Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Спайк Джонз: «Успех фильма зависит от интонации» - Искусство кино

Спайк Джонз: «Успех фильма зависит от интонации»

— Многие талантливые и любимые нами сегодня режиссеры в определенный период объединялись вокруг компании Propaganda Films, основанной Дэвидом Финчером, Майклом Бэем и другими голливудскими продюсерами.

Спайк Джонз. Да, верно. Идея принадлежала Финчеру; потом мы начали работать с Марком Романеком, Мишелем Гондри – когда он переехал из Франции в США, его офис был по соседству с нашим. Многие режиссеры сотрудничали с этой компанией. Майк Миллс, Роман Коппола. Вместе мы делали немало проектов. В компании было множество авторов, с некоторыми я был практически не знаком, например с Майклом Бэем, Домиником Сена. Зато я знал Антуана Фукуа.

— Многие были близкими друзьями и занимали друг друга в своих проектах. В картине Дэвида О. Рассела «Три короля» вы сыграли одну из главных ролей. Вам, как режиссеру, этот опыт принес какую-то пользу?

Спайк Джонз. Несомненно, это был ценный опыт. Во-первых, я начал понимать, насколько трудно приходится актеру; я стал относиться к артистам с гораздо большим вниманием и пониманием. Во-вторых, я смог понаблюдать за тем, как работает Дэвид. Режиссеру вообще интересно смотреть, как работает его коллега, а если речь идет о действительно выдающемся режиссере, которого любишь и уважаешь, это тем более увлекательно.

— Вы также сыграли небольшую роль в картине Мартина Скорсезе «Волк с Уолл-стрит».

Спайк Джонз. Подбором актеров для моей картины и фильма Скорсезе занималась Эллен Льюис, она и предложила мне эту роль. Естественно, я не мог отказаться. Мне даже не нужно было читать сценарий, я согласился без раздумий. Ведь мне предоставлялась возможность побыть на одной площадке с Мартином Скорсезе, понаблюдать за его работой и даже сыграть роль. К тому же мне нравятся все совместные работы Скорсезе и Ди Каприо. Было невероятно захватывающе следить за этим дуэтом; они уважают и понимают друг друга с полуслова, искренне восхищаются друг другом. Сразу ясно, что оба обожают делать кино, тем более вместе. Видеть такое сотрудничество очень приятно.

— У вас пока нет подобной «музы», любимых актеров, с которыми вы работали бы над каждым фильмом. За исключением, пожалуй, Кэтрин Кинер, которая снималась во всех ваших картинах, кроме последней.

Спайк Джонз. Я сам не понимаю, почему так происходит. С каждым актером, который у меня снимался, я хотел бы поработать еще. С Джоном Малковичем, например. С Кэтрин Кинер мы до сих пор часто сотрудничаем над различными проектами. Так же, как и с Крисом Купером. У него была маленькая роль в фильме «Она», но в итоге тот эпизод пришлось вырезать. Очень хотелось бы еще поработать с Николасом Кейджем. Он настоящий безумец, не знающий страха, он готов на всё. Никогда не скажет «нет». И тем не менее каждый раз, когда дело доходит до кастинга, я начинаю размышлять, пытаюсь определить суть персонажа, его характер и прочее и в итоге чаще всего выбираю кого-то нового.

— В последние годы вы ставите перед собой трудные задачи, исследуете всё новые территории. Компьютерная графика, сказочные монстры и дети в «Там, где живут чудовища», влюбленные роботы в короткометражке «Я здесь», а в новом фильме «Она» одну из главных ролей исполняет голос актрисы, которая ни разу не появляется в кадре. Вы сознательно все это делаете?

Спайк Джонз. Меня привлекают нестандартные идеи, воплощение которых поначалу кажется мне невозможным, но в этом-то их прелесть. Концепция фильма «Быть Джоном Малковичем» была совершенно абсурдной, я должен был найти нужную тональность, чтобы претворить ее в жизнь, но понятия не имел, получится у меня это или нет. В «Адаптации» несколько сюжетных линий, множество разрозненных идей. Чарли Кауфман, пытающийся написать сценарий и разобраться в отношениях с «братом»; запутавшаяся в собственной жизни меланхоличная героиня Мерил Стрип, работающая над книгой «Похититель орхидей»; жизнь героя Криса Купера; история поисков орхидей – история и сама идея создания жизни, вселенной, нашей планеты – словом, там масса мотивов. И нужно было объединить это все в цельную историю. Мы монтировали картину год и два месяца, пытались сложить все кусочки в гармоничное единое целое; это самая сложная и пугающая часть работы. Очень часто я работал интуитивно, не зная, получится ли в итоге нечто внятное, сложится фильм или нет.

 

spike-3
«Адаптация»

 

— Значит, страх и трудности помогают вам в работе?

Спайк Джонз. Делают ее увлекательной. Мы не знаем заранее, что получится в результате и получится ли вообще что-нибудь. Монтируя «Адаптацию», я порой говорил себе: «Ладно, может, фильм и провалится, но с достоинством». Я старался сделать нечто хорошее, но понимал, что фильм вряд ли выйдет удачным. То же и с картиной «Она». Сейчас я вспоминаю об этом со смехом, но в период постпроизводства были моменты, когда я всерьез собирался пойти к продюсеру Меган Эллисон, извиниться перед ней и сказать, что, возможно, нам не стоит пытаться завершить эту картину. Думал, что для меня настали трудные времена.

— Поразительно, какое большое значение вы придаете выбору верной тональности картины.

Спайк Джонз. Важна каждая модуляция. Когда я работаю над сценой, фразой или даже словом, тон для меня – важнейшая вещь на свете. Я верю, что успех или провал фильма зависит от интонации.

— Полагаю, именно поэтому вы решили заменить Саманту Мортон на Скарлетт Йоханссон: ее голос не вполне соответствовал той общей интонации, которую вы искали.

Спайк Джонз. Да, и тем не менее мне было трудно и печально осознавать это. Я люблю Саманту, люблю как актрису и как друга.

Когда берешься за столь сложное и амбициозное кино, поневоле приходится рисковать. Это уравнение с множеством переменных, и ошибиться можно легко.

Спайк Джонз. Нельзя понять, как снимать кино, пока не снимешь его. То же можно сказать и обо всем, что представляется невероятно трудным, но стоящим усилий: будь то кино, личные отношения, работа, семья и воспитание детей. Пожалуй, особенно это касается детей. Возможно, это правило верно для всего по-настоящему важного в жизни.

— Расскажите о музыке к фильму; известно, что вы уже на раннем этапе работы решили привлечь группу The Arcade Fire.

Спайк Джонз. Верно. Когда у меня возникали трудности с выбором музыки, я обращался к ним. У меня было несколько совершенно разных идей, а с членами группы мы дружим давно. У нас уже есть довольно много совместных работ. Мы общались, когда я работал над сценарием, обсуждали разные идеи. Особенно часто мы говорили с Уином Батлером, он обожает кино, научную фантастику, киномузыку, он очень внимательный и вдумчивый, невероятно эрудированный в этих областях человек. Мы беседовали по-дружески, перебрасывались идеями, в том числе относительно сценария. Сначала я думал пригласить композитора, но не знал, кого именно и какое направление мне выбрать. Было лишь несколько общих соображений. В частности, я не хотел использовать электронную музыку, но в композициях должно было чувствоваться некое электричество. Она должна была отражать не технологическое совершенство, а скорость нашей жизни.

 

spike-2
«Она»

 

— В музыке к фильму явно улавливается это пульсирующее движение, ток.

Спайк Джонз. Это такое тихое бурлящее электричество. Я знал, что фильм будет рассказывать историю любви, и хотел, чтобы эмоции героев были очень простыми, естественными, идущими не от разума и при этом крайне сильными. И в музыке отражены одиночество, волнение, романтика, боль, в том числе боль героини, ее любовь, ее разочарования и прочее – это история любви и, возможно, в большей степени история о других отношениях.

Обо всем этом я беседовал с Уином, а о киномузыке он знает куда больше меня. Я посылал ему ту или иную песню, он мне в ответ – другую, так мы и обменивались. И в конце концов я подумал: «Этот парень – один из моих любимых авторов, у нас схожее восприятие музыки, он не боится быть искренним в своем творчестве». Его музыка эмоциональна, открыта, непосредственна и очень кинематографична. В итоге я предложил ему написать музыку к фильму. Затем подключилась вся группа, мы уже начали работать в конкретном направлении. Но началось все с нашего общения с Уином. Позже брат Уина Уилл взял на себя множество обязанностей, особенно на последнем этапе работы, когда группа заканчивала запись своего альбома, а у Уина родился ребенок. Именно Уилл направлял группу, руководил процессом записи, но все же это был по-настоящему общий труд, и, надо сказать, легких путей мы не искали. Не просто совместная работа режиссера и композитора. Я работал с целой группой, сумасшедшим живым организмом под названием The Arcade Fire.

— Не так давно говорили о том, что вы с Чарли Кауфманом собираетесь вместе делать картину о мировых лидерах, сатиру в духе «Доктора Стрейнджлава». Этот план еще в силе?

Спайк Джонз. Замысел был не совсем таков, но у нас есть идея проекта. Пока не знаю, когда мы займемся им. Я постоянно общаюсь с Чарли, мы обсуждаем разные замыслы, я рассказываю ему о своей работе, он – о своей, подбрасывает мне потрясающие идеи, он просто фонтанирует ими. Но если, скажем, через неделю напомнить ему про ту или иную мысль, которой он с тобой поделился, он запросто скажет: «Да я уже забыл об этом». У него целый склад идей, часть которых пылится где-то и так и не будет реализована, а остальные будут просто забыты, если ему не напомнить о них. Как бы то ни было, я уверен, мы еще поработаем вместе. Он – мой любимый писатель.

spike-4
«Быть Джоном Малковичем»

— Одиночество и желание – неизменные составляющие, которые определяют магистральную линию вашего творчества, особенно это стало очевидно после картины «Там, где живут чудовища». Вы намерены продолжить исследовать эти мотивы? Это ваша «естественная среда»?

Спайк Джонз. Не знаю. Я не думал о том, что буду что-то исследовать. Во всяком случае, я не ставлю перед собой такой задачи. Даже в картинах, поставленных по чужим сценариям. Не знаю, можно ли говорить об «исследовании» применительно к моей работе. Просто меня влекут те или иные идеи…

— То есть это в большей мере интуитивный процесс, нежели результат тщательного обдумывания?

Спайк Джонз. Да, и это касается не только написания сценария. Во всем, что я делаю, я полагаюсь на интуицию и только потом начинаю осмыслять, понимать. Например, идея сделать главного героя фильма «Она» автором, пишущим на заказ красивые проникновенные личные письма, пришла мне в голову просто так, она казалась оригинальной, забавной, актуальной. Я точно хотел сделать его писателем, но сама идея родилась случайно, а не в результате долгих размышлений. И уже позже, в процессе работы над сценарием она обрела дополнительный смысл.

— С момента выхода вашей предыдущей картины «Там, где живут чудовища» прошло уже несколько лет. Что вдохновило вас написать сценарий фильма «Она», и что он может рассказать нам о современных человеческих взаимоотношениях?

Спайк Джонз. Вдохновение… Тут столько разных аспектов. Конечно, в фильме отражено множество научно-фантастических идей. Очевидно, что технологии сейчас стали важным элементом нашей жизни, по крайней мере, моей точно. Ежедневно я общаюсь с людьми, и по большей части это общение осуществляется именно с помощью разных устройств. Это также и новый эмоциональный опыт. Слышишь сигнал, когда приходит новое сообщение, и понимаешь, что кто-то сейчас думает о тебе.

В фильме отражена вся эта высокотехнологичная концептуальная повседневность, и все же это прежде всего кино о человеческих отношениях. О любви, о потребности в общении и близости, о способах поиска и нахождении связи с другими.

— В фильме показан футуристический Лос-Анджелес. По-вашему, место действия является одним из ключевых элементов этой истории?

Спайк Джонз. Мы показали город таким, каким сами видим его в будущем. Мы с самого начала решили не заострять внимание на чисто футуристических аспектах, не рисовать подробную картину будущего. Место действия было важно для нас, поскольку мы стремились показать город будущего, где людям живется комфортно и легко, а Лос-Анджелес именно таков.

В нашей версии будущего в Лос-Анджелесе действует уникальная система метро, мы решили немного помечтать. В этом городе всегда прекрасная погода, еда везде отличная, к тому же рядом океан, горы. В общем, мы показали будущее как царство комфорта, все детали в фильме свидетельствуют об этом.

Мне кажется, что мир сейчас и правда развивается в этом направлении. Еще двадцать лет назад дизайн не играл такой важной роли в нашей жизни. Сейчас же он повсюду. Это видно даже по ресторанам «Макдоналдс». Все стремятся что-то улучшить. В фильме мы попытались создать город, жить в котором удобно, легко и приятно. Конечно, несмотря на все это, люди по-прежнему могут чувствовать себя одинокими и покинутыми.

— Возникали ли трудности в самом процессе выстраивания повест­вования?

Спайк Джонз. Самой сложной задачей было рассказать историю любви двух героев, одного из которых мы не видим на экране, показать их привязанность друг другу, их взаимопонимание. Выразить и передать всю гамму их чувств было нелегко.

Интересная деталь. В этом фильме я впервые работал с оператором Хойте Ван Хойтемой, и картина многим обязана именно его работе. Он голландец, и, думаю, поэтому «Она» получилась немного европейской по духу.

Недавно я показал фильм своим знакомым, и их отзыв прозвучал для меня как величайший комплимент. Они сказали, что картина очень женственная, что это «женское» кино, снятое мужчиной. Меня глубоко тронуло это замечание. Когда я только познакомился с Хойте, меня сразу поразил его особый тип чувствительности, восприимчивости, действительно очень женской, в его работе чувствуется поразительная тонкость и глубина. Отчасти поэтому я и предложил ему эту работу. Я хотел, чтобы фильм был проникнут женственностью.

spike-5
«Она»

— Работу Скарлетт Йоханссон в этом фильме можно без преувеличения назвать выдающейся. Как вы добились такого удивительного результата?

Спайк Джонз. Мы полностью доверяли друг другу. Мне многое в ней нравится, думаю, мы просто хотели попробовать сделать что-то новое вместе. Было невероятно интересно наблюдать, как она буквально прощупывает каждую эмоцию своего персонажа. Полагаю, сейчас в ее творчестве наступил какой-то новый этап. Я видел картины «Страсти Дон Жуана» и «Побудь в моей шкуре» – прекрасный, странный и пугающий фильм, но она в нем великолепна. Я также видел постановку пьесы «Кошки на раскаленной крыше» с ее участием. Она поразительная актриса, которая, даже отсутствуя на экране, может передать особый магнетизм своего персонажа.

— Да, забавно, что вы взяли на эту роль такую красивую актрису и не показали ее. Почему все-таки Скарлетт? Все дело в ее соблазнительном голосе?

Спайк Джонз. Определенно. Тембр ее голоса прекрасен. Этот голос – отражение ее личности, ее интеллекта и остроумия. Она может дразнить вас, подшучивать и при этом сумеет проникнуть вам в душу. Она может быть очень нежной и любящей. Как определить подлинную харизму человека? Без сомнений, Скарлетт красива, но даже если не видеть ее, а только слышать, магия не исчезает. Это часть ее натуры. А поскольку она к тому же готова исследовать бесконечные глубины человеческих эмоций и чувств, с  этой ролью она справилась блестяще.


Фрагменты интервью Спайка Джонза, опубликованных на сайтах
http://blogs.indiewire.com/theplaylist/
http://www.filmlinc.com

Перевод с английского Елены Паисовой


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Церемония любви и смерти

Блоги

Церемония любви и смерти

Нина Цыркун

Вышедшая в российский прокат «Мисима: Финальная глава» из каннской программы «Особый взгляд» — заключительная часть трилогии Кодзи Вакамацу, посвященной эпохе Шова, то есть времени правления императора Хирохито (1926—1989).


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

Лучшие фильмы XVI Международного Канского фестиваля покажут в Москве

31.08.2017

С 31 августа по 3 сентября в Москве пройдет Эхо XVI Международного Канского видеофестиваля. На нем состоится московская премьера картины «Прорубь» режиссера Андрея Сильвестрова, а также будут показаны все фильмы конкурсной программы. Состоятся также специальные кинопоказы «Канский выбор: художники», «Канский выбор: режиссеры» и программа поэтических образов из Oodaag’s Selection (Франция).