Уроки конспирологии

Очевидная задача публицистики — убедить общество реагировать на текущие события в интересах тех или иных общественных сил — только надводная часть пропагандистского айсберга. Пропаганда СМИ используется также в фундаментальных целях формирования мировоззрения аудитории, настройки его таким образом, чтобы требуемые реакции возникали спонтанно, без подсказок. 

Мировоззрение — это сплав личного и общественного опыта. В его составе можно выделить несколько уровней — от поверхностных гипотез-допущений до глубинных аксиом-убеждений. Убеждения — ядро мировоззрения, предписывающее определенные действия в качестве реакции на значимую для личности ситуацию. Действия эти не являются чистой импровизацией. Они всегда выступают вариацией того или иного священного образца. Следовательно, убеждения — священные образцы, по образу и подобию которых люди совершают социально значимые действия.

Из какого источника священные образцы убеждений проникают в сознание?

Для архаичных обществ основной источник — религия. В индустриальных обществах традиционная религия, а также ее священные образцы отходят на второй план. На смену христианству приходят религия будущего — утопия, религия настоящего — мода и религия прошлого — история. Утопия, мода, история — три источника священных образцов обмирщенного сознания индустриального общества. Правда, при переходе к информационной цивилизации один источник практически пересох. В результате кризиса либерального и краха коммунистического вариантов проекта «Просвещение» футурологическое мышление утопии утратило свое влияние еще в большей степени, чем традиционная религия.

Соблазнительная религия сиюминутной моды не способна обеспечить эффективную для выживания общества картину мира, поскольку моделирует ее исключительно в аспекте престижного потребления. Потребление ограниченного материального ресурса неизбежно оживляет этику саблезубого тигра. Если бы мир держался исключительно на ценностях моды, он бы в кратчайший срок превратился в звериное царство войны всех против всех.

Для поддержания хотя бы минимальных стандартов солидарности обществу необходимы образцы самоотверженности, предпочтения общественных интересов личной корысти. Эти священные образцы сегодня предоставляет в основном наставница жизни — история. В современном обществе история приобретает, по слову Н.Е. Копосова, статус «политической религии», занимая то место священного фундамента мировоззрения, которое в Средние века отводилось христианству.

Трансформация ментального «базиса» преобразует под себя все остальные разделы мировоззренческой «надстройки». Для укрепления своей власти любой политический режим пытается создать картину прошлого, которая оправдывает настоящий порядок вещей. Следовательно, власть над исторической памятью — залог легитимности правительства эпохи информационной цивилизации. Поэтому в жарких боях за будущее история используется в качестве одного из наиболее действенных видов оружия холодной гражданской войны.

Геополитическая концепция режима «суверенной демократии» — коварный Запад хочет покорить и уничтожить Россию с помощью своих агентов под прикрытием оппозиции — подкрепляется множеством «исторических» примеров. Точнее, конспирологическая картина мира изначально воплощается в этих примерах. На протяжении последних двенадцати лет телезрителей, радиослушателей и читателей снабжают рассказами о давних и вчерашних мировых заговорах против России.

Восприятию этих домыслов способствует преобладающая в СМИ игра на понижение. На фоне подаваемых в качестве научных статей и передач об астрологии, уфологии, параистории, криптозоологии и прочей порнографии духа рассуждения докторов конспирологических наук выглядят не менее убедительно.

Одним из наиболее важных для правительственной пропаганды «примеров» «жидомасонского заговора» являются тайные общества декабристов. Сосредоточение на дискредитации «первого поколения бунтарей» носит принципиальный характер. Благодаря гениальному мифотворцу Герцену декабристы стали священной «метафорой мятежа» для всех поколений оппозиции и царскому, и советскому режимам. Противники Путина, достаточно вспомнить «декабристов-лимоновцев», «декабриста Ходорковского», «декабристов Болотной», также апеллируют к святым дворянским революционерам.

В связи с этим технологи Кремля организовали спецоперацию по переформатированию декабристского фрагмента исторической памяти. Под нее были задействованы все виды СМИ, включая тяжелую артиллерию федеральных телеканалов.

Первый из антидекабристских залпов раздался в эфире Первого канала 2 ноября 2005 года. Телекомпания «Цивилизация», специализирующаяся на производстве научно-просветительской продукции, в одном из выпусков телевизионного цикла «Искатели» представила «исторический» фильм «Орден русских рыцарей» (автор сценария Всеволод Коршунов, режиссер Алевтина Кузовенкова). Разоблачение исторической памяти о герценовских декабристах-рыцарях с утилитарной точки зрения властей было, обращаясь к словарю циничного прагматика Ленина, архисвоевременным. «Орден русских рыцарей» стал эффективным медиаответом только что этапированному во глубину сибирских руд М.Б.Ходорковскому, который неделей раньше воззвал из края «декабристов, политкаторжан и урановых рудников».

erlikh-bunty
«Бунты в России», режиссер Юлия Герра. Сериал телеканала «Культура»

Заслуживают внимания специфические приемы переформатирования исторической памяти, задействованные в этом фильме. Прежде всего, поражает имя художественного руководителя «научно-просветительского проекта». Покойный Лев Николаевич Николаев (1937—2011), известный телезрителям еще по культовой программе советских времен «Очевидное — невероятное», заслуженно воспринимался как приверженец высоких научных стандартов. Освящая своим именем невероятный месседж: «Забудьте все, что вам прежде врали о декабристах», пропагандист науки очевидно повышал доверие аудитории к преподносимым ей «открытиям».

Второй путь вхождения в доверие связан с организацией видеоряда. Среди использованных приемов монтажа: включение в повествование о всемогущем парамасонском заговоре выдранных из контекста врезок интервью со специалистами, съемки ряда эпизодов в помещении Государственного архива Российской Федерации, постоянное мелькание в кадре листов архивных документов. Все это создает у зрителя впечатление о том, что ему преподносится последнее слово науки.

erlikh-bunty3
«Бунты в России»

Какую же пропагандистскую информацию создатели «Ордена русских рыцарей» собирались донести до зрителей?

Во-первых, декабристы всего лишь использовались на побегушках у глубоко законспирированной организации масонского типа. Организации, политические цели которой неведомы. Надо полагать, что под прозападным масонским прикрытием ничего хорошего для России задумываться не могло.

Во-вторых, подрывные принципы так и не раскрытого Ордена русских рыцарей не умерли. Все последующие тайные общества — от народовольцев до большевиков, так или иначе основывались на принципах декабристского ордена, в которых сплавились благородные цели и кровавые средства.

«Вопрос, как использовать этот сплав, открыт». То есть последователи давних заговорщиков еще не перевелись на земле русской. Поэтому, люди, будьте бдительны!

Демонстрация «исторического» фильма в эфире главного телевизионного канала страны открыла новую страницу в истории декабристского контрмифа. В проправительственных СМИ дворянских революционеров столь нещадно изничтожали, пожалуй, только во времена Николая Павловича.

4 декабря 2008 года в рамках программы Михаила Швыдкого «Культурная революция» (канал «Культура») в эфир вышла передача с провокативным названием «Россию едва не погубили декабристы». И здесь без конспирологии не обошлось. Выступивший в ходе обсуждения радио- и тележурналист Александр Карлов считает, что декабристы были инструментом политической технологии внешних врагов России. Эта «пятая колонна» бездумно начала разрушать изнутри плотину государства Российского. Публицист посоветовал историкам, пользуясь открывшимися архивами, убедиться в этом, направив усилия на поиск «корней», а точнее, финансовых потоков дворянской оппозиции.

В том же 2008 году телекомпания ТК 365 выпустила сериал «Бунты в России», показанный в эфире под маркой ТК «Культура»: «Телеканал «Культура» представляет». В нем наряду с крестьянскими восстаниями Болотникова, Разина и Пугачева в последней серии («После бунта», автор сценария Светлана Тандит, режиссер Юлия Герра) был представлен мятеж народолюбивых дворян. Только на канале «Культура» сериал был показан дважды — в октябре 2009 года и в ноябре 2010-го.

erlikh-decabristy
«От декабристов до террористов», режиссер Алла Дерюгина. Студия МТРК «Мир», Санкт-Петербург

Хрестоматийное изложение истории тайных обществ и событий 14 декабря в «документальном» фильме изобилует фактическими неточностями. Такая небрежность свидетельствует, что авторы получили заказ не под историю, а под антидекабристский месседж, предваренный риторическим вопросом ведущего: «Были ли европейские революции и заговор декабристов стихийным проявлением духа времени?» На этот вопрос отвечается словами императора Александра I, который был убежден, что за всеми революциями стоит международное масонство. Это руководимый из единого центра всемирный заговор революционеров против учения Христа. Их девизом служит: «Убий!» Точка зрения государя под сомнение не ставится.

Конспирологический градус фильма поднимается утверждением, что во время допросов Николай I убедился: «За участниками бунта стоит еще кто-то — зрелый и коварный». Но следствие по поиску истинных организаторов не дало результата. Это заявление можно понять и в том смысле, что коварные международные масоны продолжают плести свои козни и в современной России.

В 2009 году в рамках телевизионного цикла «Секретные материалы» (канал «Мир») вышло запредельное по степени манипуляции общественным сознанием «телевизионное исследование» «От декабристов до террористов» (автор программы Алексей Хохлов, режиссер Алла Дерюгина), где дворянские революционеры рассматриваются в одном ряду со средневековыми ассасинами и современными террористами, включая Бен Ладена и захватчиков театрального комплекса на Дубровке. Фильм сопровождается анонсами: «Декабристы — борцы за свободу или марионетки?», «Зарубежные спонсоры революционно-террористического подполья», «Декабрьский заговор масонских братьев».

Декабристовед-конспиролог Николай Стариков демонстрирует в кадре новую грань предпосылок восстания декабристов. Британская разведка, оказывается, начала «обрабатывать русских офицеров» во время их пребывания в оккупированной Франции. Доказательством этого факта, по мнению известного конспиролога, служит эвакуация русского оккупационного корпуса на родину «значительно раньше того срока, когда это должно было произойти». Царские чекисты доложили государю об активности английских спецслужб, и тот поторопился убрать своих подданных от крамолы подальше. Эта новаторская версия трудно согласуется с общеизвестными фактами. Вывод всех, не только российских, оккупационных войск из Франции был осуществлен на основании решения Аахенского конгресса (1818 год), солидарно принятого государями держав-победительниц «узурпатора» Наполеона.

Далее декабристский сюжет ведет Денис Александров, определяющий восстание 14 декабря как «самую романтическую историю в необъявленной войне против России». Историк делает открытие. Среди восставших рядом с гвардейцами Московского полка и Гвардейского экипажа, оказывается, были не лейб-гренадеры, а «лейб-кавалергарды». Впрочем, для историков вроде Александрова это не важно. Важно, что декабристы, по Ленину, разбудили Герцена: «А Герцен почему-то проснулся в Лондоне». Принял, так сказать, эстафету работы на британскую разведку.

Закадровый голос Александрова возвращает нас к масонским связям декабристов. Они почти поголовно состояли в тайных ложах. «Все эти масонские братства зародились во время похода русской армии в Париж», то есть масоны, оказывается, были внедрены в русское общество не Петром I, но агентами британской разведки.

Затем господин Стариков садится на конек своей излюбленной темы роспуска армии, якобы предусмотренной заговорщиками в случае успеха их безнадежного дела. Он считает, что сами декабристы «до такой глупости явно не могли додуматься». Поэтому «вполне правомерно ставить вопрос», кто же на самом деле составлял их программные документы и нашептывал эти убийственные для страны антимилитаристские пункты, «на которые они, возможно, и не обращали внимания».

erlikh-mirazhy
«Мираж пленительного счастья», режиссер Вера Кузьмина. Канал «ТВ Центр»

После этого следует резюме от историка Александрова: «Секретные документы из архивов доказывают, что начиная с декабристов любая антигосударственная террористическая организация в России имела зарубежных спонсоров и получала поддержку от западных спецслужб». Документы эти настолько секретны, что историк, видимо, давший подписку, так и не осмеливается их разгласить.

Мы видим, что средствами телевидения так же, как и через другие виды СМИ, правительственная пропаганда решает актуальную задачу укрепления вертикали власти при помощи «исторических» аргументов.

Следует признать, что кремлевские технологи применили эффективный пиар-ход. Они не стали отрицать «декабризм» нынешних оппозиционеров. Традиционным мятежным сближениям оппозиции с герценовскими героями и мучениками была противопоставлена конспирологическая ревизия исторической памяти. Согласно такому переформатированию прошлого декабристы оказываются первыми в длинном ряду пособников коварного Запада. Поэтому они не имеют права именоваться национальными героями. Их исключение из пантеона русской истории дискредитирует мятежный исторический месседж оппозиции. Более того, декабристские ассоциации сегодня в значительной мере работают в ущерб противникам режима.

Не случайно в последнее время правительственная пропаганда смело идет на отождествление носителей белых ленточек с дворянскими революционерами. Не только в название телевизионного шоу включается «метафора мятежа»: «Политические заключенные: от декабристов Сенатской площади до декабристов Болотной» (канал «Россия», 21 марта 2012 года). Декабристские аллюзии в ее анонсе явно рассматриваются как компрометирующие несистемную оппозицию: «В декабре 2011 года на улицы вышли сотни тысяч людей, возмущенных фальсификациями на парламентских выборах и недовольных действующей властью. […] Они заявили, что в России установлено самодержавие, и назвали себя декабристами. Так имеют ли право называться декабристами люди, стоящие на оппозиционных трибунах, и можно ли сравнивать события, произошедшие в начале XIX и XXI веков, и какие уроки декабристы XIX века преподали декабристам века XXI?»

О содержании мятежных уроков через века можно узнать из фильма «Мираж пленительного счастья» (автор Вера Кузьмина), демонстрация которого на телеканале «ТВ Центр» была приурочена к первой после последних выборов Путина годовщине 14 декабря 1825-го. В начале фильма утверждается, что иногда призраки декабристов возвращаются: «Они вернулись в 17-м, в 91-м, показывались в 2011-м». За спинами заговорщиков 14 декабря создатели «Миража...» усматривают фигуры «влиятельных, причем не только российских, политиков». Выясняется, что силами декабристов британская разведка вела борьбу за вновь открытое уральское золото. Предательски распустив армию, дворянские мальчиши-плохиши должны были открыть путь международным корпорациям к русским природным богатствам. К счастью, новый император Николай I «сорвал тщательно спланированную спецоперацию». Авторов не смущает, что во времена декабристов вся горная промышленность Российской империи давала порядка 50 пудов золота в год, то есть менее 5 процентов мировой добычи[1]. Если факты противоречат конспирологии, тем хуже для фактов. Финальный закадровый текст на фоне шествия белоленточников: «Сенатская будет повторяться снова и снова, до тех пор, пока не развеется этот мираж пленительного счастья. Вот только за этим миражом мы можем не заметить, как потеряем собственную страну» — свидетельствует, что фальсифицированная история откровенно используется авторами в качестве политического оружия.

Кремлевские политтехнологи настолько уверены в сокрушении герценовского мифа о рыцарях, кованных из чистой стали, что активно используют декабристские ассоциации для дискредитации белоленточной оппозиции. Мировоззренческое полотно, сотканное из предательских подвигов мятежных дворян и последующих революционных поколений, неизбежно проецируется на противников нынешней власти, которым национальный лидер по-отечески рекомендовал «не изменять своей Родине».

Следует признать, что конспирологическая версия патриотизма близка многим нашим согражданам, пережившим некультурный шок 90-х. В то время экономический, социальный, территориальный крах государства сопровождался призывами к демократии и сближению с западными странами.

Путинский режим с успехом сыграл на унижении национальных чувств великого народа. Риторика противостояния Западу сочетается с утверждениями о том, что атлантическая демократия с ее принципом регулярной смены руководителей всех уровней в результате выборов неприемлема для русского народа. Благодаря этой стратагеме любой оппонент режима, призывающий к установлению в России реальной политической конкуренции, автоматиче-ски превращается во врага своего народа, вольно или невольно действующего под влиянием западных спецслужб.

Верит ли сам Путин в эту концепцию патриотизма? Нет оснований считать, что он неискренен в стремлении заставить западных лидеров считаться с ним в качестве бессменного руководителя могучей державы. Но согласитесь, что подобная любовь к родине, приводящая к почти полной остановке кадровых лифтов, не способствует модернизации российского общества.

Несмотря на многолетний прилив нефтедолларов, наша страна так и не создала предпосылок для технологического прорыва, оставаясь в унизительном положении сырьевого придатка. О том, что развитие российской экономики не соответствует статусу великой державы, можно судить по размерам ВВП на душу населения. В 2011 году Россия, по данным Всемирного банка, занимала по этому показателю 52-е место в мире, уступая и многим бывшим собратьям по концлагерю социализма, и прежним республикам-сестрам Эстонии и Литве.

Не слишком амбициозная, по сравнению с хрущевским призывом: «Перегоним Америку!», задача «за пятнадцать лет догнать по уровню ВВП на душу населения Португалию», которую Путин поставил накануне первого срока своего правления, скорее всего, не будет решена к 2014 году[2]. ВВП России на душу населения по итогам 2011 года составил $13 089, а Португалии — $22 316[3].

Мы видим, что имидж Путина-патриота опирается не столько на унизительное для великой державы реальное экономическое положение России в со-временном мире, сколько на заржавленную ядерную кнопку и обоснованный «историческими» примерами образ противостояния чужеродному Западу.

В этой связи мастера кремлевского пиара не случайно приурочили финальную предвыборную речь своего кандидата в президенты к исторической дате — Дню защитника Отечества 23 февраля 2012 года. Не случайно включили в ее текст упоминание двухсотлетнего юбилея Отечественной войны 1812 года. Не случайно цитировались строки из шедевра Лермонтова «Бородино». Не случайно заключительными, то есть несущими главную смысловую нагрузку, были слова, позаимствованные из выступления Сталина 7 ноября 1941 года на Красной площади перед войсками, отправлявшимися на фронт: «Победа будет за нами».

Благодаря нагнетанию исторических ассоциаций предвыборная кампания была приравнена к войне. Оппоненты Путина отождествлены с чужеземными захватчиками, подобравшимися под предводительством Наполеона и Гитлера к священному сердцу России. Царские и советские ветераны Отечественных войн становились, таким образом, святыми предшественниками специалиста по изобличению «пятой колонны» инфернального Запада.

Немаловажно, что у Лермонтова умереть под Москвой своих подчиненных призывал «слуга царю», сраженный булатом в борьбе с иноплеменным нашествием. Повторяя предсмертные слова, которые завещал солдатам «полковник наш», наш полковник КГБ не только отождествлялся с его жертвенным подвигом. Путин также предлагал дорогим россиянам отдавать ему голоса с той же самоотверженностью, с какой герои Бородина отдавали свои жизни за царя-батюшку. Этот метафорический сдвиг в синтагме «отдавать голос» придавал рутинной процедуре голосования священный смысл героического самопожертвования и, несомненно, способствовал мобилизации электората власти. На этом виртуозном примере следует учиться методам эффективной работы с исторической памятью.

Мы видим, что через примеры истории в общественное сознание успешно внедряется тезис о том, что благодетельные изменения могут исходить только от правительства. Любые движения снизу — дело рук либо разведки конкретного геополитического противника, либо всемогущего масонского интернационала.

Почему конспирологическая идея овладела российскими массами?

Разумеется, кремлевские технологи пишут свои сценарии не с чистого листа. Они опираются на традицию исторической памяти нации, успешно эксплуатируя архаический страх перед потусторонним монголо-татарским, польским, шведским, французским, германским чужаком, закрепленный «импринтингом» сталинской шпиономании.

Не следует забывать и провал западнических настроений советских людей конца 80-х — начала 90-х годов. За несколько лет ельцинских реформ они преобразовались в стойкое недоверие к США и их союзникам. И дело не только в том, что переход на западные модели экономической и политической жизни не мог быть безболезненным. Следует согласиться с либеральным историком Н.Е.Копосовым в том, что Запад не оказал реальной помощи российским реформам, в том числе и под «влиянием сил, не заинтересованных в сильной демократической России»[4].

Необходимо признать, что отказ от демократических процедур, сопровождающихся ротацией политических кадров путем открытой конкуренции, делает нашу страну неконкурентоспособной в геополитическом соревновании. Бессменность выборных руководителей государственных структур всех уровней — от президента страны до заведующего кафедрой — одна из основных причин общественного застоя. Отказываться от эффективных западных политических технологий «назло» Западу фактически означает содействовать планам американских «ястребов» по ослаблению одного из главных конкурентов США.

erlikh-mirazhy2
«Мираж пленительного счастья»

Поэтому не стоит объяснять мировоззренческую победу режима исключительно объективными факторами — историческим наследием и неизбежными происками геополитических соперников. С точки зрения подзабытой с перестроечных времен активной жизненной позиции следует выделить субъективную причину формирования у наших граждан неконкурентоспособной модели мира: правительственная концепция победила, потому что у нее не было реальных соперников. Надо признать, что историческое сообщество, в рядах которого много оппонентов нынешнего режима, своим «борисгодуновским» молчанием фактически выразило согласие со спецоперацией по переформатированию исторической памяти.

Сразу скажу, что дело не только в трусости мыслящего тростника, кормящегося из госбюджета. Многие неробкие историки либеральных взглядов молчат в силу интеллигентских предрассудков. Эрудированные профессора мнят себя аристократами духа, которым не пристало вступать в публичную полемику с невежественными «историками в штатском», полагая, что все обязаны читать их труднодоступные монографии или статьи в ведомственных журналах, где все описано так, «как оно в сущности было» (Леопольд фон Ранке).

Безграмотность докторов конспирологических наук вовсе не означает, что настоящие ученые должны высокомерно игнорировать их паранаучные открытия: «Это хуже, чем преступление, это — ошибка». Высоколобые должны отдавать отчет, что брезгливое молчание является не просто пассивным со-участием во лжи, но нанесением прямого ущерба дальнейшему развитию «чистой» науки. Напрасно надеяться, что при нынешних манипуляциях с исторической памятью удастся сохранить стандарты научных исследований хотя бы в научных малотиражках. Репрессивное давление исторического мифа на историческую науку возможно даже без прямого администрирования. Но с учетом российских традиций можно быть уверенным, что после того, как идея всемирного заговора зарубежных разведок окончательно овладеет чиновными массами, административный ресурс также будет задействован в «противодействии попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». Башня из слоновой кости не устоит перед взрывчаткой конспирологического мифа.

Для современного русского историка «бои за историю» теряют антикварный смысл, вкладываемый одним из основоположников школы «Анналов» Люсьеном Февром. Битва за историческую память одновременно означает и борьбу за свое право на свободное научное творчество и сражение за гражданские свободы сограждан. Лозунг «За вашу и нашу свободу!» для историка актуален как никогда. Исследователь прошлого принесет больше пользы свободолюбивым соотечественникам, если посмеет выйти на площадь, оставаясь за письменным столом. И это отнюдь не трусливая отговорка для неучастия в разрешенных митингах. Для того чтобы публично выступить под своим именем против циничных криэйторов конспирологического мифа русской истории, необходимо набраться мужества. Профессионализм и гражданская доблесть в отечественной исторической науке опять представляют нерасторжимое единство. И нам следует исполнять свой профессиональный долг.

[1] См.: Данилевский В. Русское золото. М., 1959, с. 254, 257.
[2] Вардуль Н. Российская экономика несет потери на внешнем рынке. — «Коммерсантъ», 24 декабря 2002 года: http://www.kommersant.ru/Doc-y/357242.
[3] GDP per capita (current US$) // The World Bank. http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.PCAP.CD.
[4] Копосов Н. Память строгого режима. История и политика в России. М., 2011, с. 140.

Kinoart Weekly. Выпуск четырнадцатый

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск четырнадцатый

Наталья Серебрякова

Десять событий с 1 по 7 августа 2014 года. Лучший документальный фильм всех времен; рано хоронить Ghibli; Фатиху Акину угрожают турецкие ультраправые; интервью Абеля Феррары; Линклейтер снимет автобиографический фильм; экранизация Филиппа Рота; Ридли Скотт снова о космосе; Лари Кларк снова о детках; Алекс Росс Пери снова снимает Элизбет Мосс; видеоэссе о творчестве Жака Деми.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Новости

В Москве пройдет ретроспектива фильмов Алена Рене

01.04.2014

Совместно с Французским институтом в России и Посольством Франции в России Музей кино представляет ретроспективу фильмов Алена Рене "In memoriam: Памяти Алена Рене (1922-2014)". В ретроспективу войдут шесть полнометражных и две короткометражные картины режиссера, представляющие разные периоды и стороны его творчества. Все фильмы программы будут показаны с пленки 35 мм.