Ковш. Сценарий

Кадры черно-белой хроники. Эсминец сопровождает караван кораблей. Ему наперерез идут два морских «охотника».

Звучат голоса за кадром.

П е р в ы й г о л о с. Б-1.

В эсминец попадает снаряд.

В т о р о й г о л о с. Ранил.

П е р в ы й г о л о с. Б-2

На палубе эсминца разрывается снаряд.

В т о р о й г о л о с. Ранил.

П е р в ы й г о л о с. Б-3.

Эсминец вздрагивает от удара нового снаряда.

В т о р о й г о л о с. Ранил жестоко! Ты достал уже — Б-2, Б-3! Можешь молча, и так все видно!

Раздается трель телефонного звонка.

П е р в ы й г о л о с. Да. На месте. Добро, начинаем.

Кадры черно-белой хроники исчезают.

Среди новых высотных домов притулилась хрущевка с побитыми окнами, окруженная бетонным забором.

У забора лежат распиленные на чурбаки стволы деревьев, чуть в стороне — голубая кабинка туалета. Между пыльных грузовиков снуют рабочие. В кабине желтого экскаватора дремлет Антон. В ушах у него наушники.

Недалеко стоят двое молодых мужчин. Один в черном костюме, другой — в сером. В руках у них мобильные телефоны. Это именно им принадлежали голоса за кадром.

«Ч е р н ы й». Ну, чего, погнали!

«С е р ы й» (жмет на кнопки телефона). Давай. Ты сохранился?

«Черный» кивает, идет к экскаватору, барабанит по стеклу. Антон, не открывая глаз, заводит экскаватор. Звук мощного мотора перекрывает все другие шумы.

«Черный» открывает дверь кабины, что-то говорит Антону. Антон отрицательно качает головой. «Черный» не отстает. Наконец Антон кивает. «Черный» снимает галстук и завязывает Антону глаза. Подходит к «Серому».

«Ч е р н ы й». Хохол — виртуоз! За пять сек разложит!

«Серый» с интересом наблюдает за происходящим. Рабочие в стороне тоже замерли в ожидании. Экскаватор, мощно взревев, едет к крайнему подъезду. Останавливается напротив. Огромный ковш начинает подниматься все выше и выше. Вот он уже на уровне балкона пятого этажа. На балкон выходит Денис. Загорелый, в одних трусах. Сонно смотрит на ковш.

«С е р ы й». Вот это феня...

«Ч е р н ы й». Кто это?!

«Черный» бросается к экскаватору, который вот-вот начнет рушить верхний этаж.

«С е р ы й». Виртуоз, твою мать!

Денис стоит на балконе, курит. Ковш экскаватора поднят на уровне балкона. Внизу, присев прямо на гусеницу экскаватора, сидит Антон с галстуком на шее, слушает плеер.

Д е н и с. Эй, танкист! Слышь, дружище!

Антон поднимает голову, снимает один наушник.

Д е н и с. Что слушаешь, дружище?

Антон произносит длинную фразу на китайском.

Д е н и с. Самурай, блин...

М у ж с к о й г о л о с (из комнаты). Денис Владимирович, зайдите к нам.

Денис щелчком отправляет «бычок» прямо в ковш экскаватора.

Скромно обставленная комната. За столом сидит мордастый участковый, на софе — «Черный» и «Серый». На подоконнике сидит Денис.

У ч а с т к о в ы й. Ну и что будем делать, уважаемый?

Д е н и с. Жить.

«Ч е р н ы й». Слышь ты, клоун! Какой жить, а? Да если б этот не заглох!.. Дом сносят, понял? Ты вообще как здесь, а?!

Д е н и с. Да вообще нормально я здесь, спасибо.

У ч а с т к о в ы й. Он вообще прописан тут. Правда, уже года три как не живет. Забыл совсем бабушку, да?

А ее, между прочим, три дня как похоронили — в больнице умерла.

Д е н и с. Я знаю.

У ч а с т к о в ы й. Да я вижу, что знаешь — сразу тут нарисовался, внучек!

Д е н и с. Мне сообщили поздно, я на отдыхе был. Как смог, так приехал.

У ч а с т к о в ы й. Не особо ты торопился.

«С е р ы й». Так, ладно, проехали. Внуки-правнуки — это потом. Ты мне скажи, чё ты тут ловишь вообще, а? Технику безопасности на объекте нарушаешь, да?

Д е н и с. Я объяснил вроде. Приехал на похороны.

У ч а с т к о в ы й (Денису). А товарищ прав, между прочим. Дом расселен, подготовлен к сносу. И квартира опечатана была. Как же это ты так — вломился в опечатанную квартиру, людей подводишь!

Д е н и с. Не хотел. Честное слово. Приехал ночью, подъезд темный. Не заметил.

«Ч е р н ы й». А забор тоже не заметил? А охрану?

Д е н и с. Охрану заметил. Какой-то мужик в камуфляже у забора храпел. Бухой в дугу.

У «Серого» звонит телефон.

«С е р ы й». Да. Да. Сейчас.

«Серый» передает трубку «Черному».

«Ч е р н ы й». Да. Нет. Потому. Нарисовался тут один... внучек. А это не мое дело — домовые книги ворошить! Да! Решим.

«Черный» отдает трубку.

«Ч е р н ы й». Значит, так. Воды нет. Газа нет. Электричества нет. Хочешь жить — живи. Площадь новую тебе предложить не можем. Пока. Да, сортира тоже нет.

У ч а с т к о в ы й. Без сортира нельзя. Он же мне всю территорию засрет!

«Черный» и «Серый» переглядываются.

«С е р ы й». Короче, сортир на улице тебе оставляем. Отвечаешь за него, понял?

Д е н и с. Спасибо. Только я ухожу сегодня.

«Ч е р н ы й» (угрожающе). Отвечаешь за него, понял?

Денис подходит к высотному дому, обнесенному железным забором. Достает из кармана магнитный ключ, прикладывает к панели на калитке. Дергает дверь — она не открывается. Он пробует снова. Безрезультатно. Денис подтягивается на руках и лезет через забор.

Денис сидит на стуле в углу. Под глазом набухает синяк. За столом перед монитором сидит начальник охраны. Поворачивает монитор к Денису. На экране Денис лезет через забор.

К нему подбегают двое охранников. Завязывается драка.

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Вот такое кино.

Д е н и с. Я диск принесу, перепишете?

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Перепишу. Один ментам, один — тебе. На память.

Начальник охраны перебирает на столе вещи Дениса — связку ключей, зажигалку, сигареты, портмоне, паспорт. Показывает Денису магнитный ключ.

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Замок поменяли. Два дня назад. А у кого ты этот ключ скоммуниздил?

Д е н и с. Сологуб Елена Дмитриевна. 25 лет. Второй подъезд, квартира 170. Телефон сказать?

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Ты смотри, прям целое досье! Ну, москвичи!

Начальник охраны лезет в ящик стола, достает толстую тетрадь. Раскрывает.

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Со... Со... Со... Сологуб. Есть такая. И телефончик есть. Ну что, позвоним, обрадуем девицу?

Денис кивает. Начальник охраны набирает на телефоне номер.

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Алло, Елена Дмитриевна? Начальник службы безопасности Мурашко беспокоит. Да нет, ничего страшного. Мы тут задержали Орлова Дениса Владимировича, а у него ваш ключ. Задержали, да. Оказал сопротивление. Что?! Хорошо. Так точно!

Начальник охраны кладет трубку, смотрит на Дениса. Лезет в карман, достает пятирублевую монету. Кидает ее Денису.

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. На, приложи!

Денис прикладывает монету к синяку.

Н а ч а л ь н и к о х р а н ы. Что ж это ты с такой бабой через заборы шастаешь?

Дорого и со вкусом обставленная квартира. Денис сидит на полу, щелкает телевизионным пультом, на плазменном телевизоре новости сменяются футболом, музыкой, кино и так по кругу. Денис настраивает телевизор так, что изображения нет, слышен только звук.

Д е н и с. Лена! Лен! Ты скоро?

В комнату входит Лена — загорелая девушка лет двадцати пяти. В руке у нее бутылка вина и два бокала. Садится рядом.

Д е н и с (кивая на телевизор). Накрылся ящик.

Л е н а. Он на гарантии. Ну что, давай за встречу?

Лена и Денис выпивают.

Л е н а. Кстати, ты пропустил обалденный шторм. Волны — с пятиэтажный дом.

Д е н и с. Никто не утонул?

Л е н а (касается синяка на лице Дениса). Болит?

Д е н и с. Нет.

Л е н а. А ты знаешь, я даже немного испугалась. Проснулась утром, а тебя нет. Куда ты исчез?

Д е н и с. Записка была на столе.

Л е н а. Я ее не читала. Утро такое было — сказка!

Лена берет руку Дениса, сравнивает со своей рукой.

Л е н а. Надо «дожарить» тебя в салоне!

Д е н и с. А я на кладбище так и не был.

Л е н а. Неудивительно. Ты же вообще ехать не хотел.

Д е н и с. Не хотел.

Л е н а. Но поехал. Когда девять дней?

Д е н и с. Посчитай.

Лена разливает вино.

Л е н а. Пьем, не чокаясь.

Лена и Денис выпивают, ставят бокалы.

Л е н а (обнимает и целует Дениса). Соскучилась! Честно-честно-честно!

Лена и Денис лежат в спальне. По полу разбросана одежда.

Д е н и с. А бабушкин дом сносят.

Л е н а. Давно пора. У нее однушка или двушка?

Д е н и с. Двушка.

Л е н а. Супер. Получишь новую — даже ремонт делать не будем. Значит, твоя двушка, вот эта квартира, папа поможет, твои подкинут — купим одну, но большую, как мечтали!

Д е н и с. Это ты мечтала.

Л е н а. А ты что, нет? Сам говорил: «Хочу много воздуха, света!» Говорил?

Д е н и с. Говорил.

Л е н а. Ладно, сменим тему. Ну и чем ты тут занимался? На кладбище не был, мне не звонил, а что делал? С Лёвой шарился по клубам?

Д е н и с. Да какие клубы, Лен! Я прямо с корабля на бал!

Л е н а (обнимает Дениса). Загулял, да? Сука эта очкастая из салона, да?

Д е н и с. С ума не сходи, Лен! Мы не виделись чуть больше суток.

Л е н а. Вот именно! Телефончик отключил!

Д е н и с. Я зарядку в номере забыл.

Л е н а. А больше ничего ты в номере не забыл? Шмотки свои дурацкие мне оставил, перла их как дура! Ночевал неизвестно где! Денис, может, нам разойтись? Скажи, не бойся!

Д е н и с. Я не хочу с тобой расходиться. У нас все хорошо.

Л е н а. Да? Это у тебя все хорошо. Умудрился испортить отпуск и мне, и себе.

Д е н и с. Не отпуск, а сутки.

И у нас есть еще две недели.

Л е н а. И ты снова что-нибудь устроишь! Что с тобой происходит последнее время, чем ты недоволен? Хотя папа правильно говорит — на тебя нельзя положиться, ты никогда ни за что не отвечаешь. Мне это надоело!

Д е н и с. Ты знаешь, мне тоже. Только что.

Денис сидит за столом, пьет кофе. Рядом стоит дорожная сумка на колесиках. Денис достает из кармана мобильный телефон, набирает номер.

Д е н и с. Здорово, дружище! Прилетели, прилетели. Да нормально! Шторм был недетский. Ага. Слушай, Лёв, я у тебя зависну на пару дней? Да ничего не случилось! Ни-кто ни с кем не ссорился, Лёва. Ну так как, дружище? Понятно. Понял, говорю. А кто еще из наших в Москве?

Денис кладет телефон на стол. Берет снова. Набирает номер.

Д е н и с. Алло. Привет, мам. В Москве. Вчера. Нет, раньше не мог. Есть у меня совесть, есть! Ну что мне теперь — застрелиться, бабушке легче станет? Да все я помню. Ладно, ма, у меня батарейка садится. Отцу привет. Пока, говорю!

Денис закуривает, смотрит на улицу. На огромном экране, установленном на доме, транслируют новости. Напротив, задрав голову, стоит человек в плюшевом костюме самурая. Он смотрит на экран и одновременно раздает прохожим рекламные листовки.

Денис стоит в очереди у стойки ресепшн на оформление. Подходит его очередь.

Д е в у ш к а. Здравствуйте. Ваш паспорт, пожалуйста.

Денис лезет в карман. Потом в другой.

Д е н и с. Дома забыл. Честно.

Д е в у ш к а. Ваш паспорт, пожалуйста.

Д е н и с. Вы понимаете, роковое стечение обстоятельств...

Д е в у ш к а. Отойдите, пожалуйста.

Д е н и с. Да некуда мне отходить.

На Дениса обращает внимание охрана. Он спешит уйти.

Денис стоит у забора. Набирает номер на мобильном.

Д е н и с. Привет. Ничего, спасибо. Я паспорт у тебя забыл. Свой, чей! Нужен. Алло, Лен! Алло!

Антон с пыльной сумкой на плече входит в старое трехэтажное кирпичное здание. Коридор общаги. Антон идет по длинному коридору мимо фанерных дверей, из-за которых доносится музыка и речь на разных языках — молдавская, украинская, таджикская, белорусская. Навстречу идут два таджика. Шлепают босиком по грязному, истертому линолеуму. Антон открывает одну из дверей, входит.

В комнате стоят два двухъярусных деревянных топчана с грязными матрасами. На одном из них кто-то спит, накрывшись с головой курткой.

На натянутой веревке висят штаны, майки. У окна стоит стол, накрытый газетами. На столе электрическая плитка.

Подперев голову рукой, за столом спит мужчина лет сорока. Смуглое лицо усыпано мелкими застывшими капельками краски.

Антон садится на топчан, раздевается. Достает из-под подушки мыльницу, поролоновую мочалку, полотенце. Вынимает из сумки плеер и заворачивает его в полиэтиленовый пакет.

Антон моется в обшарпанной кафельной душевой. На шее болтается ключ от экскаватора. Вода течет из ржавой изогнутой трубы с рассекателем от садовой лейки на конце. Плеер лежит на подоконнике. Окно закрашено буро-зеленой краской. Краска во многих местах процарапана и содрана. Видны ржавые перила пожарной лестницы, примыкающей к окну душевой. На веревках висят чьи-то влажные спортивные штаны, футболки.

К общаге подъезжают две «газели» с голубыми номерами и милицейская «шестерка». Из «газелей» выпрыгивают люди в масках и камуфляже. Трещат рации. Из «шестерки» выходят сержант и трое мужчин в темно-бордовых жилетах. На жилетах надпись: «Федеральная миграционная служба». Один из них дает отмашку «маскам».

«Маски» выбивают двери, что-то кричат, стаскивают спящих на пол.

Антон вытирается полотенцем. Доносится какой-то шум, крики. Антон прислушивается. Сдергивает с веревки штаны и футболку, одевается. Берет плеер, открывает окно и спускается вниз по пожарной лестнице.

Антон идет по улице. Несколько раз прячется от милицейского патруля.

Антон пролезает под бетонным забором. Во дворе стоит экскаватор. Антон снимает с шеи ключ, открывает кабину, садится за руль. Нажимает на кнопку — хрущевка на мгновение освещается мощными фарами. На балкон выходит Денис. Замечает Антона. Громко свистит. Антон высовывается из кабины.

Д е н и с. Чего семафоришь, самурай?

Комната. На столе стоит подсвечник с зажженными церковными свечами, початая бутылка водки, пакет сока, два пластиковых стакана, закуска. За столом сидят Антон и Денис. Денис слушает плеер Антона. Снимает наушники.

Д е н и с. Лажа какая-то! Мяу-мяу... Слушай, а ты серьезно хохол?

А н т о н. Не, китаец. Откуда свечей столько?

Д е н и с. От бабки.

А н т о н. Она их что, копила?

Д е н и с. Не знаю. Главное, пригодились.

А н т о н. И куда ей они?

Д е н и с. Да уже никуда.

А н т о н. Бабка копила не бабки, а свечи. Хорошая она была?

Д е н и с. Хорошая. Строгая только. Воспитывала меня.

А н т о н. А родители?

Д е н и с. Ну и родители тоже.

И сейчас продолжают, когда видимся. В свободное от работы время.

А н т о н. Понятно.

Д е н и с. А твои чем занимаются?

А н т о н. А, кто чем.

Д е н и с. Специалисты широкого профиля?

А н т о н. Вроде того.

Денис разливает водку.

Д е н и с. Давай, за родителей.

Денис и Антон выпивают.

А н т о н. А ты какой-то стрёмный москвич. Домой пустил, водярой напоил. Может, ты не москвич, а?

Д е н и с. А ты какой-то стрёмный хохол. Вообще, вы все какие-то странные. Вот ты сюда зачем приехал — в тракторе ночевать?

А н т о н. Деньги зарабатывать.

Д е н и с. Деньги... У тебя почки здоровые?

А н т о н. Наверное.

Д е н и с. Ну и продал бы. Одну. И жил бы там у себя в Хохляндии.

С деньгами. Да еще гордился бы, что жизнь спас какому-нибудь сытому уроду!

А н т о н. Москвичу.

Д е н и с. Может быть. Давай накатим, что ли.

Денис разливает водку. Они выпивают.

А н т о н. Жалко почку-то...

Д е н и с. Конечно, жалко. А если менты отобьют, еще жальче будет. Китайский еще этот!

А н т о н. А вообще, мне у вас нравится. Я тут жить хочу.

Д е н и с. А мне вот что-то у нас не очень. Но я тоже жить хочу.

А н т о н. Так продай почку.

И живи там, где нравится.

Д е н и с. Да я бы все продал. Только нет такого места.

А н т о н. А ты что, везде был?

Д е н и с. Вот у тебя в Ширяеве...

А н т о н (перебивает). В Ширце.

Д е н и с. У тебя в Ширце не был. Но если ты здесь, а не там, значит, одна байда.

Денис разливает водку.

А н т о н (смотрит на часы). Ты на работу не проспишь?

Д е н и с. А я в отпуске. А вас «приняли». Гуляем до утра.

А н т о н. «Приняли»! Свои «приняли» — профилактика! Денег «прикурят» и выпустят — у нас шесть объектов. Я в койку.

Д е н и с. Раскладушка в кладовке должна быть.

А н т о н. Разберусь.

Антон встает из-за стола, идет в маленькую комнату. Громыхает раскладушкой.

Д е н и с (выпивает). Стахановец...

Антон на экскаваторе роет котлован.

Денис втаскивает в квартиру несколько пятилитровых бутылей с водой, пакеты с продуктами.

Антон сидит в бытовке, обедает с рабочими.

Денис с хот-догом в руке покупает амбарный замок.

Антон разговаривает со сварщиками.

Денис вешает на кабинку туалета

замок.

На кухне стоит большой красный газовый баллон, от него тянется шланг к плите. Денис осторожно поворачивает вентиль и подносит горящую спичку к конфорке. Вспыхивает газ. На кухню заходит Антон с полотенцем на плече.

А н т о н. Люкс вообще!

Денис и Антон сидят за столом в большой комнате. На столе стопка грязных одноразовых тарелок, две вилки.

А н т о н. Я с мужиками поговорю, они от столба нам «времянку» кинут.

Д е н и с. В смысле?

А н т о н. Ну, чтобы телик, свет.

Д е н и с. Ага. Во дворе колодец выкопать.

А н т о н. Можно.

Д е н и с. Ты тут что, надолго зависнуть собираешься?

А н т о н. А что? Нормальный вариант. Или ты против.

Д е н и с. Да нет, живи.

А н т о н. А ты?

Д е н и с. Ну и я.

Денис стоит на балконе, курит. Антон выходит из подъезда.

Д е н и с. Если что, ключ в почтовом ящике!

А н т о н. Понял!

Денис в ванной комнате чистит зубы. Смотрит на свое отражение в зеркале. Дотрагивается до синяка под глазом.

Д е н и с. Светит, но не греет.

Денис выбрасывает в контейнер пакет с мусором. Подходит участковый.

У ч а с т к о в ы й. И откуда только мусора столько?

Д е н и с. Я вот тоже думаю.

У ч а с т к о в ы й. Везде мусор — в городе, за городом, даже в космосе.

Д е н и с. Дворников не хватает.

У ч а с т к о в ы й. С ними-то как раз сейчас хорошо. По-русски, правда, ни хрена не понимают, но метут как надо! Будет скучно, заходи ко мне на опорный — в нарды сыграем.

Д е н и с. Я пинг-понг люблю.

У ч а с т к о в ы й. Ну-ну. И не таскай к себе никого, понял?

Участковый уходит.

Д е н и с. Дядя Степа...

У Дениса звонит мобильный телефон.

Д е н и с. Алло. Здравствуйте. Могу. Где?

Денис сидит за столиком, пьет пиво. К столику подходит Дмитрий Сергеевич, отец Лены. Ему около пятидесяти. Он подтянут, одет в деловой костюм. Присаживается за столик.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Ну, здравствуй-здравствуй, друг прекрасный.

Д е н и с. Здравствуйте.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Не рано выпивать?

Д е н и с. А я в отпуске.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Ну и что же теперь, пускаться во все тяжкие? А, Денис?

Д е н и с. Ничего тяжкого. Пиво. Светлое. Холодное. Хотите?

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Да при чем тут пиво. Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Ленка все телефоны оборвала. Звонит по десять раз на дню. Ты что, действительно стал погуливать?

Д е н и с. Нет.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Так какого!.. Тебе что, трудно ей позвонить, сказать, где ты и что ты?

Д е н и с. Дмитрий Сергеевич, вы были в Ширце?

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Где?

Д е н и с. Город такой. На Украине.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Не был. А вот ты можешь оказаться. Правда, не на Украине, а у разбитого корыта. Ты знаешь, я с самого начала не скрывал, что против ваших отношений, но надо отдать тебе должное, ты не давал мне повода заводить подобные разговоры. Но тебя хватило ненадолго. Это Ленка пока молодая, а я вижу, что ты такое, насмотрелся. Хорошо, если под забором не окажешься.

Д е н и с. Неплохой выбор — разбитое корыто или забор. Подумаю, на чем остановиться.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Подумай.

У Дмитрия Сергеевича звонит телефон.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Алло. Да. А почему? А меня это не волнует, понятно? Да потому, что это не бизнес-план, а бред сивой кобылы, ясно? Да хоть роди! Всё, я занят.

Дмитрий Сергеевич убирает телефон в карман пиджака.

Д е н и с. Побежал рожать?

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. А ты все-таки подумай. И Ленке позвони, сегодня же.

Дмитрий Сергеевич встает, идет к выходу.

Д е н и с (официанту). Еще пива можно?

Денис и Антон стоят на балконе, курят. В окнах многоэтажек отражаются блики заходящего солнца. Антон кидает окурок вниз, сплевывает.

А н т о н. Квартиру куплю только на последнем этаже.

Д е н и с. И когда покупаешь?

А н т о н. Когда! Когда развернусь. Голова есть, руки, работы

не боюсь. Шанс нужен. Сечешь, Москва?

Д е н и с. Секу. А почему квартиру на последнем этаже?

А н т о н. Да потому. Сверху не плюнет никто, понял? И балкон чтобы большой. Работали тут на одном объекте, напротив дом. Так там какой-то «урюк» шашлыки жарил, прямо на балконе. А балкон раз в пять больше этого. А хата небось вообще — в футбол играть можно. Люкс, да?

Д е н и с. Мы такую тоже хотели.

А н т о н. Кто «мы»?

Д е н и с. Проехали. А представь, лифт сломается? А тебе на двадцатый переть.

А н т о н. Да хоть на тридцатый. Было бы куда, а там разберемся. Так кто «мы», а?

Д е н и с. Мы — это мы.

А н т о н. Темнишь, Москва. Ладно, забыли. Ты лучше прикинь, что мне сегодня Саныч рассказал.

Д е н и с. Друг?

А н т о н. Да не... Бригадир, короче. Пошел вчера за пивком — подваливают «скины». Спрашивают: «Ты на бульдозере рассекаешь?». Он говорит: «Я». Они говорят: «Халтура есть. Рыночек тут один раскатать. Ночью. По-тихому». Говорят: «Ты с мужиками поговори, кто на технике трудится — денег нормально дадим. С ментами все схвачено».

Д е н и с. И что Саныч?

А н т о н. Думает.

Д е н и с. А ты?

А н т о н. И я. Если нормально забашляют.

Д е н и с. Весело у вас. Ты соглашайся. Первый взнос на квартиру с балконом.

А н т о н. А что? Соглашусь. Не людей же давить — прилавки. Хотя это мелочовка все. Вот если бы эту пятиэтажку таджиками заселить, это да! Сто квартир. В каждую — человек по десять. По сотке с рыла. Это был бы люкс!

Д е н и с. Глобально мыслишь! Выдвигай свою кандидатуру, куда хочешь, мой голос твой.

А н т о н. Да ладно, это я так. Ты Саныча еще не слышал!

Д е н и с. Интересно у вас. Познакомь.

А н т о н. С кем?

Д е н и с. Да со всеми.

А н т о н. Ты что, с болта сорвался?

Д е н и с. Да нет. Скучно просто.

А н т о н. Ну ты даешь! Скучно!

Д е н и с. Познакомь, мне по приколу!

А н т о н. По приколу — это когда посуду мыть не надо! Отдыхай, Москва!

Антон разговаривает с Санычем. Подзывает Дениса.

С а н ы ч. Москвич?

Д е н и с. Коренной.

С а н ы ч. Вообще плохо. И хрен ли тебе тут надо, коренной?

Д е н и с. Профессию хочу новую освоить.

С а н ы ч. Двигай-ка ты на хрен, коренной.

А н т о н. Саныч, ты дослушай.

Д е н и с (достает из кармана деньги). Саныч, надо. Честное слово. Плачу по «штуке» в день.

С а н ы ч. Это ты у него живешь?

А н т о н. Ну!

С а н ы ч. Лапти мну! На подсобку его поставишь. Отвечаешь мне за него, усек?

Денис таскает кирпичи. Антон грузит ковшом строительный мусор. Денис месит раствор. Антон ковыряется в заглохшем экскаваторе. Денис сидит на мешке с цементом, курит. Антон подъезжает на экскаваторе.

А н т о н. Сдох, Москва?

Денис показывает ему средний палец.

Рабочие едят лапшу из одинаковых стаканчиков, поглядывают на Дениса. Перед ним стоит стаканчик с супом.

С а н ы ч. Что, Москва, не в жилу наша хавка?

Д е н и с. Нормально, я просто первое не очень

С а н ы ч. А второе у нас второго.

Д е н и с. Потерплю.

Один из рабочих протягивает Денису бутерброд с салом.

Р а б о ч и й. Накось, кусни.

Д е н и с. Спасибо.

Денис ест бутерброд, аккуратно складывает шкурки от сала на столе.

С а н ы ч. Шо ж ты за мужик,

если сало и то правильно есть на умеешь! Или кусалки слабоваты?

Рабочие смеются. В бытовку входит Антон. Кивает Денису, садится за стол.

Р а б о ч и й. Гляди, Антоха, как бы твой корешок ноги не протянул с голодухи! А то Саныча прославит: «Москвича заездил»!

А н т о н. Втянется!

Р а б о ч и й. Это игра, что ль, у тебя такая, а? Или проспорил кому? Я слыхал, у вас в Москве на спор богатенькие долбозвоны в бомжей наряжаются. Правда, нет?

Д е н и с. Бывает.

Р а б о ч и й. А ты, значит, так решил?

Д е н и с. Мне костюма не хватило.

А н т о н. Отстань ты от человека!

Р а б о ч и й. Погоди! Ну и как, нравится?

Д е н и с. Нет.

Р а б о ч и й (грохает кулаком по столу). А мы, твою мать, вам дома строим!

А н т о н. Ладно, хорош! Кому в лавку бежать?

С а н ы ч. Пусть Москва сбегает. Давайте деньги, мужики.

Рабочие лезут в карманы, кладут деньги на стол.

Д е н и с. Сегодня гуляем на мои. За первый рабочий день.

Рабочие переглядываются.

С а н ы ч. Валяй!

За столом Денис, Саныч, Антон. На столе остатки закуски, водка.

С а н ы ч (грохает кулаком по столу). Ты понимаешь?! Девять раз за две недели! Там уже весь околоток меня в лицо знает! И ржут, суки! Забирают — ржут и отпускают — ржут!

Д е н и с. А вы нам дома строите, да?

С а н ы ч. Строим. Дома строим, а Москвы не видели! Я бы, знаешь, что делал? Антоха вон знает, я бы...

А н т о н (перебивает). Хорош тебе, Саныч!

С а н ы ч. Тихо! Не хочешь слушать — чеши отсюда, а я Москве скажу! Я бы в каждый фундамент — бомбу! С часовым механизмом лет на пяток. Если ничего не изменится — рвать к едрене фене, в пыль!

Д е н и с. И людей не жалко?

С а н ы ч. Как не жалко? Жалко. Только себя жальчей.

Д е н и с. А что измениться должно?

С а н ы ч. Все. К лучшему.

Д е н и с. Слушай, Антох, а они знали, к кому обращаться! Ты чего решил насчет халтуры, Саныч?

С а н ы ч. Антоха трепанул? Решил, чего там. Поможем бритым этим, потом, глядишь, и до них доберемся.

А н т о н. Да ладно, от тебя дождешься!

Д е н и с. Страшный ты человек, Саныч! Террорист.

С а н ы ч. Не страшней вас!

А н т о н. У него и про террористов теория есть! И про мир во всем мире! Да, Саныч?

С а н ы ч. Есть. Могу изложить, если кому интересно.

А н т о н. Всё, всё! Хорош. Закругляться пора.

Д е н и с. Ты иди, а я дослушаю.

А н т о н. Ну лады, я пошел.

Д е н и с. Ключ возьми.

Денис достает ключ от квартиры, протягивает Антону. Антон подбрасывает ключ на ладони.

А н т о н. Люкс вообще! Ключ от квартиры, где свечи лежат! (Санычу.) Видал?

С а н ы ч. Двигай давай!

Антон прощается, уходит. Саныч разливает водку. Они с Денисом выпивают. Саныч стягивает со стола газету, отряхивает. Протягивает ее Денису.

С а н ы ч. Читай, где обведено...

Д е н и с. Досуг. Москвички. Выезд. Апартаменты.

С а н ы ч. Да где ручкой обведено!

Д е н и с. Магия черная и белая, магия вуду. Работа по фото, гарантия сто процентов. Потомственная колдунья, решение любых вопросов.

С а н ы ч (перебивает). Хорош! Понял?

Д е н и с. Что?

С а н ы ч. Работа по фото! Гарантия! Какая щас главная проблема? Терроризм!

Д е н и с. А я думал, что менты по девять раз за две недели...

С а н ы ч (перебивает). Ты слушай! Мы этой бабке потомственной не то что фото, мы ей запись телевизионную припрем. Американцы все этого бородатого козла ищут, а мы его отсюда! Разом! Народными методами! А потом объявить, что, мол, русские его дожали. Другим неповадно будет. Да и у нас тоже можно... пошуровать. А то по телевизору лялякают, а толку — чуть! Ну как?

Д е н и с (разливает водку). Супер. Тут и про приворот есть. Гарантия — сто процентов. Прикинь, Саныч, козла этого бородатого и президента американского приворожить. Будут друг друга любить в овальном кабинете. Саксофониста еще пригласить!

С а н ы ч (выпивает водку). Не, это не подействует.

Д е н и с (смеется). Ты что, серьезно? Нет, ты серьезно в это веришь?

С а н ы ч. А ты веришь, что меня за месяц девять раз ни за что в околоток загребли?! У нас бабка была на хуторе — кровь разом останавливала. Скотину лечила, а кое-кого и в землицу загнала. Давай, что ли, по заключительной.

Д е н и с. Ты до дома-то дойдешь?

С а н ы ч. Далеко идти не надо — соседняя бытовка.

В вагоне только Денис и смуглый парень в форменном комбинезоне и бейсболке с надписью «Курьер-пицца». На коленях парня лежит квадратная плоская сумка — на ней нарисована разрезанная пицца.

Денис достает из пакета почти полную бутылку водки, пьет прямо из горлышка. Поворачивается к парню.

Д е н и с. Дружище, а пицца вкусная у вас?

Парень не реагирует. Денис отпивает еще глоток, протягивает бутылку.

Д е н и с. На, накати!

Парень встает и отходит к дальним дверям вагона.

Д е н и с. Дружище, а пельмени есть у вас? Или только эта херня итальянская? Вот ты же не итальянец, а возишь итальянскую жратву. Почему, а? Или ты туда забодяжил чего-нибудь? Мышьячка там или этого... кураре!

Денис смеется. Встает, подходит к парню. Тот делает вид, что читает объявления на стекле: «Помощь в регистрации», «Отсрочка от армии». Денис, прищурив один глаз, тоже читает. Хлопает парня по плечу.

Д е н и с. Дружище, продай один кусок отравиться, а?

Денис тянется к сумке. Парень лезет в карман, выхватывает баллончик и брызгает в лицо Денису.

Д е н и с. Да ты что, дружище, я же бухой!

Поезд тормозит в туннеле.

На диване в вагоне — Денис и парень. Между ними лежит раскрытая коробка с остатками пиццы, сумка валяется на полу. Парень прикладывается к почти пустой бутылке.

Денис что-то рассказывает, они смеются.

На диване лежит пьяный разносчик пиццы. С трудом поднимается. Роется в карманах. Достает рекламные листовки и лепит на каждую дверь. Поезд подъезжает к станции. Парень, пошатываясь, выходит.

У подъезда стоит пьяный Денис. Задирает голову, громко кричит.

Д е н и с. Антонио, пицца!

На балкон выходит сонный Антон.

Д е н и с. Пицца, Антонио! Наисвежайшая, наивкуснейшая! Самурай, у нас спагетти есть?

А н т о н. Заходи давай!

Денис отдает честь и строевым шагом заходит в подъезд.

Денис лежит на софе в большой комнате. Смотрит в потолок. Антон храпит в соседней комнате.

Д е н и с. Самурай! Антох!

А н т о н (просыпается). Ну?

Д е н и с. А ты где научился дома ломать?

А н т о н. В яслях.

Д е н и с. Не, я серьезно!

А н т о н. Да легко это.

Д е н и с. Ломать не строить, да, самурай?

А н т о н. Самураи у японцев.

Д е н и с. А у хохлов кто?

А н т о н. Конь в вязаном манто! Отбой!

Д е н и с. А у тебя цель есть?

А н т о н. Отбой, говорю!

Антон пытается разбудить Дениса. Денис сонно мычит, отворачивается.

Д е н и с. Скажи Санычу, я отгул взял.

А н т о н. Может, уволился?

Д е н и с. Отгул.

Денис, с телефоном в руках, сидит на диване, уставившись в одну точку. Раздается стук в дверь. Денис подходит к двери, смотрит в глазок. Открывает дверь. На пороге стоит опустившийся пожилой мужчина лет шестидесяти пяти.

Д е н и с. Тебе кого, отец?

М у ж ч и н а. А я вчера иду мимо, гляжу — окошечко мерцает. Все черные, а одно мерцает. Вот зашел...

Д е н и с. Ну? Тебе кого надо-то? Тут не живет никто — сносят домик.

М у ж ч и н а. Четвертый подъезд, квартира 78. Колонтаев Михаил Ильич.

Д е н и с. Понял. Только это пятый подъезд. Квартира 97. А в четвертом нет никого — сносят дом, понимаешь?

М у ж ч и н а. А можно я там поживу чуть-чуть?

Д е н и с. Да где там?

Мужчина достает из кармана замусоленную бумажку с бледной печатью. Протягивает Денису. Денис читает.

Д е н и с. Так ты местный, что ли?

М у ж ч и н а. Мне бы пожить чуть-чуть...

Д е н и с. Живи. Только воды нет, газа нет, света нет. Туалет во дворе.

Мужчина кивает, с трудом начинает спускаться по лестнице. Денис заходит в квартиру, достает из комода охапку свечей. Бежит обратно. Нагоняет мужчину на лестничном пролете. Протягивает свечи и несколько купюр.

Д е н и с. Держи. На первое время. Не спали только нас.

Мужчина берет свечи и деньги, кивает и спускается по лестнице.

Антон учит Дениса управлять экскаватором.

Антон копается в движке. Денис сидит рядом, курит.

Денис на экскаваторе чуть не въезжает в одну из бытовок. Из нее выскакивают рабочие. Саныч что-то кричит и грозит кулаком.

По аллее идут Саныч, Антон и Денис. Денис показывает на МГУ, что-то объясняет.

Денис, Антон и Саныч стоят у гранитного парапета, перед ними открывается городской пейзаж. Множество новых высотных зданий, строящиеся высотки в окружении подъемных кранов. На смотровую подъезжают свадебные кортежи, автобусы с туристами. Лоточники торгуют матрешками, фуражками, шапками и прочим. Одна свадебная пара пускается в пляс под аккомпанемент гармониста.

Д е н и с. Ну как тебе, Саныч?

С а н ы ч. Дома печем, как пирожки. Разноцветные все. Хорошо тут — видно, что где строится. Прямо хоть на карте отмечай да на работу иди устраивайся! Мужикам надо сказать.

А н т о н. Хватит тебе о работе! Ты лучше вспомни, когда ты последний раз отдыхал, да еще на экскурсии.

С а н ы ч. А я помню. Двор перед околотком мели. Грузин, таджик и я.

Д е н и с. «Интернационал» пели?

С а н ы ч. Не догадались как-то. У них там радио на всю катушку — не перекричишь! И в домах вон тоже...

Д е н и с. Что в домах?

С а н ы ч. В домах, говорю, окошки эти пластмассовые тыкают — не доорешься.

Д е н и с. Зато тишина.

С а н ы ч. Тишина! Тишины ты не слышал! Был я в такой квартире — ну как в гробу! Не дай бог перед таким домом зимой навернуться — хоть до утра ори, хрен кто услышит!

А н т о н. Кто надо услышит! Летом метлой махал, зимой снежок покидаешь!

Все трое смеются.

А н т о н. Интересно, как они их потом ломать будут? Монолит ковшом не развалишь.

Д е н и с. А они их взрывать будут. А, Саныч?

С а н ы ч. Разберутся.

Д е н и с. Ну, куда теперь? На Поклонную или ВДНХ?

С а н ы ч. Давай не поедем больше никуда.

Д е н и с. Хочешь обидеть экскурсовода?

С а н ы ч. Так куда ехать, я уж увидел все.

Д е н и с. Тогда давай к нам, в гости.

С а н ы ч. Да можно.

Денис, Саныч и Антон сидят за столом, выпивают.

С а н ы ч. Тут ко мне опять эти подходили, ну, насчет рынка.

Д е н и с. Ну и что, уломали?

С а н ы ч. Да не, послал их к едрене-фене.

Д е н и с. А что так, мало предложили?

С а н ы ч. Не в том дело. У торгашей этих жизнь тоже не сахар.

Что я, не вижу? Вот вроде так и получается, что мы с ними в одной лодке.

А н т о н. Да ладно тебе, Саныч! Нашел кого жалеть, «урюков» этих. Скажи лучше, испугался.

С а н ы ч. Мне пугаться нечего, я пуганый!

А н т о н. Ага, пуганый! Я тебе сколько всего предлагал, а? Бабок сто раз могли срубить. В этой жизни рисковать нужно, понял?

С а н ы ч. Молодой ты еще, Ан-тоха!

А н т о н. Ну, завел песню! Да, молодой! И не хочу, как ты, понял?

Д е н и с. Антох, хорош!

А н т о н. А че он тут сопли раз-возит!

С а н ы ч. Пойду я.

Д е н и с. Да ладно тебе, посиди еще.

С а н ы ч. Пойду.

Он встает из-за стола. Выходит.

Во двор въезжает «газель». Из нее выходят четверо молодых ребят в одинаковых комбинезонах и бейсболках. Вытаскивают из машин снаряжение для высотных работ, несколько толстых пластиковых рулонов.

Во двор входят Денис и Антон. На фасаде дома висит большая рекламная растяжка. На растяжке нарисована загорелая блондинка в шезлонге, расположившаяся в тени пальмы. Рядом стоит «Ламборджини». Все это на фоне морского заката. Крупными буквами написано: «Застрахуй эту жизнь!» и номер телефона. А н т о н. Тебя сносить передумали!

Д е н и с. Нехватка рекламных площадей. Снесут.

А н т о н. А на фига они это тут повесили, с дороги не видно никому.

Д е н и с. Кому надо — увидят. Нам сверху видно все, ты так и знай!

А н т о н. Ничего соска, да?

Д е н и с. Телефончик запиши.

А н т о н. Чей?

Д е н и с. Запиши, запиши. Позвонишь как-нибудь, попросишь соединить с клиентским отделом. Спросишь Орлова Дениса.

Поболтаем.

Денис и Антон завтракают в большой комнате. Раздается стук в дверь.

А н т о н. Стучат.

Д е н и с. Слышу. Слушай, а что несоленое все такое?

В дверь начинают долбить.

А н т о н. Я пойду гляну.

Д е н и с. Глянь. Если там дятел в погонах — не открывай.

Антон идет в коридор, смотрит в дверной глазок. Возвращается в комнату.

А н т о н. Там подруга какая-то.

Д е н и с. Здорово.

А н т о н. Открывать?

Д е н и с. Конечно.

Антон идет открывать дверь.

В комнату входит Лена. Из-за ее спины выглядывает Антон.

Д е н и с. Привет.

Л е н а. Привет. (Антону.) Вы долго будете топтаться у меня за спиной?

Антон уходит на кухню. Закрывает за собой дверь.

Д е н и с. Проходи.

Лена садится за стол. Отодвигает от себя пустую тарелку.

Д е н и с. А ты чего в такую рань?

Л е н а. Не спится.

Д е н и с. Понятно. Есть хочешь?

Л е н а. Нет.

Д е н и с. Ясно. Не спится, не естся, не пьется. Слушай, может, ты заболела?

Л е н а. Кто это?

Д е н и с. Экскаваторщик. Хохлятско-китайский шпион. Подпольная кличка — Антон.

Л е н а. Забавно. Денис, а какой сегодня день?

Д е н и с. Рабочий.

Л е н а. Это ты заболел, Денис. Сегодня твой день рождения. Поздравляю.

Д е н и с. Спасибо. Забыл, Лен. Представляешь, забыл!

Л е н а. Представляю. И на кладбище ты, конечно, тоже не был.

Д е н и с. Собирался.

Л е н а. А девять дней было позавчера. Я тебе звонила, но телефон отключен.

Д е н и с. Схожу. Сегодня.

Л е н а. Ты возвращаться думаешь?

Д е н и с. Да.

Л е н а. Когда?

Д е н и с. Не знаю. Антоху тут одного не кину, сама понимаешь.

Л е н а. Понимаю.

Д е н и с. А как там папа? Все чахнет над златом?

Л е н а. Передает тебе привет.

Д е н и с. Спасибо. Слушай, приходи к нам сегодня, отметим.

Л е н а. А я приглашена?

Д е н и с. Да. Если тебя, конечно, ничего не смущает.

Л е н а. Я подумаю.

Лена достает из сумочки магнитный ключ, паспорт. Кладет на стол.

Л е н а. Ладно, я пошла. Не провожай, там открыто.

Лена встает и выходит из комнаты. Хлопает входная дверь.

Из кухни выходит Антон.

А н т о н. Это и есть «мы»?

Д е н и с. Догадливый.

А н т о н. С гонором подруга, да?

Д е н и с. Есть в кого.

А н т о н. В мать?

Д е н и с. Если бы. Папа у нее... умный очень. Кроме бабок своих больше не видит ничего, но хлебом не корми, дай наставить кого-нибудь на путь истинный.

А н т о н. Усек. А у нее подруги есть?

Д е н и с. Она сегодня вечером придет, сам спросишь.

А н т о н. А чё вечером?

Д е н и с. День рождения у меня сегодня, гуляем.

А н т о н. Чё, серьезно? А чё молчал-то? Поздравляю, Москва! С меня подарок.

Д е н и с. Да ладно. Ты лучше Санычу скажи, что не будет меня сегодня. И пригласи его.

А н т о н. Да понял, понял, скажу. Только он не пойдет. Что, я его не знаю?

Д е н и с. Ты скажи, а там пусть решает.

А н т о н. Скажу.

Денис с букетом гвоздик выходит из здания администрации кладбища. Сбоку двери висит табличка «Прейскурант».

Денис сидит около могильного холмика.

Д е н и с. Ба, а я твои свечи жгу. Ну те, которые у тебя в комоде лежат. Света нет — сносят вас все-таки. А пока не снесли — живу у тебя. Полы не мою — воды тоже нет, да вроде чисто пока. Товарища тут одного приютил, он бы тебе понравился — трудовая косточка, не то что некоторые. Вообще, нормально все.

Денис идет по узкой кладбищенской дорожке. Его внимание привлекают несколько тонированных микроавтобусов, возле которых толпятся строго одетые мужчины и женщины, чуть в стороне стоят оператор с камерой и девушка с микрофоном. Денис идет мимо. От толпы отходит мужчина в костюме — это «Черный». Замечает Дениса.

«Ч е р н ы й». Эй, парень!

Денис оборачивается. Подходит.

«Ч е р н ы й». Ты что тут делаешь? А, помню, помню. Бабушка, да?

Д е н и с. А у вас что случилось?

«Ч е р н ы й». Места купили с ребятами.

Д е н и с (кивает на оператора). А эти зачем?

«Ч е р н ы й». У меня друг контору открыл — гробы шлепает навороченные. Герметичные, экологичные. Сегодня закопали парочку. С датчиками. Кстати, на моем месте! Через год откопают — проверят.

Д е н и с. А остальные за компанию пришли?

«Ч е р н ы й». Вроде того. Тут из префектуры, из налоговой, СЭС. Их по телефону не достанешь! А тут слетелись — эксперимент! Пойдем вискаря выпьем?

Д е н и с. Нет, спасибо. Тороплюсь.

«Ч е р н ы й». Ну, давай, торопись.

Денис уходит.

«Ч е р н ы й» (кричит). Как там, сортир не сперли?

Денис с пакетами в руках покупает коробку салюта.

Антон с Денисом на кухне раскладывают нарезку по тарелкам, режут овощи.

Д е н и с. Знаешь, сколько стоит выкопать одну могилу?

А н т о н. Чего?

Д е н и с. Того. Можно неплохие бабки замутить. Взять где-нибудь в области пустырь в аренду лет на сто, кинуть «объяву», ну что-то вроде: «Копка братских могил для неимущих. Недорого». Народ потянется. Купишь себе личный экскаватор.

А н т о н. А я тут при чем?

Д е н и с. А у тебя опыт.

А н т о н. А чё? У меня тетка шикарные венки делает, к ней даже из Киева приезжают.

Д е н и с. Вот! Семейный подряд устроите.

А н т о н. Люкс!

Д е н и с. Ты давай тут заканчивай, а я за шампанским в магазин сгоняю.

А н т о н. Давай!

В большой комнате накрыт стол. Антон сидит за столом, слушает плеер.

Раздается стук в дверь.

А н т о н. Открыто, Москва!

Стук повторяется. Антон встает, идет в коридор. Смотрит в глазок, открывает дверь.

На пороге стоит Михаил Ильич.

А н т о н. Ты тут чё забыл, старый?

М и х а и л И л ь и ч (тихо). Голова болит очень... таблетку бы мне какую.

А н т о н. Тут тебе что, аптека? Пей меньше, голова болеть не будет. Давай двигай отсюда, усек?

Антон закрывает дверь, идет в комнату, садится за стол.

В дверь стучат.

А н т о н. Ну, дед, ты достал!

Он идет в коридор, рывком распахивает дверь. На пороге стоит Лена.

А н т о н. О, привет! А я думал, что этот.

Л е н а. Здравствуйте. А «этот» спускается вниз. Денис дома?

А н т о н. Скоро должен быть. Проходи.

Лена входит. Антон закрывает дверь. Вместе они проходят в комнату.

А н т о н. Ты садись.

Л е н а. Разве мы с вами на «ты»?

А н т о н. А я на «вы» только начальство называю.

Л е н а. Оригинально.

Лена присаживается за стол. Антон садится напротив.

А н т о н. Выглядишь — люкс!

Л е н а. Спасибо. Ты тоже.

А н т о н. Давай выпьем?

Л е н а. Вот так сразу?

А н т о н. А что, за знакомство!

Л е н а. Давай все-таки дождемся Дениса.

А н т о н. Давай. А вы давно знакомы?

Л е н а. Давно. А вы?

А н т о н. А мы недавно! Ну, Москва, такую девушку прятал!

Л е н а. Если это комплимент, то довольно неуклюжий.

А н т о н. Да нет, это я так, не обижайся. Странно просто.

Л е н а. Что странно?

А н т о н. Странно, что он здесь, а не с тобой.

Л е н а. Я тоже удивляюсь.

Денис с пакетом в руках торопливо заходит в подъезд.

За накрытым столом сидят Денис, Лена и Антон.

Антон поднимает наполненный бокал.

А н т о н. С днюхой, Москва!

Л е н а. Поздравляю, Денис!

Д е н и с. Спасибо!

Они чокаются, выпивают.

Л е н а. Денис, поставь какую-нибудь музыку.

Д е н и с. По техническим причинам это невозможно. Могу спеть.

Л е н а. Не надо. Антон, а что ты слушаешь?

Д е н и с. Он учит китайский.

Л е н а. Супер! А зачем?

Д е н и с. Действительно, зачем, самурай?

А н т о н. Просто.

Д е н и с. Торговаться удобнее.

Л е н а. С кем?

Д е н и с. А он, Лен, одевается

в бутике «Черкизово». Не слышала? Там персонал экзотический.

Л е н а. Забавно. А какие еще у тебя интересы?

А н т о н. Вот думаем свое дело открыть. Да, Денис?

Л е н а. С кем, с Денисом?

Д е н и с. Антох, хорош!

А н т о н. А что?

Л е н а. Любопытно. И какое дело?

Д е н и с. Самурай, молчи.

Л е н а. Говори, Антон, я разрешаю.

А н т о н. Кладбище хотим свое открыть за городом. Большое.

Л е н а. Что, прости?

А н т о н. Ну, кладбище. А чё? Знаешь, сколько сейчас стоит выкопать одну могилу? Да еще и с местами напряг.

Д е н и с. Да, самурай... тебя сегодня что, ковшом задело? Такой большой, а в сказки веришь! Вот такие фантазии бродят в умах рабоче-крестьянской молодежи, Лен!

Л е н а. Подожди ты, Денис. Антон, это, конечно, немного странно, но... Послушай, тебя надо познакомить с моим папой. Он любит все необычное.

Д е н и с. Это точно. И давайте в конце концов выпьем.

Все трое поднимают бокалы.

Лена и Денис курят.

Л е н а. Он правда тракторист?

Д е н и с. Экскаваторщик. А что, не похож?

Л е н а. Бойкий мальчик. Как ты с ним познакомился?

Д е н и с. Случайно. Ты поговори с папой, может, пристроит его куда — «водилой» или в охрану.

Л е н а. Ты лучше о себе подумай. О нас.

Д е н и с. А я думаю.

Л е н а. Что-то незаметно.

У Лены звонит телефон.

Л е н а. Алло. Да, привет, пап.

Д е н и с. Я к Антохе пойду, что-то он заскучал.

Лена кивает.

Из подъезда выходит Лена, за ней Денис с коробкой салюта и Антон с бутылкой шампанского. Все трое слегка пьяны. Денис отходит в сторону, ставит салют на землю, поджигает фитиль. Бегом возвращается к Антону и Лене.

Д е н и с. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Пуск!

С салютом ничего не происходит.

Л е н а. Ну и?

Д е н и с. Китайский ширпотреб. Да, самурай?

А н т о н. Разберемся!

Антон подходит, вновь поджигает фитиль. Отходит в сторону. Раздается шипение, и в небе вспыхивает салют.

Антон с Денисом кричат: «Ура!» Лена хлопает в ладоши. Замечает слабый свет в окне пятого этажа.

Л е н а. Мальчики, а вы уверены, что здесь никто не живет, кроме вас?

А н т о н. А что?

Л е н а. Да вроде свет в окне.

Д е н и с. Где?

Лена указывает рукой на окна пятого этажа.

А н т о н. Точно. Бомжует кто-то.

Д е н и с. Не, не угадал. Это дед один, я его знаю.

А н т о н. Маленький, седой, да?

Д е н и с. Точно!

А н т о н. Так он заходил сегодня.

Д е н и с. И что хотел?

А н т о н. А чё они все хотят? На бутылку сшибал, наверное. Голова, говорит, болит.

Д е н и с. Слушайте, надо ему налить! За день рождения. Давайте зайдем, а?

Л е н а. Денис, прекрати. Я никуда не пойду.

Д е н и с. Почему?

Л е н а. Потому.

Д е н и с. Антоха?

А н т о н. Правда, ну его на хрен, этого деда.

Д е н и с. А я пойду. Один. Антох, дай шампанское.

А н т о н. Да хорош, Москва!

Д е н и с. Давай.

Антон отдает бутылку Денису. Денис идет к соседнему подъезду.

Л е н а. Денис!

А н т о н. Я тоже пойду поднимусь. Хрен знает, что там.

Л е н а. Как мне все это надоело. Ну пойдем, пойдем все — неизвестно зачем, неизвестно куда.

А н т о н. Москва, подожди!

В комнате нет мебели. В углу на матрасе, в застывшей позе лежит Михаил Ильич. На газете — остатки еды. Горят несколько свечей. Рядом стоят Денис, Антон и Лена.

Д е н и с. Надо «скорую» вызвать.

А н т о н. Да какую «скорую», он того. Нужно валить отсюда, Москва!

Д е н и с. А его, что, здесь оставить?

А н т о н. Нет, с собой взять.

Тебе что, проблемы нужны?

Л е н а. Пойдемте, я здесь больше не могу!

Д е н и с. Лен, дай телефон.

А н т о н. Да какой телефон, Москва! Ты что, не сечешь?! Короче, я сваливаю. Вы идете?

Л е н а. Идем.

Д е н и с. Дай мне телефон и иди.

Л е н а. А ты не указывай мне, что делать, понятно! Вечно у тебя какие-то идиотские закидоны! День рождения и тот превратил черт знает во что! Зачем ты нас сюда притащил — полюбоваться на мертвого старика?

Д е н и с. Замолчи, Лен.

В комнату с фонарем и пистолетом в руках входит участковый.

У ч а с т к о в ы й. Руки в гору, молодые люди.

Около подъезда стоит «скорая» и милицейская «шестерка». Лена говорит по телефону. Антон и Денис стоят в стороне.

А н т о н. Ну что, хорошо погуляли, Москва?

Д е н и с. Будет еще время, погуляем.

А н т о н. А это у кого как! Из-за какого-то бомжары!

Д е н и с. Что ты сказал?

А н т о н. Что слышал.

Подходит участковый.

У ч а с т к о в ы й. Я тебе говорил — не таскай сюда никого?

А ты тут что развел? Один без регистрации, другая истерики закатывает, третий вообще дуба дал. Что молчишь?

Д е н и с. А что мне — спеть?

У ч а с т к о в ы й. Будет надо — споешь. (Антону.) Ну что, лимита, отработался? Скоро домой поедешь!

Участковый хлопает Антона по плечу. Антон секунду смотрит на участкового, отталкивает его. Бежит по двору. За ним бросается участковый, догоняет, сбивает с ног. Завязывается драка.

Дверь открывается, выходят Лена и Денис.

Л е н а. И куда теперь?

Д е н и с. Домой.

Л е н а. Куда домой?

Д е н и с. Я — к себе.

Денис поворачивается и уходит. Лена смотрит ему вслед. В глазах у нее появляются слезы.

За столом сидят Денис и Саныч.

Д е н и с. Надо только все быстро решать, три дня, не больше. Они ему нападение навесить хотят.

С а н ы ч. Да где же я такие деньги возьму?

Денис достает измятую пачку купюр, кладет на стол.

Д е н и с. У меня сейчас больше нет, последние с карты снял. Ты с мужиками поговори, может, подкинут.

С а н ы ч. Да они-то подкинут, только у нас до зарплаты еще ого-го! Ладно, будем думать.

Д е н и с. Я тоже покручусь.

Саныч в кабине бульдозера. Поворачивает ключ в замке зажигания. Бульдозер с ревом заводится.

За столами сидят сотрудники, работают на компьютерах, отвечают на телефонные звонки.

Входит Денис, идет на свое рабочее место.

Молодой человек лет двадцати пяти отрывает взгляд от монитора, замечает Дениса.

М о л о д о й ч е л о в е к. Как отдохнул, Дэн?

Д е н и с. Нормально.

М о л о д о й ч е л о в е к. А чего загорел так плохо?

Д е н и с. С погодой не повезло. У тебя денег занять можно?

Из здания выходят Лена и Антон, подходят к красному «Пежо». Лена щелкает сигнализацией. Садятся в машину и уезжают.

Лена сосредоточенно смотрит на дорогу, обгоняет впереди идущие машины. Изредка кидает взгляд на сидящего рядом Антона.

А н т о н. Водишь — люкс.

Лена молчит, включает радио.

А н т о н. Так я не понял, куда мы едем?

Л е н а. Не мы, а ты. На стройку свою дорогу сможешь показать?

А н т о н. Смогу. Только мне бы помыться где.

Л е н а. Может, тебя еще в сауну отвезти и спинку потереть?

А н т о н. Да нет, обойдусь. Останови, я выйду.

Л е н а. Когда тебя из милиции вытаскивала — молчал. А что сейчас разговорился?

А н т о н. Останови машину.

Лена прибавляет громкости на магнитоле.

Антон открывает пассажирскую дверь. В салон машины врывается ветер и шум шоссе.

Л е н а. Закрой дверь, сумасшедший!

Антон не реагирует. Проносящиеся мимо машины сигналят. Лена снижает скорость, прижимается

к обочине, останавливается. Антон закрывает дверь.

Л е н а. У тебя как с головой?

А н т о н. Испугалась?

Лена достает сигареты, закуривает.

А н т о н. Дай сигарету.

Л е н а. Обойдешься.

А н т о н. Испугалась.

Л е н а. За машину. Идиот несчастный!

А н т о н. А вот это мимо! Жил в московской квартире, дал московскому менту по морде, из милиции спасла московская деваха, да еще и до работы подвозит. Вот еще помыться — и будет люкс!

Л е н а. Наглость — второе счастье.

А н т о н. А тебе чё — горячей воды жалко?

Ванная комната. Антон в банном халате развешивает свои мокрые вещи на полотенцесушителе. Раздается стук в дверь.

Г о л о с Л е н ы (из-за двери). Ты что там застрял?

А н т о н. Заходи, открыто.

В ванную комнату входит Лена. Изумленно смотрит на Антона, на развешанные вещи.

Л е н а. Ты обалдел, Антон? Мы так не договаривались, это тебе не прачечная!

А н т о н. А что, мне грязные шмотки на себя напяливать?

Л е н а. Повесь халат на место и выметайся отсюда со всеми своими шмотками!

А н т о н. Лады.

Антон снимает с себя халат. Под ним ничего нет. Вешает халат на вешалку. Лена смотрит на Антона. Краснеет.

А н т о н. Да ладно тебе, ты что, голого мужика не видела? Или мы с Денисом сильно отличаемся?

Лена дает Антону пощечину. Он ловит ее руку, притягивает Лену к себе. Она сначала пытается его оттолкнуть, но он прижимает ее, начинает целовать. Она поддается на его ласки.

Лена и Антон лежат в постели.

А н т о н. Жалеешь?

Л е н а. Не знаю.

А н т о н. Шмотки к утру высохнут, и я уйду.

Л е н а. Давай спать.

Лена отворачивается к стене.

Дмитрий Сергеевич сидит за массивным столом, перебирает бумаги. Входит секретарша.

С е к р е т а р ш а. Дмитрий Сергеевич, к вам молодой человек.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Пусть войдет.

В кабинет входит Антон.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Если не ошибаюсь, Антон? Проходи, садись.

За столиком сидят Лена и ее отец. Ужинают.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Ну, какие новости, рассказывай.

Л е н а. Да никаких, па.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Совсем?

Л е н а. А какие должны быть?

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Ты молодая, у тебя каждый день должен быть наполнен тысячами новостей. Да, ко мне тут приходил этот парень, Антон. Ты знаешь, любопытный фрукт. И идейки у него есть любопытные, есть над чем подумать.

Л е н а. Одну я уже слышала.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. И какую?

Л е н а. Не за столом, пап.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Если я правильно понял, речь идет об оказании ритуальных услуг?

Л е н а. Ну, пап! Я же просила, не за столом.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Все-все, не буду. Хотя, там есть рациональное зерно. Надо только все поточнее просчитать. Да-а, парень любопытный! И ты знаешь, даже чем-то напомнил меня.

Л е н а. Тебя?

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. А чему ты так удивляешься? Когда я приехал в Москву, у меня, как и у него, не было ничего, кроме огромного желания жить и добиваться цели. И в нем это есть. Молодая кровь, острые зубы, я ему даже немного завидую. У него все впереди, и он далеко может пойти, понимаешь?

Л е н а. Понимаю!

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Вот-вот, обрати внимание.

Л е н а. Пап!

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. А что я такого сказал? Это совет, тем более что ты сама попросила меня, чтобы я с ним встретился.

Л е н а. Пап, давай сменим тему.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Как скажешь!

У Дмитрия Сергеевича звонит телефон.

Д м и т р и й С е р г е е в и ч. Извини. Алло. Да, приветствую. Есть кое-что.

Денис идет к бытовкам.

В бытовке переодевается рабочий. Входит Денис.

Д е н и с. Ты Саныча не видел?

Рабочий молча продолжает переодеваться.

Д е н и с. Саныч где?

Р а б о ч и й. Тебя кто сюда звал?

Д е н и с. Говорю, мне Саныч нужен. Я денег принес.

Р а б о ч и й. Да ну? Тогда ты адресом ошибся.

Д е н и с. Не понял.

Р а б о ч и й. Для тупых объясняю. Саныча сегодня ночью загребли — рынок разнес, людей покалечил. Теперь тюрьма ему.

Денис садится на лавку.

Р а б о ч и й. Вот так бывает! Хотел сыну помочь, да сам влип.

Д е н и с. Какому сыну?

Р а б о ч и й. Антохе, какому! Ну, ты даешь, Москва!

Денис стоит в дежурной части. Подходит милиционер.

М и л и ц и о н е р. Пойдем выйдем.

У входа стоят Денис и милиционер, курят.

М и л и ц и о н е р. Да я серьезно тебе говорю — прикатила какая-то фифа и все решили. Строго по прейскуранту.

Д е н и с. Какая фифа?

М и л и ц и о н е р. А я знаю, какая? На красном «Пежо».

Денис быстро идет по людному проспекту, на ходу набирая номер на телефоне.

В большой комнате Лена и Антон собирают вещи. У Лены звонит мобильный телефон.

Л е н а. Алло. Да, привет! Секундочку подожди.

Лена выходит из комнаты. Антон продолжает складывать вещи в сумку, смотрит телевизор. Идет выпуск криминальной хроники.

Ж у р н а л и с т. Как нам стало известно, все это произошло в минувший четверг.

Лена в ванной комнате.

Л е н а (понижая голос.) Да, у меня. А что ты хочешь услышать, Денис?

Антон в комнате напряженно смотрит на экран, делает звук тише.

Ж у р н а л и с т. ... и нелегально работавший на одной из многочисленных московских строек. По всей видимости, он будет депортирован на родину, где над ним и состоится суд...

Лена в ванной комнате, смотря на себя в зеркало, продолжает говорить.

Л е н а. Я так решила. Так будет лучше всем. Какой отец, куда попал, что ты городишь? Нет, он не хочет с тобой разговаривать.

Посередине проспекта стоит Денис с прижатой к уху телефонной трубкой.

Д е н и с (кричит). Да это отец его, понимаешь?

Прохожие удивленно оборачиваются.

Антон в комнате стоит перед телевизором, продолжает напряженно слушать журналиста.

Ж у р н а л и с т. По непроверенной пока информации в Москве находится и его сын — Антон Глушко. Мы будем следить за...

В комнату входит Лена. Антон переключает канал.

Л е н а. Ну, ты что, заснул? У нас самолет через три часа. Собирайся.

Антон молчит, сжимает в руке пульт от телевизора.

Л е н а. Антон, да что с тобой?

Антон поворачивается к Лене.

А н т о н. Да что-то телик барахлит.

Л е н а. Он на гарантии.

А н т о н. А кто звонил?

Л е н а. Да подруга. Ты не о том думаешь, на самолет опоздаем.

А н т о н. Не опоздаем. Я готов!

На месте хрущевки стоит новый дом. У подъезда «газель», грузчики выгружают мебель.

Полупустая комната. Денис складывает в дорожную сумку продукты, сверху кладет теплый свитер, шарф.

Денис идет по перрону вдоль состава. Останавливается перед вагоном, предъявляет билеты проводнице. Заходит в вагон.

По коридору в сопровождении надзирателя идет Саныч.

Денис стоит перед маленьким зарешеченным окном. Открывается дверь, входит Саныч. Останавливается. Денис оборачивается.

Д е н и с. Здорово, Саныч! А я тебе вещи теплые привез.

Александр Русаков родился в 1979 году в Москве. В 2008 году окончил ВГИК (мастерская В. Ежова, Р. Ибрагимбекова, И. Гринько, Н. Готовцевой). Публикуемый сценарий — дипломная работа.

Kinoart Weekly. Выпуск двадцатый

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск двадцатый

Наталья Серебрякова

10 событий с 12 по 19 сентября 2014 года. Байк из «Беспечного ездока» на аукционе; киномузыка Нормана Макларена; постеры Ханса Хиллманна; байопик пианиста на наркотиках; возвращение Борна; Рэдклифф сыграет инженера моста; Франко экранизирует Паланика; Боно и Лиам Нисон пишут сценарий; трейлеры Рейтмена, Грина, Добкина.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Новости

В Вологде победил «Натюрморт» Уберто Пазолини

09.07.2014

8 июля в Вологде завершился 5-й международный фестиваль молодого европейского кино VOICES (название расшифровывается как Vologda Independent Cinema from European Screens).