Юра Дегтярев: «Мы ‒ нишевые революционеры»

Сначала это были просто маленькие окошки. В каждом — отрывок, огрызок, какой-то бессмысленный фрагмент любительской видеохроники, какие-то мальчики, девочки, гогот за кадром, изображение плохого качества. Иногда попадался телемусор: огрызки передач, старые видеоклипы. Потом я стал присматриваться.

И начал замечать форматы, жанры, авторов, чьи новые ролики ждешь с нетерпением. Например, есть спецы по «видеожабам»: это когда при помощи фотошопа искажают известные кадры или персонажи, подрисовывая немыслимые детали (Виктор Янукович дерется как каратист с траурным венком; Зинедин Зидан протыкает насквозь головой футболиста Марко Матерацци), — по сути, это современные видеокарикатуры. Есть непревзойденные мастера снимать в жанре «жесть» — уличные мордобои, последствия аварий — короче все, от чего волосы дыбом. Есть влогеры (образовано от соединения слов «видео» и «блогер») — они раз в неделю выкладывают свои прикольные монологи на злобу дня, сверля взглядом видеокамеру. Очень скоро я обнаружил, что трачу на просмотр этих «маленьких окошек» по два часа в день! И даже больше! И главное — полностью пропало желание смотреть телевизор! Вообще! Все самые смешные шутки — в инете! Самые свежие новости — в инете! Полезные советы — в инете! ТНТ, НТВ, BBC, Euronews, Кремль, Медведев — все в инете: отжаты, ужаты, лаконичны. Раньше мы щелкали кнопками телеканалов и «монтировали» эпизоды своего «фильма» (сеанса просмотра телевизора), теперь мы щелкаем по маленьким окошкам сайта и монтируем сцены, даже кадры этого самого «фильма»! Осознав все это, я тут же обзавелся своим влогом и постарался подружиться со всеми, кто рулит видеопроцессом в Рунете! Один из них — Юра Дегтярев, руководитель студии My Duck's Vision, он же — главный редактор самого крупного российского видеохостинга — RuTube.ru.

Олег Сироткин




Олег Сироткин. Я поделил свое интервью на три темы: о RuTube, об Интернете, кино и телевидении вообще и о My Duck's Vision1. Скажи, как долог твой день на работе? Ты приезжаешь в офис, садишься, смотришь выложенные ролики — как это происходит?

Юра Дегтярев. Смотрю ролики, которые появляются за время, пока я не в Интернете — это достаточно короткий период времени, когда я сплю. Те, которые, как мне кажется, станут трендовыми в будущем, выкладываю на всеобщее обозрение в раздел «Выбор редакции».

О.Сироткин. Потом происходит совещание, вы обсуждаете ролики или нет?

Ю.Дегтярев. Мы оцениваем просмотры, наблюдаем за тем, как ролики расходятся по другим развлекательным ресурсам России. Очень часто бывает, что популярный на Западе ролик остается непонятым в России и наоборот.

О.Сироткин. RuTube — это большая команда людей?

Ю.Дегтярев. Двадцать-тридцать человек.

О.Сироткин. А много модераторов на сайте?

Ю.Дегтярев. Больше десяти. Мы сейчас прикручиваем к сайту систему-робот, которая заменила нам сорок модераторов. Сейчас вообще у видеохостингов наблюдается тенденция перехода на автоматизированное модерирование. Тех, кто делает стопроцентную проверку роликов, мало. Недавно я видел на главной странице Smotri.com ссылку на порновидео. На RuTube это невозможно.

О.Сироткин.
Скажи, что является цензурируемым объектом на RuTube?

Ю.Дегтярев. Порно и экстремизм, как во всех нормальных местах. Если это аккаунт, который заработал авторитет на RuTube, и человек по глупости, по пьяни выложил экстремистский ролик, мы заносим его в черный список и предупреждаем, что его поступок не совсем корректен с точки зрения политики сайта. Если он продолжает это делать, мы его баним2.

О.Сироткин. Скажи, пожалуйста, как ты стал главным редактором RuTube?

Ю.Дегтярев. Путем обмана, убийств и прочих манипуляций, как обычно попадают на такие места. (Смеется.)

О.Сироткин. А что на сайте смотрят больше всего, по твоему наблюдению?

Ю.Дегтярев. Как везде в Интернете, самый большой интерес вызывают ролики юмористического характера, видео катастроф, аварий. Если обобщить, юмор и чернуха.

О.Сироткин. На Западе так же, или это чисто российская тенденция?

Ю.Дегтярев. Так везде. Юмор — везде, не только в Интернете.

О.Сироткин.
Но на YouTube нет раздела «Катастрофы».

Ю.Дегтярев. У них это тоже есть, только размазано по разным рубрикам.

О.Сироткин. Скажи, а кто типичный пользователь RuTube, обрисуй его портрет.

Ю.Дегтярев.
Честно говоря, здесь мы ничем не отличаемся от Интернета в принципе. Как недавно описали в блогах, это девушка двадцати лет плюс-минус три года, студентка, москвичка.

О.Сироткин. Девушек больше, чем парней?

Ю.Дегтярев. Не знаю. Cудя по комментам — там одни парни сидят, но, по-моему, девушек больше. Вообще, для меня они все — просто пользователи RuTube.

О.Сироткин. А почему сайт не пресекает возможность накручивать рейтинг у своих видео?

Ю.Дегтярев. Так как система работы сайта была разработана не нами, а досталась новому руководству по наследству, мы получили кучу изъянов. Но нужно отметить, что много ошибок уже исправлено, сейчас как раз над этим работаем. Люди выкладывают ролик, чтобы он куда-то попал. И если они накручивают, значит, им это интересно. Если мы убьем этот интерес, можем потерять социальную составляющую. У нас есть общественная движуха, которую довольно редко можно встретить на видеоресурсах. И это хорошо.

О.Сироткин.
Скажи, пожалуйста, а кто создал сайт RuTube? Не знаешь историю его создания?

Ю.Дегтярев. Боюсь, что много навру, так что лучше не буду рассказывать. Я знаю историю RuTube с того момента, когда я туда пришел. А что было «до» — какие политические движения, — мне неизвестно3.

О.Сироткин. Скажи, пожалуйста, а выкладывают ли кинорежиссеры видео на RuTube?

Ю.Дегтярев. Кинорежиссеры? Если только режиссеры короткометражных фильмов, и очень редко. А так, чтобы молодой автор официально выложил свой фильм… Тут все упирается в наш менталитет: люди обычно боятся выкладывать то, что они сняли, потому что критика в российском Интернете в разы больше, чем на Западе. Если один и тот же ролик показать в России и за рубежом, реакция будет разной. Даже если он не понравится зрителям, там об этом скажут в других формулировках, чем это делают у нас.

О.Сироткин. Недавно на YouTube Фрэнсис Форд Коппола продвигал свой фильм «Тетро». Он вывешивал в своих блогах отрывки из него. Я подписался на его аккаунт. Это поразительный опыт, потому что он человек с мировым именем.

Ю.Дегтярев. Люди начинают воспринимать такие хостинги как новый медиум, а не как сайт, куда можно зайти и поржать. Это показатель.

О.Сироткин. У нас пока никто из режиссеров подобного не делал.

Ю.Дегтярев. Уровень режиссеров разный — не столько того, что они снимают, а их развития в принципе. Соответственно, Фрэнсис Форд Коппола или Квентин Тарантино, к примеру, понимают, что такое новые медиа, какие тенденции сейчас происходят. А наши режиссеры… Их имена известны только в рамках России. Здесь в кинотусовке старые люди, не продвинутые. Для них инет — темный лес. Бондарчук запускал какую-то социальную сеть — «кроликов.нет» (www.krolikov.net). Но я про это случайно узнал, мельком. И это лишь слабые попытки людей освоить то, о чем они понятия не имеют. Режиссер может снять картину, сказать, что это фильм за десять миллионов долларов — и его посмотрят. В Интернете подобные вещи не прокатят.

О.Сироткин. Как ты считаешь, что такое идеальное видео для Интернета, какое оно?

Ю.Дегтярев. Безусловно, смешное. Но не просто шутка — падение, удар — а скорее то, что идет вразрез тому, что уже есть в Интернете. Нечто новое или развитие каких-то старых форматов.

О.Сироткин. Я на днях зашел на сайт www.nakedrabbit.com (naked rabbit — «голый кролик»). Его фишка в том, что главное действующее лицо видео, которые там выкладываются, — кот. Там есть отрывки из японских самурайских фильмов, где вместо голов людей головы котов. Американец какой-то делает. Ролики абсурдистские — все рубятся, летят кошачьи головы… В этом я вижу квинтэссенцию какого-то нового подхода.

Ю.Дегтярев. Нужно искать новое. Воспринимать все просмотренные ролики — перед тем, как ты хочешь снять свой, — не как направление, в котором ты должен работать, а как пищу для направления, в котором ты должен работать, думать сам. Или обыграть то, что есть, — это уже зависит от того, насколько ты креативен.

О.Сироткин. Получается, что Интернет — колоссальная, мощная площадка для экспериментов, открытий.

Ю.Дегтярев. Сейчас в России это мало кто понимает. Как в картинах про зомби… Любое событие в жизни можно сравнить с характерным для такого фильма сюжетом: стоит кучка людей, окруженная зомби, и у них есть подручные средства, которыми они могут защититься, как-то в этой толпе протолкнуться. Но они также могут на все забить и сами стать зомби. В Интернете то же самое: ты можешь быть толпой, которой хватает ума только раскритиковать что-то, даже если это действительно что-то плохое, но никогда не делать своего. Есть зрители, которые никогда ничего не снимут. Их большинство. Может быть, настанет момент, когда соотношение людей, которые что-то делают, и тех, кто критикует, станет хотя бы пятьдесят на пятьдесят. Это, возможно, тренд будущего, но не ближайшего.

О.Сироткин. Ты о России говоришь? Потому что на Западе, как я понимаю, больше людей…

Ю.Дегтярев. Там этот процент больше, но опять же не пятьдесят на пятьдесят. Если бы соотношение снимающих и смотрящих было один к одному, тогда можно было бы всерьез говорить о новом типе медиа, где люди выражают себя. На Западе тоже есть свои проблемы, но в целом они, безусловно, движутся быстрее.

О.Сироткин. Как ты считаешь, ждет ли кинотеатр и вообще кино та же судьба, что театр сегодня? То есть он станет элитарным искусством для избранных?

Ю.Дегтярев. Мне кажется, театр скоро умрет. Я не хожу в театр — это интересно, безусловно, но за то время, сколько идет представление, часа полтора-два, можно заняться значительно более интересными вещами: посмотреть 500, 100 или хотя бы 50 роликов. При быстром ритме жизни люди стали экономить время. В телевизоре реклама занимает какое-то время. Но, как правило, у тебя есть ограниченное количество каналов — 10 и нет возможности переключить на 12-й. Интернет — тот 12-й канал, в котором еще миллион каналов и где можно смотреть что угодно, когда угодно, в любой последовательности. Когда скорость жизни превышает скорость света, первоначальна экономия времени.

О.Сироткин. Но в театре есть живые эмоции, а в опере — живые голоса.

Ю.Дегтярев. Думаю, большинству это уже не интересно, к сожалению.

О.Сироткин. Дальше я продолжу задавать вопросы по списку, но пока скажи, какой твой любимый фильм?

Ю.Дегтярев. Сложно ответить, вкусы меняются каждый месяц. Из последних, наверное, «Евротур». Я его чаще всего пересматриваю, знаю практически наизусть, вижу все ляпы в нем. Если же говорить о фильме, который как-то на меня повлиял… Таких много, сложно сказать. Микрореволюция произошла в моем сознании под влиянием «Бруно». Я даже не знаю, как этот фильм описать — это такой закос под документалистику. Есть большое голливудское кино, есть артхаус, а к чему отнести «Бруно» — непонятно.

О.Сироткин. Сейчас идет много разговоров о том, что сайты вроде YouTube.com и RuTube.ru — это прообраз телевидения будущего.

Ю.Дегтярев. Так и есть, я согласен. Телевидение в своей привычной форме очень скоро умрет. Опять же из-за цензуры на телевидении, которая есть везде, не только в России.

О.Сироткин. А ты считаешь, что Интернет не будет цензурированным, когда он займет место телевидения?

Ю.Дегтярев. Когда есть какие-то каналы, которые можно перекрывать и влиять на эфир — с государственной стороны или какой-то еще, — цензура возможна. С Интернетом это очень тяжело сделать.

О.Сироткин. Интернет — более неуправляемое про-странство?

Ю.Дегтярев. Да. Если за-блокирован ролик на RuTube, он все равно выложен в файлообменник и его можно скачать. Управлять Интернетом невозможно.

О.Сироткин. Может быть, будут придуманы более современные способы?

Ю.Дегтярев. На каждое действие есть противодействие. Была история с одним сайтом, по-моему, mp3.com. Они разработали гениальную систему — потратили на нее миллионы, — которая выискивала файлы с разрешением «.mp3». Когда она была запущена и начала находить нужные файлы, люди стали их зиповать4. И всё, система уже не могла их определять — миллион долларов в помойку. Это как борьба с допингом: на каждый новый тест появляется более совершенный допинг. С этим нужно смириться или попытаться урегулировать, но никак не цензурировать. Не можешь победить — возглавь это.

О.Сироткин. А представляешь Олимпиаду, где все спортсмены принимают максимальное количество допинга прямо в присутствии проверочной комиссии и начинают состязаться?

Ю.Дегтярев. Значит, надо уже так делать. А какая разница? Пусть все спортсмены примут одинаковое количества допинга. Тогда Олимпиада будет более зрелищной: рекорды на стометровке будут ставиться за две секунды, а не за 9,58.

О.Сироткин. Но это будет вредно для здоровья самих спортсменов.

Ю.Дегтярев. Когда спортсмены принимают допинг, они, безусловно, знают, что он вреден, что он убивает. Но это их выбор. Мы все убиваем себя — каждый по-своему.

О.Сироткин. Да, но, смотря Олимпиаду, ты хоть понимаешь, что спортсмен пробежит стометровку и останется жив, а так ты будешь наблюдать бой умирающих людей.

Ю.Дегтярев. «Хлеба и зрелищ!» — ничего не изменилось. И у нас работа нервная. Мы тоже не уверены, что после съемок нового ролика не крякнемся от сердечного приступа.

О.Сироткин. Как ты считаешь, хорошо это или плохо, что в телевидении будущего крупные телекомпании станут в один ряд с Катей из Бирюлева и Петей из Выхина?

Ю.Дегтярев. Не встанут. Телекомпании будут привлекать людей обратно на телеканалы. Мы видим жалкие попытки Первого канала запускать программы типа «Прожекторперисхилтон», где они собирают лучших на телевидении. Лучших с их точки зрения и с точки зрения большинства, судя по рейтингу. Собирают их в одной передаче и заставляют шутить, создавая видимость импровизации. Или новая программа «Рубик всемогущий». И это Первый канал — тот, за кем, по сути, нужно стремиться! Лодка тонет, а они пытаются из нее воду черпать. Но когда она потонет, Катя из Бирюлева будет более востребованна, жизненна, хотя у нее и нет десяти монтажеров, учившихся во ВГИКе.

О.Сироткин. А что такое блогерство, по-твоему?

Ю.Дегтярев. Это отсутствие цензуры. Только самоцензура — и всё. Говори, о чем хочешь в рамках того, что тебе позволяют воспитание и совесть.

О.Сироткин. Как ты считаешь, блогерство ближе к кино или к СМИ?

Ю.Дегтярев. Наверное, где-то посередине. Опять же, смотря какое. Есть блогеры, которые говорят о произошедших событиях, другие добавляют в это элемент артистизма, искусства.

О.Сироткин. А такие есть на RuTube?

Ю.Дегтярев. Такие есть в мире. И в России, может быть, есть, но мы пока их не нашли. Если есть — приходите на RuTube.

О.Сироткин. А кто такой Дима Камикадзе?

Ю.Дегтярев.
Дима Камикадзе — это человек, у которого изначально несоветский менталитет. Он не боится себя показать, он достаточно грамотный, чтобы вести блог, причем интересный. Такой своеобразный нишевый феномен. Видеоблогерство — это свободная, но пока мало кому интересная ниша. Его воспринимают как нечто формальное, чем могут заниматься только президенты.

О.Сироткин. Как ты считаешь, в России блогерство — это больше, чем просто блогерство? (У нас ведь поэт больше, чем поэт, учитель больше, чем учитель.)

Ю.Дегтярев.
Нет. В России блогерство вообще даже не блогерство.

О.Сироткин. Есть вещи в мире или в стране, которые тебя волнуют. И вдруг оказывается, что ты без пяти минут диссидент, потому что озвучиваешь те мысли, которые, вообще-то, у всех на уме, но о них не говорят открыто. Например, коррупция милиции. Я коснулся этой темы и пришел в полный ужас. Все о ней знают, но вслух не говорят5.

Ю.Дегтярев.
Это совок. А мы те, кто пытается его искоренить. Но нас очень мало. Мы — нишевые революционеры, которые если сейчас и не заметны, спустя несколько лет о нас скажут: они делали революцию, просто она никому не была понятна. Я не думаю, что мы что-то исправим в наших жизнях в ближайшее время — все упирается в менталитет. Если у американцев он такой, что они могут позволить себе сказать что угодно, — у нас он другой. Мы можем только критиковать. У нас все хорошо разбираются в политике — во всем разбираются. А на деле ни в чем. Боимся о чем-то сказать, потому что испытываем страх перед людьми в пиджаках, которые могут прийти. И они существуют, эти люди, понимаешь? Мы недалеко ушли от совка — не так много времени прошло. Но мы не должны опускать руки, должны работать, стараться что-то делать, верить в хорошее будущее.

новости образования россии сегодня

О.Сироткин. Скажи, как появился My Duck's Vision?

Ю.Дегтярев. Совершенно случайно, мы никогда не собирались заниматься тем, чем занялись. С детства у меня всегда была очень развита фантазия, я думал, что как-то ее буду продавать: писать шутки, сценарии. Через My Duck's Vision это реализовалось. Я тяжелый в общении человек, трудно с людьми схожусь — у меня практически нет знакомых, с которыми я часто общаюсь. А вот с Артуром6 и Верой нашли общий язык. Каждый из нас сумасшедший по-своему, но мы оказались на одной волне.

О.Сироткин. Артур действительно хочет быть актером?

Ю.Дегтярев. Нет, он такой же, как и я. Когда очень хочешь чего-то достичь: хочешь-хочешь-хочешь и не получается, — это обидно, не все это переносят. Но когда не следуешь конкретной цели, а занимаешься кругом своих интересов — как актер, сценарист, не имеет значения, — и делаешь это в позитивном ключе, то это уже хорошо.

О.Сироткин. А как пришла идея сделать видео, адресованное американцам?

Ю.Дегтярев. Я, наверное, разочарую кого-то, но совсем случайно. Мы хотели снять очередной дебильный ролик про Дроздова, который понравится только нам, посмеемся в своем кругу. У нас есть ролик «Николай Дроздов — извращенец». Ролик какого-то дебила для дебилов. Для мальчиков пятнадцати лет, которые смеются над матерными словами. Мы собрались уже снимать его, но пошел дождь. Но так как мы уже встретились и у меня была камера включена, решили не тратить время и посадили Артура в комнате на фоне старых плакатов Limp Bizkit. Стали кривляться и с первого дубля сняли ролик, который разошелся тиражом четыреста тысяч просмотров только на YouTube. С одного-единственного дубля.

О.Сироткин. Это было в те времена, когда YouTube еще не фильтровал ролики? Я так понимаю, что сейчас наши ролики не видят на Западе?

Ю.Дегтярев. Да, это были времена, когда еще не было RuTube.

О.Сироткин. Сейчас для того, чтобы мои видео на YouTube видели за границей, я зарегистрировал аккаунт через друга в США. Для меня это — как будто рухнула Вавилонская башня. YouTube раздробили на сектора.

Ю.Дегтярев.
Теперь действительно туда тяжелее попасть. Но тому, кто успел наработать авторитет подписчиков, проще. У нас есть четыре тысячи подписчиков, среди них три тысячи — иностранцы. Мы успели.

О.Сироткин. Чем сейчас занимается My Duck's Vision?

Ю.Дегтярев. Переоценивает то, что уже сделало.

О.Сироткин. Вы не работаете сейчас как рекламная компания?

Ю.Дегтярев. Мы никогда не работали как рекламная компания. У нас нет специальной цели зарабатывать на этом деньги. Мы предлагаем пул идей, и находятся компании, которые не боятся их у нас покупать. Сейчас мы делаем достаточно жесткий анимационный — в своем стиле — ролик для заказчика, которому нравится наше направление. Но мы не изменяем себе, не снимаем ролики просто ради заработка денег. Мы делаем то, что и так бы сделали. Видео Metropolidance — это реклама сайта www.homepage.ru, но мы и так хотели снять подобное видео. Много заказов отметаем, ведь у нас уже есть заработанный авторитет — не стоит ему изменять.

О.Сироткин. Как ты считаешь, когда наступит эпоха авторского права в России, когда уже нельзя будет выложить безнаказанно видео с использованием чужой музыки, чужих кадров?

Ю.Дегтярев.
Как редактор RuTube я, безусловно, за юридическую сторону этого вопроса. Но каждая строчка закона об авторском праве была написана, когда не было ни YouTube, ни RuTube, ни хостингов. Люди если чем-то таким промышляли, то лишь на уровне переписанной кассеты, отданной другу. Сейчас масштабы изменились, и бороться с этим достаточно глупо. Нужно найти компромисс между теми, кто снимает или пишет музыку, и теми, кто хочет их использовать. Думаю, кто-то придумает — станет миллионером, конечно, как это всегда происходит. Но банить всех, кто использует в своих творческих роликах чужую музыку, очень глупо.

О.Сироткин. На www.break.com невозможно загрузить видео, если оно сопровождается музыкой.

Ю.Дегтярев. Это их политика. На YouTube, когда не было разделения, можно было выкладывать что угодно, это было интересно — полная свобода творчества, твое видео могли увидеть на Западе. Сейчас интерес пропал, чтобы выложить ролик, теперь нужно очень сильно постараться. С другой стороны, уровень повысился. Это новое поколение людей, которые и снимают круто, и сами пишут музыку. Но до этого многим нужно еще расти, в том числе и нам.


С момента интервью прошло несколько месяцев. Прочтя текст, Юра расстроился: «Сегодня на многие вопросы я бы ответил иначе. Информация в Интернете устаревает очень быстро!»

 



Олег Сироткин — драматург и режиссер, автор сценариев телефильмов «Свои дети» (реж. С.Кириенко), «Дом малютки» (реж. С.Демина), соавтор сериала «Завещание Ленина». Вместе с Борисом Измалковым — аниматором и монтажером — ведет блог под ником ALPHAandOMEGA. Увлекшись вирусным видео для Интернета, вдохновленные примером студии My duck's vision, они стали активно делать ролики, которые в среднем набирают 7—10 тысяч просмотров в премьерную неделю и превращают аккаунт AlphaOmegaFilms на YouTube.com в полноценный развлекательный канал.                                                                                                      

 

1 My Duck's Vision — fun-продакш студия. Существует с 2006 года, специализируется на съемках короткометражных видеоскетчей: пародий, интервью, мини-сериалов. Юра Дегтярев — автор проекта. — Здесь и далее прим. О.С.
2 Банить от «бан» (англ. ban — запрещать, объявлять вне закона) — один из принятых в Интернете способов контроля за действиями пользователей. Как правило, бан заключается в лишении или ограничении каких-либо прав пользователя (на создание/отправление новых сообщений или создание новых тем на веб-форуме, на отправление сообщений в чате, на комментирование в блогах и др.).
3 Сайт был создан в 2006 году Олегом Волобуевым и Михаилом Паулкиным, а через два года продан «Газпром Медиа» по некоторым данным за пятнадцать миллионов долларов!
4 Зиповать (компьютерный сленг) — переводить в формат .zip.
5 Речь идет о ролике ALPHAandOMEGA «Остановите беспредел», посвященный Евсюкову.
6 Sam Nickel, он же генерал Никель, «cool russian actor» из ролика-бомбы, принесшего мировую славу My Duck's Vision.



 



Kinoart Weekly. Выпуск 57

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск 57

Наталья Серебрякова

Наталья Серебрякова о 10 событиях минувшей недели: сын Спока собирает деньги на фильм об отце; половину «Безумного Макса: Дороги ярости» составляют спецэффекты; вселенная ролей Фрэнка Синатры; Марлоу как отражение Чандлера; Уэс Андерсон станет шевалье; Тильда Суинтон исполнит роль тибетского мистика; Гордон-Левитт левитирует на проволоке; Хэтэуэй сыграет не в «Титанике», но в чем-то похожем; отреставрировали «Замужнюю женщину»; трейлер нового фильма Ноа Баумбаха.

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.

Новости

Завершился 64-й Берлинский кинофестиваль

16.02.2014

15 февраля завершился 64-й международный кинофестиваль в Берлине. Главной награды форума – приза «Золотой медведь» за лучший фильм конкурсной программы – удостоилась детективная картина китайского режиссера Йинана Дяо (Diao Yinan) «Черный уголь, тонкий лед» (Bai Ri Yan Huo). Фильм посвящен бывшему полицейскому, который после увольнения из органов решил расследовать серию загадочных убийств. Приз большого жюри завоевал Уэс Андерсон за картину «Отель "Гранд Будапешт"» (The Grand Budapest Hotel), открывшую Берлинале.