Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Тарин Саймон: «Повторяем то, что уже было» - Искусство кино

Тарин Саймон: «Повторяем то, что уже было»

Ханс Ульрих Обрист. Расскажите о работе над своей первой серией фотографий «Невиновные».

Тарин Саймон. Я захотела исследовать ситуацию, когда человека несправедливо обвиняют в преступлении. Я изучала роль фотографии в разных жизненных сферах, и то, как неверная интерпретация фотоизображения может привести к судебной ошибке. Я вникала в материалы о ведении уголовных дел и наткнулась на несколько случаев, когда жертвы неверно опознавали преступника по фотографии. Фотография замещала в сознании человека реальный образ нарушителя, меняла его воспоминания о случившемся. Когда снимок одного и того же человека представляли и на первом, и на втором этапе опознания в числе других фото подозреваемых, жертва неосознанно «узнавала» того, кого видела на фото в прошлый раз и начинала ассоциировать этот образ с преступником. Нельзя не заметить, что фотография используется во всех сферах, в СМИ, в искусстве, как орудие пропаганды и может сильно влиять на жизненные процессы. Мне хотелось показать, каким образом это происходит, и понять, можно ли контролировать это влияние.

Ханс Ульрих Обрист. Альбом имеет для вас такое же значение, как выставка?

Тарин Саймон. Издание книги часто становится для меня основным импульсом. Я делала серии фотографий для своего проекта-исследования «Американский перечень скрытого и неизвестного», пользовалась различными источниками, в том числе закрытыми. Я стремилась открыть новую, неизвестную Америку. Меня интересовало все — политика, культура, наука, обычная жизнь, растительный и животный мир. Я чувствовала себя настоящим исследователем. Фотография — это лишь небольшая часть моей работы. Главным образом я занимаюсь исследованиями и написанием текстов. Любой проект воплощается в форме книги. Отношения между текстом и образом совершенно удивительны. Как правило, мы воспринимаем образ обособленно, но комментарий к нему способен изменить наше восприятие, породить совершенно иной контекст. Иногда связь между этими элементами теряется, а мне хотелось ее уловить и создать для них единое пространство.

Ханс Ульрих Обрист. Художник Леон Голуб говорил о том, что самое интересное в искусстве — попытка войти в неизведанное. Он делал это через живопись, вы — через фотографию, ведь вам удается проникать в места, закрытые для остальных.

Тарин Саймон. Да, отчасти. Но, вообще, фотография может разочаровать.

Сейчас она повсюду, изображение обесценивается, становится одноразовым. Фотография превращается в какую-то нелепую гонку за уникальностью. Мне было интересно найти в ней новые, нерастиражированные пространства. И прежде всего меня интересует то, что происходит в дальних уголках Америки.

Ханс Ульрих Обрист. Есть ли места, куда вы не можете проникнуть?

Тарин Саймон. Да, меня не пустили еще ни на одну свиноферму. Еще я как-то попросила разрешения снимать в Диснейленде, но мне отказали под тем предлогом, что никто не должен проникнуть в недра этого мира грез и тем самым разрушить его. Они даже не захотели со мной говорить, просто прислали факс с отказом, который, кстати, тоже стал для меня отличным материалом.

Ханс Ульрих Обрист. Поговорим о вашей последней книге — «Контрабанда». В ней, как и во всех ваших проектах, вы словно проверяете реальность на прочность.

Тарин Саймон. Это фотографии вещей, конфискованных у пассажиров аэропорта Кеннеди в Нью-Йорке. На оформление доступа в аэропорт я потратила восемь месяцев, и в итоге на съемки мне отвели пять дней, которые я провела в отделе таможенного контроля. Это был нескончаемый поток вещей, снимки стали отражением фантазий современного человека, которые сводятся к погоне за «уникальными» товарами. Получился собирательный образ современного потребителя с его уплощенными желаниями.

Ханс Ульрих Обрист. Расскажите о своем рабочем методе.

Тарин Саймон. Работа над каждым проектом обычно занимает несколько лет. Последние четыре года я ездила по всему миру, собирала материалы, и сейчас у меня в разработке восемнадцать историй, которые я планирую воплотить в том или ином виде.

Ханс Ульрих Обрист. Когда фотография становится искусством?

Тарин Саймон. Я воспринимаю фотографию как совокупность различных аспектов: ее можно определять и через призму политики, и через другие виды искусства. Сейчас фотография становится связующим мостом между разными областями.

Ханс Ульрих Обрист. Польский поэт Чеслав Милош считал, что любой деятель, живший в ХХ веке, испытал влияние кинематографа. Каковы ваши отношения с кино? Расскажите о своем сотрудничестве с Брайаном де Пальмой.

Тарин Саймон. Я часто смотрю кино, почти каждый вечер. Обычно выбираю кино не по жанрам, а по режиссерам. Могу, например, целый месяц пересматривать все фильмы одного режиссера, потом перехожу к другому. На днях смотрела русский фильм «Гамлет», который, насколько я знаю, оказал сильное влияние на Романа Поланского, когда тот снимал «Макбета», — кстати, это один из моих любимых фильмов. Ну а Брайан пригласил меня на съемочную площадку фильма «Без цензуры» о войне в Ираке. Ему нужны были жесткие, гиперреалистичные кадры, выявляющие всю жестокость и грубость войны. Вместе мы сделали серию фотографий.

Ханс Ульрих Обрист. Снимаете ли вы, скажем, по воскресеньям? Просто так?

Тарин Саймон. Снимаю ли я без повода? Этого я не делаю никогда. Я беру камеру, только когда у меня есть цель.

 


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Швед, который расхотел жить. «Вторая жизнь Уве», режиссер Ханнес Хольм

Блоги

Швед, который расхотел жить. «Вторая жизнь Уве», режиссер Ханнес Хольм

Нина Цыркун

На экраны выходит фильм, ставший у себя на родине одним из самых кассовых в истории страны и поставленный по чрезвычайно популярному роману. В России картину представил режиссер Ханнес Хольм, приезжавший в июне на премьеру в рамках фестиваля «Новое кино Швеции». О шведском национальном кинохите – Нина Цыркун.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

На 67-м Каннском фестивале восторжествовала «Зимняя спячка»

24.05.2014

24 мая в Канне состоялась торжественная церемония вручения призов 67-го Международного кинофестиваля. Главный приз, «Золотую пальмовую ветвь», жюри во главе с Джейн Кэмпион присудило «Зимней спячке» турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана. Джейлан ранее уже получал в Канне Гран-при и приз за режиссуру. Единственный российский участник главного конкурса, фильм Андрея Звягинцева  «Левиафан» получил приз за лучший сценарий (авторы сценария Олег Негин и Андрей Звягинцев).