Расследование. Красная быль. Этюды о советско-финской войне

Это скорее основа для актерской импровизации, чем скетч. Может играться как сточки зрения финнов, так источки зрения русских.

Первый. Онранен.

Второй. Его нашли возле взорванного бункера. Личных вещей идокументов необнаружено. Знаки отличия спороты сформы.

Первый. Онранен?

 

Второй. Это сложно незаметить— пол-лица вбинтах. Это, собственно, иестьто, почему мысобрались.

Первый. Втыл его, налечение, ивсё. Что тут обсуждать.

Второй. Мынеуверены, что оннаш. Говорить оннеможет, одежда нанем наша, ноонмог содрать ееснашего убитого солдата. Урусских очень плохая зимняя одежда, они так часто делают.

Первый. Вот стервятники. Ну, пусть напишет свое имя. Если сможет написать по-фински, товтыл его, налечение.

Второй. Оннеумеет писать, оннеграмотный. Ивообще навсе плохо реагирует, инарусский язык, инафинский. Непонятно— понимает язык или нет.

Первый. Если простых вещей непонимает, тоточно русский. Кстенке его— как захватчика имародера.

Второй. Выуверены, что это ненаш простой парень, который пошел нафронт, чтобы защищать родину?

Первый. Портрет главнокомандующего показывали? Как реагирует?

Второй. Реагирует хорошо. Ноонмог быть русским, который служил под его командованием еще при царе.

Первый. Влюбом случае ему плюс. Налыжи ставили?

Второй. Ставили. Падает. Слабый еще. Непонятно, вобщем.

Первый. М-да. Проблема. Ятак понимаю, выеще ему проверки устраивали?

Второй. Устраивали. Пели ему наши патриотические песни.

Первый. Ичто?

Второй. Раскачивается втакт.

Первый. Это непоказатель. Хотя ему второй плюс.

Второй. Показывали ему листовки советские.

Первый. Порвал?

Второй. Порвал. Скрутил изних сигареты.

Первый. Тоесть, содной стороны, порвал, сдругой стороны, без ненависти.

Второй. Онковсему так относится. Фильм ему показывали «Волга-волга».

Первый. Смеялся?

Второй. Непонятно сбинтами. Мычал что-то. Флаги ему дали— наш исоветский. Дерьма ему принесли, чтобы надругаться смог.

Первый. Нуичто?

Второй. Наночь накрывается обоими. Отхолода, наверное, защищается.

Первый. Это скорее минус.

Воружии разбирается?

Второй. Нет. Нивнашем, ни

врусском. Отталкивает обеими руками. Что снего взять— ополченец безграмотный.

Первый. Что еще? Срусскими военнопленными сводили?

Второй. Сводили. Они его тоже засвоего непризнали. Нотабака дали навсякий случай.

Первый. Женщины?

Второй. Привели ему пленную актрису изАлександринского театра, застряла вХельсинки перед войной. Инашу привели девушку. Дали еймолот, надели платье национальное. Оставили ихвтроем.

Первый. Ичто?

Второй. Ему понравились. Ита, идругая.

Первый. Губа недура.

Второй. Еду тоже ест без разбора. Подсунули вкачестве экспери-мента блюда французской кухни. Тоже съел.

Первый. Так, может, онфранцуз?

Второй. Судя поженщинам, вполне возможно.

Первый. Водку пьет?

Второй. Пьет. Может выпить много. Новодку яисам пью.

Первый. Нуда, это непример, конечно. Может, его расстрелять по-тихому?

Второй. Неполучится— дело уже приобрело огласку. Это... когда мыего нареку выводили налинию фронта, проверяли, куда побежит. Врезультате побежал пореке, нонеэто главное. Тут одна проблема всвязи сэтим возникла...

Первый. Всмысле?

Второй. Подражания. Семьдесят шесть человек сранениями вчелюсть, ивсе ведут себя, какон. Ждут своей очереди напроверку.

Первый. Это плохо. Если это наши, тоэто эпидемия, иона может парализовать нашу армию.

Второй. Аесли это русские? Тогда это хорошо— пусть лучше сдаются, чем стреляют.

Первый. Мне кажется, вынедоговариваете. Неужели так сложно отличить нашего отненашего?

Второй. Привезли антрополога изХельсинки. Ученый, специализируется начистоте расы.

Первый. Что сказал?

Второй. Сказал— интересный череп. Никогда такой невстречал— ниурусских, ниунаших.

Первый. Итакие люди преподают внаших университетах!

Второй. Мытоже так подумали. Отправили ученого нафронт, пусть родину защищает соружием вруках.

Первый. Правильно.

Второй. Нутак что сним делать?

Первый. Уменя только один вариант. Чтобы избежать ошибки, нам надо продумать еще серию проверок. Соберите знатоков всего финского ирусского. Необходимо составить список дополнительных тестов. Яуверен— икаждый патриот нашей страны уверен,— что между нами глобальные различия.

Второй. Язаймусь этим сегодняже. Что делать сприбывающими военнопленными?

Первый. Навсякий случай кастрируйте каждого вновь прибывшего. Ипостарайтесь, чтобы это стало широко известно. Помните: сейчас самое главное— это тесты.

Здесь подразумевается переход кинтерактиву— надо опросить зрителей, чтобы они предложили различные варианты тестов. Чем кардинально отличается финн отрусского, чтобы можно было вычислить его таким образом?

Красная быль

Политрук. Нучто, как служба идет?

Солдат— 1. Спасибо, товарищ политрук. Вот готовимся, говорят, скоро двигать уже. Чего это вам неспится?

Политрук. Отсознательности. Как подумаю, сколько мыуже торчим здесь перед этими дотами... Эх... весь сон как рукой.

Солдат— 1. Ничего, товарищ политрук. Мыихзакидаем гранатами, товарищ политрук.

Солдат— 2. Асколько мыторчим? Полдня, считай, даночь вот.

Политрук. Новенькие?

Солдат— 1. Новенькие-нецелованые, товарищ политрук. Ноничего, нацелуемся еще. Железной пулей насмерть расцелуем врага.

Солдат— 2. Аскажите, товарищ политрук, говорят, доты эти трудно взять.

Политрук. Кто говорит?

Солдат— 1. Даерунду говорят. Возьмем ихда, как банку стушенкой, вспорем. Штык-нож есть, зачем дело стало?

Солдат— 2. Яужинепомню, кто сказал. Так правда или врут?

Политрук. Это оттвоей убежденности зависит, солдат. Спасуешь, перестанешь верить втех, ради кого эта война затеялась,— нога споткнется, рука винтовку опустит. Неспасуешь— одним выстрелом всю эту гниль продырявишь.

Солдат— 1. Ятак все время оних вспоминаю— окорейцах. Как вспомню корейцев, так вгруди становится жарко отярости, даже сейчас, зимой.

Политрук. Оком?

Солдат— 1. Окорейцах. Ихже хотели сосвету сжить финны белопоганые?

Политрук. Карелы. Некорейцы, акарелы. Свами, робя, кто беседу уже проводил?

Солдат— 2. Никто снами ничего непроводил. Что другие говорят, томыизнаем.

Политрук. Упущение. Очень важное упущение, солдаты.

Солдат— 1. Ну, янезнаю. Говорят, корейцев...

Политрук. Карелов.

Солдат— 1. Нуда, карельцев этих всех под корень финны пустили. Даже детишек вживых неоставили.

Политрук. Есть такая правда. Горькая правда.

Солдат— 1. Вот поганцы. Вот ужразворошим мыихосиное гнездо, вот ужони попляшут унас.

Солдат— 2. Аяслышал, что невсе финны плохие. Есть среди них исочувствующие.

Политрук. Правильно говоришь, солдат. Мыихненаказывать закарелов идем, мысвободу имдарить идем.

Солдат— 1. Откогоже свободу? Детишек непожалели, аимзаэто свободу. Как есть всех пулеметом давполынью.

Политрук. Нуэто мысврагами. Асостальными особым случаем поступим. Потому как есть среди них, солдат, наши товарищи, комрады наши.

Солдат— 2. Комрады? Ачегож комрады неидут нам навыручку?

Политрук. Атыдумаешь, нужна нам ихпомощь? Думаешь, мысами своей рукой металлической, науральских заводах выкованной, нераздавимих? Думаешь, непройдемся поним, как погорсти навоза, колесом нашим твердозубчатым? Думаешь, есть что показать имвответ нанашу красную смелость?

Солдат— 1. Нету уних ничего вответ, как пить дать нету.

Политрук. Есть среди них белофинны, этоте, кто войну развязал. Аесть икраснофинны— которые сеять ижать хотят икоторые испокон веков скарелами вмире дасогласии жили.

Солдат— 2. Акак поссорились-то?

Политрук. Это целая история. Настоящая красная быль. Краснофинны были-то насвоих землях хозяевами, ивсе уних было общее— иозера, иреки, ихлеб, ирыба, икартошка, икоровы. Икарелы жили рядом— дикий народец, ничитать, ниписать неумеют. Нодобрые зато итерпеливые. Ибыло уних счастье ирадость одна навсех— отвдумчивого неторопливого труда.

Солдат— 1. Как унас прямо, вТвери.

Политрук. Краснофинны учили карелов сети делать, силки назверя ставить, пушную белку вглаз бить. Акарелы пели имповечерам стройным итихим хором. Ивсе было уних хорошо. Пока непоявились белофинны проклятые.

Солдат— 1. Прям вгруди уменя вскипает. Так ихочется шмальнуть сейчас вихсторону, чтоб всех поубивать насмерть.

Политрук. Продолжаю. Изагорелись глаза убелофинна наихдружное коммунистическое существование. Сам-то белофинн, мелкое семя, испокон веков ничего несеял, нежал, алишь скакал насвоих коньках кривоногих пофинским степям дапромышлял разбоем даподжогами.

Солдат— 1. Эх, попадись мне белофинн узкоглазый, вот запищит онуменя вкулаке, как мышь недодавленная, дапоздно будет.

Солдат— 2. Дальше-то как дело-то было?

Политрук. Дальше дело было как... Решил тогда злобный белофинн отравить колодец, изкоторого карелы воду брали для своих детей...

Солдат— 1. Ракета сигнальная! Всё, как говорили. Нучто, пора нам?

Солдат— 2. Да, пора нам, товарищ политрук. Крепко объяснили вывсё. Как пелена сглаз спала, как глистов вывели— вольготно сразу стало инестрашно никого.

Политрук. Нуимолодцы. Давайте, ребятки, непосрамите советское оружие.

Солдат— 1. Служу Советскому Союзу!

Солдат— 2. Служу Советскому Союзу! Закарельцев!

Уходят. Кполитруку подходит капитан-интендант.

Политрук. Пьяный уже?

Капитан— интендант. Имею свои сто боевых грамм...

Политрук. Тынесто имеешь, авсе четыреста, даиватаку неходишь.

Капитан— интендант. Тыбудто ходишь. Отправил бойцов?

Политрук. Отправил.

Капитан— интендант. Вполдень новые бойцы приедут.

Политрук. Знаю.

Капитан— интендант. Собачья утебя работа, политрук. Сколько тыуже туда послал заэти две недели? Так там илежат вснегу...

Политрук. Собачья, говоришь?

Капитан— интендант. Нет... Нууменя тоже несахар...

Политрук. Собачья, говоришь? Что-то тысильно забалтываться стал впоследнее время.

Капитан— интендант. Даяж это. Пьяныйже. Холодноже. Вот яипью.

Политрук. Азапьянство ипод трибунал сходить можно. Слыхал отаком?

Капитан— интендант. Даяже. Янебуду больше, я...

Политрук. Даладно, пошутиля. Атоты, небось, трезвый сразу стал?

Капитан— интендант. Стал. Яэто... пойду?

Политрук. Даже поговорить нескем... Нуиди, иди. Пришлешь комне новеньких. Давсех сразу. Атоятут двоих необработанных обнаружил, прямо перед боем.

Капитан— интендант. Пришлю. Япойду.

Политрук. Стой. Слышишь? Тихо стало опять. Отстрелялись.

Капитан— интендант. Слышу. Пойду я.

Политрук. Незабудь про новеньких.

Капитан— интендант. Незабуду. Пойду я.

Политрук. Иди, иди. Аятут постою. Неспится мне. Вторую неделю неспится...

Kinoart Weekly. Выпуск восемнадцатый

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск восемнадцатый

Наталья Серебрякова

10 событий с 29 августа по 4 сентября 2014 года. Аль Пачино и Грета Гервиг любят друг друга в «Унижении»; Ларс фон Триер снимет сериал и почему этого не стоит делать Терренсу Малику; Зак Галифианакис сыграет клоуна; новые кадры из «Внутреннего порока»; документальный фильм о Мифунэ; «грязная» феминистская драма; Пак Чхан Ук перенесет викторианский Лондон в Корею; Джордж Клуни и медиа-скандалы; реклама от Финчера, трейлер «Пазолини».

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Новости

Сценарный конкурс «Личное дело» набирает обороты. Представляем второго отборщика

19.07.2018

«Искусство кино» продолжает принимать заявки на участие в сценарном конкурсе «Личное дело». Еще есть возможность принять участие! Представляем нашего второго отборщика.