Семейные узы

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

В российский прокат вышел полнометражный фильм Джеймса Грэя The Immigrant, в переводе названный «Роковой страстью». Разочарованная увиденным, Зара Абдуллаева прослеживает творческий путь режиссера.


Семейные связи/разрывы – единственное, что по-настоящему занимает Джеймса Грэя, к каким бы сюжетам он ни обращался. Это семьи непременно иммигрантов. Его последняя картина выходит в прокат под зазывным названием «Роковая страсть». Но в оригинале оно звучит в лоб: «Иммигрантка». Грэй расширил время действия прежних фильмов, вернулся, так сказать, к истокам исхода (с других берегов) тех, кто отправился за счастьем в Америку.


«Роковая страсть» (The Immigrant), трейлер

В фильме «Хозяева ночи» режиссера привлекали антураж и цвета 80-х. «Роковую страсть» он декорирует приметами начала 20-х прошлого века, а героиней выбирает польку Эву (Марион Котийяр), прибывшую на остров Эллис, где ей пришлось по роковому стечению обстоятельств расстаться с сестрой Магдой. Впрочем, ее злодеем-спасителем оказался все-таки еврей по имени Бруно Вейс, сыгранный Хоакином Фениксом, всегдашним протагонистом Джеймса, за исключением дебютной «Маленькой Одессы», где навсегда вонзился в память зрителей неукротимый и сентиментальный Тим Рот в роли Джоша (Иосифа) Шапиро.

The Imm-Little-Odessa
«Маленькая Одесса», режиссер Джеймс Грэй

«Роковая страсть» – беззастенчивая мелодрама, практически вампука. Вот куда завела любовь Джеймса к опере, особенно к сочинениям Пуччини, и желание эмоциональной встряски публики: вышло ровно наоборот. То, что прежде привлекало точностью изображения иммигрантской среды, обернулось кичем, в котором мадоннообразная Котийяр в роли шлюхи героически переживает свой грех во имя спасения сестры-туберкулезницы, не выпущенной с острова Эллис (куда в свое время приплыли из Киева и Минска бабушка с дедушкой режиссера). Рядом с ней Феникс героически справляется с ролью самовитого изгоя-сутенера, раскаявшегося в финальной «арии» своей эффектной партии.

Даже удивительно, как автор нежной и нервной «Маленькой Одессы», от которой зрителей знобило и которая запечатлела типажи, повадки, мутную беспросветную жизнь обитателей Брайтон-бич; как автор мелодраматичных и все равно неоскорбительно чувствительных «Любовников» (чего стоили слезы страстного героя-неудачника Феникса, выдавливающего реплику о том, что он счастлив, хотя сердце его разрывается от боли); как режиссер жестких и непрямолинейных «Ярдов» или не загадочных, но сильных «Хозяев ночи» вдруг сподобился на самопародию.

The-Immigrant-1
«Роковая страсть»

Травмы переселенцев, чужаков в Америке, которым некуда деться (хотя тот же герой Тима Рота – убийца, не совладавший с русской мафией – подумывал вернуться в СССР), Грэя не отпускают. Братья (а в «Роковой страсти», помимо братьев, вступающих в убийственную борьбу противоположностей, еще и сестры, а также смертельно больные, погибшие от пули бандитов или обезглавленные, как в «Роковой страсти», родители почти всех главных героев Грэя) обеспечивают контроверзы его семейных сюжетов. А члены этих семей составляют процентную норму лишенцев «американской мечты».

The-Immigrant-2
«Роковая страсть»

Разве только сестры-полячки заживут поспокойней, чем на родине и в Нью-Йорке, в Калифорнии. Разве только отвязный распорядитель клуба Бобби (Феникс), где гужуются наркодилеры, станет полицейским после покушения на брата-полицейского и гибели отца, шефа полиции. И вернет – вместо более «нейтральной» материнской фамилии – фамилию отца Грузински, перестав ее стесняться. Разве только Леонард в смешных и трогательных «Любовниках», переживший дважды любовную драму, обрадует своих недалеких любящих родителей женитьбой на дочке владельца химчистки, упрочив таким образом и родительский бизнес. Но все эти «хэппи-энды» окрашены в фильмах Грэя реальной кровью и незаживающими душевными ранами. Доля отпрысков-иммигрантов остается незавидной. Несмотря на праздники: бар-мицвы, восьмидесятилетия бабушки Цыли Соколовой в кафе «Арбат», Нового года или Дня благодарения в Бруклине. Несмотря на перековку плохого парня в хорошего полицейского, несмотря на излечение-освобождение любимой сестры католички-проститутки Эвы в «Роковой страсти».

The-Imm-Two-Lovers
«Любовники», режиссер Джеймс Грэй

Только в «Маленькой Одессе» нет оперных роковых страстей. Вопреки фабульному пересказу: продавец палатки (Максимилиан Шелл) в зимней шапке-«пирожке» занимал в СССР должность повыше, а теперь старается для детей, но один из них погиб, а за другим охотятся русские убийцы. Вопреки тому, что его жена (Ванесса Редгрейв) умирает от рака и говорит, корчась от боли, на ломаном русском, а любовница (Наталья Андрейченко) без акцента ругается матом.

Путь от Брайтона недалекого (в историческом масштабе) прошлого до Нью-Йорка начала 20-х годов, где обездоленные барышни торгуют телом в клубе «Бандитский ночлег» (или «ковчег»?), которым владеет бандерша (Елена Соловей), а заправляет демонический персонаж Феникса, оказался для поклонников Грэя травматическим. Понадеемся, что травмы иммигрантов, столь болезненные для этого режиссера, вновь обретут содержание, форму и стиль, которыми он обладал.

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.

Колонка главного редактора

Доклад президенту РФ Владимиру Путину. О влиянии российского ТВ на стоимость человеческого капитала

12.11.2012

12 ноября 2012 года в Кремле состоялось заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Публикуем доклад Даниила Дондурея.

Новости

XXIII «Окно в Европу» осталось без лучшего фильма

14.08.2015

В Выборге завершился XXIII фестиваль российского кино «Окно в Европу». На церемонии закрытия было вручено порядка трех десятков призов и дипломов в нескольких номинациях, включая четыре конкурсных программы. При этом, ни жюри главного конкурса «Осенние премьеры» под председательством Светланы Проскуриной, ни Гильдия кинокритиков, также оценивающая эту секцию, не смогли выбрать из предложенных картин лучшую и ограничились в первом случае Призом исполнительнице главной роли в одной из картин Ирине Купченко, а во втором - поощрительным дипломом режиссеру-дебютанту Дарье Полторацкой.