Безусловная условность

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Фестивали фестивалями, а прокатный сезон летних хитов, по мнению Нины Цыркун, открыл фильм-катастрофа Брэда Пейтона «Разлом Сан-Андреас».


Фильмы-катастрофы смотреть чрезвычайно приятно, потому что всегда и наверняка знаешь, чем все закончится, но не знаешь, как. Это и обеспечивает живучесть жанра. Зритель втихомолку радуется своей проницательности и удивляется изощренности мастеров экрана. А еще, конечно, погружается в ситуацию безопасного (для себя) ужаса (теперь интенсифицируемого благодаря технологии 3D), и невольно идентифицируется с главным героем – на этот раз это Дуэйн «Скала» Джонсон, выступающий под именем пилота поисково-спасательного вертолета Рея. «Разлом Сан-Андреас» Брэда Пейтона – классический фильм-катастрофа. Он ладно и тонко аранжирован компонентами, превращающими его из пустой пугалки и страшилки в многослойный кинотекст. Этих основных составляющих три.

San Andreas 2«Разлом Сан-Андреас»

Во-первых, в реальной жизни мы урывками слышим от озабоченных ученых о динамическом процессе изменения земной коры, грозящей глобальными катастрофами: землетрясениями, цунами и т.п. – даже там, где раньше ими и не пахло. Например, предсказывают мощное землетрясение на территории нескольких американских штатов, считавшихся сейсмически безопасными. Но, обосновывая вероятность события, специалисты не готовы точно назвать его дату, в чем и проблема, ставящая огромную часть населения в ситуацию реального житейского саспенса. В фильме эту научную часть освещает сейсмолог Лоуренс Хейс (Пол Джаматти), которого – пока не грянул гром – никто не слушал. В подвале его лаборатории тихо тлеет весь тираж его пионерской книги, посвященной анализу самого крупного трансформного разлома вдоль штата Калифорния, и, что самое важное, – теории предсказания грядущих землетрясений. Наука становится действенной лишь попадая в оборот масс-медиа. Хейса начинают слушать тогда, когда он становится телезвездой, но происходит это уже, увы, постфактум – на фоне картинки рушащихся от девятибалльных толчков небоскребов Лос-Анджелеса и разламывающегося моста Золотых ворот Сан-Франциско.

«Разлом Сан-Андреас», трейлер

Во-вторых, это конкретные люди, через судьбы которых мы, как будто на приборном стекле, наблюдаем, каким образом геологический сдвиг может отразиться на нас самих. Личностные отношения, прослаивающие и держащие сюжет, как обычно бывает в таких случаях, прерывают экшен интерлюдиями выяснения этих отношений. Создатели триллеров, хорроров и фильмов-катастроф, видимо, полагают, что такого рода отступления необходимы для привлечения женской аудитории. Пусть так. А если нет, то привыкший зритель терпеливо (или нетерпеливо) пережидает эти вставки, потому как не за тем он пришел в кинозал, но знает, что без них кино практически не бывает.

Мастерство режиссера проверяется тем, как он выкручивается из этой ситуации. Так вот в «Разломе» удалось рационализировать «балласт». У Брэда Пейтона паузы превращают напряжение в саспенс в буквальном смысле слова – они «подвешивают» действие, заставляя зрителя, затаив дыхание следить за его развитием, попутно получая бонус из курса этики и психологии семейной жизни. На обломках мегаполисов складываются пазлы взаимоотношений Рея и его жены Эммы (Карла Гуджино), подавшей документы на развод; их дочери Блейк (Александра Даддарио) и потенциального отчима Дэниела (Йонан Граффуд), а также Блейк и ее приобретенных в беде друзей, двух братьев-англичан.

И, наконец, третий компонент – социальный подтекст, который в тех или иных пропорциях вообще свойствен американскому кино как, может быть, самому демократичному в мире. Там всегда явно или подспудно присутствует мотив особой бескорыстной надежности тех, кого раньше называли солью соли земли. Лощеный красавчик, знаменитый архитектор Дэниел, богатый как и его высокомерная сестрица (почти карикатурная в этой небольшой роли Кайли Миноуг) – антиподы этих людей и прежде всего профессионального спасателя Рея.

San Andreas 3«Разлом Сан-Андреас»

А Рей весь фильм только и делает, что кого-то спасает. Дуэйн Джонсон не скрывает, что самые трудные трюки выполнял за него дублер, но он тоже делал кое-что: управлял катером и вертолетом, карабкался по скалам, нырял под воду, что, кстати, заметно, потому что многие эпизоды сняты оператором Стивом Йедлином без монтажных склеек. Вообще, хотя такой «вероятностный» фильм с проваливающимися дорогами, грандиозными пожарами, многометровым цунами и складывающимися, как домино, зданиями кажется невозможным создать без компьютерной графики, без зеленого экрана, дорисовки и последующего внутрикадрового конструирования, многие сцены были сняты вживую и на огромной скорости, что придает картине ощущение репортажной достоверности.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Колонка главного редактора

«Эффективность вечных кодов двоемыслия»

15.04.2013

Имперское сознание россиян непоколебимо. Поколение интернета пока не способно к проектированию будущего. Экономисты наивны в своих цеховых объяснениях. Самое главное свойство российского общества – тотальное недоверие: всех ко всем, считает социолог культуры, главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, кандидат философских наук Даниил Дондурей.

Новости

«Я шагаю по Москве» отправляется в Венецию

21.08.2014

Сегодня, 21 августа в 12 часов в Москве на площадке МИА «Россия Сегодня» состоялась пресс-конференция об участии России на предстоящем кинофестивале в Венеции. Напомним, что среди многочисленных событий, которые произойдут в рамках 71-ого Венецианского кинофестиваля, как минимум два события имеют непосредственное отношение к России. Первое событие – это участие в главном конкурсе фильма Андрона Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Трапицина». Второе событие – участие картины Георгия Данелии «Я шагаю по Москве» в конкурсной программе Venezia Classici.