Ненависть от Страхов

Нацизм подпитывается в настоящее время ксенофобией, поразившей российское общество. Лозунг «Россия для русских!» поддерживается, по данным Левада-Центра, большинством россиян. Ксенофобские настроения не являются уделом одних маргиналов и распространены, что и фиксирует фильм «Россия 88», практически во всех слоях российского общества.

Конечно, ксенофобии проецируются в первую очередь на представителей мигрантских меньшинств. И здесь фильм Павла Бардина не грешит против реалий: ключевой вопрос, задаваемый главным героем: «Как вы относитесь к мигрантам?»

«Россия 88»
«Россия 88»

Увы, в 2000-х на смену достаточно толерантной молодежи конца 1980-1990-х годов приходят другие когорты, социализировавшиеся в другом, более ксенофобском социальном контексте. Они солидарны с самыми жесткими мерами по отношению к мигрантам и меньшинствам («можно применить и жесткие методы»). В массовом обследовании молодежи, проведенном пару лет назад, на вопрос: «как следовало бы поступить с незаконными мигрантами?», 22 процента респондентов ответили, что их следовало бы «ликвидировать», 21 процент — «изолировать от общества».

Было бы упрощением объяснять рост ксенофобии возросшим масштабом миграции, конкуренцией с вновь прибывшими за ресурсы социокультурным шоком. Причины распространенности ксенофобии глубже.

Огромную роль играет специфика нашего социального обустройства. Во-первых, в российском обществе сейчас отсутствует вера в себя, в других людей, в совместно построенные институты. Люди доверяют лишь своему ближайшему окружению — семье, родственникам, друзьям. Агрессия по отношению к «чужим» становится естественной реакцией на бессилие личности и социальной группы.

защита женщин

Во-вторых, наше общество по-прежнему живет с мобилизационным со-знанием. С непреходящими поисками врагов, внутренних и внешних («против кого дружить будем?»).

В-третьих, присутствует традиция насилия. Государственного, противостоящего всяким потугам организации институтов гражданского общества. Культивируемого практически всеми обстоятельствами жизни, а также самой элитой. Вспомним, что лозунг «Если враг не сдается, его уничтожают» сформулировал великий гуманист — Максим Горький. Не будем забывать и о насилии в семье, имеющем большую традицию.

Дух конфронтации пронизывает все общественные дискуссии в России, а понятия «ненасилие», «терпимость», «компромисс» имеют явную негативную коннотацию.

Осуждение ксенофобии, как правило, идет лишь с этической позиции. Но пора понять: такой тип сознания еще и не прагматичен. Он растаскивает общество по этническим клеткам, угрожает самой российской государственно-сти. Сегрегированное общество лишено будущего.

Каналы распространения ненависти к «чужим» известны: массмедиа, выступления публичных политиков, массовая культура, особенно молодежная субкультура, отдельные представители интеллектуалов. Кажущийся вывод: достаточно их перекрыть, ввести элементы если не пресловутой политкорректности, то элементарной чистоплотности, прекратить разглагольствования об «аккуратном национализме». Увы, этого совсем недостаточно.

Есть три фундаментальные проблемы. Во-первых, отсутствие общезначимого стратегического выбора для страны. Имеются альтернативные взгляды на будущее России. Согласно одной точке зрения, исходя из демографических, экономических, геополитических вызовов, мы обречены на приток иммигрантов. Другая гласит: наши перспективы — в последовательной и настойчивой ориентации на русско-православное культурное ядро, в жестком ограничении иммиграции.

Во-вторых, в России нет институтов, которые не на словах, а на деле боролись бы с ксенофобией. В США в свое время решающий вклад в борьбу с расовой сегрегацией внесли четыре таких института: Верховный суд, армия, спорт и шоу-бизнес. А у нас? Системы, призванные преодолевать проблемы, превратились в системы, их порождающие.

В-третьих, отсутствуют инструменты, которые согласовывали бы интересы разных социальных и политических групп. Ксенофобия — ненависть от страхов. Даже если бы эти страхи были надуманы, они становятся социально значимой проблемой, так как воспринимаются таковой общественным мнением. Если в обществе — хотим мы того или не хотим — доминируют подобные настроения, они должны быть услышаны. Но для этого они должны быть артикулированы. И это будет проблемой для героев фильма «Россия 88»: вступая в контакт с обществом, они обречены на выход за пределы своего птичьего-матерного языка. («Не говорят так». — «А как говорят?»)

Необходим подлинный, а не имитационный диалог. Когда отсутствуют переговорные площадки и нет механизмов, учитывающих интересы различных групп, общество обречено на то, что дискурс подворотни — не артикулированный, не подвергаемый критике и обструкции — будет присутствовать везде. В этом случае ксенофобия, как и сегодня, будет не только существенным продуктом, но и инструментом функционирования российского общества.

Пережить темные века. «О, интернет! Грезы цифрового мира», режиссер Вернер Херцог

Блоги

Пережить темные века. «О, интернет! Грезы цифрового мира», режиссер Вернер Херцог

Нина Цыркун

«Мир станет другим. Смотри» – это слоган VI Международного фестиваля кино о науке и технологиях 360°, который проводится московским Политехническим музеем совместно с компанией Beat Films. О фильме открытия – документальной ленте Вернера Херцога «О, интернет! Грезы цифрового мира», конце октября выходящей в российский прокат, – Нина Цыркун.

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.

Новости

В конкурсе «Неделя критики» приз получил режиссер из России

24.05.2013

Кинорежиссер из Санкт-Петербурга Дарья Белова, чей фильм «Иди и играй» (Komm und Spiel), участвовал каннской в программе «Недели критики», получила приз «Открытие». Черно-белый 30-минутный Komm und Spiel снят в рамках обучения Беловой в берлинской Немецкой кино- и телеакадемии (Deutsche Film- und Fernsehakademie Berlin или dffb) и посвящен Второй мировой войне. Главный герой — десятилетний русский мальчик. Бюджет фильма, по словам режиссера в интервью газете «Известия» составил 15 тысяч евро. Половина этой суммы была потрачена на 16-миллиметровую пленку. Актеры фильма работали бесплатно.