Волоколамск-2015. От противного

  • Блоги
  • Евгений Майзель

На XII фестивале военно-патриотического кино «Волоколамский рубеж», открывшемся наутро после исламистских терактов в Париже, царило понимание высшей ценности человеческой жизни и мирного сосуществования народов. Евгений Майзель написал о трех фильмах-лауреатах: «Небесном кочевье» Мирлана Абдыкалыкова, «Непобежденном гарнизоне» Игоря Калядина и «Последнем походе барона» Дарьи Хреновой.


volokolamsky rubezh filmfest logo1Для человека сугубо гражданского и скорее пацифистских, чем милитаристских, взглядов посещение военно-патриотических собраний сродни экстремальному туризму или развед-десанту глубоко в тыл врага. То и другое суть нешуточная игра с огнем, поскольку быть вычисленным и разоблаченным на чужом празднике жизни – не самое желанное из ощущений. Тем не менее, еще год назад, когда автору этих строк впервые довелось побывать в этом старинном русском городе (чтобы представить, по просьбе ее автора, картину «Ленинград»), он, то есть я, с приятным удивлением обнаружил, что суровость названия и тематика местного фестиваля вовсе не передалась его атмосфере – мирной, домашней, гостеприимной, с участниками, не заряженными на поиск врагов или профессиональную ненависть ко всему живому. Еще более удивительно и радостно было обнаружить, что и в этом году «Волоколамский рубеж» невозмутимо сохранил свой человеколюбивый настрой и неказарменную интонацию, несмотря на, казалось бы, многочисленные «объективные» и конъюнктурные поводы побряцать оружием и поразмахивать флагами.

Словно подыграв этому настроению – или объективно отразив его – жюри под руководством Кирилла Разлогова присудило Гран-при, пожалуй, самой мирной и «гражданской» картине игрового конкурса – «Небесному кочевью» кыргызстанского режиссера Мирлана Абдыкалыкова, объединившему зарисовку из жизни семьи горных кочевников с мелодраматической любовной историей между двумя одинокими взрослыми людьми, молчаливыми и деликатными. Литературным аналогом этой ленты служит, пожалуй, лирическая повесть советского писателя-почвенника (аналогию следует понимать как безоценочную), а ее тихий и задумчивый настрой с участием вежливых героев-интровертов составил разительный контраст большинству остальных номинантов с их грохочущими орудиями и солдатами, навсегда уходящими в атаку.

«Небесное кочевье», трейлер

В документальной секции тоже бушевали страсти военного времени, но – в успокаивающей дымке архивно-розыскных и общеобразовательных мероприятий. К этим двум направлениям, в первую очередь – образовательному, следует отнести взявший главный приз тщательный, дотошный российско-польский «Непобежденный гарнизон» документалиста Игоря Калядина (телеканал «Культура») о легендарной крепости Осовец.

volokolamsk 1 3«Непобежденный гарнизон»

Ставший местом ожесточеннейших боев между Германией и Россией в годы Первой мировой, памятником героизма русской армии и тем самым местом, откуда была совершена знаменитая «атака мертвецов» (полуживых солдат, отравленных газом), Осовец действительно заслуживает внимания и сценаристов, и вообще кинематографистов, поскольку представляет собой готовый источник огромного числа неизвестных и самых захватывающих исторических и метафизических сюжетов любого жанра.

volokolamsk 1 6«Непобежденный гарнизон»

Если Осовец был крайней западной точкой и стратегическим пунктом, через который в Российскую империю можно было попасть из Европы, то картина, получившая на фестивале приз прессы – «Последний поход барона» Дарьи Хреновой, – сосредоточена на загадочных маневрах генерал-лейтенанта фон Унгерна и его войск в противоположной части континента – в Монголии, Бурятии, Китае. Подобно блуждающему Унгерну, презревшему все уставы и запреты, за границы традиционной документалистики выходит и этот фильм о нем, поскольку, помимо ученых комментариев, исторических локаций и закадровой музыки, содержит сцены с участием актера (Евгений Кулагин) в роли черного барона.

volokolamsk 1 2«Последний поход барона»

Когда имеешь дело со столь скользкими в этическом и интеллектуальном смысле фигурами, как Штернберг-Унгерн, особенно важно сохранять голову холодной. Рассказ же Хреновой о последних годах жизни Унгерна, сперва освободившего Монголию от Китая, затем подчинившего ряд областей собственному авторитарному режиму, и после пойманного и казненного большевиками, сохраняет определенный нейтралитет, который при ближайшем рассмотрении оказывается завуалированной (или незавуалированной) симпатией к герою. Комментаторы скорее благодушны или деликатно молчаливы, когда приходится упоминать его выходки. Один казак-эксперт пристает к местным, мол, расскажите, поделитесь, выплачьте скорбь свою, те отмалчиваются, вырываются, убегают, а он недоумевает, руками разводит, и глаза от удивления такие круглые-круглые. Этот же эксперт, если не ошибаюсь, ставит выглядящий принципиальным, но по существу ошибочный вопрос (пример ложной дихотомии): «Каратель, у которого руки по локоть в крови, или есть в нем что-то человеческое?» Чудеса дипломатии демонстрирует бурятский лама, рассуждающий об Унгерне как о настоящем бесе войны и гнева, но облекающем свою мысль в слова, совершенно необидные для стоящих рядом военных экспертов. 

Причина такой режиссерской нежности, судя по всему, даже не в естественной эмпатии биографа, сколько в том, что личность барона режиссеру биографически и, в строгом смысле слова, этически близка: прадед Дарьи Хреновой был офицером царской армии, а дед в 30-е годы снимал «Сына Монголии». Иными словами, события Гражданской войны, пусть это и может показаться кому-то необычным, сохраняют для автора не только историческое значение, но и живое экзистенциальное напряжение. Таким образом, «Поход» – это не просто картина о Гражданской войне, но редкий пример политической картины о Гражданской войне. 

«Последний поход барона», трейлер

Ближе к финалу у «Унгерна» спрашивают, убежден ли он в правильности своих действий (после, напомню, рек пролитой крови, самоуправства своего и своих подчиненных), тот отвечает: «Ошибка на ошибке. Главное проглядел. Красные – это Азия. Жестокая, коварная, исполнительная». Здесь юмор в том, что большевики, безусловно, превзошли в бесчеловечности своего противника, но это совсем не оправдывает бесчинств самого Унгерна (какими б разумными он сам ни считал эти меры).

Лояльнейший автор книги об Унгерне, где рассматривается концепция барона как «последнего крестоносца», А.В.Жуков пишет, что даже симпатизирующие Унгерну современники – В.И Шайдицкий, К.И. Лаврентьев, H.H. Князев – признавали: «на территориях, находившихся под контролем частей генерал-лейтенанта Унгерна, всегда устанавливался чрезвычайно жесткий, вернее сказать, жестокий режим». В детали здесь позвольте не вникать, да и приятного в них мало. Но даже если на секунду допустить, что все это не было следствием воспаленного империалистического мессианства, даже если доказать грандиозную эффективность Романа Федоровича Штернберга-Унгерна как управленца, энергиями, из которых он состоял, а именно персонализмом, автократизмом, волюнтаризмом, империализмом, милитаризмом, мистицизмом современная Россия уже успела, к несчастью, зарядиться до отравления, в результате чего сейчас отчаянно нуждается совсем в других процедурах и совсем в другой диете. Возможно, в указании на чрезвычайную вредоносность для России такого рода фигур – безотносительно к их личным геополитическим прозрениям и личной порядочности – парадоксальная актуальность «Последнего похода барона».

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

В Петербурге открылся фестиваль «Послание к человеку»

21.09.2013

21 сентября в Санкт-Петербурге состоялась торжественная церемония открытия XXIII международного фестиваля документальных, короткометражных игровых и анимационных фильмов «Послание к Человеку». Программа фестиваля (ссылка ведет на каталог в формате pdf) включает международный конкурс, национальный конкурс документальных фильмов, международный конкурс экспериментальных фильмов In Silico, театральную программу Доквилль, а также ряд специальных программ.