Дима Иванов ‒ Кирилл Туманов: Видеобоги в видеоблоге

Блогерство — уже давно состоявшийся факт культурного пространства России. Знаете ли вы человека, у которого нет своего личного дневника на ЖЖ (livejournal.com)? Я таких не знаю. А вот видеоблогинг — все еще новинка для рунета. Сказывается природный страх «светить» свое лицо. Отчасти оправданный: таких агрессивных и грубых комментариев, какие можно прочесть на русском, не появляется, пожалуй, ни на каком другом языке. Еще причина — для большинства видеокамера скорее диковинка, чем шариковая ручка. Между тем видеоблог — это запись в дневнике, сделанная на коленке, только посредством видео. Наконец, главное: многим просто нечего сказать! Потому как манера мыслить оригинально — манера элитарная, трудная. А ведь в пространстве YouTube.com видеоблогеры — настоящие боги! Миллионы подписчиков y Sxephil, Fred, nigahiga, ShaneDawsonTV, RayWilliamJohnson и др. Они настоящие медиазвезды! Только задумайтесь: три минуты монолога видеоблогера одновременно видят более миллиона человек по всему миру в день публикации ролика! Такие рейтинги ставят в один ряд парнишку из Айовы, CNN и премьеру «Аватара». О видеоблогерстве в России я решил побеседовать с одним из ярких его представителей в Рунете — Димой Ивановым, известным более как Дима Камикадзе (ник на RuTube.ru — kamikadze_d). На встречу Митя пришел в компании своего двоюродного брата — Кирилла Туманова (ник на RuTube.ru — Bullyboy). Я был удивлен, когда узнал, что одному двадцать три года, а другому — двадцать пять.

Олег Сироткин


Олег Сироткин. Расскажите, как вообще все началось, как появилась идея создать свой видеоблог?

Дима Иванов. Началось все в декабре 2008 года. Я делал очередную нарезку видео…

О.Сироткин. Для чего?

Д.Иванов. Для себя. Я очень увлекся видеомонтажом, потому что люблю музыку — хорошую, качественную. И первое видео, которое разместил на YouTube, — клип на песню группы «ДДТ» «Ночь Людмила». Попытался соригинальничать: решил нарезать фотографий и выложить. Так и делал дальше нарезочки. А потом присмотрелся, чем люди занимаются вообще — заметил, что очень популярны ролики тех, кто ведет видеоблог, поднимает актуальные темы. И подумал: а почему бы мне не сделать свой блог? Сначала стал записывать ролики, ориентируясь на иностранного зрителя, то есть на английском. У меня была такая подача — «ролики о коммунизме». Я терпеть не могу коммунизм и выражал свое презрение к нему тем, что делал трехминутные монологи о том, как при этом режиме все хорошо, — каждую тему доводил до абсурда. Допустим, о музыке: музыка хороша только тогда, когда она сплачивает массы. Или о сексе: секс нужен только для воспроизводства.

О.Сироткин. На YouTube.com и на RuTube.ru?

Д.Иванов. Сначала только на YouTube.com.

О.Сироткин. Они были успешны?

Д.Иванов. Я набрал 252 сабскрайбера1. А на YouTube тысячу просмотров. Cейчас для меня это вообще ничто, ноль.

О.Сироткин. А кто подписчики — иностранцы или наши?

Д.Иванов. Пополам. Я не пользуюсь популярностью у иностранцев, скорее всего потому, что тема коммунизма никому не интересна. Потом я узнал о RuTube.ru и подумал о российском своем сегменте, хватит быть придатком иностранщины. И начал делать то же самое, но на RuTube и на русском. Брал уже другие темы: Путин, Медведев, какие-то новинки киноиндустрии, «Бригада» вышла — ее обсуждаем — все что в голову приходит. С друзьями собираемся, слышим какую-то песню, решаем ее спеть. И это стало находить широкий отклик у масс. У меня нет ни одного ролика, где меньше тысячи просмотров. Часто более восьми тысяч.

О.Сироткин. А в какой момент Кирилл присоединился?

Кирилл Туманов. Еще во времена YouTube.

Д.Иванов. У нас с Кириллом был первый ролик, довольно-таки идиотский, назывался «Пельмени Тураковские», он уже удален.

К.Туманов. Очередная реклама пельменей.

Д.Иванов. Просто собрались на кухне — я только приехал с моря, заехал к друзьям в Мытищи, — сидели на кухне, ужинали…

О.Сироткин. Решили снять пародийную рекламу?

Д.Иванов. Просто решили снять бред. Сварили пельмени, я говорю: у меня есть видеокамера. Обычно с этого все и начинается: ребята, у меня есть видеокамера. Получился пошловатый ролик… Мы разные видео стараемся делать.

О.Сироткин. Какие цели ты преследовал, когда создавал видеоблог?

Д.Иванов. В первую очередь, донести какие-то идеи. На мой взгляд, наше государство идет неправильной дорогой: режим-то меня устраивает — мне кажется, России нужен авторитаризм, — но не совсем понимаю, почему он так реализуется. Что касается целей, я считаю, что людям нужно давать альтернативную точку зрения. На телевидении никакой альтернативы нет с того момента, когда убили НТВ. Все в одном русле идет. Есть на Рен ТВ по субботам «Неделя» — что-то более или менее оппозиционное. А все другие каналы — дециметр, который никто не смотрит.

О.Сироткин. Ты знаешь, у меня сложилось впечатление, что одной из целей было преодоление застенчивости. Это так? Или я ошибаюсь?

Д.Иванов. Я буду врать, если скажу, что не тщеславен. Разумеется, тщеславен. Мы решили, что будем открыто говорить людям, что хотим славы — не просто так для себя это делаем. Это, конечно, помогло мне раскрыться, но я не был застенчивым на тот момент. Последний раз был застенчивым в десятом классе в школе, потом это все трансформировалось в экспрессию. Я вообще очень экспрессивный, экстравертный и с трудом себя сдерживаю. Вот Кирилл — психолог…

О.Сироткин. Кирилл, а ты какие цели преследовал при создании видеоблога?

К.Туманов. Я лично не создаю никаких видеоблогов, потому что я так, чернорабочий для Димы Камикадзе — высказываю свою точку зрения в каких-то роликах, сюжетах. Не люблю что-то объяснять, мне проще показать, что думаю. Например, наш ролик о том, какое в Москве представление о регионах. В принципе ролик добрый: те, кто ищет негатив, его там не найдут. М не нравится рассказывать о своем городе — о Мытищах — в веселой форме и выражать свою позицию. Бороться с закомплексованностью нации, сограждан. Потому что, когда мы говорим о каких-то нормальных вещах, например о самореализации, все на нас реагируют так: «Вы что, пьяные, под наркотиками?» или «Так нельзя, ваши дети потом не оценят, вас уволят с работы». Когда люди хамят друг другу на улице, почему-то ни у кого нет комплексов. Никто не спрашивает, сколько комментариев к нашим роликам были с угрозой физической расправы над нами. Об этом никто не говорит. А мы выражаем таким образом свою позицию. Моя политика «fuck me i am famous»2 — это добавляет ткани к личности, есть о чем поддержать разговор в беседе с противоположным полом.

О.Сироткин. То есть в каком-то смысле помогает клеить девчонок?

К.Туманов. В том числе, но это не основное, конечно. Большинство тех, кто критикует нас, не пытаются понять смысл ролика, они видят, что парень высунул свою рожу, — их это жутко раздражает, они завидуют. Я не знаю, по каким причинам. Не думаю, что у людей нет видеокамер, фотоаппаратов, телефонов, «мыльниц», чтобы записать что-то свое.

О.Сироткин.
Видимо, проявляется советская психология: «Не высовывайся», «Ты что? Прячься!»

К.Туманов. «Будь в строю», «Скованные одной цепью». Сгорбатились и работаем молча, не рыпаясь. Я специально ник себе выбрал соответствующий: bullyboy — «громила, гопник, задира». У нас на RuTube не принято смотреть в словари. А на самом деле, этот ник означает Минотавр. Как его только не произносили… Мне на работе приходится культурно выражаться. Контракт обязывает. (Смеется.) Но с людьми, которые пишут комментарии… на них можно оттянуться.

О.Сироткин. А где ты работаешь, Кирилл?

К.Туманов. В крупной телекоммуникационной компании. Мы в одном из роликов прорекламировали ее, так сказать.

Д.Иванов. Все ее знают, учитывая то, что у нас всего три мобильных оператора.

О.Сироткин. Это не компания с яйцами?

К.Туманов. Нет. Я думал снять видео по поводу яиц, о том, что деньги тают просто с фантастической скоростью.

О.Сироткин. Записывай, мы будем рады.

Д.Иванов. Самое главное, что нам удается спровоцировать людей на реакцию. Не важно, позитивно или негативно. Ведь самое страшное — это когда человеку все равно. Сидит, смотрит ролик и говорит: «Ну и что?» Пусть он лучше будет в бешенстве писать, что убьет нас, чем вот так — никак.

О.Сироткин. А кем ты работаешь, Дим, если не секрет?

Д.Иванов. Я — юрист в крупной западной компании.

О.Сироткин. Ты как-то называл блоги телевидением будущего. На чем основано это утверждение?

Д.Иванов.
На том, что альтернативная точка зрения может существовать не только в СМИ. У нас люди считают, что если что-то написано в газете, значит, это правда. У нас принято верить напечатанному сильнее, чем увиденному. Это к вопросу о СМИ и экране. В России у людей в Интернете есть желание увидеть то же самое, что показывают по телевидению. Это в корне неправильно, нужно дробить и убивать телевидение. По-моему, нет человека, который бы не слышал от кого-нибудь слов вроде «Я свой телевизор не включал уже месяц». Среди молодежи это очень популярная фраза.

О.Сироткин. А ты давно не включал телевизор?

Д.Иванов. Я каждый день смотрю. С утра СNN, вечером — Первый канал, когда есть возможность, слушаю радио «Эхо Москвы» и читаю разные сайты. То есть стараюсь все точки зрения рассмотреть: не только антиправительственные, но и проправительственные. Только так можно что-то вынести для себя. А насчет «телевидения будущего»... Если каждый начнет выражать свою точку зрения, ты сможешь выбрать людей, которые отвечают твоим интересам, и подписаться на них. В результате происходит сбор информации, формируется самостоятельная точка зрения. Самое продвинутое сейчас — американское телевидение. На CNN есть раздел Ireport, то есть «Я репортер», «Я сам сообщаю». Телеканал привлекает зрителей, предлагая им снимать интересные события, которые они наблюдают в жизни: извержение вулкана, ураган или избиение на улице, — записывайте на мобильник, присылайте нам на сайт, мы выложим, ваши авторские права укажем. На этом делают огромные деньги: те люди, которые снимают и отсылают на телевидение, — дураки. Если человек поймет, что нужно самому выкладывать свое видео, без посредников, тогда он станет популярным, может свою студию создать, что угодно. Кому-то интересно освещать новости в видеоблогах, кому-то интересно показать, как приготовить паэлью.

О.Сироткин. Кирилл, а ты давно включал телевизор в последний раз?

К.Туманов. Не помню, это у меня происходит эпизодически. Я смотрю только «2х2» — единственный оппозиционный канал в России. Соответственно, для меня там нет ничего интересного. Если только на диване лежишь в гостях, возникла пауза, тогда пощелкаешь кнопками. Естественно, забываешь все, что там показывают. А так, я читаю РБК — по работе нужно, комментарии RuTube и Mail.ru, чтобы подавить в себе зачатки доброго отношения к людям. После чтения многих наших комментариев такие приступы мизантропии наступают…

О.Сироткин. В смысле, когда комментируют ваши ролики?

К.Туманов. Любые ролики.

Д.Иванов. Они пишут это анонимно, поэтому позволяют себе реализовывать худшие, как я понимаю, внутренние позывы.

К.Туманов. Я бы сказал «псевдоанонимно», потому что любого человека из Интернета можно найти.

Д.Иванов. Мы одного по IP-адресу нашли.

О.Сироткин. Он угрожал вам?

Д.Иванов. Да, мы нашли человека, поговорили с ним, и он успокоился.

К.Туманов. Угрозы, как правило, такие: «Кто-нибудь, найдите их от меня, потому что я сам слишком занят, либо далеко живу…» Наши самые смелые сограждане живут в Германии и не могут к нам приехать. Угрожают, как правило, так: если я тебя когда-нибудь встречу, то ла-ла-ла. Говори конкретно: приезжай в Мытищи во столько-то, я тебя встречу. Я не скрываю, где я живу, не скрываю свое лицо — если хочешь, ищи меня.

Д.Иванов. Это очень важный момент. В видеоблоге ты светишь лицо, значит, на что-то претендуешь — в России это очень не любят, начинают завидовать.

К.Туманов. В комментариях под нашими роликами очень много латентных гомосексуалистов. Я как психолог иначе не могу объяснить, почему мужчины обращают очень много внимания на внешность других мужчин — не на его слова, а на внешность. Либо предлагают вступить нам в гомосексуальную связь. Прямо в комментариях пишут, например: «Я знаю, что вы любите мужские половые члены» или «Я бы наказал вас в виде порки».

Д.Иванов. На вопрос, как вы относитесь к сексуальным меньшинствам, нужно отвечать: «Я к ним не отношусь».

О.Сироткин. Скажите, а какие положительные стороны интернет-популярности?

Д.Иванов. Сама интернет-популярность, само то, что тебя слушают другие люди. Мы же не просто снимаем бессмысленные ролики — хотя, конечно, у нас и есть бессмысленные ролики, — плюс в том, что люди прислушиваются к твоему мнению. Мне больше всего льстит, когда взрослые люди — за сорок — размещают мое видео в своих блогах на livejournal.com. Ссылочку кидают и говорят: «Я и не думал, что в России еще есть такие образованные грамотные парни, молодежь, которая правильно анализирует, посмотрите». Конечно, таких немного. Но их количество увеличивается: месяц назад я видел одно упоминание, сейчас уже десятки. Не знаю, куда это все упрется. Мне один умный человек сказал: «Когда по федеральным каналам о вас появятся репортажи — считайте, что это пик карьеры. И тогда делайте, что хотите». И, конечно, мы еще снимаем рекламу в cтудии Applebox. Мы с Мишей Поляковым сняли вирусняк «Я иду на «Винзавод». Очень хороший вирус, многие хвалили. Мы просили бомжей говорить на камеру — за тридцатку: «Я пойду на «Винзавод»!» Девочка симпатичная, актриса — она закончила ГИТИС, играла в сериале «Клуб», — улыбалась очаровательно и говорила: «А я пойду в Третьяковку на Крымской набережной». И популярность — за три дня — более ста тысяч просмотров.

О.Сироткин. А что такое манифест блогера, о котором ты как-то вскользь упоминал?

Д.Иванов. Я считаю, что нужно как-то консолидировать людей, которые занимаются блогингом. У меня есть план в ближайшем будущем составить манифест блогера, где будут основные позиции, которые — как я это вижу — характерны для видеоблогера.

О.Сироткин. Что-то вроде чувства такта в комментариях?

Д.Иванов. Нет, комментарии для меня — это пшик. Я не смотрел на комментарии уже месяца два. Если человек сказал что-то в комментариях — это одно, если человек снял мне видео в ответ — это совершенно другое, более высокий уровень. Нужно не концентрироваться на личности, а поднимать вопросы. Все обсуждают почему-то меня, мою внешность, дикцию. Не надо обсуждать меня! Нужно обсуждать мою точку зрения. Когда манифест блогера будет составлен, я его зашлю всем своим знакомым видеоблогерам по e-mail, они внесут туда свою правку, и мы зачитаем этот текст на камеру. Потому что нужно больше людей задействовать. Моя главная цель — не стать популярным, а сделать видеоблогерство в России традицией.

О.Сироткин. В результате: тысячи лиц — тысячи мнений?

Д.Иванов. Да.

О.Сироткин. Но многие из них будут однообразны.

Д.Иванов. Лучшие выделятся. Сейчас некому выделяться, сейчас нет никого. Я не считаю себя каким-то мегасупер. Я лишь один из многих. Элементарно сделать лучше то, что делаю я, — и по видеоряду, и по другим параметрам. Мне замечают, что я расту, качество роликов становится лучше, и тексты становятся лучше. А я хочу, чтобы была реальная конкуренция.

О.Сироткин. Откуда взялся ник kamikadze_d? Он же изначально заключает в себе идею самоубийства, отчаянного поражения.

Д.Иванов. На самом деле ник в наименьшей степени отражает мою сущность. Есть очень хорошая игра Counter Strike3. Это первая сетевая игра, в которую я играл. Там у меня был любимый прием: взять гранату, выдернуть чеку и бегать за кем-то. Подумал, что можно взять себе ник Камикадзе. Потом, когда в школе играли в «Контру», у нас был клан Dead. В этой игре, когда умираешь, напротив твоего имени пишут: «Dead». И мы решили создать такой клан. Получилось интересно: первоначально наши герои Dead, а когда игра заканчивалась, это слово появлялось еще раз. У меня два аккаунта на YouTube: один назывался kamikadzedead, я как-то забыл от него пароль и зарегистрировался еще раз как kamikadze_d.

О.Сироткин. Дима, написание «vлог», где первая буква латинская, остальные кириллица, — это твое изобретение?

Д.Иванов. Нет, «vлог» — это видеоблог. Это слово я впервые увидел в 2006 году на YouTube, когда хотел создать свою страничку. Думал, что опечатка, а потом понял, что это видеоблог. Видео — объективно — учитывается и усваивается лучше, чем текст.

О.Сироткин. Скажи, а какое кино ты смотришь?

Д.Иванов. Я люблю фильмы Гайдая. Из того, что видел недавно, мне понравился «Ананасовый экспресс», он довольно старый. Новинки киноиндустрии смотрю с радостью только из-за спецэффектов. Я считаю, что кино зашло в тупик. У меня есть замечательный друг Миша Поляков, который помешан на кино. Недавно он посоветовал мне скачать «Адаптацию» Филипа Кауфмана с Николасом Кейджем. Скачал, буду смотреть.

О.Сироткин. А ты, Кирилл? К.Туманов. Я смотрю все подряд. Честно говоря, я не отношусь к кино серьезно. Мне интересно и стандартное кино, например, какая-нибудь романтическая комедия, где большими буквами указано: это — романтика. Мне кажется очень романтичным фильм «Живые мертвецы», где девушка-зомби влюбилась в парня и отказалась его есть. Можно закрыть глаза на всю личную жизнь и сказать: «Сумерки» — это попса». Правда, со мной девушки двадцати — двадцати пяти лет перестанут общаться. (Смеется.) Я люблю бесшабашные фильмы, сюжеты которых можно потом (конечно, не на том уровне) повторять. «Мальчишник в Вегасе» — прекрасный фильм про алкоголизм. «Трансформеры», «Адреналин-2» — по два часа энергии. Не нужно в кино искать какие-то глубокие мысли, реализм. Нужно понимать, понравился ли тебе фильм. Есть, конечно, фильмы, из которых можно что-то вынести, но у каждого этот список свой. Известно, что когда человек смотрит что-то или читает, он выделяет то, что ему интересно. Гороскоп работает по этому принципу: человек подчеркнул восемь слов — и да, все сбылось.

О.Сироткин. Назови какой-то фильм, из которого ты вынес для себя что-то особенное.

К.Туманов. «Донни Дарко», например, — просто гениальный фильм.

О.Сироткин. А у тебя, Дим, есть такой?

Д.Иванов. Мой самый любимый фильм из серьезных — «Игры разума».

О.Сироткин. Насколько я понял, блогинг ближе к СМИ, чем к кино.

Д.Иванов. Да, конечно. Юридически Интернет хоть и не является СМИ в России, но по охвату гораздо более обширен. Люди от двадцати до тридцати скорее будут узнавать новости из Интернета, чем смотреть по телевизору или читать в печатных СМИ. Нам со всех сторон пихают разные издания, а в Интернете на переход на другую страничку тратится доля секунды. Объяснять особенности Интернета в современном мире — нонсенс.

новости образования 2011

О.Сироткин. А какие темы интересны интернет-аудитории сейчас?

Д.Иванов. Самые разные — те, которые не освещаются СМИ. Например, появилась фотография Медведева, где он вроде бы пьяный на саммите. По ТВ такое никогда бы не показали, даже по CNN, хотя они критикуют Россию. Естественно, по Первому такое тоже никогда не покажут, потому что если это случится, всех сотрудников уволят на следующий же день. В Интернете — ради бога! Плюсы и минусы Сети в том, что там нет цензуры и в то же время она есть.

О.Сироткин. Ты как-то ее ощущаешь в своей работе?

Д.Иванов. Честно говоря, нет. Максимум, если в ролике будут матерные слова, администрация RuTube поставит значок «+18» и будет права.

О.Сироткин. А сколько времени тратится на съемку одного ролика?

Д.Иванов. По-разному. Бывает так: сидим, ужинаем, в голове происходит щелчок — снять такой-то ролик. Снимаем за полчаса, монтаж — двадцать минут. А бывает, что я неделю вынашиваю мысль, допустим, снять видео о Михаиле Задорнове. Думаю, что я скажу, какие буду использовать приемы, чтобы убедить зрителя согласиться со мной. У нас есть ролик, где мы пародируем очень популярный шедевр команды My Duck's Vision Metropolidance. Мы решили снять ролик на фоне всех московских «Макдоналдсов», работали больше трех месяцев. Соответственно, монтаж тоже был убийственным. Но обычно у меня съемка происходит так: ставлю камеру, записываю за двадцать минут, потом полтора часа монтирую — и всё.

К.Туманов. Игровые ролики мы снимаем часов пять-шесть. Разные планы, перемещение с одного места на другое занимают много времени. И монтаж — два с половиной часа, не меньше.

Д.Иванов. Главное, чтобы все это доставляло удовольствие. Если vлог не будет доставлять мне удовольствия — я его закрою...



Спустя пару месяцев после того, как состоялось это интервью, сайт RuTube.ru неожиданно сделал предложение Диме Иванову работать у них. Он, не раздумывая, бросил юридическую карьеру и ушел из иностранной компании. В настоящий момент Камикадзе — продюсер на RuTube.ru.

 


 

1 Сабскрайбер (от англ. subscribe) — подписчик.
2 Fuck me i am famous (англ.) — «Переспи со мной, я знаменитость».
3 На сленге — «Контра».



 

В белом безмолвии. «Ветреная река», режиссер Тейлор Шеридан

Блоги

В белом безмолвии. «Ветреная река», режиссер Тейлор Шеридан

Нина Цыркун

В прокат вышел детективный экшен «Ветреная река» Тейлора Шеридана, получившего приз за режиссуру в каннской программе «Особый взгляд». О сумрачном месте действия фильма – штате Вайоминг и о суровом мире фронтира рассказывает Нина Цыркун.

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Новости

На «Духе огня – 2017» раздали награды

08.03.2017

7 марта состоялась торжественная церемония закрытия юбилейного XV фестиваля кинематографических дебютов «Дух огня». Публикуем информацию обо всех призах и лауреатах ханты-мансийского форума.