Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Кровь бастардов - Искусство кино

Кровь бастардов

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

23 и 24 июня в программе Петра Шепотинника «8 1/2 фильмов» на ММКФ состоится показ картины Амата Эскаланте «Эли», получившей в Канне приз «За режиссуру». О ярком представителе латиноамериканского реализма и его последней работе – Зара Абдуллаева.


Мексиканец Амат Эскаланте принадлежит новому поколению латиноамериканских режиссеров, открывших фестивальным завсегдатаям заброшенную кинематографическую зону, расположенную между западным типом сознания и – архаическим, местным. Это окраинное, совсем не провинциальное кино погружено в обыденную реальность, которая населена персонажами, изнуренными тоской, утратами, пугающим (неизвестностью) будущим.

Медитативная стилистика Лисандро Алонсо и Ариэля Роттера, сдержанное отчаяние Амата Эскаланте и Энрике Риверо, воображаемая жизнь, прорастающая в рутинной повседневности героев Краудии Льосы или Адриана Биньеса, составляют особенности этих, по преимуществу «немагических реалистов». Авторов, выбравших классический метод кинонаблюдения, который одушевляется их отчужденным и ранящим взглядом.


heli-3
«Эли»

Амат Эскаланте – самоучка, снимающий с пятнадцати лет. В 2005-м он получает приз ФИПРЕССИ (в каннской программе «Особый взгляд») за «Кровь» – странную щемящую историю немолодого охранника в громадном офисном здании. За документацию загадочного отчаяния обывателя, совсем или почти не мотивированного роковыми обстоятельствами сюжета (гибель дочери). Этот охранник сосредоточен на какой-то тайной мысли, скрытых переживаниях и покорно проживает день за днем. На вопрос простодушной жены, почему он плачет – слезы беззвучно текут по его морщинистому лицу – что-то бормочет про нескладную жизнь. При этом не опускается до объяснений. Просто эта обыкновенная жизнь тошнотворно отрегулирована в как бы спасительных ритуалах (работа, секс, телесериалы).

В «Бастардах» (2008) Эскаланте осваивал криминальный жанр, который облагораживал конфликтом мексиканских безработных с брезгливыми «гринго», эксплуатирующими рабсилу. Однако простенькая фабула накалялась режиссером холодным ужасом, а снималась объективистской камерой, исключающей «гуманно-критический» классовый подход и возможность хоть каких-то иллюзий. Оба мира – бедный, богатый – были мечены распадом, затаенной тревогой или укорененным кошмаром.

Сняв «Эли», Эскаланте мало того что попал в официальную программу Канн-2013. Он получил ветку «За режиссуру». Сделав этот выбор, Каваси, Энг Ли, Мунджу и Спилберг, заседавшие в жюри, проявили тривиальную чуткость к фестивальной конъюнктуре, которая почему-то действует (на бессознательном уровне?) даже на таких людей.

heli-1
«Эли»

Если прежде Эскаланте снимал живое кино, то теперь – умышленное, профессионально вылизанное/смонтированное на контрастах сентиментальности и жестокости, нежности/грубости. А также «экзистенциальных» пейзажей и конструктивистского дизайна фабричных цехов, тихого отчаяния бедняков (Эли, его юной сестры и отца, ставших случайными жертвами криминальной группировки полицейских), и безжалостных сцен насилия во время тренировок спецназа под приглядом настоящего профи, североамериканского офицера.

Этот образчик фестивального кино сделан окрепшей рукой, уверенным глазом режиссера. Нехитрая сюжетная схема (Эли выбрасывает пакеты с наркотиком, спрятанные возлюбленным его сестры, за что членов этой семьи ждет по-разному страшная расправа) как бы осложнена стилистическими изысками изображения. В операторском тщании, а также в смысле изображения травмированных жертв и беспощадных «охотников» за кокаином.

Конечно, содержательную плакатность можно, точнее, удобнее всего квалифицировать как склонность режиссера к абстрактной пластике, которая лишает жесткость и чувствительность «Эли» обертонов или признаков масскульта. На первый взгляд, так и есть. Но «обобщенный» взгляд Эскаланте на красиво снятую страшную мексиканскую повседневность не лишает его фильм искусственности, а героев – одномерности.

heli-2
«Эли»


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Основные потребители кино в России — девочки 12-17 лет»

10.02.2014

Государство в лице Министерства культуры регулярно призывает кинематографистов снимать кино духоподъёмное, патриотическое, идеологически выдержанное. Российский кинобизнес в ответ на этот призыв выдал «на-гора» пару фильмов о спорте, на подходе — фильмы и сериалы о Первой и Второй мировых войнах. А за какое кино готов «голосовать» зритель своим кошельком? Об этом рассуждает главный редактор журнала «Искусство кино», культуролог Даниил Дондурей в интервью газете «Аргументы и факты».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

«Голодные сердца» с Адамом Драйвером выходят в прокат

27.03.2018

5 апреля на российские экраны выходит мелодрама «Голодные сердца» Саверио Костанцо, фильм-обладатель итальянского «Золотого глобуса», участник Международного кинофестиваля в Торонто, подаривший нам одну из самых сильных ролей Адама Драйвера. За роли в «Голодных сердцах» Адам Драйвер и Альба Рорвахер получили Кубки Вольпи 71-го Венецианского кинофестиваля.