Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Дитрих Брюггеманн, Анна Брюггеманн: «Это фильм не о вере, а о фанатизме» - Искусство кино

Дитрих Брюггеманн, Анна Брюггеманн: «Это фильм не о вере, а о фанатизме»

Марина Торопыгина. В вашем фильме очень подробно изображена жизнь семьи, состоящей в религиозной секте. Складывается впечатление, что фильм основан на личном опыте. Это действительно так?

Дитрих Брюггеманн. Мы с сестрой получили религиозное воспитание, но вполне умеренное. На Рождество, конечно, ходили в церковь. Но однажды мы с родителями попали в Южную Африку, а там в немецком католическом сообществе еще в 1970–1980-е годы в церковном обиходе укоренилась такая эстетика хиппи – одеяния широкие, знамена с радугой, но не в смысле сексуальных меньшинств, а просто потому, что радуга – символ надежды. И нашему папе это не понравилось – так мы оказались в общине св. Пия, где все было более традиционно.

berlinale logoМы не вступали в общину, конечно, а просто приходили туда на мессу. Потом, правда, быстро отказались от этой практики, но такой опыт мы приобрели и расширили потом в ходе подготовки к фильму.

Анна Брюггеманн. Фильмы, которые мы делаем, основываются не только на нашем личном опыте, но еще и на интуиции, ощущении того, что как будто витает в воздухе. Ну и, наконец, не последнюю роль играет фантазия.

Марина Торопыгина. Вы выбрали необычную форму для этой истории – эпизоды из жизни героини соотносятся с эпизодами Крестного пути Христа.

Дитрих Брюггеманн. Это форма довольно традиционная; в сущности медитация, то есть метод погружения в историю. Я уже ставил прежде фильм о религии и прибегал к тем же средствам, что используются в религиозных практиках.

Марина Торопыгина. Каждый из эпизодов снят одним планом…

Дитрих Брюггеманн. Да, мы уже работали в этой методике в моем малобюджетном фильме «Девять эпизодов». Мне кажется, в тот раз это удалось, и я решил применить этот опыт здесь. Схема простая: ставим камеру и снимаем все, что происходит между моментом ее включения и выключения. Получается почти театр, но, в отличие от театра, тут можно работать с масштабом и ракурсами – давать крупный план, можно двигать камеру, хотя у нас она почти все время стоит на штативе.

Марина Торопыгина. Что же все-таки вас привлекает в таких длинных планах, кроме удобства съемки?

Дитрих Брюггеманн. Это же моя профессия – планировать и строить мизансцены, при этом экспериментировать. Скажем, довести до крайности – почему бы не сделать десятиминутный план? Это как с танцором на канате – ему вроде бы все равно, на десяти метрах или на ста натянут канат, но все-таки и не все равно. Есть в этом такая внутренняя сила.

Марина Торопыгина. Сколько дублей приходилось снимать и как вам работалось с актерами, особенно с исполнительницей главной роли Леей ван Акен – она ведь дебютантка, ей четырнадцать лет всего?

Дитрих Брюггеманн. Когда мы начинали работать и понимали, что эпизод не получается, то просто останавливались. И, как правило, если заходили в тупик, это выяснялось достаточно быстро. Обычно на каждый план у нас получалось по десять-пятнадцать попыток. Максимум двадцать. Актерам сложно, да – нужно учить слова. Но это часть профессии, ничего не поделаешь. Леа ван Акен, кстати, прекрасно с этим справлялась, у нее врожденный талант.

Марина Торопыгина. Как вы ее нашли?

Дитрих Брюггеманн. Хотелось бы, конечно, рассказать красивую историю, как мы пробовали пятнадцать тысяч претенденток и ездили по школьным театрам. Но нет – Леа нас сама нашла. Она хотела стать актрисой и обратилась в агентство. А в агентстве знали, что мы готовимся к съемкам, и предложили ее. Так что практически в первый день мы и нашли главную героиню.

Марина Торопыгина. Но как получилось, что в роли матери снялась Франциска Вайс – она же значительно моложе своей героини?

Анна Брюггеманн. Это смешная история. Мы ее пригласили, чтобы она подыграла девочкам на кастинге. Звать актрису в возрасте мы не хотели – вдруг она потом обидится, что ее саму на роль не утверждают. А Франциска наша подруга, роль ей не подходит по возрасту, значит, никаких проблем не будет. Но потом пробовали-пробовали других актрис на роль матери и поняли, что Франциска была лучше всех.

Дитрих Брюггеманн. Она только переживала, что по роли приходится на детей кричать. И самый трудный из эпизодов был тот, где она с дочерью в машине разговаривает, там такой прессинг идет… Это еще и технически сложно было: кран, платформа…

Марина Торопыгина. Возвращаясь к эпизодам: самая первая сцена, где священник беседует с детьми о вере, воспроизводит иконографию Тайной вечери…

Дитрих Брюггеманн. Естественно.

Марина Торопыгина. А в других сценах вас тоже вдохновляла классическая живописная традиция?

Дитрих Брюггеманн. Я убежден в том, что кино существует не само по себе, а в контексте других видов искусств. Мы с вами сейчас в хвосте длинного потока: столетиями люди рассказывали истории, писали картины, думали о жизни. Я люблю просто ходить в музеи и смотреть картины. Мне нравится, когда образ вызывает эмоции и доходит до ума через сердце. Поэтому если у нас пейзаж, то это не просто пейзаж, а прекрасный пейзаж. В кино я хочу дать зрителю изображение, на которое можно долго смотреть. Я обращаюсь к зрителю как к взрослому человеку, я не подсказываю с помощью монтажных склеек, куда смотреть: смотри, куда ты сам хочешь. И постараюсь дать картину, где есть на что посмотреть, – покажу все целиком, всю систему, а не нарезку.

Марина Торопыгина. Почему, например, сцену знакомства Марии с Кристианом, которому она нравится, вы решили снимать в библиотеке?

Анна Брюггеманн. Но где же им еще было встретиться? Нужно было найти место, где тихо и спокойно, где они окажутся наедине, без одноклассников. Они же не из тех тинейджеров, которые ходят на дискотеки или курят на чердаке.

Дитрих Брюггеманн. Мне нравится эта странно-интимная атмосфера библиотеки, где нельзя говорить громко. Здесь есть и чистота, и интеллектуальность, и телесное словно исчезает. Это отличное место для того, чтобы заговорить с девушкой и посмотреть ей в глаза.

brueggemann-2
«Крестный путь»

Марина Торопыгина. Но эпизод, где героиня не может принять причастие, получился вполне макабрическим, и в зале смеялись.

Дитрих Брюггеманн. Да, смеялись, это такой черный юмор, согласен. Я вообще не вижу ничего странного в том, что кто-нибудь воспримет наш фильм как черную комедию или комедию абсурда, – это ведь история об идее, доведенной до запредельности.

Анна Брюггеманн. В этом эпизоде дошедшей до дистрофии Марии пытаются дать гостию, но приходит медсестра [ее играет Анна Брюггеманн. – ИК] и говорит, что твердую пищу девочке ни в коем случае нельзя. Это абсурдная ситуация, действительно смешная.

Дитрих Брюггеманн. Здесь и происходит столкновение двух миров – мира фанатиков-фундаменталистов и мира рационально мыслящих людей. И смех – реакция зрителя на это столкновение. Вообще смех зрителей по ходу фильма меня не шокировал, они не надо мной смеялись, а вместе со мной. Я согласен с ними – да, это смешно.

Марина Торопыгина. Ваш фильм некоторые воспринимают как антирелигиозный или как антиклерикальный.

Дитрих Брюггеманн. Это точно не антирелигиозный фильм. Заметьте, речь идет о праворадикальной общине св. Павла – но это прозрачный намек на общину св. Пия X, таких католиков, которые считают себя оплотом истинной веры. Если вы считаете «Крестный путь» антирелигиозной картиной, то вам нужно разобраться с собственным отношением к религии. Это фильм не о вере, а о фанатизме, о проблемах, связанных с религиозным фанатизмом. Они есть во всем мире, есть и в моей стране. Я бы не сказал, что это движение, набирающее силу, но это точно заслуживает внимания.

Анна Брюггеманн. Христианский фундаментализм не так сенсационен, как исламский, например. Бомбы же они не бросают, к счастью. Зато в отношении католического сообщества широкую огласку получили проблемы с сексуальным насилием. Но главное – идеологическое насилие, то, как молодым людям вбивают в голову идеологию.

Дитрих Брюггеманн. С этим сложнее, чем с физическим насилием, там хоть государство вмешивается, а в случае идеологического насилия сложно что-либо доказать вообще.

Марина Торопыгина. А сцена с чудом – она вдохновлена Ларсом фон Триером?

Дитрих Брюггеманн. Хм, вряд ли. Я его фильм видел очень давно. Чудо мне было необходимо, чтобы внести элемент неожиданности. Мы же понимаем по ходу картины, чем все закончится. И с другой стороны – мы не хотели бы, чтобы жертва осталась напрасной, правда? Кроме того, это меняет ракурс: мы видим ужасную историю – но чудо все-таки случается. Хотя финал можно понимать иначе: это не обязательно чудо, а, может быть, просто совпадение – ребенок к этому моменту созрел, чтобы заговорить. Или же на него психологически подействовала необычная напряженная атмосфера…

Марина Торопыгина. Сейчас, во время фестиваля, ваш фильм лидирует по результатам опроса критиков в журнале Screen. Насколько важно для вас участие в конкурсе Берлинале?

Анна Брюггеманн. Мы очень рады этому, конечно.

Дитрих Брюггеманн. Участие в конкурсе – это как посвящение в рыцари. Один удар – и ты уже не просто подающий надежды режиссер, а член ордена.

 

Берлин


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Warning: imagejpeg(): gd-jpeg: JPEG library reports unrecoverable error: in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/gk_classes/gk.thumbs.php on line 390
История Z

Блоги

История Z

Дмитрий Десятерик

20 июня зомби-хоррором «Война миров Z» открывается 35-й Московский международный кинофестиваль. О фильмах, посвященных кровожадным и одержимым существам, застрявшим между жизнью и смертью, рассказывает Дмитрий Десятерик.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

На IV-м ЗМКФ победили «Диалоги» Ирины Волковой

03.06.2014

2 июня в Чите завершился Четвертый Забайкальский международный кинофестиваль. На торжественной церемонии закрытия были вручены следующие призы. Лучшим фильмом IV ЗМКФ признана российская драма «Диалоги» режиссера Ирины Волковой. Приз за лучшую мужскую роль был вручен Максиму Суханову («Роль»), за лучшую женскую роль – Жюльетт Бинош («Камилла Клодель, 1915»). Приз за лучший сценарий получили южнокорейцы Хван Чжо Юн и Чанг-мин Чо («Маскарад»). Лучший режиссер – Мишель Гондри («Пена дней»). Специальный приз жюри – операторская  работа Сергея Мачильского в фильме «Зеркала». Эта же картина Марины Мигуновой получила и приз зрительских симпатий.