л о в. Там вода не питьевая. Хотите, я вам сейчас из военкомата принесу холодненькой. Разрешите представиться — Александр. А вас как зовут?

Г а л я. Галина.

В е с е л о в. Я здесь в командировке. Мечтаю познакомиться с городом-героем поближе. И с вами тоже.

Веселов уходит. Из-за угла появляется Суслов в трусах.

С у с л о в. Девушка, у вас три копейки есть? Газировки хочется.

Г а л я. Сейчас офицер воду принесет. Из военкомата.

С у с л о в. А нельзя без офицера? Пошли искать автомат.

Г а л я. Вы не боитесь, что вас арестуют за то, что вы голый по городу бегаете?

С у с л о в. Во-первых, я в трусах

и, может быть, участник кросса, а во-вторых, у меня уже отобрали паспорт.

Я завтра ухожу в армию. Зайдем ко мне, я оденусь. И воды попьем. Боишься?

Г а л я. Кого? Тебя?

Галя и Суслов уходят. Из здания военкомата появляется Веселов со стаканом воды. Он ходит вокруг фонтана, бросает стакан в воду.

Квартира Суслова

Солдатик докрашивает на кухне пол. Входят Суслов и Галя.

С у с л о в. Этим ремонтом мой отец грехи перед матерью замаливает. Он от нас ушел два года назад. Влюбился во врачиху. Жду сводного брата или сестру, через месяц.

Г а л я. Нам тоже ремонт пора делать. Гвоздев, алкоголик, держит. Как только соберет свою долю на ремонт, сразу пропивает.

Входит мать Суслова.

М а т ь С у с л о в а. Ты почему в трусах?

С у с л о в. Одежда осталась в военкомате. Завтра в семь часов явиться с зубной щеткой, продуктами на два дня и наволочкой.

М а т ь С у с л о в а. А наволочка здесь при чем?

С у с л о в. Гражданскую одежду зашьем и пришлем. Это Галя.

М а т ь С у с л о в а. Ты у нее оставил брюки или в военкомате?

С у с л о в. Мы в «Универсам». На кухню вход воспрещен. Пол покрашен.

Универсам

В полупустых металлических клетках лежат продукты в целлофановых мешках: картошка, замороженная рыба. За одним из прилавков продают синих цыплят. Суслов держит в руке металлическую корзинку, Галя складывает в нее продукты.

Суслов и Галя стоят, прислонившись к витрине, едят пастилу в шоколаде.

Квартира Суслова. Вечер

Суслов, Галя и мать Суслова заканчивают ужин.

Г а л я. Мне пора домой. Я живу в Павловске, мне еще на электричке ехать.

С у с л о в. Оставайся у нас ночевать.

М а т ь С у с л о в а. О чем ты говоришь? Девушка в первый раз у нас в гостях.

С у с л о в. В первый, но, может быть, не в последний. Я тебя провожу.

Г а л я. Побудь лучше с мамой.

Суслов подходит к магнитофону, ставит пленку.

С у с л о в. Это любимая песня моего отца. Когда их из Ленинграда, ополченцев, везли на фронт, они пели.

Г о л о с о т ц а.

Споемте, друзья, ведь завтра в поход,

Уйдем в предрассветный туман.

Споем веселей, пусть нам подпоет

Седой боевой капитан.

С у с л о в (подхватывает).

Прощай, любимый город,

Уходим завтра в море,

И ранней порой мелькнет за кормой

Знакомый платок голубой.

Электричка. Белая ночь

Галя и Суслов входят в пустой вагон. В углу сидит пьяный мужчина.

Г а л я. Иди, тебя мама ждет.

С у с л о в. Никто меня не ждет.

Г а л я. Это последняя электричка.

С у с л о в. Я проеду с тобой одну остановку. Обратно пойду пешком.

Электричка трогается. Пьяный мужчина идет через вагон, падая на скамейки.

П ь я н ы й м у ж ч и н а. Позиции не сдавать!

Суслов кладет Гале руку на плечо. Она смотрит в окно.

За окном электрички белая ночь.

Павловский вокзал

Электричка останавливается на перроне. Галя и Суслов выходят из вагона, перешагнув через спящего в тамбуре пьяного мужчину. Он открывает глаза.

Суслов пытается поцеловать Галю. Она его отталкивает.

С у с л о в. Тебе что, не нравится?

Г а л я. Нет.

Суслов отходит от Гали, садится на скамейку. Галя смотрит на Суслова, подходит к нему.

Г а л я. Ты что, всю ночь будешь так сидеть? Замерзнешь. Проводи меня до дому. Если хочешь, можешь посидеть у нас на кухне. Только тихо, у нас коммунальная квартира.

Павловский парк

Вокруг озера развешаны гирлянды. Бледные лампочки горят в светлом небе. Стоят полуголые статуи. Посреди озера на поплавке укреплен огромный портрет Брежнева. Суслов плетется вслед за Галей. Она оборачивается к нему.

Г а л я. Хочешь поцеловаться?

С у с л о в. Хочу.

Суслов и Галя целуются.

Г а л я. Ну что, доволен?

Суслов идет к озеру, плюхается в воду в одежде. Из рощи на мотоцикле выезжают два милиционера. Суслов стоит по пояс в воде.

Г а л я. Товарищи милиционеры, пожалуйста, не забирайте его. Ему завтра в армию.

М и л и ц и о н е р. Читать умеешь?

На фанерном щите пловец перечеркнут красным крестом. Надпись гласит: «Купаться запрещается».

С у с л о в. Запрещается.

М и л и ц и о н е р. Запомни это слово. В армии пригодится.

Мотоцикл разворачивается и уезжает обратно в рощу.

Коммунальная квартира Гали. Ночь

На плите в кухне горят четыре конфорки. Над плитой висит рубашка Суслова. Галя гладит брюки Суслова. Суслов в трусах сидит на табуретке и дрожит.

Г а л я. Холодно?

С у с л о в. Не знаю, что такое.

Не могу согреться.

Г а л я. Сейчас я доглажу. Я хочу, чтобы стрелки были. У меня нет сил отпрессовать как следует. Наверное, от бессонницы.

С у с л о в. Я тебе помогу.

Суслов подходит к столу, протягивает руку к утюгу. Они гладят вдвоем с Галей. Суслов целует Галю в затылок. У нее перед глазами начинают шевелиться обои. Анна Давидовна, соседка, выходит в коридор. Ее волосы накручены на металлические бигуди, в руках у нее кастрюлька. Суслов садится на табуретку, сажает Галю на колени, начинает расстегивать ее платье. Утюг падает из Галиных рук. Галя вскакивает, хватает утюг с пола.

Г а л я. Не подходи. Пуговица оторвалась.

Галя и Суслов становятся на колени, начинают искать пуговицу.

Мать Гали и отчим спят в своей комнате. Они похожи на мертвых. Над ними склоняется Анна Давидовна. Мать Гали открывает глаза. Просыпается отчим.

А н н а Д а в и д о в н а (шепотом). Воры! На кухне.

Отчим вскакивает, берет со стола нож, выходит. Мать берет вилку.

Отчим зажигает свет на кухне. Суслов и Галя стоят на коленях. Он в трусах, она в расстегнутом платье. Мать подходит к дочери, бьет ее по лицу.

М а т ь Г а л и. Шлюха!

Мать уходит из кухни.

Г а л я (Суслову). Пуговицу ищи.

А н н а Д а в и д о в н а. В молодом возрасте многое может случиться, но не на кухне, в общественном месте.

С у с л о в. А почему не на кухне?

Суслов и Галя ползают по полу. Возвращается мать Гали, бросает на пол чемодан.

М а т ь Г а л и. Вот приданое.

Г а л я. Матрас смените, скрипит на всю квартиру. У Анны Давидовны бессонница.

А н н а Д а в и д о в н а. У меня бессонница, потому что весна.

М а т ь Г а л и (Гале). На коленях приползешь.

С у с л о в (отчиму). А вы почему молчите, папаша?

О т ч и м. Я не папаша, я отчим. Слово матери — закон.

Павловский парк

Суслов и Галя, обнявшись, сидят на скамейке.

Г а л я. У тебя рубашка еще не высохла. Ты обо мне не беспокойся. Я в общежитие к девочкам пойду.

С у с л о в. А там места есть?

Г а л я. Нет.

Из рощи выезжает мотоцикл с двумя милиционерами.

М и л и ц и о н е р. Откуда чемодан?

С у с л о в. Приданое.

М и л и ц и о н е р. С невестой в армию собираешься?

С у с л о в. Так точно.

Мотоцикл разворачивается и уезжает в рощу.

Квартира Суслова. Утро

Мать Суслова сидит на стуле, рядом с ней маленький чемоданчик. Входят Суслов и Галя с чемоданом.

М а т ь С у с л о в а. Ты ушел на час, а пропал на ночь.

С у с л о в. Мы решили пожениться.

М а т ь С у с л о в а. Может быть, передумаете?

С у с л о в. Может быть.

Мать закрывает глаза руками.

С у с л о в. Мам, в военкомат идти не надо. Ты плакать будешь. Присядем на дорожку.

Мать садится на стул, Суслов и Галя на диван. Суслов хлопает в ладоши, встает, направляется к двери. Галя и мать Суслова идут следом. Суслов и Галя выходят на площадку, закрывают за собой дверь.

Витебский вокзал. День

Идет дождь. Призывники с рюкзаками и чемоданами, в старых пиджаках и ватниках идут к первому вагону. Их ведет сержант Бабенко. Галя стоит в середине состава рядом с проводницей.

П р о в о д н и ц а. Докуда ехать?

Г а л я. Не знаю. У меня двадцать рублей. Я жениха в армию провожаю.

Суслов выходит из строя, подходит к Гале.

С у с л о в. Нас везут в Бобринск.

Г а л я. Если мы через десять часов не приедем, меня выкинут из вагона.

Навес заканчивается у третьего вагона. За навесом стена дождя. Бабенко пересчитывает солдат, влезающих в вагон. Он замечает Суслова, который бежит вдоль со-става. Бабенко идет ему навстречу.

Б а б е н к о. Почему вышли из строя?

Суслов молчит.

Б а б е н к о. Почему вышли из строя? С у с л о в. Может, в вагоне поговорим, а то дождик идет.

Бабенко хватает Суслова за шиворот и тащит к вагону. Из окна вагона за сценой наблюдает капитан Веселов. Суслов сопротивляется. Чемодан летит на землю. Вещи разлетаются. Бабенко наступает на зубную щетку, давит пасту. Лица призывников торчат из окон вагона. Поезд свистит.

Пейзаж за окном поезда

Пустой перрон начинает двигаться. Город ползет в сторону. Пейзаж закрывают огромные портреты руководителей партии и правительства, которые не очень ровно стоят на косогоре.

Вагон

Веселов в сапогах лежит на нижней полке в купе. Бабенко вводит Суслова. Суслов садится. Веселов жестом предлагает ему встать. Бабенко подталкивает Суслова. Суслов встает.

В е с е л о в. Почему вышли из строя?

Суслов молчит.

В е с е л о в. Ты что думаешь, что ты лучше других?

С у с л о в. Нет, не думаю.

В е с е л о в. А у меня создается впечатление, что ты думаешь. Запомни раз и на-всегда. В армии один закон: все идут — и ты идешь, все поют — и ты поешь. Ясно?

С у с л о в. Ясно.

В е с е л о в. Не «ясно», а «так точно, товарищ капитан». Повторите.

С у с л о в. Так точно, товарищ капитан.

Суслов выходит из купе. Вагон смешанный: купе и плацкарта. Суслов заглядывает в пустое купе, садится у окна.

В двери появляется проводник.

П р о в о д н и к. Здесь сидеть нельзя. Все солдаты в конце вагона.

С у с л о в. Я не солдат, а призывник.

Проводник ждет. Суслов встает, выходит в проход. Призывники занимают пять отделений в конце вагона. Тесно и душно. Уничтожаются домашние припасы. Гугунц стучит барабанными палочками, Крапивин подстукивает кружкой.

Г у г у н ц. Кто пахать, а кто стучать.

Суслов садится на край скамейки.

К нему подсаживается Крапивин.

К р а п и в и н. Ты чего с сержантом связываешься? Он же тебя съест. У тебя жратва есть?

С у с л о в. Есть.

К р а п и в и н. Жри, а то отберут.

В армии голодных много. И сержанту отнеси. Я ему свою колбасу отдал.

Бабенко стоит в проходе у открытого окна. Суслов подходит к нему, протягивает две банки консервов.

С у с л о в. Товарищ сержант, у меня лишние, есть не могу. Не знаю, что делать.

Бабенко берет банки и выбрасывает их в окно.

Маленькая станция. Вечер

Две старушки бегают по платформе с котелками, в которых лежит вареная картошка, на руках у старушек связки лука. Из вагона выходит Галя с чемоданом в руке. Она идет к первому вагону. Призывникам окна открывать не разрешено. Галя показывает Суслову на свой чемодан, пытаясь объяснить, что ее выставили из вагона. Призывники стучат по стеклу кулаками, строят рожи. Бабенко открывает окно.

Б а б е н к о. Девушка, вы куда едете?

Г а л я. А вы куда?

Б а б е н к о. Военная тайна.

За спиной Гали появляется старушка.

С т а р у ш к а. Солдатик, вареной картошечки хочешь?

Б а б е н к о. Да ты что, бабка, у нас жратвы полно. Девушка, заходите в наш вагон-ресторан. Вы шпроты любите?

Г а л я. Люблю.

Бабенко исчезает в окне. Появляется Веселов.

В е с е л о в. Мы, кажется, где-то встречались. Куда путь держите?

Г а л я. Я путешествую.

В е с е л о в. О, это нам подходит.

Вагон

Веселов держит в руках бутылку коньяка. Бабенко чистит апельсин.

В е с е л о в. Ну, будем друзьями. Будем друзьями?

Г а л я. Ну, это мы посмотрим.

В е с е л о в. Ну, посмотрим так по-

смотрим. Апельсины любите?

Бабенко разливает коньяк в стаканы.

В е с е л о в. Извините, что в носках. Купил в Ленинграде, югославские. Вы ленинградка?

Г а л я. Не совсем. Я в Павловске родилась.

В е с е л о в. А, город-дворец. Почти что ленинградка. О чем же я говорил? Да, носки югославские. Люблю коньяк. Хороший напиток. Верно, Бабенко?

Б а б е н к о. Так точно.

В е с е л о в. Ну, девушка, вернее,

Галя, помню ваше имя, расскажите нам о себе. Куда путь держите?

Г а л я. Не знаю. Куда глаза глядят.

Я люблю путешествовать наобум. Ни дня без приключений. Потом живешь, вспоминаешь.

В е с е л о в. Ну, это нам подходит. Бабенко, теперь ты нам расскажи о себе.

Б а б е н к о. А чего рассказывать? До дембеля осталось девяносто семь дней.

В е с е л о в. Не терпится. А мне о чем говорить? Мне еще двадцать три года служить. Ну-ка, Бабенко, глянь, как там наши призывники? Отбой, пора спать.

Бабенко выходит из купе.

В е с е л о в. А мы еще выпьем.

Г а л я. Мне больше не надо.

В е с е л о в. А за Ленинград, за белые ночи?

Г а л я. Я не ленинградка.

В е с е л о в. Почти ленинградка.

Веселов пытается обнять Галю.

Г а л я. Я сейчас закричу.

В е с е л о в. Призывников разбудишь.

Галя борется с Веселовым.

Г а л я. Ну что вы все с ума посходили? А еще офицер!

В е с е л о в. А тебе что, офицеры не нравятся?

Г а л я. Не нравятся.

Веселов отпускает Галю.

В е с е л о в. Ну ничего, станешь старше — поймешь. Лезь на верхнюю полку.

Галя залезает на верхнюю полку. Веселов сидит, пьет коньяк.

Станция Бобринск. Утро

Галя выходит из вагона. Призывники стоят на платформе. Поезд трогается.

К призывникам приближается грузовик. Рядом с грузовиком идет лейтенант Кокин. Бабенко вручает Кокину сетку с апельсинами и портфель. Кокин открывает портфель. Он набит консервами и сухой колбасой. Капитан Веселов подходит к Гале.

В е с е л о в. У тебя деньги есть?

Г а л я. Мне Бабенко дал колбасу. Где у вас можно устроиться на работу?

В е с е л о в. Ткацкая фабрика имени Розы Люксембург. Возьми деньги. Заработаешь, отдашь. Захочешь поесть, приходи в ресторан на вокзале. Я здесь часто ужинаю.

Призывники забираются в кузов.

Улицы Бобринска

Собака бежит вслед за грузовиком. Три девушки, взявшись под руку, идут на работу.

Фабрика имени Розы Люксембург

Длинный забор, окружающий фабрику имени Розы Люксембург, украшен красными флажками. Девушки и женщины, протягивая охраннику пропуска, устремляются в открытые ворота.

Гарнизон. День

Машина вползает в расположение гарнизона. Ворота, окрашенные серебряной краской, закрываются.

Казарма

Молодые солдаты стригут друг друга тупыми машинками. Лысые головы отражаются в зеркалах. Суслов засовывает брюки и рубашку в наволочку.

Баня

Солдаты стоят под душем. Тесно. Суслов подставляет под воду то одно плечо, то другое.

Гарнизон

Бабенко ведет одетых в новую форму солдат в столовую. Вдоль асфальтовой аллеи вывешены портреты отличников боевой и политической подготовки. На одном из портретов — Бабенко.

Столовая

Полутемные своды, столы в крошках, залитые остатками супа. Солдаты из наряда орут друг на друга. Бабенко буханкой хлеба вытирает разлитый по столу кисель. Дежурный по кухне бросает на стол металлическую тарелку с кусочками масла и ложки. Молодые бойцы мажут масло на хлеб ложками.

Гарнизон. Вечер

Молодые бойцы стоят с поднятой в воздух левой ногой. Бабенко прогуливается вдоль строя. Молодые бойцы пытаются сохранить равновесие, шатаются.

Б а б е н к о. Орлы! Вы должны подумать о взводной песне. Предлагаю остановиться на «Не плачь, девчонка».

Со спортивной площадки за ними наблюдают солдаты второго года службы, висящие на снарядах. Кое-кто с сигаретой в зубах. Мускулистые тела похожи на связки красных сосисок.

Б а б е н к о (поет).

Как будто ветры с гор

Трубят солдату сбор.

Дорога от порога нелегка.

И, уронив платок,

Чтоб не видал никто,

Слезу смахнула девичья рука.

Бабенко ведет молодых бойцов в казарму. Солдаты спотыкаются, сталкиваясь друг с другом.

Б а б е н к о (поет).

Не плачь, девчонка, пройдут дожди,

Солдат вернется, ты только жди.

Пускай далеко твой верный друг,

Любовь на свете сильней разлук.

Ресторан

Играет музыка. В зале несколько офицеров. Входит Марта, местная красавица,

с компанией девушек. Они занимают столик рядом с оркестром. Одна из девушек, Надя, зовет официантку. К столику подходит Галя. Она в белом фартуке, в наколке.

М а р т а. Новенькая?

Г а л я. Да.

М а р т а. Откуда взялась?

Г а л я. Я сегодня на поезде приехала. У меня жених в армии служит.

М а р т а. Как зовут?

Г а л я. Вы его не знаете.

М а р т а. Я всех знаю. Кто он, лейтенант?

Г а л я. Он солдат.

Н а д я. Сегодня из Ленинграда партию привезли.

М а р т а. Ну, неси нам водочки, селедочки, винегрет. Значит, и Шурик приехал.

Марта с Надей идут танцевать. К ним подходят два офицера.

М а р т а. Мы сегодня отдыхаем.

Н а д я. Танцуйте сами.

О ф и ц е р. Но мы ведь не женщины — друг с другом танцевать.

М а р т а. А мы не мужчины.

В зал входят Веселов и Кокин с бутылками пива. Они занимают столик. Марта подходит, обнимает Веселова.

М а р т а. Привет, Шурик. Ну, как Ленинград? Как съездил? Приехал, и ни слуху ни духу. Отдохнул хорошо?

В е с е л о в. Хорошо. Здравствуй, королева.

К о к и н. А со мной здороваться не надо?

М а р т а. А что с тобой здороваться? Шурика люблю, хочу за него замуж. А ты кто такой? Лейтенант несчастный.

Пьешь кровь солдатскую

В е с е л о в. Ты что, уже выпила?

М а р т а. Я как тебя вижу — пьяная.

Мимо столика проходит Галя.

В е с е л о в. Девушка…

Галя оборачивается.

В е с е л о в. Привет. Ничего себе события! Ты что, официанткой устроилась?

Г а л я. Пришла поесть, и взяли на работу.

М а р т а. О, я вижу, я здесь лишняя. (Гале.) Это и есть твой жених?

В е с е л о в. Разве я похож на жениха?

М а р т а. Похож.

Галя протягивает Веселову деньги.

Г а л я. Меня здесь накормят, потом вычтут из зарплаты.

Марта идет к своему столику.

В е с е л о в. Жилье нашла?

Г а л я. Нет еще. Сегодня на вокзале переночую, а завтра пойду искать.

Две девушки за женским столиком свистят.

П е р в а я д е в у ш к а. Слышь, винегрет еще неси. Три порции.

В т о р а я д е в у ш к а. И пива!

Г а л я. Пива нету.

М а р т а. Для мужиков есть, а для баб нет?

Г а л я. Они с собой принесли.

М а р т а. Ох, не нравится мне твоя мордочка.

Кокин приглашает Марту танцевать.

К о к и н. Чего ты бесишься? Никакая она не невеста. Просто они в поезде познакомились, и Веселов дал ей немного денег.

М а р т а. За что?

К о к и н. Откуда я знаю за что?

М а р т а. В ресторан устроилась.

В мужской гадюшник.

За женским столом рубли летят в тарелку. Два офицера на эстраде, обнявшись, поют в микрофон.

Д в а о ф и ц е р а (поют). «Вы слыхали, как поют дрозды, нет, не те дрозды, не полевые…»

Кокин танцует с Надей. Его рука гладит ее зад. Марта подходит к Веселову.

М а р т а. Белый танец.

В е с е л о в. Не объявляли.

Марта возвращается к своему столику. Девушки выпивают по последней. Галя пересчитывает деньги.

Г а л я. Это вы переплатили…

М а р т а. Это на чай.

Г а л я. Я на чай не беру.

М а р т а. Ты хочешь сказать, ты не

у всех берешь? Но иногда берешь, правильно? У мужиков… Смотря за что…

Галя швыряет деньги Марте в лицо. Марта бросается на Галю, начинается драка. Подруги Марты успевают ударить Галю несколько раз. Она падает. Соскочивший с эстрады офицер, Веселов и Кокин растаскивают дерущихся. По полу катятся пустые пивные бутылки.

Г а л я. Нечестно — все на одного.

М а р т а. Еще получишь.

Веселов держит Марту за локти.

В е с е л о в (Марте). Звереешь, баба…

Марта с подругами выходят из зала. Пьяный командировочный аплодирует им вслед. Надя сдергивает с головы парик, машет Кокину

Н а д я. Кока, пиши письма.

Пустой ресторан. Галя сворачивает скатерти, подходит к столику, за которым сидят Веселов и Кокин.

В е с е л о в. Спишь?

Г а л я. Сплю.

В е с е л о в. Пошли в офицерское общежитие. Я уйду к Кокину спать. Будешь одна в комнате.

Улицы Бобринска. Белая ночь

Галя с чемоданом идет между Веселовым и Кокиным.

К о к и н. Возьми нас под руки.

Г а л я. Не хочется.

К о к и н. А мы не кусаемся.

В е с е л о в. Она офицеров не любит.

К о к и н. А я баб не люблю. Была бы моя воля, загнал бы их всех в казарму и порол.

Г а л я. Ничего себе мысли.

К о к и н. Какие есть. Ха-ха-ха… Я пошутил.

Кокин забирает у Гали чемодан.

Офицерское общежитие

Галя, Веселов и Кокин подходят к комнате Кокина.

К о к и н. Разрешите пожелать спокойной ночи. Хотя в первую ночь на новом месте плохо спится. Хочется к кому-то прижаться.

Веселов забирает у Кокина Галин чемодан, идет к своей комнате. Галя стоит посреди комнаты Веселова, наблюдает, как он собирает вещи — зубную щетку, электробритву, из шкафа свежую рубашку. Галя ждет, подойдет к ней Веселов или нет. Веселов подходит к двери.

В е с е л о в. Туалет и умывальник в конце коридора. Общий для мужчин и женщин. Обычно женщины начинают мыться после восьми часов утра.

Г а л я. Где? (Подходит к Веселову, выглядывает в коридор, прислоняется к Веселову.) А здесь женщины тоже есть?

В е с е л о в. Конечно, офицерские жены. Спокойной ночи.

Из своей комнаты выглядывает Кокин, он подскакивает к Веселову, кружит его в темпе вальса.

К о к и н (поет). «Вы слыхали, как поют дрозды, нет, не те дрозды, не полевые…»

Казарма. Утро

Орут сержанты. Солдаты вскакивают с коек. Руки мотают портянки. Ноги не попадают в сапоги. Суслов скачет на одной ноге. В туалете давка. Струи сливаются в поток, который бежит рядом с сапогами. За спинами солдат бегает Жлуктов. Он не успевает протиснуться к писсуару. Орет Кокин. Бабенко стоит со списком перед строем. У Жлуктова под ногами образуется лужа. Кокин за ухо вытаскивает его из строя.

К о к и н. В туалет за тряпкой, в темпе вальса. Раз, два, три… Раз, два, три…

Бабенко продолжает перекличку. Жлуктов тряпкой вытирает пол.

К о к и н. Вынуть все из карманов. Расстегнуть подворотнички. (Останавливается над Жлуктовым, срывает с него подворотничок.) Грязь! Чтобы через две минуты был в строю. Засечь время!

Рота смотрит на часы. Пряхин, солдат второго года службы, замечает часы на руке у Суслова.

П р я х и н. Махнемся?

С у с л о в. Материнский подарок.

П р я х и н. А у меня — отцовский.

С у с л о в. Мать — святыня. Не подлежит осквернению.

К о к и н. Разговорчики в строю!

У Фроликова на ладони зубная щетка.

К о к и н. Почему в кармане носишь?

Ф р о л и к о в. В тумбочке небезопасно.

К о к и н. Негигиенично.

Кокин пальцами ломает щетку. Останавливается перед Сусловым, берет его записную книжку, начинает ее рассматривать.

С у с л о в. Интересно?

К о к и н. Кру-гом! Кру-гом! Кру-гом!

Суслов вертится на месте. Прибегает Жлуктов.

Ж л у к т о в. Товарищ лейтенант, разрешите встать в строй?

К о к и н. Ногти?

Жлуктов протягивает руку. Кокин сует в лицо Жлуктову свои пальцы.

К о к и н. Сравни. Чтобы через минуту был в строю.

Жлуктов убегает.

К о к и н. Ты что, Суслов, думаешь, что ты умнее всех? Образование?

С у с л о в. Незаконченное высшее.

К о к и н. Оно и видно, что незаконченное. Армия таких, как ты, не любит. Был у меня один такой. Один раз приходит — два зуба сапогом выбиты. Говорит, солдаты побили. А я таких, которые жалуются на товарищей, не люблю. Верно, товарищи бойцы? Уважение товарищей надо заслужить. Ясно?

С у с л о в. Так точно.

К о к и н. Рота, напра-во! На физзарядку шагом марш!

Рота устремляется к выходу из казармы. Фроликов идет хромая.

К о к и н. В чем дело?

Ф р о л и к о в. У меня сапоги большие.

Фроликов начинает плакать.

К о к и н. Плац подметать.

Кокин идет в умывальник. Жлуктов стоит перед зеркалом, обгрызает ногти. Увидев Кокина, он вытягивает руки перед собой.

К о к и н. Армия — это гигиена и дисциплина!

Гарнизон

По асфальтовым дорожкам бегут солдат-ские подразделения. В воздухе — грохот сапог, хриплое солдатское дыхание. «Больные», в том числе и Фроликов, свеженаломанными ветками сирени подметают плац. Стоит пыль.

Стрельбище. День

Мишени содрогаются от пуль. Веселов ногами бьет по солдатским сапогам, отрабатывает правильную позицию при стрельбе. У Фроликова с ноги соскакивает сапог.

Бронетранспортер

Суслов и Пряхин сидят в бэтээре.

П р я х и н. Правое плечо — поехали, левое плечо — стоп. Два раза правое — поворот. Два раза — левое?

С у с л о в. Поворот.

Сверху в бэтээр заглядывает Веселов. Он опускает ноги на плечи Пряхина. Голова Веселова торчит из люка. Пряхин заводит бэтээр. Веселов ногой бьет Пряхина в правое плечо.

Парк

Подымая пыль, бронетранспортеры неуклюже разъезжают по тренировочному полю.

Суслов сидит за рулем бэтээра. У него на плечах ноги Веселова. Рядом сидит Пряхин. Сапоги бьют Суслова по плечам.

Столовая

Пряхин пальцами берет с металлической тарелки самый большой кусок мяса, бросает тарелку на середину стола. Молодые бойцы расхватывают мясо. К столу подходит Бабенко.

Б а б е н к о. Мясо на место.

Солдаты возвращают мясо изо ртов на тарелку. Пряхин дожевывает свой кусок.

Б а б е н к о. Пряха!

Бабенко подносит тарелку ко рту Пряхина, тот проглатывает мясо.

П р я х и н. Дембель, давай.

Бабенко разбрасывает кашу по тарелкам.

Ф р о л и к о в. Товарищ сержант, ложек не хватает.

Бабенко молча ест. Жлуктов быстро доедает свою кашу, вытирает хлебом ложку, протягивает ее Фроликову. Крапивин засовывает свою ложку в сапог. Суслов смотрит на жующих солдат, отодвигает свою тарелку, ест хлеб. Солдаты делят его кашу.

Парк

Пряхин и Суслов с инструментами ползают под бэтээром. Подъезжает газик, из которого вылезает Веселов с автоматом в руке.

В е с е л о в. Заводи машину.

Улицы Бобринска

Голова Пряхина торчит из люка бэтээра. В витрине гастронома стоят бутылки болгарского вина, лежит искусственный виноград, обложенный овощными консервами. Рядом с Пряхиным появляется голова Суслова. Мимо проходит девушка

с двумя кочанами капусты.

П р я х и н. Дембель, давай.

Из магазина выскакивает Веселов с полиэтиленовым мешком. Солдаты исчезают в люке. Бэтээр трогается.

Бронетранспортер

Веселов достает из полиэтиленового пакета бутылку вина, рассматривает ее.

С у с л о в. Товарищ капитан, разрешите закурить?

В е с е л о в. На свежем воздухе.

Сельская дорога

Суслов высовывается из люка. Он закуривает. Кругом поля.

Дубовая роща

Старший пионервожатый Дудкин в красной пилотке приветствует экипаж бэтээра.

Д у д к и н. Товарищ капитан, разрешите от имени педагогического состава пригласить вас к обеду. Мы послали автобус в привокзальный ресторан. Сразу после игры будет накрыт стол. Пионеры поедут в город, а мы проведем пикник. Солдаты тоже приглашаются.

На земле лежит автомат. Пионеры

в красных пилотках стоят в очереди. Один за другим они ложатся на землю и нажимают на спусковой крючок. Суслов отдает команду «огонь». Последней на землю ложится учительница. Суслов пытается ногами поправить ее ноги, потом передумывает, двигает ноги руками. Учительница вопросительно смотрит на Суслова.

С у с л о в. Нас так в армии учат.

Пряхин сидит в бронетранспортере. Пионеры один за другим заглядывают в люк. Пряхин задирает голову и задает один и тот же вопрос.

П р я х и н. Интересно?

Пять пионеров с бинтами в руках стоят вокруг Суслова. Они забинтовывают ему руки, ноги, голову. Рядом стоит Веселов.

В е с е л о в. Бинтуйте лицо тоже.

Пряхин высовывается из бэтээра.

П р я х и н (пионерам). Внутренний осмотр закончен. Начинаем осмотр внешнего вида. Каждый участник «Зарницы» делает два круга вокруг машины.

Пионеры цепочкой двигаются вокруг бэтээра. Подъезжает автобус. Из него выходит Галя в наколке, со скатертью в руках. Веселов идет вслед за ней в дубовую рощу. Дудкин показывает Гале, где стелить скатерть. Веселов становится за дерево, пьет вино из горлышка, протягивает бутылку Дудкину.

Д у д к и н. Мне сейчас нельзя. Только после того, как пионеров увезут. Я вас оставлю. Надо игру заканчивать, а то все есть хотят.

Дудкин раскланивается и исчезает за деревьями.

Г а л я. Какой конспиратор. В ресторане напивается, как свинья. (Галя отхлебывает вино.) Не люблю я эти болгарские вина. У нас их только учителя заказывают и командировочные.

В е с е л о в. А водку любишь?

Г а л я. Не очень. Я скоро уезжаю, так что комната твоя освободится. Кокин тебе, наверное, надоел?

В е с е л о в. Не жалеешь, что приехала?

Г а л я. А чего жалеть. Не жалею.

Веселов обнимает Галю, целует. Они поочередно отхлебывают из бутылки.

В е с е л о в. Ты по-прежнему офицеров не любишь?

Г а л я. Люблю.

Веселов расстегивает Галину блузку, освобождает ее грудь.

Г а л я. Мне накрывать надо.

Галя берет Веселова за руку, ведет к автобусу. Их перехватывает Дудкин. Он подводит их к бэтээру, возле которого в окружении пионеров стоят Пряхин и Суслов с забинтованным лицом. Пионеры поют песню. Учительница дирижирует. Веселов наклоняется к Суслову.

В е с е л о в. Почему лицо не разбинтовал?

С у с л о в. Жертва войны — ходячий призыв к миру.

П и о н е р ы (поют).

Плещется флаг за кормою,

Волны бушуют вдали.

Песню моряк за собою

Нес от земли до земли.

Море седое, чайка седая,

Морская душа, морская душа

Всегда молода-а-ая.

Галя подпевает. Пионеры повязывают гостям пионерские галстуки. Веселов старается не дышать на девочку-пионерку. Галя обнимает пионера, целует его, не отпускает. Дудкин вопросительно смотрит на Веселова. Пионеры аплодируют. Учительница ведет их в автобус. Дудкин забирает у пионеров деревянные автоматы. Пряхин доедает остатки обеда. Веселов сидит, обняв Галю. Она перебирает его пальцы.

В е с е л о в (Дудкину). Мы официантку в бэтээре довезем.

Д у д к и н. А за мной автобус придет.

Пряхин сворачивает скатерть. Суслов собирает тарелки и стаканы. Конец бинта тянется по траве.

В е с е л о в. Не надоело?

Суслов отрицательно мотает головой. Дудкин собирает в авоську пустые бутылки. Суслов и Пряхин залезают в бэтээр. Веселов опускает ноги в люк. Дудкин подсаживает Галю. Она садится рядом с Веселовым. Бронетранспортер трогается. Дудкин срывает с шеи пионерский галстук, машет вслед.

Сельская дорога

Бронетранспортер пылит по дороге. Веселов целует Галю.

Ноги Веселова и Гали болтаются между головами Пряхина и Суслова. Галя сбрасывает босоножки. Сапог Веселова бьет Пряхина в левое плечо. Пряхин вопросительно смотрит на Суслова.

С у с л о в. Стоп.

П р я х и н. Правильно.

Галя и Веселов сползают вниз.

Г а л я (указывая на Суслова). А этот чего?

В е с е л о в. Человек-невидимка.

Поле

Пряхин и Суслов вылезают из бэтээра.

В люке появляется голова Веселова.

В е с е л о в. Полчаса перекур. Подальше куда-нибудь идите.

Веселов бросает Пряхину полиэтиленовый пакет. Суслов и Пряхин идут в поле, садятся на траву, курят. Пряхин достает из пакета недопитую бутылку вина. Суслов разматывает бинт.

С у с л о в. Спектакль окончен.

Суслов и Пряхин пьют вино, глядят на бэтээр. Суслов смотрит на часы.

С у с л о в. Махнемся?

Суслов и Пряхин меняются часами. Они подходят к бэтээру, Пряхин осторожно стучит по металлу. Появляется Веселов.

В е с е л о в. Залезайте.

Бронетранспортер

Галя сидит в углу, надевает босоножки. Солдаты занимают свои места. Галя узнает Суслова.

Г а л я. Привет. (Веселову.) Он что, твой солдат?

В е с е л о в. Он солдат Советской Армии. А ты его откуда знаешь?

Г а л я. Он из Ленинграда.

В е с е л о в. Ленинградцев много, а ты одна.

Казарма

В комнате боевой славы, увешанной лозунгами и портретами вождей и генералов, солдаты хором учат присягу. Крапивин спит. Бабенко за ухо поднимает его на ноги. Крапивин встает. Солдаты хором бубнят присягу. Крапивин спит стоя. Суслов смотрит на него, переводит взгляд на лицо маршала на стене, потом на сидящего за столом Бабенко. Суслов опускает глаза. Ноги Бабенко в сапогах превращаются в женские ноги в капроновых чулках, похожие на ноги в военкомате. Суслов поднимает голову. Вместо Бабенко за столом сидит Галя, пьет воду из стакана. Перед ней стоит Веселов с протянутой офицерской фуражкой. Галя наливает в фуражку газированную воду. Вода шипит. Веселов надевает фуражку. Вода течет у него по лицу. Галя обнимает его сзади, слизывает воду языком. Она смотрит на Суслова, спрашивает голосом Бабенко.

Б а б е н к о. Кто выучил присягу?

Суслов встает, вслед за ним встает Фроликов. Рядом с Бабенко стоит сержант Сковорода.

Б а б е н к о. В распоряжение сержанта Сковороды. Крапивин в придачу.

Столовая

Сковорода вводит Суслова, Фроликова и Крапивина в «овощную». Одна ванна наполнена проросшей картошкой, другая — пустая. Сковорода указывает на миску с ножами.

К р а п и в и н. Это что, наряд? Мы еще присягу не принимали.

С к о в о р о д а. Зато вы ее выучили. Это не наряд, это почетная обязанность.

Сковорода уходит. Солдаты берут в руки ножи, садятся вокруг ванны с картошкой.

К р а п и в и н. Мне брат говорил:

«В армии первых бьют и последних».

Ф р о л и к о в. У меня голова кружится.

К р а п и в и н. От голода.

Ф р о л и к о в. Убежать бы.

К р а п и в и н. Куда ты убежишь? Тебя поймают, осудят и в дисциплинарный батальон пошлют. А там еще хуже. Тюрьма. Повесишься. Слышь, один в прошлом году здесь стрелялся. В ногу. Когда был в карауле. Сказал, что на него напали. Дурак, врачи сразу сказали, что самострел. Повалялся в госпитале месяц, потом в дисбат отправили. Ох, повалялся бы я сейчас в госпитале. Лежишь день и ночь. И ничего не делаешь. Надо грыжу заработать. Поднимай все тяжелое.

Крапивин встает, пытается поднять ванну с картошкой.

С у с л о в. Грыжу вправляют в течение недели.

Ф р о л и к о в. Мне Кокин по ночам снится. Как я без зубной щетки зубы чистить буду?

С у с л о в. Пальцем. Так же, как и я. У меня щетку два дня назад украли. Врачи говорят, что пальцем даже лучше, чем щеткой.

Сковорода входит в «овощную» с белой курткой в руке. На плечах у него бушлат.

С к о в о р о д а. У кого глазомер хороший?

К р а п и в и н. У меня.

Сковорода подзывает к себе Суслова, дает ему куртку. В «холодилке» Сковорода достает из холодильника один блок масла, Суслов — другой. Сковорода показывает Суслову, как проволокой резать и делить масло на порции. Ставит перед собой и Сусловым две горы металлических тарелок, раскладывает в тарелки кусковой сахар. Суслов режет масло. В «холодилке» холодно.

С к о в о р о д а (поет).

Как у весеннему саду,

Там соловийко щебетал.

До дому я просилася,

А ты мени все ни пускал.

Казаче мий, а я твоя

Дывись уже, взошла заря,

Проснется матинька моя,

Буде пытать, где била я.

Сковорода заканчивает раскладывать сахар. На длинном столе и на полу стоят металлические тарелки с рафинадом. Сковорода двумя пальцами пересчитывает сахар на каждой тарелке. В «холодилку» заглядывает Акопян.

А к о п я н. Сковорода, у меня день рождения, дай тушенку.

С к о в о р о д а (Суслову). С сахаром не шути.

Сковорода и Акопян выходят из «холодилки». Суслов смотрит на сахар, на масло. Он проглатывает одну за другой несколько порций масла, потом спохватывается, отрезает проволокой брусок. В «холодилку» возвращаются Сковорода и Акопян с тушенкой. Суслов засовывает брусок масла в рот. Сковорода берет одну из тарелок, отсыпает сахар Акопяну в карман, бросает пару кусков сахара себе в рот, оставшийся сахар отдает Суслову. Тот засовывает сахар в рот, из которого сочится масло.

Казарма. Вечер

Веселов ходит перед строем.

В е с е л о в. Солдаты, служба в армии облагораживает человека. Но бывают случаи, когда в первые дни у бойцов складывается неверное впечатление об армии. Я подчеркиваю: в первые дни. Отсюда появляются письма с жалобами и так далее. Неизвестно, кто будет читать ваши письма и в чьи руки они попадут. Поэтому текст письма примерно таков: «Дорогая мама, утром встали, сделали зарядку, пробежались, позавтракали, провели политзанятия, затем боевая подготовка…» Чем меньше деталей, тем лучше.

Суслова тошнит. Он подносит ко рту ладонь. Изо рта течет сладкая желтая слюна. В каптерке Акопян и Гугунц вскрывают ножом банки с тушенкой. Пряхин ломает буханку хлеба. Они едят мясо, закусывают сахаром.

Гарнизон

Подразделения маршируют по аллеям, распевая строевые песни. Устало гремят сапоги, лампочки освещают портреты отличников боевой и политической подготовки. Суслов поет вместе со всеми и смотрит в небо.

Казарма. Белая ночь

Солдатские тела на двухъярусных койках шевелятся под одеялами. Над спящими лицами звучат голоса.

П е р в ы й г о л о с. Дорогие мама и папа, мы сегодня встали, сделали зарядку, коллектив у нас хороший…

В т о р о й г о л о с. На обед у нас были суп и каша с кусочком мяса, хлеба хватает. А что вы едите? Опиши…

Т р е т и й г о л о с. Присяга на верность Родине и лично товарищу Брежневу…

Казарма. Утро

Бабенко лежит с открытыми глазами на одноэтажной койке. Он в галифе и сапогах. Суслов тоже лежит с открытыми глазами. Он смотрит на часы, толкает Крапивина. Они соскакивают с коек, идут в туалет. По пути Суслов дергает за ногу Жлуктова. Тот устремляется вслед за ними. Бабенко натягивает гимнастерку, щелкает ремнем, подходит к дневальному.

Б а б е н к о. Подъем!

Суслов, Крапивин и Жлуктов стоят у писсуара в пустом туалете. Жлуктов улыбается.

Гарнизон. День

Плац. На трибуне в группе офицеров стоит командир полка полковник Бодун.

Б о д у н. Товарищи солдаты, поздравляю вас с принятием присяги!

М о л о д ы е б о й ц ы. Служим Советск ти Фроликова. Рука Риты нежно гладит одеяло.

Р и т а. Под этим одеялом ты спишь? И тебе не холодно? (Кладет лицо на подушку Фроликова.) Ты как-то изменился, возмужал.

Ф р о л и к о в. Армия из юношей делает мужчин.

Брат Крапивина вынимает из сумки консервы. Крапивин оглядывается по сторонам, засовывает консервы в наволочку.

Б р а т К р а п и в и н а. Уснешь?

К р а п и в и н. Мне все равно, на чем спать. На камнях, на консервах.

Мать Суслова садится на табуретку, пытается усадить рядом Суслова.

С у с л о в. Мам, сидеть нельзя.

Мать Суслова испуганно встает. Пряхин стоит дневальным. Он вытягивается с докладом перед вошедшим Кокиным, демонстрируя образцовые отношения между солдатом и офицером. Жлуктов складывает в тумбочку одну за другой три плитки шоколада. Через две койки от него стоит Акопян. Жлуктов замечает его, улыбается, протягивает одну из плиток. Акопян не знает, что делать. Кокин приходит на помощь.

К о к и н. Солдатскую дружбу нужно уважать. Возьми, Акопян. Положи в тумбочку. Пряхин освободится из наряда, поделишься с ним.

Мать Жлуктова прислоняется к сыну. Отец Жлуктова трясет Акопяну руку.

На груди у него звенят медали.

Столовая

На столах салфетки, вилки. На тарелках куски мяса. Родители и офицеры смотрят на жующих солдат. Кокин подносит родителям Жлуктова кашу на пробу.

Гарнизон. Вечер

К воротам КПП подъезжают три автобуса, из которых выходят девушки с фабрики имени Розы Люксембург. Вместо них в автобусы заходят родители молодых солдат. Рита через забор прощается с Фроликовым. Она бежит к автобусу, потом спохватывается, подбегает к Крапивину и пожимает ему руку. Брат Крапивина показывает из автобуса большой палец. Мать Суслова целует сыну руку, идет к автобусу. На КПП Кокин передает повязку дежурного Веселову. Девушки, среди которых Марта, вслед за Веселовым идут к клубу.

Клуб. Белая ночь

Солдатский оркестр настраивает инструменты. Гугунц на барабане отстукивает дробь. Солдаты и девушки стоят отдельными группами. На сцену выходит Веселов.

В е с е л о в. Товарищи солдаты, поздравляю вас с принятием присяги.

С о л д а т ы (нестройно). Служим Советскому Союзу!

В е с е л о в. Сегодня по традиции этот праздник с вами отмечают девушки с фабрики Розы Люксембург. Давайте веселиться.

Оркестр начинает играть. Девушки выходят танцевать парами. Солдаты стоят по стенкам. Веселов останавливает оркестр.

В е с е л о в. Придется передать инициативу в женские руки. Приглашают дамы. (Спрыгивает в зал, оказывается рядом с Сусловым.) Не танцуешь?

С у с л о в. Неохота.

В е с е л о в. По Ленинграду скучаешь?

С у с л о в. Скучаю.

Марта направляется к Веселову и Суслову.

М а р т а (Веселову). Разрешите?

В е с е л о в. Это солдатские танцы. Вот у солдата плохое настроение, потанцуй с ним.

М а р т а. Я не «скорая помощь».

С у с л о в. Мне помощь не нужна. Разрешите?

Марта и Суслов идут в толпу танцующих. Танцевать тесно.

С у с л о в. Покурить хотите? У меня сигареты с фильтром. Последняя пачка из Ленинграда.

М а р т а. Давай.

Жлуктов с красной повязкой стоит у дверей туалета, на дверях которого висит бумажка с надписью «Женщины». Суслов достает из кармана сигареты «БТ».

С у с л о в. Ох, черт, последняя. Кури.

М а р т а. Давай по очереди.

Ж л у к т о в. Товарищи, здесь курить нельзя. Заходите в туалет.

С у с л о в. В какой?

Ж л у к т о в. Ты в мужской, она — в женский.

С у с л о в. Пошли.

Суслов и Марта стоят в конце коридора у открытого окна. Они передают сигарету из рук в руки.

С у с л о в. Хочешь я тебе по руке погадаю? У меня мать гадалка.

М а р т а. Не люблю, когда гадают.

Суслов берет руку Марты, рассматривает ладонь.

С у с л о в. Линия любви глубокая.

Марта выдергивает руку. К ним подходит Веселов.

В е с е л о в. Здесь курить нельзя.

М а р т а. А на улице можно?

В е с е л о в. Солдатам можно, а вам нет.

М а р т а. Почему?

В е с е л о в. Мы о вашей безопасности думаем.

М а р т а. Оно и видно. Днем и ночью. Женский танец кончился?

В е с е л о в. Да.

М а р т а. А мы его продолжим.

Марта и Суслов возвращаются в зал.

С у с л о в. Рок-н-ролл танцевать умеешь?

М а р т а. Здесь нельзя.

С у с л о в. А где написано?

Суслов и Марта начинают танцевать рок-н-ролл. Танцующие солдаты и девушки с опаской поглядывают на них. Суслов замечает одиноко стоящего Фроликова. Он подзывает его к себе. Тот с радостью включается в танец. Он выделывает невероятные движения. Марта хохочет. Веселов подходит к Суслову.

В е с е л о в. В армии западные танцы не танцуют.

С у с л о в. Почему?

В е с е л о в. Танцуйте, как все.

С у с л о в. Это что, преступление?

В е с е л о в. Западные танцы танцуют в ресторанах. Идите туда и танцуйте.

М а р т а. Пойдешь в увольнение, пойдем в ресторан.

Музыка заканчивается. Танцующие расходятся. Посреди зала остаются Веселов, Марта, Суслов и Фроликов. Марта бьет в ладоши. Музыка возобновляется. Марта начинает танцевать рок-н-ролл. Суслов и Фроликов неуверенно танцуют в знак солидарности. Больше на середину зала никто не выходит. Из толпы кто-то начинает хлопать в такт. Выходят Акопян с Надей, присоединяются к танцующим. Веселов взбирается на сцену. Оркестр прекращает играть.

В е с е л о в. Вечер дружбы закончен. Виноватые пусть пеняют на себя. Солдаты прощаются с гостями и остаются на месте. Девушек попрошу не толпиться на выходе.

Девушки устремляются к выходу из зала.

М а р т а (Суслову). Мне нравится, как ты танцуешь.

Казарма. Белая ночь

Солдаты лежат на койках. Посреди казармы расхаживает Веселов.

В е с е л о в. Суслов, подъем! У нас в армии рок-н-ролл не танцуют. Поднимай партнера своего, Фроликова. Будем вальс танцевать. И ты, Акопян, подъем. Здесь вам не Ленинград. Раз, два, три… Раз, два, три…

Суслов, Фроликов и Акопян танцуют вальс в майках и трусах.

В е с е л о в. Бабенко, продолжай считать. Я пошел на посты.

Бабенко нехотя поднимается со своей койки.

Б а б е н к о. Раз, два, три… Раз, два, три… Долго считать, товарищ капитан?

В е с е л о в. Пока не устанешь.

А к о п я н. Он выносливый.

В е с е л о в. Танцуй, танцуй.

Веселов уходит из казармы. Акопян садится на табурет.

А к о п я н. Дембель давай.

Суслов и Фроликов продолжают танцевать.

С у с л о в и Ф р о л и к о в (шепотом). Дем-бель да-вай. Дем-бель да-вай.

Б а б е н к о. Раз, два, три… Раз, два, три.

Гарнизон. День

Гарнизонное радио играет вальс. Солдаты в парадной форме, идущие в увольнение, стоят на плацу. Их осматривает дежурный по части. Суслов и Фроликов раскачиваются в такт вальса.

С у с л о в и Ф р о л и к о в. Раз, два, три… Раз, два, три…

Улицы Бобринска

На улице продают кефир. Суслов покупает две бутылки. Фроликов выходит из гастронома с буханкой хлеба. Солдаты стоят в подворотне, пьют кефир из горлышка, заедают хлебом. У ног бегают куры.

Общежитие

Суслов и Фроликов подходят к зданию общежития фабрики имени Розы Люксембург. У входа сидит высокая женщина с коляской. Фроликов долго трясет Суслову руку, благословляет на «ратный подвиг».

Проходная общежития

У входа сидит тетя Нюра. На ней серая юбка, желтые погоны, желтый берет. Суслов появляется в дверях.

Т е т я Н ю р а. Куда?

С у с л о в. Мне надо девушку повидать.

Т е т я Н ю р а. Фамилия?

С у с л о в. Суслов.

Т е т я Н ю р а. Девушки фамилия?

С у с л о в. Забыл. Имя — Марта.

Т е т я Н ю р а. Гости проходят только в присутствии хозяев. И выходят

в присутствии хозяев. Посиди на лавочке, подожди ее. Девочки тут каждую минуту бегают туда-сюда. Попроси, чтобы ей передали.

С у с л о в. А вы передать не можете?

Т е т я Н ю р а. Я не «телефон-телеграф».

Тетя Нюра выдвигает ящик стола, начинает читать книжку.

Общежитие

Суслов подходит к высокой женщине с коляской, спрашивает про Марту. Женщина встает и с коляской уходит в общежитие.

Комната общежития

Марта и Надя лежат на кроватях в одежде, читают газеты. В дверь заглядывает высокая женщина с коляской.

В ы с о к а я ж е н щ и н а. Марта, выгляни в окно.

Марта и Надя подходят к окну.

Н а д я. Позвать? Симпатичный молодой ленинградец. Выйдешь замуж, уедешь в Ленинград. Ты что, о Веселове думаешь? Да он собака прожженная. Ты посмотри, с кем он только не спал? Ну, с тобой спал на два месяца дольше… Звать?

Марта пожимает плечами.

Общежитие

Надя выходит на крыльцо общежития, засовывает два пальца в рот, свистит. Суслов подходит к Наде.

Н а д я. Солдатик, ты розетку починить можешь?

С у с л о в. Могу.

Н а д я. Пошли. Не бойся, я тебя не съем.

Комната общежития

Суслов и Надя входят в комнату.

Н а д я. Ага, «не ждали»?..

Марта и Суслов смотрят друг на друга. Суслов садится на стул. Надя ходит по комнате взад-вперед. Она подходит к Суслову, обнимает его сзади.

Н а д я. Ну, как служится?

С у с л о в. Хорошо.

Надя, не разжимая рук, смотрит Суслову в лицо.

С у с л о в. Я за себя не ручаюсь.

Н а д я. Кровь играет. А я слышала, что солдатам в рацион специальные порошки дают, чтобы кровь не играла. Может быть, хочешь поспать, отдохнуть? Все солдаты хотят. Выпить хочешь? (Кивая на Марту.) Нравится она тебе?

С у с л о в. Кто?

Н а д я. Она.

С у с л о в. Да.

Надя наливает водку в стакан.

Н а д я (Марте). Ну, поцелуй его.

Не будешь? Тогда я его поцелую. Смотри, какой хорошенький солдатик. Молодой. Ты ведь из Ленинграда?

С у с л о в. Так точно.

Н а д я. Ну вот, видишь. Хорошенький, молоденький ленинградский солдатик.

Надя целует Суслова. Суслов выпивает водку.

Н а д я. Закусить хочешь? Видишь, он не закусывает. Настоящий мужчина. Ну, подойди, поцелуй его. Не хочешь? Тогда ты подойди к ней. Ты что, целоваться не умеешь? Ну, не бойся, она не против. А перед этим меня поцелуй.

Суслов встает и, пошатываясь, подходит к Марте.

Н а д я. Ты на колени встань, чтобы удобнее было.

Суслов встает на колени, целует Марту. Марта отталкивает его.

Н а д я. А теперь в кино пошли.

Улицы Бобринска

Надя и Марта идут, взявшись под руку. Суслов идет рядом. Возле распродажи кефира стоит Фроликов, покупает очередную бутылку кефира.

Н а д я. Вот еще один танцор. В кино пойти хочешь?

Ф р о л и к о в. Я свои деньги на кефир потратил.

Н а д я. Я тебя приглашаю.

Ф р о л и к о в. Я не хожу за женский счет.

Н а д я. А кто тебя спрашивает? Ты солдат. Получил приказ — выполняй.

Кинотеатр

В полупустом зале сидят Марта, Суслов, Надя и Фроликов. К ним подходит Кокин, протягивает кулек с орешками.

К о к и н. Только для дам. Дефицит.

М а р т а. Или всем, или никому.

К о к и н. Ты чего такая взлохмаченная? Из-за Шурика?

М а р т а. А при чем здесь Шурик?

К о к и н. Он жениться надумал. Мы ему сегодня отвальную устраиваем, на вокзале. Хочешь, приходи.

Н а д я. Какой же ты Яго, Кокин.

Марта забирает у Фроликова бутылку кефира, пьет.

К о к и н. Наш ответ Чемберлену.

В зале гасят свет.

Н а д я. Кокин, ты не прозрачный.

Кокин уходит, садится сзади.

Н а д я. Марта темноты боится. Я ее всегда в кино за руку держу.

Суслов и Фроликов берут Марту за руки. Кокин за спиной щелкает орехами.

Н а д я (оборачивается). Потише, товарищ.

К о к и н. Да пошла ты…

Марта встает, выходит из зала. Суслов выходит вслед за ней. Марта стоит в вестибюле, вцепившись в портьеру.

Из зала выходит Кокин, оглядывается по сторонам. Не заметив Марту и Суслова, он подходит к буфету, покупает пиво, пьет из стакана. Марта и Суслов прячутся за портьеру, целуются.

М а р т а (шепотом). В ресторан хочешь пойти? Я заплачу.

С у с л о в. Меня в солдатской форме не пустят.

М а р т а. Я тебе костюм достану. Хочу рок-н-ролл танцевать.

С у с л о в. Мне деньги пришлют из дому, я отдам.

М а р т а. Боже мой, какие вы гордые.

Улицы Бобринска

Суслов и Марта идут, взявшись за руки. Суслов время от времени целует ее руку.

М а р т а. Ну зачем ты руки целуешь? Я ими целый день работаю.

Марта вырывается, бежит. Суслов бежит следом.

Проходная общежития

Запыхавшиеся Марта и Суслов входят в общежитие.

Т е т я Н ю р а. Опять мне его в книгу гостей записывать? (Склоняется над книгой гостей, пишет.) Сус-лов Сер-гей Владимирович. Сол-дат.

Марта и Суслов целуются. Марта дает Суслову ключ от комнаты.

М а р т а. Я пошла за костюмом. Открой комнату и жди меня.

Марта идет в конец коридора, стучит в дверь. Ей открывает высокая женщина с ребенком на руках.

М а р т а. Нина, одолжи Лешин костюм какой-нибудь на вечер.

Марта с костюмом на вешалке идет по коридору.

Комната общежития

Суслов, сняв мундир и рубашку, в майке и армейских брюках стоит посреди комнаты. Входит Марта.

М а р т а. Брюки тоже снимай.

Марта отворачивается. Суслов переодевается за ее спиной.

М а р т а. Покажись. (Оборачивается.) Быстро ты.

С у с л о в. Служу Советскому Союзу.

М а р т а. Брюки надо закатать. Лешенька у нас баскетболист.

Марта подходит к Суслову, становится на колени, начинает закатывать брюки. Суслов становится на колени рядом с ней, целует ее.

М а р т а. Ложись в кровать. Моя справа. Я сейчас приду.

Марта выходит. Суслов снимает брюки, ложится в кровать. Он проверяет мускулы на руках, улыбается, выбрасывает руки вверх. Входит Марта в халате. Она снимает халат, бросает его на стул.

М а р т а. Подвинься, на одного человека рассчитано. (Ложится рядом с Сусловым.) Не торопись. Поласкай мне грудь.

Суслов ласкает грудь Марты. Она смотрит на него.

М а р т а. Мне нравится твоя прическа. Ежик.

Суслов ложится на Марту.

М а р т а. Хорошо. Хорошо.

За окном смеркается. В дверь тихонечко стучат. Марта встает с кровати. Суслов спит. Марта приоткрывает дверь. В коридоре стоят Надя и Фроликов.

Н а д я. Не обращай на нас внимания. Скажи, через сколько прийти. На улице хорошая погода. Мы погуляем. Я забеспокоилась в кинотеатре. Ушли и пропали.

М а р т а. Фильм понравился?

Н а д я. Хороший. Артистка новая, Неёлова. Только название странное «Монолог».

М а р т а. Монолог — это когда что-то личное. Уснул. Не знаю, будить мне его или нет.

Н а д я. Конечно, буди. Вам еще в ресторан. Пойди, доставь Шурику удовольствие. А я пока мальчишечку поразвлекаю.

М а р т а. Заходите, посидите за шкафом.

Надя и Фроликов входят в комнату. Надя садится на стул за шкафом, усаживает Фроликова себе на колени. Марта садится на кровать, гладит Суслова по голове.

М а р т а. Володя, вставай… Ежик.

Суслов открывает глаза.

С у с л о в. Я еще хочу.

М а р т а. Успеем еще. Пошли в ресторан. Рок-н-ролл зовет.

Марта прижимает голову Суслова к груди. Надя и Фроликов шепчутся за шкафом.

Ф р о л и к о в. У меня девушка в Туле.

Н а д я. Тула далеко. (Целует Фроликова.) Мы не по-настоящему, мы как брат и сестра.

Марта подходит к зеркалу, висящему над Надей и Фроликовым, красит губы. За ее спиной появляется Суслов в костюме.

Н а д я. Ну, Марта, везет тебе на мужиков.

Привокзальный ресторан. Белая ночь

Оркестр отдыхает. Ресторан находится в состоянии полузабытья. За длинным столом сидят офицеры, чествуют Веселова и сидящую рядом Галю. Входят Суслов и Марта, занимают столик возле эстрады. Поднимается Кокин с рюмкой водки.

К о к и н. Товарищи, сегодня день большой утраты. Мы, холостяки, теряем боевого товарища, который хорошо зарекомендовал себя на нашем фронте. Мы теряем Шурика Веселова. И сокрушаемся не только мы, вместе с нами сокрушается лучшая женская часть нашего городишки. И ты как будущая жена должна это знать. Тебе удалось то, что другим не удалось. Многие хотели бы быть на твоем месте, верно, Марта? (Поворачивается к Марте.) Но, как говорят опытные альпинисты, перевал прошел, а на ровном месте ногу сломал. За здоровье Шурика Веселова!

Галя наклоняется к Веселову.

Г а л я. Выгони его.

В е с е л о в. Почему?

Г а л я. Выгони.

В е с е л о в. Человек правду говорит. Что было, то было.

Кокин подходит к столу, за которым сидят Марта и Суслов.

К о к и н. Ну пойди поздравь. Смотри, как твоя любовь гибнет. (Суслову.)

А ты что здесь делаешь?

М а р т а. Он ест.

К о к и н. И пьет. Во сколько ты должен быть в части?

Суслов встает.

С у с л о в. В десять ноль-ноль, товарищ лейтенант.

К о к и н. Я проверю. (Марте.) Пойдем потанцуем.

М а р т а. Дай посидеть спокойно.

К о к и н. По-хорошему прошу.

Марта идет танцевать с Кокиным. Он пытается прижать ее к себе. Марта сопротивляется. Веселов и Галя наблюдают за ними. Суслов подходит к офицерскому столу.

С у с л о в. Поздравляю, товарищ капитан.

Г а л я. И меня поздравь.

С у с л о в. Поздравляю.

Г а л я. Пошли потанцуем.

Суслов отрицательно мотает головой.

Г а л я. Боишься? Тогда пошли покурим.

В е с е л о в. Я с тобой пойду покурю.

Веселов и Галя выходят в вестибюль.

Г а л я. Спичку зажги.

Веселов бьет ее по лицу.

Г а л я. Я тебе этого никогда не прощу. Я тебе не стерва. Я твоя жена.

В е с е л о в. И веди себя, как жена, а не как стерва.

Из зала выходит Кокин.

К о к и н. Я в часть. Офицеры служат, солдаты гуляют.

Кокин уходит. Веселов зажигает спичку. Галя возвращается в зал. Она сидит, смотрит на Марту и Суслова.

М а р т а. Ни на кого не смотри. Смотри на меня. Ты меня любишь?

С у с л о в. Да.

Галя подходит к столику, приглашает Марту.

Г а л я. Я хочу с тобой подружиться. Пожалуйста.

Веселов возвращается в зал. Марта и Галя танцуют вальс.

М а р т а. Не надо накалять обстановку. Я Шурика знаю.

Г а л я. Я тоже.

Марта отводит Галю к офицерскому столу.

В е с е л о в (Марте). Девушка, вечернее построение в десять ноль-ноль.

М а р т а. У меня хорошая память, товарищ капитан.

Марта подходит к оркестру, подзывает музыканта, вынимает пятерку.

М а р т а. Рок-н-ролл, пожалуйста.

М у з ы к а н т. Мы рок не играем. Приказ директора ресторана.

Улицы Бобринска

Суслов и Марта бегут к части. Марта от-стает. Суслов дожидается ее, целует. Они продолжают бежать, взявшись за руки. Марта задыхается.

М а р т а. Беги один. Приходи в следующее воскресенье. Я буду в общежитии.

Гарнизон

Суслов перелезает через забор. Он бежит через полосу препятствия, перемахивает через одну стенку, другую, бежит мимо лозунгов и портретов.

Казарма

Рота стоит в коридоре. Суслов от неожиданности застывает на месте. Бабенко отделяется от стены.

Б а б е н к о. Нашел, когда в самоход ходить. В воскресенье. Когда на каждого солдата по пол-офицера. Иди докладывай.

Суслов идет вдоль строя.

Б а б е н к о. Суслов! (Ведет Суслова к умывальнику.) Пил? (Протягивает Суслову зубную пасту.) Жри.

Суслов выдавливает пасту в рот, жует, сплевывает. В комнате боевой славы сидит Кокин.

К о к и н. Что ни час, то встреча. Светская жизнь: кино, танцы… Армия на последнем месте. А мы ее поставим на первое. Дыши.

Суслов дышит.

К о к и н. Пасту жрал?

С у с л о в. Я перед сном всегда зубы чищу.

К о к и н. Сейчас я тебе устрою сновидение.

Возле стены стоят застекленные рамки. Кокин берет одну из них, бросает на пол. Стекло разлетается на куски.

К о к и н. Возьмешь кусок и будешь драить пол. Сейчас он серый, а к утру должен быть белым. Белый — это его, пола, оригинальный цвет. Не кончишь до утра, будешь скоблить до завтрашнего ужина. В восемь ноль-ноль, перед сдачей дежурства, приду, проверю. Нахальный у тебя взгляд, Суслов. Девушки это любят, а армия — нет.

Бабенко вводит Фроликова.

К о к и н. А вот и второй экземпляр прибыл. Тебя, Фроликов, согну так, что не разогнешься.

Б а б е н к о. Роту можно распускать?

К о к и н. Распускай.

Бабенко подходит к дверям.

Б а б е н к о. Рота, отбой!

Бабенко закрывает за собой дверь.

К о к и н. Солдаты из-за вас потеряли час отдыха. Сон для солдата святое дело. Кто на святыню посягает, тот по жопе получает. Так что парадку в каптерку и скоблите. Ты, Фроликов, глазами не хлопай.

Ф р о л и к о в. Я их не контролирую.

К о к и н. С завтрашнего дня начнем тренироваться.

Кокин уходит.

С у с л о в. Ты где завис?

Ф р о л и к о в. Я Наде про Тулу рассказывал.

С у с л о в. А Рита?

Ф р о л и к о в. Она мне не пишет.

С у с л о в. А если напишет?

Ф р о л и к о в. У нас с Надей ничего не было. Но если дальше так пойдет, я за себя не отвечаю.

Суслов и Фроликов в трусах, с парадной формой в руках подходят к дверям каптерки. Их останавливает Бабенко.

Б а б е н к о. Нельзя.

Ф р о л и к о в. Нам парадки отдать надо.

Б а б е н к о. Оставь у двери, салага.

Открывается дверь каптерки. Из нее выскакивают Акопян и Пряхин, одетые в парадную форму, с аксельбантами. Следом за ними выходит Гугунц с двумя чемоданами. Акопян вскакивает Фроликову на спину, Пряхин запрыгивает на Суслова.

А к о п я н и П р я х и н. Дембель настал!!!

Б а б е н к о. Везет азиатам. (Суслову и Фроликову.) В казарму скачите.

В казарме солдаты стоят на кроватях по стойке «смирно». Суслов и Фроликов втаскивают Акопяна и Пряхина. Комсорг Вервега стоит с аккордеоном.

А к о п я н. Дембелю «Глазки» давай!

В е р в е г а (поет).

Если б глазки твои,

Если б глазки твои

Не были бы синими,

А над ними ресницы,

А над ними ресницы

Не были бы длинными,

Все равно бы полюбил,

Все равно бы полюбил

Я тебя, родная.

А зачем и почему,

А зачем и почему,

А зачем и почему,

Сам не знаю.

А к о п я н. Служите, козлы!

П р я х и н. Ара!!!

Акопян и Пряхин соскакивают на пол. Они идут мимо коек, пинают их ногами, потом обнимают Бабенко, Гугунца, Вервегу, плачут.

Б а б е н к о. Дембельский отбой.

А к о п я н и П р я х и н. Отбой!

Солдаты сваливаются с коек под одеяла. В сопровождении Бабенко и Гугунца дембеля уходят из казармы. В Комнате боевой славы Суслов и Фроликов скоблят пол. В комнату заглядывает Бабенко.

Б а б е н к о. Не особенно старайтесь. До утра не доживете.

В казарму входят Веселов и Кокин.

В руках у них карманные фонари. Офицеры надевают противогазы, смотрят на часы, зажигают дымовые шашки. Воет сирена.

В е с е л о в и К о к и н. Боевая тревога! Химическая атака! Батальон, подъем!

Д н е в а л ь н ы й, с е р ж а н т ы. Подъем!!!

В дыму мелькают карманные фонари. Солдаты мечутся по казарме в противогазах. Отлетает в сторону дверь оружейной комнаты. Солдаты разбирают автоматы. Суслов и Фроликов спят в дыму на полу в Комнате боевой славы. Фроликов начинает кашлять. Суслов поднимает голову. Нельзя открыть глаза. Текут слезы. Вбегает Бабенко в противогазе, бросает им два противогаза. Б а б е н к о. Химическая атака, салаги. Азиатам повезло!

Суслов и Фроликов на ощупь находят в казарме свои гимнастерки. Кокин в противогазе пинает их ногами под зад. Они получают автоматы и раздетые выскакивают на улицу.

Гарнизон

Гарнизон заволочен дымом. Бегут солдаты в противогазах. Суслов и Фроликов пытаются одеться. Кокин продолжает пинать их ногами. Суслов направляет автомат в сторону офицера, тот приостанавливается.

Парк

Бронетранспортеры и грузовики стоят в дыму с зажженными фарами. Солдаты в противогазах ищут свои машины. Из люков торчат офицерские головы в противогазах. Машины разворачиваются и, натыкаясь одна на другую, выезжают из парка. Один из бэтээров, не сориентировавшись, сносит забор.

Казарма. Утро

Кокин входит в казарму, открывает окна, снимает противогаз, ложится на одну из коек, накрывается двумя одеялами, засыпает.

Офицерское общежитие. День

Галя моет пол. С улицы входит Кокин.

Г а л я. Подожди, пока высохнет.

К о к и н. Ну, расскажи, как все было? Только вы легли, и связной. Срочно явиться в штаб. А Шурик в ответ: у меня брачная ночь.

Г а л я. Еще не брачная.

К о к и н. Армии все равно: брачная, внебрачная. Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону… Пьянку, извини, помолвку закончили часа в два. Офицеров стали поднимать в три сорок. Недолго музыка играла.

Г а л я. А тебя что, поднять забыли?

К о к и н. Не забыли, но с собой не взяли. Я по предписанию офицер связи. Доставляю сведения, прибывшие днем позже. Сегодня заберу почту и поеду.

Г а л я. И куда же ты поедешь?

К о к и н. Секрет. А зачем тебе?

Г а л я. К Веселову хочу.

К о к и н. Любишь?

Г а л я. Попрощаться надо.

К о к и н. Навоевалась?

Г а л я. Не твое дело.

К о к и н. Пошли ко мне в комнату.

Г а л я. Зачем?

К о к и н. Продолжим дело, начатое Веселовым.

Кокин забирает у Гали тряпку, выжимает ее. Галя выливает воду Кокину на сапоги.

Фабрика имени Розы Люксембург

Женщины выходят с работы. Галя высматривает в толпе Марту, подбегает к ней.

На них одинаковые платки.

М а р т а. Где купила?

Г а л я. Там же, где и ты. Слава богу, универмаг один на всех.

Обе смеются.

М а р т а. В ресторан?

Г а л я. Я уволилась.

М а р т а. Веселов доволен?

Г а л я. Он не знает. Их ночью по тревоге подняли.

М а р т а. Всех подняли?

Г а л я. Всех. В Ленинград пора. Поехали со мной с Веселовым прощаться.

Я одна боюсь. К утру вернемся.

Гарнизон

Галя и Марта подходят к КПП. Их ждет Кокин.

Г а л я. А вот и мы.

К о к и н. Я никуда не еду. Едет генерал Куликов.

Г а л я. Мы к нему попросимся.

Из ворот выезжает газик. Галя голосует. Рядом с водителем сидит генерал Куликов.

К у л и к о в. Ты что здесь делаешь, любимая официантка?

Г а л я. Товарищ генерал, мою брачную ночь вчера прервали. Мы же не на войне. Вы как мужчина должны понять моего мужа.

К у л и к о в. Залезай. (Марте.) Вы тоже невеста?

Г а л я. Она моя подруга.

Сельская дорога. Вечер

В ухабе лежат перевернутая полевая кухня и завалившийся на бок бэтээр. Из остановившегося газика вылезает Куликов. К нему подбегат Бабенко, отдает честь. Из люка выглядывает Суслов, его лицо в ссадинах.

Б а б е н к о. Товарищ генерал…

К у л и к о в. Чья машина?

Б а б е н к о. Капитана Веселова.

К у л и к о в. Позор!

Галя и Марта спят в газике. Куликов садится на свое место. Газик трогается. Бабенко возвращается к бэтээру, вынимает из кармана сантиметр.

Б а б е н к о. Семьдесят два дня осталось. Дембель давай.

С у с л о в. Ты когда домой приедешь, что делать будешь?

Б а б е н к о. Спать.

С у с л о в. И я спать буду. Я здесь сплю и не сплю. Все время сквозь сон Богу молюсь.

Б а б е н к о. Ты что, в Бога веруешь?

С у с л о в. Не знаю.

Б а б е н к о. Наука Бога отрицает.

С у с л о в. К нам в институт приезжал космонавт. Он нам рассказывал про Генерального конструктора. Тот при Сталине сидел в лагере, на Урале, и умирал от голода. Вот однажды идет по лесу и думает: умру. И стал он просить Бога: «Господи, не дай умереть». Обернулся, видит, на пенечке лежит что-то, завернутое в белую тряпицу. Развернул — а там хлеб. И стал он с того момента в Бога верить.

Б а б е н к о. Сегодня ночью молился?

С у с л о в. Не помню.

Б а б е н к о. Веселов тебе всю морду испохабил.

С у с л о в. Уснул, наверное. Я же внизу слепой, он мой поводырь. Как стал ногами лупить, то левой, то правой…

Б а б е н к о. Пробежаться не хочешь?

Бабенко и Суслов бегут в поле. Они отжимаются несколько раз в густой траве, возвращаются к бэтээру. Подъезжает еще один бэтээр, останавливается. Из люка высовывается замполит Шишкин.

Ш и ш к и н. Бабенко, твой взвод заступает в наряд по кухне. Генеральский обед — дело нешуточное.

Б а б е н к о (Суслову). Поехали. Поспишь до утра, потом вернешься чинить.

Бабенко и Суслов залезают в подъехавший бэтээр.

Летное поле

Бронетранспортеры запаркованы вокруг ангаров, замаскированных под холмы, на которых высажены молодые деревца. Внутри ангаров стоят истребители. Вдоль ангаров солдаты греются возле разведенных костерков. Подъезжают два грузовика, сваливают на землю металлические кровати. Солдаты под руководством сержантов возводят двухъярусные койки вокруг однокрылого ремонтирующегося истребителя. Бабенко расталкивает своих солдат, спящих у костра. Суслов волочит в ангар сетку от металлической кровати. Из репродуктора гремят песни военных лет. Марта, Галя, генерал Куликов в сопровождении командира полка Бодуна и офицеров идут по лагерю. Возле умывальников обнаженные по пояс солдаты вытягиваются по стойке «смирно».

Походная столовая. Белая ночь

В речушке Крапивин и Гугунц ловят рыбу. На противнях под открытым небом шипит картошка, жарится рыба. Бабенко вытаскивает из речушки палку, на конце которой сетка с бутылками водки.

У входа в столовую его ждет Веселов.

Овощная палатка

В палатке, заваленной луком, Фроликов и Жлуктов чистят лук, из глаз у них льются слезы.

Походная столовая

Брезентом от постороннего взгляда отгорожены столы, за которыми офицеры полка рассаживаются чествовать генерала Куликова. Бабенко в белой куртке расставляет по столу бутылки водки. Фроликов и Жлуктов разносят тарелки с рыбой. Генерал Куликов встает с рюмкой в руке.

К у л и к о в. За здоровье наших единственных прекрасных дам!

Офицеры встают, чокаются, выпивают.

В е с е л о в. Ты зачем приехала? Спать негде. Офицеров разместили в бараке по четыре человека.

Г а л я. Генерал что-нибудь придумает.

Генерал наливает водку Марте.

В е с е л о в. А ее зачем привезла?

Г а л я. За компанию.

К о к и н. С каких это пор вы «компания»?

Г а л я. У нас много общего. Товарищ генерал, почему такая печальная музыка в вашей части?

К у л и к о в. Мы сейчас замполита спросим. Шишкин, для вас приезд генерала печальное событие?

Ш и ш к и н. Никак нет, товарищ генерал.

К у л и к о в. Ну так делайте что-нибудь.

Ш и ш к и н. Есть.

Шишкин выходит из столовой.

Летное поле

Шишкин бежит к палатке, в которой расположилась походная Ленинская комната.

Походная Ленинская комната

Ефрейтор Мухин сидит возле проигрывателя и ест рыбу с жареной картошкой. Вбегает Шишкин.

Ш и ш к и н. Откуда рыба?

М у х и н. Солдаты с кухни пожертвовали.

Ш и ш к и н. Смотри мне, если офицерам не хватит! Давай современную музыку.

М у х и н. Есть, товарищ лейтенант.

Походная столовая

Галя раскачивается на стуле.

Г а л я. Переела, переела.

В е с е л о в. Замолчи.

Г а л я. Я молчу, как рыба. Как та рыба, которую ты ешь. Хочешь, я лягу к тебе на тарелку?

К Гале подходит Шишкин.

Ш и ш к и н. Разрешите?

В е с е л о в. Она с офицерами не танцует.

Галя подходит к Бабенко.

Г а л я. Разрешите?

Б а б е н к о. Мне нельзя.

Г а л я. Товарищ генерал, разрешите сержанту потанцевать с дамой. Он же не скотина.

К у л и к о в. Танцуй, сержант.

Галя танцует с Бабенко

Г а л я. Товарищ генерал, я «Битлз» хочу.

К у л и к о в. Веселов, уважь просьбу.

Веселов встает из-за стола, покидает палатку.

Г а л я. Товарищ генерал, где кавалерия? Где романтика? Я лошадей люблю. Ну кому нужны эти ракеты? Один металл.

Летное поле

Веселов идет к походной Ленинской комнате. По пути он срывает один из висящих на столбе репродукторов.

Походная палатка

От полевой кухни идет пар. Фроликов и Жлуктов моют посуду. Входит Марта с сигаретой. Обрывается советская песня, начинают петь «Битлз».

М а р т а. Где Суслов?

Летное поле

Фроликов подводит Марту к ангару.

Ангар

В ангаре полумрак. Рядом с ремонтирующимся самолетом стоит походная печка. Солдаты спят на матрасах. В темноте кто-то поет под гитару. Фроликов и Марта находят Суслова на одной из коек.

На соседних койках никого нет. Марта садится рядом с Сусловым.

М а р т а. Ежик.

Суслов просыпается, узнает Марту, целует ее. Фроликов уходит. Марта раздевается под шинелью, садится верхом на Суслова. Ее голова ударяется о верхнюю кровать. Когда у Марты начинается оргазм, Суслов зажимает ей рот.

Походная столовая

Крапивин выходит из столовой с начатой бутылкой водки, сгорбившись, делает пару глотков из горлышка. Сзади подходит Бабенко, отбирает бутылку.

Овощная палатка

Галя сидит на куче лука, курит. Бабенко подносит ей рюмку водки, ставит бутылку в лук. Галя выпивает водку. Она держит Бабенко за ремень, не отпускает. Бабенко расстегивает ремень. Галя подносит пряжку к лицу.

Г а л я. Не делай со мной ничего. Не делай со мной ничего. Веселову скажу.

Бабенко ложится на Галю. Ремень ползает у него по спине.

Походная столовая

Веселов входит в столовую. Генерал и офицеры спят за столом. Фроликов собирает со стола тарелки.

Походная столовая

Веселов подходит к Жлуктову, который ест рыбу.

В е с е л о в. Ну, как служба?

Ж л у к т о в. М-м-м…

В е с е л о в. Сержант где?

Ж л у к т о в. В ангар пошел.

Ангар

Веселов с фонарем идет по проходу между кроватями. Суслов и Марта замечают фонарь. Суслов накрывает Марту шинелью, залезает на верхнюю койку. Веселов тормошит Суслова, который притворяется спящим.

В е с е л о в. Ты почему не на кухне?

С у с л о в. Мне Бабенко сказал спать и с утра машину чинить.

В е с е л о в. Слушай, Суслов, ты помнишь, чему тебя учили, когда призывали? Все идут, и ты идешь. Все поют…

С у с л о в. …и ты поешь.

Веселов наклоняется вниз, сдергивает с Марты шинель. Марта вскакивает, она без лифчика. Она закрывает грудь руками.

В е с е л о в. Батальон, подъем! Становись!

Солдаты подхватываются с коек. Суслов бросается на Веселова. Марта бежит к выходу.

В е с е л о в. Держи ее!

Солдаты устремляются за Мартой. Суслов бросает Веселова, он бежит за Мартой, пытаясь остановить солдат. Солдаты догоняют Марту, хватают ее, сдергивают юбку. Марта отбивается, плачет. Суслов подбегает к дневальному, хватает у него штык. Он бросается в толпу, размахивая штыком. Его скручивают. Веселов за волосы тащит Марту к выходу. Солдаты хохочут, воют, свистят.

Летное поле

Веселов вытаскивает Марту из ангара, бросает ее на землю, сплевывает, идет в сторону кухни. Суслов выскакивает на улицу. Марта лежит на спине, плачет. Суслов становится перед Мартой на колени, потом встает и бежит к бэтээру. Веселов слышит за спиной мотор бэтээра. Он оглядывается, фары слепят глаза. Веселов начинает бежать. Машина преследует его. Веселов взбирается по пологому склону ангара, усаженного деревцами. Впереди обрыв. Веселов видит солдат, выбегающих из ангара. Бэтээр сбивает Веселова и вслед за ним падает вниз.

Монтаж

Галя пьет из стакана газированную воду. Мать Суслова, подперев голову рукой, сидит на диване. Пряхин кричит: «Ара!» Взвод солдат спит, сидя на табуретках. Тело Марты движется вверх и вниз на фоне ремонтирующегося самолета.

Летное поле

Взрыв. Марта бежит к бэтээру. Кто-то накидывает на нее шинель. Солдаты и офицеры смотрят на горящий бэтээр. Марта ходит вокруг пламени и воет. Подбегает Фроликов. Воет сирена.

Походная столовая

Воет сирена. Жлуктов заливает воду в походную кухню. Бабенко курит.

Ж л у к т о в. Что, опять тревогу объявили?

Б а б е н к о. Да нет, не может быть. Все офицеры пьяные.

От ангаров бежит Фроликов.

Ф р о л и к о в. Суслов убился и Веселова убил.

Солдаты бегут к ангарам.

Летное поле. Утро

Бульдозер оттаскивает остатки сгоревшего бэтээра на край поля. Подразделения строятся на завтрак.

Овощная палатка

Галя вылезает из палатки. В волосах у нее луковичная шелуха. Галя обнюхивает руки, плечи, идет к речке. У костерка сидит Бабенко. Галя не смотрит на него.

Г а л я. Где тут у вас штаб?

Бабенко показывает в сторону двухэтажного барака.

Летное поле

Галя идет через летное поле. Навстречу идут солдатские подразделения на завтрак. К Гале подходит Шишкин.

Г а л я. Где Веселов?

Ш и ш к и н. Пойдем.

Г а л я. Кто меня отвезет в город?

Я заснула в палатке. Кухонной. Ой, кошмар. Что будет? Он психовал?

Подъезжает газик.

Ш и ш к и н. Произошло несчастье. Солдат задавил Веселова и сам сгорел в бэтээре.

Шишкин сажает Галю в газик.

Ш и ш к и н. В город и обратно.

Марта сидит на заднем сиденье, хрипло дышит.

Сельская дорога

Газик обгоняет бульдозер, проезжает мимо завалившегося на бок бэтээра. Бульдозер зигзагами подъезжает к солдатам, копошащимся возле бэтээра. Из него выходит пьяный Бабенко.

Б а б е н к о. Рота, становись!

Солдаты выстраиваются.

Б а б е н к о. Рота. Мы потеряли человека. Мы потеряли бойца Советской Армии. И сейчас мы будем молиться. Мне Суслов сказал, надо молиться. Кто знает, как молиться? Шаг вперед!

Из строя никто не выходит.

Б а б е н к о. В колонну по четыре становись! Разомкнись! На колени стано-вись!

Солдаты выполняют команды, становятся на колени.

Б а б е н к о. Господи, помоги Суслову на небе, сделай, чтобы ему было хорошо. Господи, помоги ему, чем можешь. Господи, прости нас, если мы делаем что-то плохое. Господи, прости Веселова. Прости их обоих. Спасибо, Господи.

Содаты повторяют молитву вслед за Бабенко. Рота молится в открытом поле. Светит солнце.

P. S. «Солдатские танцы» написаны в 1979 году, в первый год моей эмиграции. Мне казалось, что необходимо зафиксировать жизнь, которую я знал. Сценарий я отправил Тому Лади, продюсеру компании Копполы. Лади посоветовал мне оставить идею запустить «Солдатские танцы»: он сказал, что американцы снимают (и финансируют) американское кино, приводил в пример Романа Поланского и Милоша Формана — они не снимают про Польшу и Чехословакию. Сценарий лег в ящик. В 1995 году, благодаря перестройке (один банкир решил финансировать кино, Госкино и его руководитель Армен Медведев добавили денег), я снял «Вива, Кастро!». Тогда показалось, что можно запустить «Солдатские танцы». Я предложил сценарий Александру Голутве, он рекомендовал представить сценарий через одну из действующих кинокомпаний. Бюджет сценария был составлен на 2 миллиона долларов (ретро, армия, маневры). Голутва предупредил, что проект может рассчитывать на четверть этой суммы — надо искать деньги на западе. «Солдатские танцы» перевели на английский язык, и я послал сценарий в Роттердам. Европейские продюсеры увидели в «Солдатских танцах» три изъяна: стоимость проекта — ее трудно будет окупить в прокате (вложение даже 250 тысяч долларов в российский фильм, представлялось большим риском), отсутствие в проекте русских денег и мое американское гражданство — последнее обстоятельство затрудняло получение денег в европейских фондах. С надеждой на реализацию сценария вновь пришлось расстаться.

p/p/p


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Вячеслав Шмыров: «Тбилиси в роли "Минска"»

Блоги

Вячеслав Шмыров: «Тбилиси в роли "Минска"»

Евгений Майзель

С 4 по 8 ноября в Тбилиси состоялся – как ни в чем не бывало – V Фестиваль кино России и других стран Содружества. В прошлом году отмененный вследствие накопившихся межгосударственных разногласий, в этом году он прошел в настолько теплой атмосфере, окрашенной традиционным грузинским гостеприимством, что, казалось, за окном какая-то другая эпоха, в которой между нашими странами нет и быть не может никакого напряжения. О внутренней кухне, задачах и миссии возрожденного форума Евгений Майзель расспросил программного директора и сопродюсера фестиваля, киноведа и историка кино Вячеслава Шмырова.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

В Севастополе завершился XII мкф «Победили вместе»

20.05.2016

На проходящем с 14 по 19 мая в Севастополе международном кинофестивале "Победили вместе" Гран-при был удостоен фильм Варвары Филипчук «Переведи меня через Майдан» совместного производства Украины и России.