От имени общества

Кто и как контролирует телевидение за рубежом.

За последние два десятилетия ландшафт телевещания изменился принципиально. Глобализация информационных процессов, взрывное увеличение и удешевление пропускной способности каналов, исчезновение аудиовизуальных границ, лавинообразное внедрение новых коммуникационных и цифровых технологий. И, конечно же, глубинная трансформация контента, потребностей и типов аудитории. Наконец, смешение традиционных экономических вещательных моделей.

Усугубились противоречия между существующими в мире основными вещательными моделями телевидения — государственной, частной (коммерческой), общественной (публичной)1. В большинстве стран в начале XXI века действует смешанная модель вещания, когда государственные каналы или каналы, выполняющие функции общественной службы, сосуществуют с полностью коммерческими предприятиями. Частное вещание особенно широко распространяется на национальном и глобальном уровне благодаря использованию кабельных, спутниковых систем связи и новых технологий (широкополосный доступ, IPTV, мобильное ТВ).

В конце ХХ века стало понятно, что в погоне за прибылью ориентированное на рейтинг коммерческое вещание все чаще отвлекает СМИ от служения общественному интересу, фокусируя их на предоставлении чистых развлечений, рассчитанных на производство «эмоций», а не смыслов. В большинстве развитых стран (Европа, США, Канада, Япония, Индия, государства Восточной Европы, Скандинавии) действуют системы, в которых соседствует публичное и коммерческое вещание. Это обеспечивает наилучшую конкуренцию.

В России за двадцать лет общественное телевидение так и не возникло. Все попытки создать сколько-нибудь действенные наблюдательные советы на основных телевизионных каналах не были успешными. Громкие кампании парламента всегда выливались не в серьезную, на основе экспертных заключений, разработку механизма влияния на ТВ, а в популистские заявления о необходимости что-то непременно цензурировать — отметиться в борьбе за мораль и нравственность. Без учета того, что, по существу, российская телеиндустрия — коммерческая и по определению ориентирована на максимальное получение прибыли. Более глубокая причина невозможности создания общественных советов при нынешних телерадиокомпаниях — непрозрачность структуры собственности некоторых национальных компаний. Мы не знаем, как финансируются госканалы или каналы, связанные с государством через лояльных политическому истеблишменту менеджеров и владельцев.
В действенных наблюдательных, а значит, контролирующих, оценивающих, советующих общественных наблюдателях — независимых и не ангажированных — не могут быть заинтересованы ни владельцы (не важно, государство это или частники), ни менеджеры каналов, которые воспринимаются российской властью и экспертным сообществом как демиурги, производители основных смыслов для массового потребителя всей страны.

Как же строятся отношения общества и телевидения за границами России?



Общественное вещание

С учетом различий политического, технологического и экономического характера, свойственных каждой стране, Служба общественного вещания (СОВ) принимает разное обличье и использует различные модели деятельности.
В некоторых языках нет термина, который бы в полной мере соответствовал значению английского слова «паблик», и самый близкий перевод подразумевает «государственное/правительственное/официальное» вещание. В том случае, когда речь идет о стране, где традиционно существует государственное вещание, этот языковой барьер представляет собой первое препятствие, мешающее четкому пониманию подлинной природы общественной службы, которая ничем из перечисленного не является. Ясно лишь, что государственное ТВ в сравнении с коммерческим воспринимается как в большей мере ориентированное на служение обществу. Во многих странах победила идея, что служение общественным интересам в аудиовизуальной сфере не может отвечать интересам частных предпринимателей, стремящихся главным образом к извлечению прибыли. Или, в более сложных случаях, относящихся к телевидению еще и как к инструменту борьбы за власть и влияние. Близкий пример — созданное после акционирования Первого канала ОРТ, которое, к сожалению, лишь дискредитировало идею «паблик ТВ». Концепция канала не отвечала ни духу, ни принципам общественного вещания, и в результате слово «общественное» из названия главного канала страны было изъято.

Индия, где ведущая телесеть запустила проект в партнерстве с конкурентами (западными и японскими транснациональными корпорациями), и Британия («дуополия» Би-Би-Си и коммерческого Ай-Ти-Ви), Канада — примеры того, как общественное вещание может довольно успешно реагировать на вызов, бросаемый им деятельностью многоканального коммерческого вещания. Греция, как и Россия, наоборот, демонстрирует всю палитру опасностей, подстерегающих зрителей при увеличении коммерческой составляющей в этой индустрии.

Классические цели общественного вещания означают служение ТВ гражданам, культуре, демократии, независимым институтам — «общественному благу». Программная концепция в этом случае предполагает:

•    доступ к эфиру всех людей, независимо от их социального положения и    экономического статуса, уважение прав человека;
•    широкий спектр программ, отвечающих многообразным вкусам,
а также культурным, лингвистическим и социальным особенностям меньшинств и иным особым потребностям (к примеру, образовательные программы для школьников, для инвалидов);
•    освещение жизни всех регионов страны, а также деятельности правительственных учреждений позволяет ТВ стать голосом нации, помочь сохранить национальную идентичность;
•    независимость и беспристрастность, плюрализм мнений, делающие телевидение авторитетным источником новостей, форумом для общественных дискуссий;
•    охват всей территории страны;
•    ограничение рекламного времени (до семи минут в час в течение дня).


Освобожденное от диктата прибыльности, общественное ТВ получает возможность рисковать, бросать вызов зрительским стереотипам, заниматься творческим поиском и устанавливать стандарты для других вещателей — без проявления тенденциозности. Очень важно понимание этих задач и функций теми, кто работает на таком телевидении. Во всех медиакомпаниях существуют редакционные кодексы (в разных странах эти документы называются по-разному: кодексы стандартов и правил поведения, кодекс этики, кодекс редакции), а также так называемые «гайдлайны» (буквально — «главная линия») и «стайл буки» (буквально — «книга формата, стиля»). Подписывая контракт, сотрудник одновременно знакомится с редакционным кодексом и «стайл буком», соглашаясь с редакционной политикой. Это означает признание того, что он несет социальную ответственность, выходящую за рамки корпоративных целей.

Основополагающие принципы любой системы общественного вещания: сообщать о новостях и событиях, раскрывая все существенные обстоятельства; знакомить с разными точками зрения; не искажать факты путем неправильных акцентов или их смещения; находить баланс интересов и точек зрения; исходить из идеи, что справедливость не означает безапелляционность; защита источников информации важна; проявлять особую осторожность и деликатность при демонстрации жестокости, насилия, ужасов и личных переживаний; уважать право на личную жизнь; не вторгаться в сферу горя и личных переживаний, если это не продиктовано высшими соображениями общественной значимости; не позволять рекламным, коммерческим, политическим или личным соображениям влиять на редакционные решения; не занимать заранее определенной редакционной позиции в репортажах и при программировании; пропагандировать местную культуру и ценности; предоставлять бесплатное время для социальной рекламы; согласовывать с редакцией интервью с преступниками, а также предложения дать информацию на условиях анонимности; передачи в эфир записи скрытой камерой, просьбы третьих лиц увидеть или приобрести материалы, не переданные в эфир, оплату источников и др.

В таких документах существуют отдельные главы о детских программах, о понятии беспристрастности, о подготовке материалов во время чрезвычайных ситуаций и военных действий, о документальных не политических программах, положение о личной точке зрения авторов и репортеров, об обиде, оскорблениях, тоне программ и пр.2.

Из целей и задач общественного ТВ следует, что автономия организаций достигается путем отделения общественного интереса от политических, коммерческих и частных интересов различных групп давления. Это предполагает, помимо наличия законов и надзорного государственного органа, существование в каждой стране определенной структуры и механизма управления ТВ.

Англия. Би-Би-Си была основана как юридическое лицо, наделенное значительной административной автономией. Совет управляющих назначается премьер-министром, управляющие подбираются из числа лиц, добившихся известности в промышленности, на госслужбе, в области искусств. Назначенные должны отражать растущее многообразие населения Британии (по одному члену Совета от каждой из стран, составляющих Королевство, срок пребывания в должности — пять лет). Генеральный директор избирается Советом управляющих, и ему предоставляется полная свобода в редакционных делах и программировании. Освобождаются от должности по причине отставки, банкротства или приобретения активов, вступающих в конфликт интересов с обязанностями управляющего, заболевания психики или отсутствия на заседаниях Совета более трех месяцев.

Франция. Контроль за деятельностью общественных и частных компаний осуществляет один орган — Высший аудиовизуальный совет. Три его члена назначаются президентом республики, три — председателем Национального собрания, три — председателем Сената. Должность в Аудиовизуальном совете несовместима ни с какой другой выборной должностью или иной профессиональной деятельностью.

Государство во Франции остается держателем большой доли капитала общественных телеорганизаций.

В каждой из компаний создан совет директоров из 12 человек, представляющих парламент (3 от разных партий), исполнительную власть (4), самих служащих (2), а также Высший аудиовизуальный совет (3).

Из семи программ эфирного телевидения четыре принадлежат общественному сектору и финансируются за счет абонентской платы, госсубсидий и рекламы.

Германия. В зависимости от закона конкретной земли в вещательных советах Германии насчитывается от 11 до 66 членов, которые не получают заработную плату за свою деятельность. Они делегируются различными общественными организациями, такими как церковь, профсоюзы, ассоциации наемных работников, политические партии, спортивные, культурные и социальные объединения, Еврейский совет Германии, объединения науки, киноиндустрии, прессы, пенсионеров, потребительских, благотоворительных, детских организаций, жертв сталинизма. Вещательный совет каждой земли Германии становится ключевым элементом системы внутренних сдержек и противовесов при утверждении ежегодного бюджета и сетки вещания. Если на первом канале — АRD — главным органом является Телерадиосовет, то на ZDF — Телесовет. Задача Телесовета — вырабатывать основные директивы и консультировать интенданта (управляющего, генерального директора) в вопросах программ, принимать решения по проекту устава, утверждать бюджет, тайным голосованием выбирать или увольнять интенданта (гендиректора ZDF) и его заместителей.

Канада. Си-Би-Си находится под управлением Совета директоров корпорации, который состоит из 12 членов. Каждый из директоров назначается генерал-губернатором и приносит клятву о честном исполнении обязанностей. Кандидат не может быть назначен, если он не гражданин Канады либо прямо или косвенно в качестве владельца, держателя акций, директора, чиновника, партнера или иным образом принимает участие в деятельности корпорации, имеет финансовый или имущественный интерес в предприятии, а также в производстве или распространении программ. Корпорация подотчетна парламенту через министра промышленности. В настоящее время большинство филиалов Си-Би-Си — частные компании, а канадская система общественного телерадиовещания представляет собой партнерство общественных и частных вещателей.

США. Общественное вещание в США связано главным образом с университетами, и изначально (начиная с 1951 года) Федеральная комиссия связи резервировала местные каналы для некоммерческого вещания под образовательные цели. К 1967 году, когда был подписан закон об общественном вещании, в США уже работали 178 некоммерческих телевизионных станций. Общественное ТВ США свободно от рекламы и свою главную задачу видит в накоплении социального капитала, во взаимодействии людей и структур гражданского общества. Для национального вещания такая задача едва ли выполнима, но для местных станций она реальна (США, как и Россия, — одна из немногих стран, где работает «сетевая организационно-правовая форма» телевидения с «материнскими» компаниями в столице или крупных городах и их станциями-партнерами в регионах).

Именно общественные вещатели смогли создать гуманитарные проекты мировой популярности («Улица Сезам», например), они свободны от давления властей и корпораций, они сумели развиться в самую крупную вещательную сеть в Америке (784 местные станции общественного радио объединены в общенациональную сеть NPR, а 356 местных телестанций общественного ТВ в PBS). В Америке на это есть ассигнования из федерального бюджета, хотя средний американец платит около 85 центов в год за общественные каналы, которые входят в любой базовый пакет кабельного телевидения (стоимость базового пакета около 50 долларов в месяц).

Противники общественного вещания критикуют его за выпрашивание денег у Конгресса, властей штатов, корпораций и частных лиц, за неэффективный менеджмент. Они настаивают, что такое вещание может быть оправдано только высочайшим качеством программ. Все эти соображения выдвигаются для того, чтобы обосновать периодически возникающее желание приватизировать сети общественного вещания.

Некоммерческая корпорация — СРВ — предназначена быть буфером между властями и общественным вещанием, она не является ни агентством, ни учреждением американского правительства. Для управления корпорацией предусмотрен совет директоров, состоящий из 9 человек, назначаемых президентом США с согласия Сената сроком на 6 лет. Члены совета должны быть отобраны из числа граждан США, имеющих выдающиеся заслуги в области общественной деятельности, образования, культуры, искусства, медиа. Закон специально оговаривает некоммерческий и аполитичный характер этой деятельности. Доля бюджетных ассигнований общественному вещанию федеральным правительством составляет около 15 процентов.

 

Гражданские организации контроля вещания


Во всех странах, где функционируют общественные службы, есть и организации, осуществляющие мониторинг вещания. Они представляют зрителей и обеспечивают обратную связь с общественным ТВ, лоббируют интересы и требования населения.

В Канаде это Организация друзей канадского вещания (существует на индивидуальные пожертвования 60 000 семей). В Великобритании — независимая некоммерческая организация «Голос зрителей и слушателей», которая свободна от политических, узкорелигиозных или коммерческих пристрастий. В Австралии — «Друзья АВС» (есть отделения во всех штатах, имеет ресурсный центр в Интернете, противостоит всем попыткам введения цензуры или допуска в эфир рекламы). В США — «Граждане за независимое общественное вещание». В Америке работает еще и Комитет заинтересованных зрителей, созданный университетскими организациями. В Пакистане — Комиссия граждан СМИ (основана группой лиц, имеющих отношение к искусству, правам женщин, коммуникациям, права и свободному предпринимательству.

Вокруг общественного вещания постоянно велись и ведутся споры. Оно пребывает в жесткой конкуренции с коммерческими студиями, достаточно политизировано (особенно в Европе), хотя официально осуществляется некоммерческими организациями, независимыми от государства. Общественному ТВ все труднее оправдывать свое существование в многоканальной цифровой среде и выполнять те задачи, которым оно теоретически служит.

Управление общественным вещанием часто превращается (особенно в странах с переходным режимом, и не только в них) в политическую игру, а его структура меняется в зависимости от смены правительства. В государствах Восточной Европы процесс преобразования госвещания в общественное, начавшийся после 1990 года, сейчас во многом завершен, но в большинстве случаев государство по-прежнему серьезно контролирует общественную сферу вещания.

В вещательных бизнесструктурах на Западе тоже есть общественные, наблюдательные советы, но, как правило, они не имеют отношения к бизнесу и не принимают — в отличие от советов в общественном вещании — ни кардинальных программных, ни тем более стратегических и финансовых решений.

 

Частное телевидение

Коммерческое телевидение во всем мире работает на основе лицензий, которые выдаются национальными органами, регулирующими вещание. Эти органы осуществляют и надзор за эфиром частных компаний для обеспечения исполнения ими законодательных требований к ТВ, существующих в каждой стране.

В Западной Европе и Америке коммерческое телевидение обычно свободно в построении своей программной сетки. Однако и оно несет обязанности по служению интересам общества.

Самые серьезные социальные обязательства для частного ТВ существуют в Великобритании и Германии. Во Франции коммерческие студии обязаны непременно демонстрировать программы, относящиеся к культурному на-следию страны. В Италии — соблюдать минимальные требования к качеству программ (в этой стране конфликт интересов между общественным и частным вещанием существует на самом высоком уровне, так как Берлускони одновременно имеет отношение и к общественному RAI — как премьер-министр, и к крупнейшей частной коммуникационной компании Mediaset, в которую входят три национальные коммерческие станции, — как владелец).

Наиболее негативным явлением в сфере коммерческого телевидения становится непрерывный рост концентрации собственности на СМИ, что ставит под угрозу плюрализм, многообразие и редакционную независимость. Сосредоточение СМИ в руках немногих владельцев представляет потенциальную опасность, так как означает усиление влияния, которое может быть использовано в целях получения политической, личной, идеологической и коммерческой выгоды.

В числе самых крупных панрегиональных операторов ТВ в Центральной и Восточной Европе — американские компании CME — сеть из 9 компаний в шести странах, немецкая группа RTL, входящая в холдинг Bartelsmann (владеет станциями в Венгрии, Хорватии, в России владеет частью акций РЕН ТВ), шведская MTG (ей принадлежат общенациональные компании в трех странах Балтии, в России некоторое время назад имела отношение к ДТВ, теперь — к СТС Медиа), Newscоrp Руперта Мэрдока, владеющая телекомпаниями в Болгарии, Венгрии, небольшими медиаактивами в странах СНГ.

Общественных советов («паблик») на западных коммерческих каналах практически нет. Наблюдательный совет, надзирающий за частными телекомпаниями, в чистом виде есть только в Германии. В других странах имеются элементы саморегулирования самих частных каналов в сочетании с контролем заинтересованных общественных организаций.

Германия. Название органа саморегулирования буквально переводится как «Добровольный самоконтроль на телевидении» (FSF — Freiwillige Selbstkontrolle Fernsehen). Он организован в 1993 году тринадцатью частными телекомпаниями и занимается оценкой программной политики с точки зрения общественной пользы, заказывает исследования независимым экспертам с целью проверки передач в отношении их влияния на подростков, организацией содержательных проверок, посредничеством между вещателями и общественностью.

Члены Совета — 21 частная немецкая телекомпания. Правление FSF состоит из семи человек, которые выбираются на два года общим собранием (переизбрание допустимо). Попечительский совет — 10—18 человек из числа авторитетных граждан. Проверочные комитеты (5 человек), кассационные комитеты (7 человек).

За проверкой содержания телевизионных передач наблюдает попечительский совет, в который входят до 18 человек из сферы науки, культуры, педагогики, средств массовой информации, а также организации, которые занимаются вопросами молодежной политики. В области контроля за программной политикой FSF сотрудничает с независимыми контролерами по всей территории ФРГ. Контролеры нанимаются на два года.

Кроме того, в Германии существует Совет по рекламе, который карает за нарушение кодекса поведения в рекламной индустрии, вынося общественные порицания. Граждане и учреждения могут пожаловаться в этот совет на дискриминирующие или вредящие несовершеннолетним рекламные кампании. Главный принцип деятельности — «самодисциплина вместо государственного надзора». Кроме того, Совет по рекламе выносит рекомендации, например, по политической рекламе или продвижению алкогольных напитков.

Россия. У нас немного общественных структур, которые выполняют функции урегулирования информационных споров. Есть Комиссия по жалобам на прессу при Союзе журналистов, через которую проходили дела и по «Дому-2», и по «2х2», и по поводу «заказной журналистики». Правда, пока ни сами представители индустрии, ни общественность не готовы к публичной полемике друг с другом, не говоря уж об осознании того, что экспертизе общественного органа необходимо поверить, а потом принять решения к устранению претензий, чтобы избежать дальнейшего судебного разбирательства.

США. Функции контроля в Америке выполняет Родительский телевизионный совет (Parents Television Council) — общественная организация, занимающаяся защитой нравственности на американском ТВ. Это некоммерче-ская организация, цель которой — «восстановить ответственность индустрии развлечений перед обществом». Родительский телесовет публикует обзоры, отчеты о научно-исследовательской работе и информационные бюллетени в режиме on-line. В этой структуре есть, в свою очередь, консультативный совет, состоящий из политиков и других авторитетных людей — они активно поддерживают Совет в стремлении защитить детей от насилия в СМИ.

Во всех странах, в США в том числе, постоянно ведутся дискуссии по поводу полномочий общественных организаций, подобных Родительскому телесовету. Вот, например, как представляет эту проблему актер сериала «Зачарованные»: «Я не думаю, что любой человек, обладающий чувством собственного достоинства, не согласится с тем, что на телевидении есть вещи, которые детям смотреть не стоит. Проблема общественных советов типа PTC в том, что они хотят, чтобы все, что показывают по телевидению, подходило для детей»3.

Еще один пример из Германии. Телеканал RTL был оштрафован на сто тысяч евро из-за «асоциального поведения» на экране певца Дитера Болена. Его популярная музыкальная программа «Германия ищет суперзвезду», по мнению экспертов, пропагандирует среди молодежи «асоциальное поведение и ненормативную лексику», сообщил председатель комиссии при земельном ведомстве по делам СМИ Вольф-Дитер Ринг. По его словам, предметом дискуссии в комиссии стали кастинги будущих участников конкурса будущих «суперзвезд» и дневные телепрограммы, «унижающие человеческое достоинство». Тон «общения с конкурсантами» задавал председатель жюри известный композитор, исполнитель и продюсер Дитер Болен, отпускавший по ходу прослушивания резкие замечания. «Обидные высказывания и антисоциальное поведение были представлены в телевизионном формате как норма, — пояснил решение комиссии Ринг. — Таким путем распространяются модели поведения, противоречащие воспитанию общества. Особенно это может повлиять на детей моложе двенадцати лет»4.

Первоначально комиссия наложила запрет на некоторые выпуски новых программ. Позже, по словам Ринга, запрет был снят, «поскольку руководство телеканала в своем официальном заявлении согласилось с критикой и обязалось перед выпуском в эфир показывать записи кастингов конкурсных программ представителям Комиссии по добровольному самоконтролю на телевидении (FSF)».

После этой истории в немецких СМИ и Интернете вспыхнула бурная дискуссия о «свободе слова и поведения» в детских и молодежных передачах с участием поп-звезд, которым юное поколение стремится подражать. Там же, в Германии, Комиссия по добровольному самоконтролю киноиндустрии (Freiwillige Selbstkontrolle der Filmwirtschaft) не допустила к прокату короткометражный фильм «Кого это волнует?» из-за отчетливо выраженных антифранцузских взглядов.

В США часть либерально настроенной общественности склонна считать, что Родительский телевизионный совет, который отстаивает права детей у экрана, не чужд политических амбиций и выражает точку зрения слишком консервативных, охранительных и клерикальных слоев населения Америки.

Журнал Mediaweek сообщил о том, что 99 процентов жалоб на телевидении (не считая недовольства в отношении истории Джанет Джексон в 2004-м, обнажившей грудь во время трансляции церемонии закрытия конкурса MTV), исходят именно от РТС.

Еще одна статья об РТС начинается так: «Жажда власти, ханжество РТС снова налицо. Недавно Верховный суд США снова слушал жалобу FCC против Newscorp о том, что необходимо запретить любую вульгарную лексику в прямом эфире. Нынешний глава РТС Тим Винтер сказал в интервью: «Я очень рад тому, что Верховный суд не оставил в силе прошлое решение суда о том, что вся эта брань может спокойно выходить в эфире в любое время дня и ночи, тем более тогда, когда телевизор смотрят наши дети».

В статье приводится мнение и о том, как избирательно действует Родительский совет. Один из представителей телевизионной индустрии, например, рассказывает о том, как он пытался обратить внимание на «шоу The Shield канала FOX5, но программы этой компании РТС игнорировало6.

Вывод из серии статей типичен и очень удобен для телевизионщиков: «навязывая цензуру и следя за каждой секундой каждого телешоу, мы тоже рискуем дурно воспитать детей. Они забывают о том, что вся телеиндустрия управляется рейтингом и рекламой. Если людям что-то не нравится, они выключают телевизор — им не нужно диктовать, что должно нравиться, а что нет. Телевидение уже давно стало отражением общества, а не наоборот». Так думают подавляющее большинство и российских телевизионных топ-менеджеров.

Разумеется, подобная точка зрения в нынешних условиях — своеобразное лукавство. Иначе бы не было стольких жалоб, претензий, заявлений — попыток во всех странах мира, и демократических, и не очень, — ограничивать телевизионное содержание, думать о мере дозволенного, о морали, о возможном негативном воздействии телеэкрана на зрителей.

Часть критиков видят суть проблемы в том, что консервативно настроенные граждане склонны к другой диктатуре — «они не просто против насилия и не просто хотят наложить цензуру на телевидение, они надеются запретить лишь то, что кажется неправильным лично им. Они не только против секса, они еще и против юмора... Битва за приличие стала кровавой… Кто выбрал этих людей — Родительский телесовет — как представителей всех родителей? Кто смотрит за теми, кто входит в эту организацию? Наверное, Center for Media and Democracy, который и включает в себя все эти блюдущие мораль организации и обеспечивает их годовым бюджетом в размере 4,5 миллиона долларов… Люди сами могут выбирать нужную им информацию. РТС хочет лишить их этого права и полностью управлять тем, как артисты, писатели, режиссеры будут разговаривать с публикой. Они хотят навязать свою власть любыми средствами. Вся эта ситуация с Тимберлейком и Джанет Джексон была абсолютно демонстративной. Все, что случилось во время трансляции, вовсе не было сделано специально. В конце концов люди видят больше голого тела, проводя выходные на пляже в Калифорнии. Даже если это и было сделано нарочно, то штраф следовало бы выписать непосредственно участникам — Тимберлейку и Джексон»7.

Подробно цитированная статья показывает, что споры о «допустимом» действительно становятся важнейшим сюжетом для телевизионной индустрии. В основе проблемы — невозможность примерить рейтинг и социальную ответственность. На эти споры накладываются разговоры о фальсификации медиаизмерений (как и в России), которые, правда, не меняют существа проблемы. Вряд ли перебранки между независимыми наблюдателями, общественностью и индустрией в ближайшее время прекратятся.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что борьба «за нравственность», которую от имени общества ведут люди с неоднозначной репутацией, со скрытыми политическими или бизнесинтересами, все чаще возникает в разных странах мира (недавняя история с каналом «2х2» в России — характерный пример). Особенно часто она вспыхивает в тех странах, где коммерческая модель вещания превалирует над общественной. Вот почему саморегулирование коммерческих вещателей, которые готовы взять на себя добровольные самоограничения, выглядит более эффективным: оно способно примирить агрессивную общественность с коммерческими интересами телевидения.

Конечно, в российских условиях трудно представить себе, чтобы в отсутствие даже минимально проработанных регламентов общественных служб (есть только проект закона), которые, безусловно, заставляют и коммерческих вещателей соглашаться с необходимостью самоограничений, они добровольно создадут соответствующие органы. Каждому отдельному каналу, ориентированному в первую очередь на прибыль и находящемуся в конкурентной среде, совершенно невыгодно вырабатывать этические стандарты только для себя. Поэтому любое положение о наблюдательном совете при коммерческом канале — это, скорее, благородная декорация или совещательный гуманитарный орган в том случае, если акционеры и менеджеры смогут позитивно и заинтересовано отнестись к мнению экспертов.

Изучение аудитории, заказ исследований, регулярное обсуждение контента и оценка программ перед запуском новых проектов — вот те немногие, но, возможно, вполне эффективные действия, которые может осуществить такой совет, созданный при коммерческих вещателях. Пример Германии с ее Комиссией по добровольному саморегулированию в ситуации нынешнего российского рынка выглядит, безусловно, настоящей утопией.

Россия отстает и в постановке задач, и в исследовательских гипотезах, и в освоении опыта информационных свобод и введении механизмов саморегулирования, не говоря уже о качестве программ и о новых коммерческих возможностях в условиях тотально меняющейся цифровой среды.


 

1 Традиционно модели различаются по способу финансирования: госбюджет, рекламный бюджет, абонентская плата и лицензионный сбор. Классическая и смешанная модель финансирования — спонсорские взносы, рекламные деньги, госбюджет или правительственный грант в разных пропорциях в зависимости от страны. В своей редакционной политике и в способе управления программной и редакционной политикой наблюдательный совет осуществляет функцию буфера между источником денег и редакционной политикой канала и следит за содержанием программ в интересах общества, его меньшинств и общественного блага. Именно этот общественный институт принципиально отличает общественную модель вещания от двух других. В других вещательных моделях функции наблюдательных и общественных советов, как правило, ограничены или даже декоративны.
2 См. подробнее: R a i n e  Мary. CBA Editorial Guidelines, UNESKO, 2004.
3 См.: http://politics.slashdot.org/article.pl?sid=04/12/06/231234&tid=153&tid=219
4 Цит. по: С е м е н о в а  О. RTL оштрафуют из-за «асоциального поведения» Дитера Болена. РИА-Новости, Берлин. 9 июля 2008 года.
5 Телекомпания FOX принадлежит Мэрдоку и считается пропагандистским (прореспубликанским), популистским, чрезвычайно агрессивным по содержанию и стилю каналом, в чем-то напоминающим прайм-тайм сегодняшнего НТВ и некоторые передачи РЕН ТВ.
6 «Последние недели мы уже видели стриптизеров, голую женщину, бегущую по казино и все в prime time на национальном канале. Даже больше, мы видели двух выдающихся актрис — Дайан Киттен на Good Morning America и Джейн Фонду в Today Show, — которые не постеснялись вульгарных слов в утренних шоу. Поэтому мы просим всех, кто поддерживает РТС отправлять в Конгресс свои жалобы и тем самым заставить их легализовать этот закон, чтобы защитить своих детей от этой грязи и пошлости».
7 http://www.blacksunjournal.com/television/1274_the-fascist-parents-television-council_2008.html

 

 

Kinoart Weekly. Выпуск 42

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск 42

Наталья Серебрякова

Наталья Серебрякова о 10 главных событиях за минувшую неделю: сто лет самому расистскому фильму; Роберт Брессон ненавидит Хичкока; «Ассайас об Ассайасе»; Цзя Чжанкэ снимает в Австралии; новая инди-драма Келли Рейхардт; Шанталь Акерман о собственной матери; Скарлетт Йоханссон в фильме про психопатов; группа Sparks о сотрудничестве с режиссерами; умер сценарист «Бунтаря без причины»; трейлер испанского рекордсмена.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Новости

В Петербурге состоится V фестиваль Kinodot

24.05.2017

27-28 мая в Киноцентре «Родина» и Книжном магазине «Порядок слов» пройдут показы конкурсной программы V Фестиваля экспериментальных фильмов Kinodot. В конкурсе участвуют 17 фильмов, из них 16 - российские премьеры.