Глазами подростка. «Муха», режиссер Владимир Котт

«Муха»

Автор сценария и режиссер Владимир Котт

Оператор Евгений Привин

Художник Олег Ухов

Композитор Антон Силаев

В ролях: Алексей Кравченко, Александра Тюфтей, Сергей Селин, Евгения Добровольская, Александра Боговая, Анна Данилова

Компания «Твинди», телеканал НТВ

Россия

2008

Едут по проселочной дороге два дальнобойщика на фуре, везут рыбу. Разваленная ржавая автобусная остановка, одна из тех, что стоят по обочинам сельских дорог, даже если автобусы здесь давно не останавливаются. Рядом с ней веселая проститутка в красном платье и зеленых резиновых сапогах делает реверансы, завлекая клиентов. Фура останавливается, подбирает проститутку, в местной гостинице дальнобойщики, как подростки, скидываются на камень-ножницы-бумагу, кто будет первый. Все это происходит как-то очень легко, не пробуждая мыслей ни о тяжелой доле русских женщин, стоящих на трассе, ни о суровой жизни русских мужчин, вынужденных дни и ночи проводить за баранкой. Видно, что проститутка свое дело любит. А дальнобойщики по-своему уважают ее: «Огонь девка!» По атмосфере этот фильм напоминает сериал «Дальнобойщики» — и темой, и главными героями.

Водители фуры — Федор и Иван — все делают по-справедливости. Не левачат, разбоем на дорогах не занимаются, груз доставляют в срок. «Хорошие мужики».

«Муха» снималась при поддержке телеканала НТВ и сначала задумывалась как телефильм. Но потом, как признался продюсер Евгений Гиндилис, стало жалко отдавать получившееся кино телеканалу и решили выпустить его сначала на экраны.

Как режиссер Владимир Котт снимал фильмы для телесериала «Ха», в большом кино дебютировал картиной «Родственный обмен» (2004), диплом ВКСР защитил замечательной короткометражной притчей «Дверь» (2004) — о человеке, который всегда носил с собой дверь от старого снесенного дома. Дверь мешала, не влезала в автобус, а там была любимая, но оставить свое прошлое, материализовавшееся в этой облезлой деревяшке, он не мог.

Сюжет «Мухи» прост и, может быть, даже наивен. Федор Мухин (Алексей Кравченко) — дальнобойщик, проигравший в начале фильма своему напарнику Ивану первенство быть с проституткой. Он получает телеграмму: «Приезжай. Люблю. Жду». Федор не знает, ни от кого телеграмма, ни зачем ему ввязываться в эту авантюру, но едет в город Барабаш. Оказалось, что телеграмму прислала некая Маша, учительница местной школы, чьи похороны встречали Федора на въезде в город. Маша перед смертью переписала на Федора все свое имущество, оставила ключ от дома-развалюхи и... дочку — Веру Федоровну Мухину, шестнадцатилетнюю оторву, как раз перед приездом Федора спалившую дачу местного начальника и теперь сидящую в КПЗ. Милиция объясняет Федору, что он может либо заплатить за дачу кругленькую сумму, либо уехать, но тогда его дочь (или не дочь?) отправится в колонию. Федор остается. Эта ситуация, конечно, больше пригодна для сериала, и все же... Федору уже за тридцать, ни семьи, ни детей, жизнь проходит, и когда-то надо остановиться, где-то осесть, остепениться.

В Барабаше Федор становится «первым парнем на деревне», в которого влюбляется все женское население: от школьниц (у которых он чуть позже, когда заведет роман с учительницей математики, подрабатывающей официанткой в кафе, будет вести физкультуру) до пенсионерок. Пока же Федор приходит в местный автопарк и, «чтобы не болтаться без дела», просит какую-нибудь работу потяжелее. Находятся только асфальтоукладочный каток и ассенизаторская машина. Для катка нужен специалист особой квалификации, да и ездить со скоростью два километра в час Федор не привык. Его предупреждают: «Не лихачить, не гонять, это единственная говнососка в городе». И вот Федор Мухин, сказочно положительный герой, за ее рулем. Никакой работой не брезгует, деньги, чтобы Вера расплатилась за дачу, собирает, почтальоншу, которой не приходят письма от сына из армии, утешает.

Интрига «Мухи» — взаимоотношения Веры (это имя, похоже, стало у российских режиссеров любимым) и ее то ли отца, то ли «просто» Федора. Вера то пускает его в дом, то заставляет спать в сарае, то кормит макаронами по-флотски, то подсыпает снотворное в чай, а потом... поджигает дом. Впрочем, Федор каким-то чудом просыпается и выбирается из пожара. Все в этом фильме понятно. И то, что Вера ревнует Федора к женщинам, и то, что на самом деле ей нужен отец, и... Уже в середине фильма становится ясно, что финал будет счастливым. Но предсказуемость сценария компенсируется работой актеров. В наших фильмах последнего времени неизбежно возникает неприятнейшее ощущение актерской фальши. Иногда она проскальзывает и в «Мухе», но положение спасает Александра Тюфтей. Ее Вера не красива, не женственна и не мила (в отличие от самой актрисы). Она занимается боксом, дерется с мальчишками и никому не доверяет. Все это молодая Александра Тюфтей сыграла так органично, будто не только на самом деле в КПЗ сидела, но и в детстве-юности была такой же невыносимой сорвиголовой из провинциального промышленного городка. Что говорить, талантливая дебютантка.

Фильм снимался в Воскресенске, в котором пять заводов! Нищета, разруха, коптящие трубы и облезлые граффити на железобетонных заборах — всего этого в избытке, стоит только отъехать из центра Москвы и далее за пределы МКАД. Но разруха и разложение предметного мира никак не отражаются на героях. Они совершают ошибки, но никогда не сделают подлость, могут сбежать с поля боя, но потом обязательно раскаются и уже в следующем поединке преодолеют трусость. Даже главный злодей фильма — богач, чью дачу спалила Вера, — «человек с биографией». Оказывается, он был влюблен в Верину маму, уговаривал переехать к нему, обещал кучу денег и больницу в Москве, когда та заболела. Но она отказалась, все ждала Федора. И умерла в ожидании. Прекраснодушный сюжет. Но и такие бывают.

Ужасов безработицы, разбоя, насилия — непременных атрибутов современных фильмов про сельскую жизнь — здесь практически нет. Зато есть страшный эпизод, вырастающий из бытового диалога. Придя как-то на почту и застав рыдающую почтальоншу, Федор спросил «Что случилось?» «Сын вернулся». — «А чего плачешь?» — «От радости». — «А чего не писал?» — «Нечем было». Тут зрители начинают хихикать, но после паузы женщина добавляет: «Без ручек мой сын вернулся».

Владимир Котт говорит, что, вообще-то, на смех в этом месте он не рассчитывал. Но вопрос «кто виноват?» мы задавать не будем.

Местный авторитет предлагает Вере отдать тысячу рублей долга натурой, но, получив коленкой ниже пояса, удаляется и больше с подобными предложениями не заявляется. Федора избивают братки хозяина сожженной дачи, но на следующий день он появляется на работе с единственной царапиной под глазом. Иначе говоря, из тупиковых ситуаций герои «Мухи» выходят победителями. Владимир Котт хотел снять фильм о 80-х, о своей молодости, хотя действие происходит в наши дни. 80-е отпечатались в его памяти совсем иначе, чем у Алексея Балабанова. У каждого режиссера свои полярные воспоминания и свое ощущение времени.

Враздробь

Блоги

Враздробь

Зара Абдуллаева

Начался Артдокфест-2014, а с ним и репортажи Зары Абдуддаевой об избранных картинах форума. В первом репортаже – две документалки о непризнанных квазигосударственных образованиях на территориях бывших союзных республик: «ПМР/PMR» эстонских режиссеров Миэлиса Муху, Кристины Норманн и «ДНР. Удивительная история о самодельной стране» британского режиссера Энтони Баттса.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Новости

В октябре в четырех городах России пройдет ретроспектива Милоша Формана

04.10.2018

С 6 по 8 октября в Москве и Петербурге, с 12 по 14 октября – в Новосибирске и Екатеринбурге состоится ретроспектива фильмов Милоша Формана – знаменитого чешского режиссера, двухкратного лауреата премии «Оскар».