Том Хэнкс: «Не надо во всем винить Чарлза Уилсона!»

Беседу ведет Жюльетт Мишо

Том Хэнкс в фильме «Война Чарли Уилсона», режиссер Майк Николс
Том Хэнкс в фильме «Война Чарли Уилсона», режиссер Майк Николс

Жюльетт Мишо взяла интервью у знаменитого актера и продюсера в связи с выходом на экраны фильма Майка Николса «Война Чарли Уилсона». Эта картина, собравшая в мировом прокате 92,5 миллиона долларов, вызвала разноречивые отклики благодаря сюжету, напомнившему о временах «холодной войны»: в период советской оккупации Афганистана конгрессмен из Техаса Чарли Уилсон с помощью активистки-любовницы и сотрудника ЦРУ добивается увеличения ассигнований на военную помощь моджахедам, что привело не только к поражению СССР в этой войне, но и к его скорому распаду. Французская журналистка попыталась выяснить, что думает об этом и о своем персонаже исполнитель роли Уилсона Том Хэнкс, выступивший также продюсером фильма.

«ИК»

Жюльетт Мишо. Правда ли, что вы как продюсер были инициатором постановки картины «Война Чарли Уилсона»?

Том Хэнкс. Прежде всего я прочитал бестселлер покойного журналиста Джорджа Крайла, повествующий о судьбе Чарли Уилсона, о котором я прежде и понятия не имел. Во времена, когда русские бомбили Афганистан, я восхищался тем, как отряды моджахедов сумели разгромить советскую армию. Тогда я не подозревал, что Вашингтон снабжал их оружием. Не знал я и о том, что за кулисами этой войны стояла одна симпатичная подруга Чарли Уилсона.

Жюльетт Мишо. Чем привлекла вас эта история?

Том Хэнкс. Чарли Уилсон произвел на меня такое же впечатление, как в свое время Форрест Гамп. Кроме того, это был реальный человек. Его история напоминает сюрреалистический политический фарс. Книга превосходно написана и послужила прекрасной литературной основой для Аарона Соркина, политического журналиста, который был автором сценариев фильма «Достойные люди» и сериала «Белый дом». Мы попросили его написать коммерчески перспективную, то есть достаточно удобоваримую, экранизацию книги. Нам хотелось избежать проповеди и стремления преподнести народам исторический урок.

Жюльетт Мишо. Вы сразу выбрали в качестве режиссера Майка Николса?

Том Хэнкс. Да. Я давно мечтал поработать вместе. Майк Николс — мастер сатиры и к тому же умеет придать логичность самым невероятным событиям. Он не раз это доказал, достаточно вспомнить «Уловку-22» или «Близость».

Успеху нашего фильма способствует отстраненный взгляд Майка на мотивы поступков каждого персонажа — касается ли это моего героя, героини Джулии Робертс или агента ЦРУ, которого блистательно играет Филип Сеймур Хоффман. Майк Николс виртуозно обогащает сюжет мелкими деталями, придающими его фильмам энергетику и соленый юмор, делает их такими сочными и яркими.

«Война Чарли Уилсона»
«Война Чарли Уилсона»

Жюльетт Мишо. Легко ли вам было добиться согласия на участие в фильме Джулии Робертс?

Том Хэнкс. Эту миссию Майк взял на себя. Они уже нашли общий язык, когда снимали «Близость». Я знал, что если он возьмется за наш фильм, то и она согласится.

Жюльетт Мишо. Странно, что вам впервые довелось встретиться с ней на площадке...

Том Хэнкс. Действительно. Но мы знакомы много лет. Она озвучивала главную роль в мультфильме «Гроза муравьев», где я был продюсером. Но играть вместе нам до сих пор не приходилось.

Жюльетт Мишо. Как она чувствовала себя на съемках после долгого перерыва?

Том Хэнкс. Джулии хорошо известно, какой репутацией она пользуется в деловых кругах. Сегодня ей важно проявить себя зрелой актрисой. У нее муж, которого она любит, трое маленьких детей. Правда, в период съемок у нее были только близнецы. Она забеременела именно тогда, так же, как это случилось во время съемок «Близости»! (Смеется.) Ей нет необходимости поддерживать статус, он не оспаривается. Джулия соглашается на проект, если только он того стоит. В личности Джоанны Херринг ее что-то заворожило. Она увидела в ней смешную, загадочную женщину, исполненную старомодным желанием улучшить мир.

Жюльетт Мишо. Роль Чарли Уилсона идет вразрез с вашими имиджем героя и порядочного человека. В этом фильме даже есть сцена, где вас видят обнаженным в окружении стриптизерш.

Том Хэнкс. Эта сцена была необходима. Но вообще-то не стоит преувеличивать мое якобы славное реноме, мне приходилось играть разных персонажей. Другое дело, что, когда я играл убийцу в «Проклятом пути», говорили: «Да, он киллер, но симпатичный». А теперь наверняка скажут: «Да, этот тип трахает девушек, он напивается каждый вечер, нюхает кокаин, но все же это никак не отражается на его карьере, и он чертовски обаятелен!»

«Война Чарли Уилсона»
«Война Чарли Уилсона»

Жюльетт Мишо. Реальный Чарли Уилсон как-то участвовал в съемках?

Том Хэнкс. Да. Джулия Робертс предпочла познакомиться с реальной Джоанной Херринг как можно позднее, чтобы не поддаться ее влиянию. А я заранее встретился с Чарли Уилсоном, ныне отошедшим от дел. Он наверняка предпочел бы, чтобы его играл красавчик типа Кевина Костнера. (Смеется.)

Но говорил, что ему наплевать, каким его покажут, ибо сам сюжет его устраивал полностью. Для него главным было то, чтобы правдиво были отражены мотивы его поведения. Чарли сокрушался, что Америка проиграла войну во Вьетнаме и Корее против Советского Союза. Мой герой желал нашей победы в Афганистане, он стал на сторону граждан этой страны, к которым испытывал искреннее сочувствие. Причем, действуя как большой ребенок, он не лицемерил. В отличие от многих политиков.

Жюльетт Мишо. И этот человек вызывает ваше восхищение?

Том Хэнкс. Видите ли, он сумел сделать невероятное. Не без помощи Чарли Уилсона через девять месяцев после поражения Советского Союза в Афгани-стане пала Берлинская стена.

Жюльетт Мишо. А вас не смущает, что это открыло дорогу радикальному исламизму и терроризму?

Том Хэнкс. Западный мир со времен Александра Македонского и до Лоуренса Аравийского никогда не понимал Восток. Но если уж кого-то судить за 11 сентября, то начнем с учебного летного центра в Майами, где эти негодяи научились, как взорвать башни-близнецы Международного торгового центра. Потом проклянем ту молекулу спермы, которая дала жизнь Усаме бен Ладену. Наконец, осудим также манипуляции Белого дома и американских СМИ, которые скрывали правду от телезрителей, предпочитая держать их в коконе неведения. Так что не надо во всем винить Чарлза Уилсона!

Studio, 2008, janvier, № 242

Перевод с французского А. Брагинского

Занимательная патафизика

Блоги

Занимательная патафизика

Евгений Майзель

Одной из российских премьер Римского кинофестиваля стал «Бирмингемский орнамент 2» Андрея Сильвестрова и Юрия Лейдермана, показанный в рамках экспериментальной секции Cinema XXI и завоевавший специальный приз жюри. О редком случае успешного вторжения на территорию кинематографа патафизической теории и практики, рассказывает Евгений Майзель.

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Новости

Открылся 24-й «Кинотавр»

30.05.2013

2 июня 2013 года в Сочи открывается 24-й открытый российский кинофестиваль «Кинотавр». В рамках фестиваля будут проведены основной конкурс и конкурс короткого метра, а также различные спецпрограммы, питчинги, лекции и кино для всех желающих под открытым небом (т.н. «зрительский конкурс»). Жюри основного конкурса возглавит режиссер Александр Митта. Также в этом году к двум традиционным жюри (основного конкурса и конкурса «Кинотавр». Короткий метр») добавлено третье жюри кинопрокатчиков.