Тест-драйв кино

О фестивальной политике в России 

Если попытаться разобраться в той части официальной кинополитики, которая касается фестивалей, то придется констатировать, что никакой осмысленной системы принципов, целей, действий здесь в настоящее время нет. Более того, существующая практика государственной поддержки фестивалей, по сути, работает против совершенствования этой сферы, ее расширения, проведения более эффективной программы развития. Государство не определило и не представило обществу свои приоритеты, не выработало никакой цивилизованной формы конкуренции фестивалей. Нет их признанной классификации. Финансовая помощь формируется и существует на уровне лоббирования тем или иным фестивалем своих корпоративных интересов. 

Никаких других развернутых и концептуальных аргументов для поддержки фестивалей, надо признать, не имеется.

Московский международный кинофестиваль получает от государства финансирование, равное суммам, предоставляемым всем остальным фестивалям, вместе взятым, — он совершенно спокойно может, по мнению профессиональных экспертов, не заботиться о качестве, о подлинном лидерстве в фестивальном движении. Авторитет, эффективность, международный статус, зрительская востребованность результатов ММКФ не влияют на сумму его финансирования. Поэтому этот фестиваль, мне кажется, просто засыпает, а засыпая — умирает. При этом нет никаких стимулов для его не то что соответствия современным требованиям, а хотя бы пробуждения от сна. Для кинематографического мира Московского фестиваля практически не существует. Он отсутствует в основных специализированных каталогах, в анализах, в цитатах и отсылках, в упоминаниях мировыми изданиями, в графике жизни основных деятелей мирового кино. Хотя бы продюсеров, дистрибьюторов, прокатчиков, промоутеров, не говоря уже о режиссерах, актерах, критиках. Ни у кого из них, за редчайшим исключением, в дневнике профессиональных событий не прописан Московский фестиваль. Более того, он не имеет даже своей международной ниши.

mansky-mmkfСейчас я говорю не о московском зрителе, не о нашем внутрироссийском сообществе — только о международном признании. Проблема в том, что у ММКФ нет своих функций, образа, нет собственного места в мире. Единственное место, на которое он мог бы претендовать, — место кинофорума восточноевропейского региона, имеющего ясную цель — продвижение картин в этой части Европы. Но нужно понимать, что эту нишу плотно, успешно и стабильно занял фестиваль в Карловых Варах. Может быть, следовало бы сузить масштаб интересов самой зоны ответственности Московского кинофестиваля, скажем, до территории СНГ. Но картины, которые презентированы на ММКФ, даже те, что становятся его победителями, куда-то исчезают. Награды не являются для них пропуском на небольшой рынок СНГ, более того, кроме нескольких случаев, и на внутрироссийский рынок. Они не выходят в ограниченный отечественный прокат. Но тогда какой смысл продюсерам работать с этой организационной и символической площадкой?

Есть главный форум российского кино — «Кинотавр». Он известен всем деятелям нашего кинематографа, которые хоть в какой-либо степени заинтересованы в его судьбе. На это фестивальное событие приезжают отборщики всех основных международных смотров. С отборочной дирекцией «Кинотавра» сотрудничают основные фестивали в течение года, дистрибьюторы пользуются консультациями «Кинотавра». В России, конечно же, существуют и более узконаправленные площадки, скажем, жанрового, документального, анимационного кино. Есть какие-то региональные фестивальные акции, на которые в последнее время активно обращает внимание мировое сообщество. Интересно отметить, что на Московском фестивале ни количество, ни состав мировой прессы, в сущности, не известны.

mansky-kinotavrНужно понимать: есть фестивали и фестивали. Задача одних — выявлять и поддерживать новые тенденции в развитии киноязыка, современного кинематографа в целом. Это в первую очередь главные мировые смотры. Не только универсальные Канн, Берлин, Венеция, но и — для более радикального кино — Роттердам, для молодого — Локарно и так далее. В России нет ни одного фестиваля, который на международном уровне занимался бы развитием киноязыка. Те, что есть, в принципе либо фиксируют определенные внутрироссийские тенденции, либо являются промоутерским механизмом для продвижения фильмов на рынки. В лучшем случае — еще одним средством открытия каких-то новых имен режиссеров, актеров, продюсеров, которые в дальнейшем потенциально могут продвигаться скорее на телевизионный, чем на международный, рынок.

Есть фестивали, рассчитанные в первую очередь на профессиональное сообщество. Таких качественных немного. В каждом направлении кинематографа по одному, максимум по два игровых, анимационных, документальных. Все остальные так или иначе работают на продвижение российского кино. Что бы ни говорили их организаторы, как бы эти форумы себя ни позиционировали, по сути они все равно чисто зрительские. Так что по большому счету это кинонедели. При том что есть жюри, призы, звезды, это не меняет сути события — это все равно Неделя. Я специально ухожу от названий конкретных фестивалей. Даже с представительным жюри и хорошей программой фестиваль часто не работает на профессиональное сообщество. Хотя бы по той причине, что оно там не собирается для обсуждения своих проблем. Почему «Кинотавр» является внутрироссийской профессиональной площадкой? Потому что в Сочи присутствует весь актуальный кинематограф. Многие его авторы, посредники, представители. Показывается все то, что является актуальным именно в этом году. На любом другом смотре собираются, скажем так, достойные, но подчас случайные группы. Они не репрезентативны для полноценной профессиональной деятельности.

mansky-artdocfestВ России более ста фестивалей, но на профессиональное сообщество работает не более семи из них. Все остальные, как бы они ни назывались, ориентированы на зрительскую аудиторию, на продвижение кино. С небольшими профессиональными секциями, но, признаем, это зрительские фестивали. Это вовсе не значит, что они плохие или второго сорта. В мире сотни зрительских фестивалей, которые не вырабатывают тенденцию, но очень активно продвигают избранные ими картины на те или иные территории. Есть, в частности, очень важный в Северной Америке — в Торонто. Он является одним из ведущих киносмотров мира.

В России отсутствует государственная классификация фестивалей. Можно заручиться чьим-то согласием, арендовать кинотеатр и получить от государства на эту инициативу пару миллионов рублей. У нас есть фантомные фестивали, которые на самом деле не существуют. Они есть только на бумаге. Получил деньги от государства как бы на полноценный фестиваль, провел церемонию открытия в зале на 150 человек, через неделю там же церемонию закрытия. И это всё. Деньги освоены. Отчет представлен.

Компания Movie Research по заказу Министерства культуры определила рейтинг российских фестивалей. То, что он имеет мало общего с реальностью, оставим за скобками. Но он вскрыл любопытные детали. Составляя рейтинг, компания Movie Research опиралась на данные, которые она сама сдает в министерство в качестве отчета о проделанной работе. Раньше эти документы были закрыты, но благодаря созданию этого рейтинга оказались открыты. С удивлением удалось обнаружить, что даже фантомные фестивали приписывают себе количество зрителей, которого ни по каким параметрам — физически — не могло там быть. Условно говоря, есть фестиваль, который, по его же отчетным бумагам, проходит в течение семи дней в зале на сто человек. mansky-omskНетрудно подсчитать, что в лучшем случае при пяти ежедневных сеансах и абсолютной заполняемости залов он может собрать максимум семьсот человек в день. Получается меньше пяти тысяч зрителей за все время работы фестиваля. А организаторы пишут в отчете, что просмотры посетили двадцать тысяч зрителей. Рейтинг фестивалей компания Movie Research рассчитывала из этих мифических цифр. Все остальные рейтинги, в отличие от этого, который призван был быть объективным, вообще субъективны. Скажем, члены Киносоюза оценивают фестиваль по десятибалльной шкале — рейтинг определяется на основе решения каждого отдельного профессионала. Нельзя сказать, что подобные рейтинги вообще не имеют права на существование, но мы должны понимать, что вкусовой момент в них все-таки присутствует.

Совсем не сложно определить рейтинг фестивалей, опираясь на объективные показатели — количество российских премьер, количество мировых премь-ер, количество проданных билетов, количество залов, в которых идут фильмы, количество публикаций, наличие трансляции церемоний по телевидению. Это абсолютно объективные показатели, которые невозможно ни подделать, ни поместить в субъективную пучину. Количество проданных билетов — есть выписка из кассы. То же самое с залами, публикациями, премьерами, трансляциями. Все очень четко. Но никто этого не делает. Почему? Потому что тем людям, которые представляют интересы государства, этого делать не хочется. Видимо, невыгодно. Если определить реальный рейтинг фестивального движения, они не смогут огромные суммы согласно своим кулуарным решениям выделять аутсайдерам этого рынка. Сейчас же совершенно спокойно фестиваль с сомнительной репутацией, третьесортной программой, реальным отсутствием публики может получить в несколько, а то и в десятки раз больше, чем находящийся в профессиональных рейтингах на первых позициях.

mansky-oknoНе хватает осмысленной, объявленной стране и мировому киносообществу фестивальной политики, которая должна существовать на основе серьезного профессионального анализа фестивального процесса. Не предвзятого, не заказного, не такого, где решения подогнаны под желаемые ответы. Вот тогда возникнет ситуация конкуренции. Она заставит даже тех деятелей, которые сегодня работают на фантомные фестивали, зашевелиться. Понятно, что уже полученные деньги они не вернут. Но хотя бы как-то постараются их более эффективно использовать. Сейчас, когда нет абсолютно никакого контроля, нет минимальных требований по эффективности твоего фестиваля, зачем париться?

Настоящих фестивальных продюсеров у нас единицы. Большинство же — это люди, которые более или менее умело справляются с освоением добытого известными способами бюджета.

Фестивальный зритель — лучший партнер художника, потенциальный потребитель достойного кино, который и рождается как раз благодаря качественным фестивалям. Именно он создает культурное пространство в стране. Фестиваль — это очень важный институт по созданию такого пространства.

Очень важны фестивали в регионах. Но не фантомные, а реальные. Они могут иметь или не иметь конкурс и жюри, быть как угодно выстроены, но в первую очередь их организаторы должны думать о воспитании нестандартно думающих, эстетически продвинутых зрителей — в том числе и для изменения общего прокатного климата в нашей стране. Чтобы люди после фестиваля смело ходили в кино на картины более сложные, чем прежде. Чтобы становились более требовательными и не удовлетворялись низкопробным продуктом, которым их сегодня пичкает региональный прокат.

Фестиваль — это как тест-драйв для автомобиля, когда человек приходит на рынок и проверяет качество заинтересовавшего его продукта. Фестиваль дает возможность каждому сделать собственную пробу качественного кино. Так, чтобы в дальнейшем уже не покупаться на настырно предлагаемую ему ерунду.


Записала Анна Закревская

Социальный дарвинизм (краткая версия)

Блоги

Социальный дарвинизм (краткая версия)

Евгений Майзель

Картина «Дарвин» (Darwin, 2011) – одна из интереснейших документальных лент прошлого года о крохотном американском поселении, затерянном в Долине Смерти, – добралась, наконец, и до России: фильм покажут 24 сентября в рамках международного кинофестиваля во Владивостоке «Меридианы Тихого». Евгений Майзель беседует с режиссером фильма Ником Брандестини.

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.

Новости

В Москве показывают «Искусство бэнси»

24.05.2015

С 25 по 30 мая в Москве пройдет показ программы «Искусство Бэнси». Так называется ретроспектива классических японских немых фильмов в сопровождении бэнси Юка Хисаготэй (Кэйко Симада).