Алексей Федорченко: «Ландшафт всегда подсказывает»

Беседу ведет Людмила Литвишко. 

Людмила Литвишко. Как вы стали продюсером? Вы человек из бизнеса? 

Алексей Федорченко. Я экономист. Сначала стал директором продюсерского управления Свердловской киностудии, а потом начал снимать кино. 

Л.Литвишко. Тогда вам сам бог велел быть продюсером собственных фильмов. Бывают ли конфликты между этими двумя ипостасями в одной личности? 

А.Федорченко. Конфликтов нет. Есть внутренние рамки — я четко понимаю, что могу и что не могу делать как режиссер, более точно, чем если бы продюсером был другой человек. 

Л.Литвишко. И это вас организует? Вы сами с собой в ладу?

А.Федорченко. Да.

Л.Литвишко. А как вы ищете деньги?

А.Федорченко. Как все: по знакомым, по незнакомым, по олигархам, по компаниям. В «Овсянках» полностью были частные деньги. В «Небесных женах луговых мари», моем последнем фильме, кроме тех средств, которые мы получили от Министерства культуры, еще примерно такая же сумма была внесена одной непрофильной компанией, связанной с производством калия, Михаилом Щукиным, а еще Леонидом Лебедевым, который занимается в основном нефтью, но и кино тоже — у него известная кинокомпания «Красная cтрела». Для него это уже много лет любимый «непрофильный актив». Он снимал в том числе фильм «Стиляги» и другие значимые картины.

Л.Литвишко. Он делает это для денег, для славы, для имиджа?

А.Федорченко. Для денег вряд ли. Тот, кто зарабатывает на нефтяном бизнесе в таких объемах, вряд ли будет заниматься кино для денег. Думаю, что больше для удовольствия. Фильмы у него интересные, неглупые. Такое кино вызывает уважение. Причем он не вмешивается в производство.

fedorchenko-2
«Небесные жены луговых мари»

Л.Литвишко. На полном доверии? Везет же вам. Как вы рассказываете, и у вас это действительно получается, со стороны может показаться, что поиск денег у нас в стране идет легко, чуть ли не играючи.

А.Федорченко. Конечно, нелегко. Я долго не мог найти средства на завершаю­щую стадию «Небесных жен…». И Леонид Лебедев просто подставил плечо прямо перед Римским фестивалем, оплатив постпродакш полностью. Если бы не он, я бы не закончил картину в этом году. Конечно, все это возникает случайно. Нет у нас постоянного и осмысленного института инвестирования и поддержки кинематографа. Деньги в основном не возвращаются. Получить заведомо невозвратные деньги, конечно, очень сложно.

Л.Литвишко. Говорят, что Фонд кино будет теперь предоставлять возвратные деньги.

А.Федорченко. Ну посмотрим. Теперь так часто все меняется. Мы, к счастью, успели в декабре минувшего года получить от фонда последние невозвратные деньги.

Л.Литвишко. А теперь для большинства российских студий-немейджоров будут в основном возвратные?

А.Федорченко. Надеюсь, хотя бы наполовину, не сто же процентов.

Л.Литвишко. А вот бюджетная помощь Министерства культуры — это как раз невозвратное финансирование?

А.Федорченко. Да. Они поддерживают дебюты, авторское и детское кино.

fedorchenko-3
«Небесные жены луговых мари»

Л.Литвишко. Думали ли вы о зарубежных фондах? Там вроде все неплохо налажено. Вы ведь в Европе довольно известный режиссер.

А.Федорченко. Что-то предпринимаю в этом плане. Даже пишу сценарии на перспективу.

Л.Литвишко. Для проката в Европе?

А.Федорченко. «Овсянки» в основном там и показывались. До сих пор «катаются» в разных странах. На прошлой неделе в Германии очередная премьера была. И еще в Америке. У нас ведь так и не создана прокатная система авторского фильма. Тут нужна какая-то специальная организационная форма. Все зависит от количества кинотеатров в стране. Когда будет пять тысяч залов, какая-то часть пойдет под авторское кино. Сегодня глупо строить сеть полностью в расчете на такие произведения — они не окупаются. Авторские работы смотрят, как канал «Культура», не более трех процентов населения. И для них когда-то появится отдельная ниша, специальные кинотеатры, сети, которые есть в Америке, Европе, в развитых странах Азии. Они всегда поддерживаются государством, у них даже идет борьба за показ такой продукции, потому что за нее прокатчики получают гарантированные дотации.

Л.Литвишко. А вы получаете какие-то деньги с проката своих картин?

А.Федорченко. Да фактически нет. «Овсянки», дай бог, чтобы вышли в ноль. Это, поверьте, неплохо для такого кино. Сейчас мы займемся «Небесными женами…». Будем их прокатывать в Европе, США, Канаде, России. Я собираюсь отдать на это деньги, которые предоставили наши друзья и спонсоры. Но это будет точечный показ по кинотеатрам. Поскольку мы делаем фильмы, рассчитанные не на один уикенд, а так называемые «долгие» картины. Поэтому и показ тоже должен быть долгим — несколько месяцев. Один сеанс в день, но три месяца. Мы так «Овсянки» прокатывали. По городам-миллионникам, в специальных кинотеатрах, три-четыре месяца, сеанс в день. Он собрал свои — совсем неплохие — деньги.

Л.Литвишко. А вы подписываете отдельный договор с дистрибьюторами или у вас на это есть агент? Вы сами договариваетесь с ними на фестивалях?

А.Федорченко. Бывает по-разному. Сейчас после фестиваля в Риме появилось несколько предложений на Италию, Францию, Америку. Поэтому мы не будем искать мирового дистрибьютора, как это было с «Овсянками». Займемся точечными, выверенными иностранными продажами. Это выгоднее.

Л.Литвишко. Вы подписываете соглашение и получаете роялти, проценты?

А.Федорченко. В основном права выкупают на страну, платят всю сумму сразу. Потому что кто потом будет следить за поступлениями? Мы это пока не можем делать. Меня действительно неплохо знают в Италии и Франции. «Овсянки» были прокатаны во Франции в сорока пяти копиях. Для российского фильма это очень хорошо. Такого за редким исключением не было. В Италии такое же количество копий, показ был во всех городах. А еще в Швейцарии, Германии. А вот в России — сорок копий на такую огромную страну.

Л.Литвишко. В Европе воспринимают где-то лучше, а где-то хуже или примерно одинаково — в Швейцарии, Италии, Франции, Германии?

А.Федорченко. Мне кажется, там понимают мои фильмы, адекватно реагируют.

Л.Литвишко. Но там же другая ментальность…

А.Федорченко. Да нет, почему. Во Франции я представлял свою картину и по Италии с фильмом ездил по городам. В Германии еще не был, как там получится, не знаю.

Л.Литвишко. Как вы оцениваете финансирование нашего кинематографа, какие тут перспективы?

А.Федорченко. Это, честно говоря, не мое дело — думать о кинематографе страны. Дай бог, со своими работами разобраться.

fedorchenko-4
«Овсянки»

Л.Литвишко. Но вы бы пожелали человеку, который собирается заняться кино в качестве режиссера, быть самому себе продюсером?

А.Федорченко. У нас с Дмитрием Воробьевым своя небольшая кинокомпания. Она называется «29 февраля». Маленький коллектив и под каждое производство мы собираем команду. Очень удобно, экономично, мобильно. Найти своего продюсера — это счастье. Как Балабанов обрел Сельянова — это великое везение, случай, подарок судьбы.

Л.Литвишко. Вот Звягинцев, у него же разные продюсеры, хотя он тоже успешный режиссер, получает множество наград на самых престижных фестивалях.

А.Федорченко. Ну не случилось пока. Сейчас он опять фильм делает с Роднянским.

Л.Литвишко. Вы какой на площадке? Тиран с мегафоном? Не кричите?

А.Федорченко. Нет. Все тихо. У нас на площадке царит счастье. Семейная атмосфера, шутки, розыгрыши. Никто не пьет, не кричит. Актеры уезжать не хотят, остаются. Говорят, то, как у нас, вообще почти ни у кого нет. Всех участников и партнеров опекают, любят. Заботятся.

Л.Литвишко. Сколько у вас человек в съемочной группе, в частности, было на «Небесных женах…»?

А.Федорченко. Человек пятьдесят.

Л.Литвишко. В кино это считается компактная группа.

А.Федорченко. Ну да, у меня же не блокбастер, а камерная история.

Л.Литвишко. Я слышала от одного немецкого режиссера, что он сделал фильм за миллион евро с группой восемь человек. Так все сумел «ужать».

А.Федорченко. Игровой?

Л.Литвишко. Да.

А.Федорченко. Ну смотря какое кино. У меня постоянная группа — это администрация, которая получает зарплату, и моя режиссерская группа: второй режиссер, кастинг-директор, помощники. Специалисты ведь чаще всего из фильма в фильм переходят.

Л.Литвишко. Постоянный костяк?

А.Федорченко. Да. А вот художники и операторы разные. Я ищу нужного оператора под данный проект. Хотя счастлив работать с каждым. Мне просто интересно пробовать. Не нравится, когда фильмы похожи друг на друга, хочется, чтобы они были совершенно разные.

Л.Литвишко. Поэтому вы художников и операторов меняете?

А.Федорченко. Это не самоцель. Я сейчас, если согласится Михаил Кричман, с удовольствием с ним еще раз поработаю. И с Шандором Беркеши, с которым только что «Небесных жен…» снял, и с Леонидом Илюхиным. От проекта все зависит. Его природа и специфика подсказывает.

Л.Литвишко. Вы европейских и американских операторов знаете?

А.Федорченко. Да нет, нельзя сказать, чтобы я выбирал из них. На «Овсянках» была такая возможность. Мы думали о нескольких именах, но у них все расписано на несколько лет вперед. При этом они соглашались.

Л.Литвишко. Придется подстраиваться?

А.Федорченко. Просто нет необходимости. У нас операторы ничуть не хуже.

Л.Литвишко. Говорят, что гонорары наших операторов больше, чем у иностранных, минимум на десять процентов.

А.Федорченко. По-разному.

Л.Литвишко. Все зависит от человека, от проекта, от того, как ты договариваешься?

А.Федорченко. От фильма. Могут и бесплатно пойти поработать.

Л.Литвишко. У вас есть директор по актерам, которому вы доверяете? Да вы и сами уже, наверное, знаете, когда начинаете работать, кого будете приглашать?

А.Федорченко. У меня очень хороший кастинг-директор Ольга Гилева. Она сейчас работает на проекте с Аней Меликян. Живет в Москве, пока у нас нет работы. Вообще она из Екатеринбурга, даже снималась в «Небесных женах…» в одной из главных ролей как актриса. Очень хорошо сыграла. Там много непрофессиональных актрис. Мы чувствуем друг друга, поэтому работаем интуитивно, понимая с полуслова.

fedorchenko-5
«Первые на Луне»

Л.Литвишко. Мне кажется у нас в стране большие проблемы со вторыми режиссерами, со вторым составом. Это так?

А.Федорченко. У меня нет таких проблем, потому что есть замечательный второй режиссер Сергей Константинов, который почти на всех моих фильмах был вторым режиссером. Весь его профессиональный опыт — мои фильмы. Он специально этому не учился. Но сейчас у него можно учиться. Опыт.

Л.Литвишко. Как вы его вычислили? Взяли за какие-то человеческие качества, а дальше пошли развитие, способности, опыт?

А.Федорченко. Он работал ассистентом еще на фильме «Первые на Луне». А после этого стал вторым режиссером.

Л.Литвишко. Расскажите мне про вашу фестивальную жизнь. На площадке, ­утверждаете, у вас счастье. А на фестивалях тоже счастье?

А.Федорченко. Я люблю фестивали. Только ездить не люблю, саму дорогу. А на фестивалях чувствую себя замечательно. Столько городов, столько стран.

Л.Литвишко. Общаешься, смотришь кино?

А.Федорченко. К сожалению, не знаю языка. Смотрю страну, стараюсь объехать как можно больше, детально рассматриваю окрестности. Благодаря своей профессии повидал весь мир.

Л.Литвишко. С камерой ездите?

А.Федорченко. Нет.

Л.Литвишко. Вы и за камерой не стоите?

А.Федорченко. Я обязательно смотрю каждый кадр.

Л.Литвишко. Как вы с оператором работаете? Раскадровку делаете? Сториборд? У вас большой подготовительный период или есть сценарий на пятнадцати страницах и поехали?

А.Федорченко. Я обязательно пишу режиссерский подробный сценарий и работаю по нему. С раскадровкой или без. Как нужно в данном проекте. По-разному бывает. Какие-то фильмы были полностью раскадрованы — «Первые на Луне», «Железная дорога». А вот «Овсянки» нет. Только основные сцены. Прием придуман, а остальное уже по интуиции.

Л.Литвишко. Насколько удается действовать по собственному режиссерскому сценарию? Или жизнь вторгается?

А.Федорченко. Вторгается, конечно. Но я «вслушиваюсь» в ландшафт очень ­серьезно. Ландшафт всегда подсказывает. И квартира какая-то, пейзаж, лес, холм. Солнце, облако может поменять сцену, ее смысл полностью. Глупо к этому не прислушиваться.

Л.Литвишко. У вас обычно подготовительный период для фильма сколько длится?

А.Федорченко. Три месяца.

Л.Литвишко. Быстро. А съемки?

А.Федорченко. «Овсянки» сняты за тридцать три смены. «Небесные жены…», поскольку по сюжету там четыре времени года, а следовательно, четыре экспедиции, снимались шестьдесят четыре смены.

Л.Литвишко. Прямо по европейским стандартам. Сколько у вас часов смена? Десять, двенадцать, шестнадцать часов?

А.Федорченко. Мы не «упахиваемся». Если надо — актер не может остаться в экспедиции подольше и надо его сегодня снять, — все работают не глядя на часы. А так обычно в мирное время действуем по стандартам.

Л.Литвишко. Какие, если не секрет, были бюджеты у «Овсянок» и у «Небесных жен…»?

А.Федорченко. Полтора-два миллиона долларов.

Л.Литвишко. Скромно по нынешним временам. Так разумно у вас все просчитано?

А.Федорченко. Глупо тратить на такое кино много денег, они ведь не возвращаются. Можно и за миллион, и за полмиллиона снять приличное кино. Нет ведь цели своровать у самих себя во время производства.

Л.Литвишко. Над каким количеством проектов вы работаете одновременно?

А.Федорченко. В разных стадиях у меня обычно в работе находятся пять фильмов. Пишем и дорабатываем три сценария и еще два фильма в запуске. Их надо снять в течение двух лет.

fedorchenko-6
«Железная дорога»

Л.Литвишко. Вы сами пишете сценарии или участвуете в написании с кем-то в соавторстве?

А.Федорченко. Я сценарист по второму образованию. Я сам не пишу, но…

Л.Литвишко. Ваши идеи?

А.Федорченко. Да. Но у меня замечательный сценарист, Денис Осокин, который живет в Казани. Он мне в основном пишет сейчас. Мне удобнее, чтобы кто-то это делал, потому что кино – это многомерное искусство и желательно, чтобы авторов у него было много.

Л.Литвишко. Но вы не стремитесь к разнообразию сценаристов?

А.Федорченко. Нет, сценарист у меня сейчас фактически один.

Л.Литвишко. Он готов с вами быть все время?

А.Федорченко. Он не хочет. Кино — это его непрофильное занятие. Он ученый, филолог и писатель. Хочет писать книги. Я его своими проектами отвлекаю. Но это то, чем он зарабатывает на жизнь.

Л.Литвишко. Так что вам повезло. Некоторые продюсеры сейчас все чаще говорят: американцам будем заказывать, нет у нас сценаристов.

А.Федорченко. Сценарная проблема существует во всем мире. Кризис. Это действительно жуткая проблема. Сколько фильмов уже снято за сто лет, не сосчитать, наверное, сотни тысяч. Конечно, идут повторы. Да и в американском кино кризис. Иначе бы они не стали молотить все время по одному месту, снимая римейки.

Л.Литвишко. Они в телевизор все ушли. И как-то у них там хорошо получается. Много качественных сериалов. Например, «Война престолов», HBO. Есть еще полицейский сериал, называется «Дерьмо». Про неоднозначного полицейского, который и плохой, и хороший, живой, яркий персонаж. Смотрели?

А.Федорченко. Я вообще не смотрю телевизор. Тут был в Тбилиси. Включил российский канал, идут американские сериалы, один за другим. Мне очень понравилось. Такие простые, остроумные. «История большого взрыва», формат «Друзей». Они несут народу продукт высокого качества. А у нас как-то считается, что чем проще и хуже, тем лучше.


Warning: imagejpeg() [function.imagejpeg]: gd-jpeg: JPEG library reports unrecoverable error: in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/gk_classes/gk.thumbs.php on line 390
Странная история мистера доктора. «Доктор Стрэндж», режиссер Скотт Дерриксон

Блоги

Странная история мистера доктора. «Доктор Стрэндж», режиссер Скотт Дерриксон

Нина Цыркун

Нина Цыркун попробовала новую порцию приключений Marvel о бывшем нейрохирурге, ставшем Верховным магом Земли (Бенедикт Камбербетч), – и уже чувствует симптомы грядущей ломки.

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Новости

Верховный суд РФ признал законным приговор режиссеру Олегу Сенцову

24.11.2015

Верховный суд РФ оставил в силе приговор украинскому режиссеру Олегу Сенцову, осужденному на 20 лет тюрьмы строгого режима по обвинению в организации терактов в Крыму. Апелляцию защиты Верховный суд отклонил. «Военная коллегия Верховного суда РФ определила приговор Северо-Кавказского окружного военного суда в отношении Сенцова оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения», — сказал судья.