Револьвер

 

У окошка «Макавто» стоит машина в ожидании заказа. Между окошком и машиной, в нескольких метрах позади, курит крепкий парень в очках с мощными диоптриями, за которыми скрываются маленькие крысиные умные и хитрые глазки. Это Скай.

Скай не сводит глаз с окошка. Он заметно нервничает. Вот он замечает, что в окошке появляется рука с пакетом. Скай бросает сигарету, срывается с места и стремительно бежит по дорожке между «Макавто» и машиной. Работник «Макавто» протягивает водителю его заказ, но в это мгновение между ними пулей проносится Скай. Он перехватывает пакет с едой и скрывается за углом «Макдоналдса».

Водитель, даже не успевший понять, что произошло, растерянно смотрит вслед Скаю.

Скай переходит на шаг. Он уже абсолютно спокоен, но на всякий случай оборачивается. Все тихо. Скай заходит во двор дявятиэтажки, садится на скамейку и принимается за завтрак. В мусорную корзину летит пирожок. Скай достает колу и бигмак. Он сам себе улыбается, качает головой.

С к а й. Ле бигмак.

Он принимается за еду.

 

В квартире мчится беговая дорожка. На нее с серьезным видом задумчиво смотрит Джокер — огромный, сутулой спиной, мощными руками и прической похожий на молодого Жерара Депардье. Вид у него заспанный и недовольный, волосы растрепаны, одет только в клетчатые трусы-шортики.

В руках Джокер держит кошку, автоматически поглаживает ее. И вдруг неожиданно он бросает кошку на беговую дорожку. Кошка с мяуканьем отлетает в сторону, дорожка выбрасывает ее, словно пушок!

Довольный Джокер ржет. Настроение явно улучшилось. Он берет с полки бутылку виски. Прямо из горлышка набирает напиток в рот, прополаскивает рот, глотает и закуривает. Потом начинает одеваться.

Кошка, забившись в угол, смотрит на Джокера дикими глазами…

 

В вагоне метро почти никого нет. У самых дверей сидит парень лет восемнадцати. Судя по внешнему виду, тубусу и очкам, студент-технарь. Он увлечено читает что-то в смартфоне.

На противоположной скамье по диагонали от него сидит субтильного вида молодой человек лет семнадцати, длинный и худощавый, с туповатым выражением лица. Это Ас.

На Асе длинный видавший виды плащ из кожзама, черная шляпа с короткими полями, вокруг тощей шеи в несколько оборотов намотан длинный шарф цвета бордо.

Если бы пассажиры обратили внимание на Аса, то заметили бы, с каким напряжением тот уставился на смартфон. Ас нервничает, хотя старательно делает вид, что все вокруг ему безразлично. Правда, получается это у него плохо, но на него никто не смотрит, а потому никто и не видит его дикое волнение.

Волнение явно зашкаливает, когда поезд останавливается на станции. Входит один, выходят двое. Голос диктора предупреждает о том, что через секунду-другую двери закроются.

Ас перебарывает страх, встает, идет мимо студента. Двери начинают закрываться. Ас хватает смартфон и выскальзывает в щель дверей. Поезд уезжает. Студент растерянно смотрит на пассажиров, но в их глазах не сочувствие, а укор — мол, из-за таких, как ты, раззяв, и появляются в мире такие ублюдки, как тот в шарфе цвета бордо…

 

Ас бежит по пустой платформе.

В центре зала его поджидают два друга — Скай и Джокер.

Они смеются и хлопают в ладоши, поздравляя Аса с удачно провернутым дельцем.

Ас сияет, как новенький пятак, глупая улыбка блуждает на его длинном лошадином тупом лице. Он подбегает к друзьям и протягивает Скаю украденный только что смартфон.

Скай крутит смартфон в руках, читает текст на экране, удивленно вскидывает брови.

С к а й. Ого!

Стыдливая роза шипами грозит,

Овечка-тихоня боднуть норовит —

Любит открыто лишь белая Лилия

И не вершит над собою насилия.

Д ж о к е р. Вильям Шекспир!

С к а й. Почти. Уильям Блейк. Штук за десять толкнем Троллю. Умница Ас! Видишь, ничего сложнокриминального!

Скай похлопывает по плечу Аса, довольного похвалой, бросает смартфон Джокеру, но смартфон падает тому не в ладонь, а…

 

Стол, заваленный мобильными телефонами, чехлами к ним и всевозможными запчастями и аксессуарами. Чья-то рука берет смартфон и подносит к нему лупу.

В кадре гипертрофированно увеличенное лупой, искаженное лицо пожилого китайца — Тролль скрупулезно и долго изучает поверхность смартфона.

За ним наблюдают, стоя в ряд по другую сторону стола, Ас, Скай и Джокер. Наконец Джокер не выдерживает. Отхлебнув виски из бутылки, он громко крякает и, гогоча, обращается своим басом к Троллю.

Д ж о к е р. Слышь ты, Конфуций, ты чё там, блох ищешь?

Т р о л л ь. Не-а! Не блоха, а крова.

С к а й. Какой крова?

Д ж о к е р. Ты чё думаешь, мы из-за этой херни человека убьем? Не много ли ты о себе возомнил, а, Мао Цзэдун гребаный?

Т р о л л ь. Мао не Мао, а мокруха моя не думая! Не хотеть! Тли!

С к а й. Сколько-сколько?!!

Д ж о к е р. Тли и всё? Да он на пятнашку минимум тянет!

Т р о л л ь. То в салона связи, а у меня скупка. Четыле! Для холоший человека Дзокела не жалко!

Джокер вопросительно смотрит на Ская. Тот своими глазками за линзами зло буровит Тролля. Ас же чуть не плачет от обиды.

Тролль ждет. Видит, что друзья, скорее всего, откажутся от сделки.

И спешит — выставляет вперед, чуть ли не в лицо Джокеру, растопыренную пятерню.

Т р о л л ь. Пять тысяча лублея!

И, не дожидаясь ответа, извлекает из стола пачку сотенных купюр, лихо отсчитывает пять тысяч рублей и протягивает друзьям.

Джокер стонет и начинает рычать, запрокинув голову и закатив глаза. Но Скай не дает развиться его приступу гнева. Он раздраженно выхватывает деньги из рук Тролля и увлекает друзей на улицу.

Тролль, довольный собой и сделкой, провожает их сытым взглядом.

 

Где-то за ларьками недалеко от скупки Тролля, спрятавшись от глаз ментов и прочих обитателей города, наша троица пересчитывает деньги.

С последней купюрой Скай удивлено смотрит на Джокера, который хотел было сделать очередной глоток виски, но так и замер с бутылкой у рта, увидев тревогу в глазах Ская.

Д ж о к е р. Нае..л?

С к а й. Подломил сука китайская!

Д ж о к е р. Сколько тут?

С к а й (пожимает плечами). Три.

Д ж о к е р. Дай я!

Джокер пересчитывает деньги и, задрав голову к небу, начинает рычать раненым львом.

Ас взволнованно и со слезами на глазах смотрит на Джокера, затем с мольбой на Ская.

Скай отмахивается от Аса: мол, подожди, не до тебя!

С к а й. Сколько?

Д ж о к е р. Тли тысяча лублея.

Джокер сминает в мощном кулаке деньги и решительно срывается с места, раздираемый бешенством, но тут же на его пути встает Скай.

С к а й. Стой! Стой! Вечером! Вечером! Подловим и предъявим по полной. Тут ментов до хренища! Да стой, я сказал!

Джокер раздувает ноздри, рычит, но успокаивается, положив голову на плечо Ская. Скай видит, что друг поостыл, он отпускает Джокера, и троица уходит куда-то в глубь микрорайона.

 

Палец давит на кнопку дверного звонка. На длину цепочки открывается дверь.

Скай протягивает в щель примерно половину полученной у Тролля пачки денег. А через секунду вынимает руку — в ней пакетик с какой-то почти черного цвета субстанцией, похожей на кубик пластилина.

Скай прячет пакетик в карман, дверь захлопывается. Скай срывает шапку с головы и картинно, по-холоп-ски отвешивает поклон.

С к а й. Храни вас Бог!

Он сбегает вниз по лестнице, выскакивает из подъезда и исчезает за поворотом.

 

Троица словно наперегонки бежит вверх по лестнице недостроенного торгового комплекса.

Джокер, громко хохоча, первым выскакивает на крышу и «возносит руки к звездам». Теперь он воет: победный вой волка.

Вслед за ним появляется Скай. Он поправляет очки, улыбается, отталкивает Джокера в сторону. Тот принимает вызов и толкает Ская. Оба смеются, но Скай не намерен продолжать игру-поединок и уходит от боя, не отвечая на удары Джокера. Тот вскоре теряет интерес к Скаю и находит себе новое развлечение.

Он поднимает осколок кирпича и с разбегу запускает его в далеко стоящую девятиэтажку. Кирпич не долетает до дома, а падает где-то на середину дороги, по которой движутся машины.

Скай усаживается на какую-то бочку и начинает сооружать «косяк». Для этого из тайника в стене (вентиляционное оконце) он вынимает «бурбулятор» — самодельный кальян в виде пластмассового мишки, когда-то бывшего упаковкой для меда.

Джокер еще пару раз бросает кирпичи, но безрезультатно — окна дома остаются нетронутыми. Ему надоедает, и он садится рядом со Скаем. Терпеливо ждет, как гурман первого блюда.

И тут на крышу осторожно, тщательно проверяя, куда ставить ногу, входит Ас.

Скай и Джокер усмехаются.

Ас садится рядом со Скаем, с другой от Джокера стороны.

Скай раскуривает «бурбулятор». Несколько жадных, с задержкой дыма в легких, затяжек. Крякает, закашливается, снова затягивается, задерживает дым в легких, крякает, выпускает дым и смотрит на «бурбулятор». Мишка приветливо ему улыбается! Скай улыбается ему и передает мишку Джокеру.

С к а й. Храни, Господи, Афганистан и талибов! Аминь!

Джокер выпускает дым и согласно кивает, передает косяк Асу. Сам же достает бутылку виски и делает несколько глотков. Вдруг начинает хохотать.

Ас нежно курит косяк, затем передает его Скаю. Тот докуривает, затем чуть добавляет гашиша, раскуривает и передает Джокеру. Курят еще по второму кругу. Мишка снова возвращается к Скаю. Мишка улыбается блаженной улыбкой святого Скаю и тянет к нему лапки.

М и ш к а. Вселенская любовь, брат!

С к а й (Мишке). Да! Солнце светит и растет трава! Аминь, брат!

Скай поворачивается к Асу и долго смотрит на него задурманенным влюбленным взором. Нежно проводит ладошкой по щеке. Ас счастливо улыбается.

С к а й. Ас, я люблю тебя. Ты брат мне, реально, брат! Чуть дебильный, но брат. Не бойся, Ас, я тебя не дам в обиду. Ты мне веришь?

Скай ищет взгляда Аса. Тот поднимает смущенный наивный взгляд на Ская и кивает.

А с. Да.

Д ж о к е р. А мне веришь?

А с (делаясь серьезным, опуская глаза). Нет.

Д ж о к е р. Гад же ты, Ас! Самый настоящий гад! Кто тебя тогда от чехов Ленина спас? А? Скай, что ли, твой любимый? Я! Я тебя спас! Я! Великий и могучий Джокер! Мать твою! Ты не Ская, а меня должен любить! Понял?

Скай медленно поворачивает голову и смотрит на Джокера, тот мимо Ская на Аса, который, потупив взор, молчит и вот-вот заплачет.

И тут все трое, пораженные, замирают. Все трое видят, как мишка, переваливаясь с лапки на лапку, вразвалочку идет к стене, карабкается по ней и исчезает в тайнике.

Дождь несколькими крупными каплями падает на лицо Джокеру. Тот утирает капли, встает и уходит под какой-то навес — скорее всего, это когда-то должно было стать будкой для подъемного механизма лифта, да не судьба.

Проходя мимо Аса, Джокер несильно толкает его в плечо, и тут же на него пантерой набрасывается Скай. Его кулак точно врезается в челюсть Джокера, но тот не падает, а только пятится, увлекая за собой Ская.

Они валятся на грязный пол и начинают кататься в жесткой драке, отвешивая друг другу удары.

Ас сидит на прежнем месте и тихо всхлипывает. Затем вскакивает и бросается на Джокера. Бьет его неумело и коряво, как ребенок, больше кричит и скулит, чем бьет. Джокер свободной рукой сгребает его, и теперь под хлынувшим дождем дерутся и катаются все трое…

 

В будке для механизма лифта в ряд сидят, поджав ноги, трое наших героев. Все тупо смотрят перед собой на стену дождя, и каждый думает о чем-то своем.

Идиллию нарушает Джокер, он отхлебывает виски и резко встает.

Д ж о к е р. Всё, пора Тролля депортировать на родину.

С к а й. Рано.

Д ж о к е р. Кто сказал?

С к а й. Такаси Миикэ в фильме «Мокрая псина». Там киллер никогда не выходил на улицу и не убивал, пока шел дождь.

Д ж о к е р. Почему?

С к а й. Не важно. Просто нельзя убивать китайцев, пока идет дождь, даже если китаец не китаец, а долбанный хитрожопый Тролль.

Джокер вздыхает и садится на место. Закуривает.

Д ж о к е р. А если дождь будет идти всю ночь?

С к а й (усмехаясь). У Миикэ дождь шел несколько недель.

Д ж о к е р. И что киллер делал все это время?

С к а й. Ждал.

Д ж о к е р. Как ждал?

С к а й. Сидел в номере с проституткой.

Д ж о к е р. Так можно! А у нас вместо проститутки будет Ас. Да, Ас?

Джокер тянет руку к Асу, но Скай бьет его по руке.

С к а й. Дождь кончился.

Джокер радостно орет и выскакивает на крышу. Видит торчащую из стены арматуру и пытается ее вырвать, но удается только погнуть ее.

Скай и Ас скрываются на лестнице. Джокер бросается за ними…

 

Длинный полутемный коридор загаженного общежития. Обшарпанные стены, закопченный потолок, редкие лампочки, свет которых еле пробивается сквозь завесу кухонного чада, клубящегося под потолком. Двери, двери, двери…

Мимо дверей идут, почти крадутся наши герои. Джокер вторым, Ас последним, а первым идет Скай. Его глазки-бусинки сверкают. Он жаждет расправы. Мимо них проходит, словно в рапиде, полуголый китаец, который подозрительно косится на них. Китаец скрывается за одной из дверей, а через секунду выходит уже с другим китайцем. И что-то ему шепчет, указывая в спины наших героев.

Троица проходит мимо кухни. Там у плиты стоит и что-то жарит в медной сковороде на большом огне другой китаец, и он, тоже словно в рапиде, поворачивает голову и тоже подозрительно косится на идущих мимо него по коридору чужих.

Когда они исчезают, китаец берет со стола огромный тесак и выходит в коридор, где за спинами наших героев, на другом конце коридора, толкутся уже пять-семь китайцев.

Китаец с ножом смотрит в спины чужаков, затем на своих соплеменников. Все встревожены визитом непрошеных гостей, медленно начинают двигаться по коридору, словно крадутся за незваными пришельцами.

Скай подходит к одной из дверей, пинком распахивает ее и тут же застывает на пороге…

 

В комнате на двухъярусных кроватях сидят, свесив ноги, человек десять китайцев.

Скай не сразу замечает Тролля. Тот сидит на «втором этаже» и испуганно смотрит на Ская.

Ская оттесняет Джокер. Он пьян и под кайфом больше остальных, плюс его неустойчивая психика — раздерганный на нет!

Джокер видит Тролля и с диким криком бросается к нему. Все китайцы замерли от такой наглости и смелости!

Джокер хватает Тролля за ногу и с диким хохотом пытается стащить его на пол.

Тролль начинает визжать. Что-то орет по-китайски и свободной ногой пытается лягнуть Джокера в лицо. Ему это удается.

Джокера откидывает в сторону, из носа течет кровь. Его, слегка оглушенного, это заводит еще больше. Он резко дергает Тролля за ногу, и тот падает на пол. Корчится от боли. Джокер начинает избивать его ногами.

И тут китайцы приходят в себя. Один бросается на Джокера, но отлетает от мощного удара Ская. Двое других бросаются на Ская и повисают у него на руках, и тут в комнату с криками врываются китайцы из коридора.

В воздухе над спиной Ская мелькает тесак. Китаец с диким воплем замахивается и бьет, словно мечом, Ская по спине своим замызганным тесаком, но Ас успевает перехватить тесак голой рукой в воздухе. Он плачет, рыдает и начинает выть, когда тесак вырывается из его кулака. Хлещет кровь.

Ас падает на колени и почему-то сует раненую руку себе под мышку.

Скай оборачивается и бьет китайца с тесаком в пах. Тот падает на пол без сознания.

Джокер хватает с пола тесак и начинает размахивать им в разные стороны. Достается и Скаю, которому тесак ранит руку выше локтя. Но в лихорадке боя никто этого не замечает. Китайцы лупят беззащитного Аса.

Теперь Джокер и Скай отбивают своего друга от низкорослых, но резвых китайцев.

Начинается настоящая каша-мала!

В какой-то момент драки троице удается прорваться к двери. Они выбегают из комнаты, их преследуют все китайцы.

На полу остаются лежать Тролль, истекающий кровью и зажимающий ужасную рану на животе, и тот, которому двинул в пах Скай…

 

Ас, Скай и Джокер бегут по коридору. За ними с криками и руганью несутся китайцы, вооруженные всем, что только ни попало под руку, — ножами, кастетами, ножками от табуретов… У одного в руке даже ножовка, а у другого — рамка от картины!

Из какой-то комнаты на шум высовывается заспанный китаец, и бегущий мимо Джокер тут же вонзает тесак в дверной косяк, едва не попав в изумленного хозяина. Тот верещит, перепуганный. Джокер намеревается вытащить тесак из косяка, но у него ничего не выходит — врубил намертво. Времени нет, и Джокер бежит уже без тесака.

Скатываются по лестнице кубарем. Тут первые китайцы хватают Аса за шарф. Тот кричит, и ему на выручку снова приходят Джокер и Скай.

Снова драка. Мелькают кулаки, пила, ножи. Крики, стоны, удары.

Снова удается отбить Аса у китайцев и выбежать на улицу.

 

Скай захлопывает дверь и подпирает ее плечом. Джокер приходит ему на помощь. Теперь они вдвоем пытаются удержать дверь. За дверью слышатся крики и ругань.

Китайцы со своей стороны наваливаются на дверь с дружным криком, но троице пока удается держать оборону.

Джокер кричит стоящему в сторонке с рукой под мышкой напуганному до полусмерти Асу.

Д ж о к е р. Чё застыл! Найди чем дверь подпереть!

Ас кивает и начинает метаться у двери. За ним наблюдает подошедший китаец. В руках у китайца пакеты с едой. Он не понимает, что происходит, и предпочитает не вмешиваться в происходящее.

Ас находит какой-то использованный электрод для электросварки. Он показывает его Джокеру.

Джокер выхватывает электрод и закручивает им дверные ручки.

И тут же замечает испуганного китайца с пакетами.

Джокер в один прыжок оказывается перед ним. Хохочет китайцу в лицо и со всей силы бьет кулаком. Китаец отлетает метра на два и валится без сознания на сверкающий бликами неоновых реклам асфальт.

Скай бежит прочь, увлекая за собой Аса.

Джокер подбирает с асфальта пакеты с едой и с диким хохотом бежит за друзьями…

 

Дверь вот-вот сорвется с петель. За ней слышится дружный крик китайцев. Они наваливаются, и дверь падает.

Через дверь кубарем вываливается куча китайцев. Они поднимаются на ноги, осматриваются в поисках троицы и замечают лежащего на земле своего земляка.

Китаец, который был с тесаком (тесак снова у него в руке), берет на себя роль предводителя. Он что-то кричит своим и машет тесаком в разные стороны.

Ему дружно кричат в ответ. Китайцы, разделившись на две группы, разбегаются по двум аллеям, ведущим к микрорайону через заглохший парк, похожий, скорее, на лес.

 

Троица не спеша идет по аллее.

Джокер по своему обыкновению истерично хохочет и прикладывается к бутылке.

Скай пытается на ходу отремонтировать пострадавшие в драке очки.

Ас все зажимает руку под мышкой и поскуливает. И жмется поближе к Скаю.

И тут за их спинами слышится радостный крик китайцев.

Скай хватает Аса за шиворот и увлекает за собой.

Джокер, напротив, останавливается и смело разворачивается китайцам навстречу. Он ревет, колотит себя в грудь. И всем своим видом показывает, что готов биться насмерть и не сойдет с места! Швыряет в китайцев пакеты с едой.

Скай останавливается и зовет Джокера.

С к а й. Джокер! Джокер! Беги, придурок! Они же убьют тебя! Беги!!!

Но Джокер словно не слышит. Он разводит руки в стороны и задирает голову к небу. Орет.

Китайцы в паре метров от него.

И тут Джокер разворачивается и дает деру!

Китайцы буквально сходят с ума от такой наглости. Они орут как оголтелые. Но спортивного и крепкого Джокера им не достать. Тот бежит легко, дразнит их. Китайцы за ним, но как ни напрягают свои силы, догнать Джокера им не удается. Джокер видит, что между ним и Скаем с другой аллейки наперерез выбегает еще одна группа китайцев.

Джокер теперь перестает забавляться и пугается не на шутку. Он кричит: «Скай!» Сам же спрыгивает в кювет и пытается убежать от преследователей через лес. Земля мокрая, и в какой-то момент Джокер поскальзывается, его ноги смешно задираются вверх, и он падает на землю, ударившись лбом о какой-то пень. Он оглушен. Мычит, трясет головой и пытается встать на ноги, но на его голову обрушивается и ломается ножка от табурета.

Джокер падает на живот и пытается приподняться, из головы хлещет кровь, он даже пытается засмеяться, но у него не получается.

Китайцы набрасываются на Джокера.

Кто-то бьет и топчет его ногами.

Кто-то рвет на нем одежду.

Кто-то хватает за волосы и тянет к себе…

И тут!..

С аллеи раздается душераздирающий крик.

Китайцы замирают и все как один оборачиваются на крик.

На аллее стоит Скай, прижимая к себе китайца. У горла китайца все тот же тесак.

Ас жмется к Скаю, пряча руку под мышкой.

С к а й. Отпустите его! Или я ему башку отрежу! Джокер, иди сюда!

Джокер поднимается и что-то мычит Скаю. Поднимает руку. Пошатываясь, идет к Скаю. Проходит сквозь кучу разгоряченных дракой китайцев.

Вдруг один китаец не выдерживает и с криком ярости и ненависти набрасывается на Джокера и точно так же, как Скай китайца, берет в заложники Джокера, приставив к его горлу нож. Что-то кричит Скаю на своем языке.

Скай кричит тому в ответ. В общем, идут блеф и истерика — кто кого переорет. Но момент напряженный.

Но у Ская есть плюс. В отличие от испуганно застывшего под тесаком китайца, Джокер прет, и прет он к Скаю, таща за собой китайца, который прижимает нож к его горлу.

Китаец видит, что дело дрянь, и чуть вонзает от страха и ужаса нож в горло Джокеру, другой рукой пытается душить его.

Джокер не обращает внимания на рану, он и так весь в крови. И с каждым шагом ему словно прибывает сил!

В какой-то момент китаец не выдерживает психологического давления и отпускает Джокера.

Тот с победным улюлюканьем подбегает к Скаю. Он бодр и весел! Чертов Джокер! Ему хоть бы что!

Он бьет под дых китайца, которого держит Скай, и тот, крича от боли, падает на колени.

Джокеру этого мало! Он, как по футбольному мячу, бьет китайца в лицо ногой, и они бегут дальше. Китайцы за ними!

Китаец, которого ударил Джокер, остается на асфальте. Он ползает на коленях, катается на спине и, закрыв лицо руками, воет…

 

Троица друзей ныряет в кусты у девятиэтажки и падает на землю. Все они замирают.

Слышатся крики приближающихся китайцев.

Джокер начинает дурачиться. Он принюхивается и прямо перед лицом Аса замечает собачье дерьмо. Похоже, он что-то замыслил и скалится.

И не успевает Скай и уж тем более тормознутый Ас что-то сообразить, как Джокер хватает Аса за голову и окунает его лицом в дерьмо.

Джокер давится от смеха.

Мимо пробегает толпа китайцев.

Друзья замерли.

Китайцы удаляются. Крики делаются все тише и тише.

Джокер начинает хохотать, не боясь, что его услышат.

Скай бьет его кулаком в плечо.

С к а й. Заткнись, придурок!

Д ж о к е р. Да ладно тебе. Прикольно же. Ас такой тормоз, что, не помоги ему я, он бы сам по себе нырнул бы в это говно!

Ас растерянно застыл с задранным лицом. Он не знает, как ему быть и что делать. В глазах слезы.

Скай вздыхает и поднимается с земли, отряхивается, затем поднимает Аса, и они уходят. Ас скулит.

Джокер переворачивается на спину, его волосы слиплись от крови. Он смотрит в звездное небо и улыбается. Круто оттянулись! Вечер прошел не впустую.

 

В кадре ярко накрашенные женские губы. Вот обнажаются зубки: два ряда красивых ровных перлов, как говорили в старину. Ротик открывается, и зубки впиваются в двойной чизбургер. В уголке рта остается капелька майонеза, из ротика высовывается язычок и ящеркой устремляется к капельке, хватает ее и исчезает в ротике, алые губки смыкаются.

Это Жемчужинка, ей пятнадцать лет. Она настоящая блондинка во всех отношениях. Наивные широко распахнутые голубые глазки, милое симметричное личико-мордашка. Стройная миниатюрная фигурка. И в голове только журнал для подростков Сооl.

Она жует свой чизбургер, потягивает колу через соломинку и чуть презрительно, как все блондинки, посматривает на окружающий ее плебс.

Вдруг ее пугает плюхнувшийся рядом с ней изрядно помятый, но отмытый Джокер. Он хохочет и лезет обниматься.

Жемчужинка отстраняется от него. Брезгливо морщится.

Д ж о к е р. Да ладно ломаться! Ты ничего, я красив, как Брэд Питт. Мы прекрасно проведем время. Пошли в туалет.

Ж е м ч у ж и н к а. Пошел на хрен, отстань, придурок.

Д ж о к е р. Как хочешь. Но учти, что я два раза не предлагаю. Я в скором будущем — историческая легендарная личность.

Ж е м ч у ж и н к а. И что?

Д ж о к е р. А то, что сейчас без лишних понтов ты можешь сделать мне минет. Я не против, как говорится. А завтра придется в очереди стоять на морозе, чтобы потереться о мои бронзовые яйца.

Жемчужинка смеется. Джокер тоже начинает хохотать. Достает бутылку виски, которое у него не кончается никогда. Ловко срывает крышку со стакана с колой и наливает туда изрядную порцию виски. Закрывает стакан крышкой и предлагает Жемчужинке.

Она берет в рот соломинку, ее губки нежно обхватывают соломинку.

Джокер видит это и мечтательно закатывает глаза. Прикладывается к бутылке виски. И тут перед ним возникает молодой парнишка в униформе «Макдоналдса».

П а р н и ш к а. У нас пить нельзя.

Д ж о к е р. Пошел на х..й. А кому скажешь — почки отобью и съем. Понял?

Парнишка густо краснеет и уходит, пряча глаза под козырьком бейсболки.

Ж е м ч у ж и н к а. Как там Ас?

Джокер пожимает плечами и начинает жевать картошку фри.

Д ж о к е р. Не знаю. Скай щас борется за его жизнь.

 

В туалете «Макдоналдса» Скай «борется за жизнь» Аса.

Ас стоит у раковины и скулит. Он украдкой наблюдает за тем, как под струей воды Скай промывает ему рану на руке.

Рана страшная — тесак китайца дошел почти до кости. Мясо по краям вздулось, распухло.

Ас скулит и подергивает ногой, как маленький ребенок. Скай хмурится.

С к а й. Стой спокойно! Замри!

Легко сказать! Но Ас тут же послушно замирает, только скулит еще громче.

Вот наконец-то с промыванием закончено. Скай выключает воду.

А с. А бинты?

С к а й (загадочно улыбается). Есть кое-что получше.

А с. Что?

С к а й. Японский суперклей.

Скай извлекает из кармана миниатюрный тюбик клея и показывает его встревоженному Асу.

С к а й. Расслабься. Я знаю, что делаю.

Скай кладет руку Аса на край раковины ладонью вверх. Ас снова начинает скулить.

Скай не обращает внимания на его нытье. Он полностью сосредоточился на операции по склеиванию раны на руке Аса.

Вот он выдавливает из тюбика клей в рану и тут же двумя пальцами зажимает ее, стискивая края.

Молчат. Ждут. Вдруг Скай поднимает взгляд и видит, как Ас любуется отражением Ская в зеркале.

С к а й. Ты чё?

А с. Ничего. Просто… я люблю тебя.

С к а й. Как брата?

А с. Да.

Ас произносит это нежно и трепетно.

Скай улыбается Асу устало и по-доброму. Свободной рукой привлекает его к себе.

С высоты своего роста Ас склоняется к Скаю и кладет ему голову на плечо.

Скай вздыхает и поглаживает Аса по спине.

Чистая братская любовь.

Скай отстраняет Аса. И смотрит на ладошку. Его пальцы все еще стискивают края раны.

С к а й. Готово. Опа!

А с. Что случилось?

С к а й. Твою мать! (Его пальцы приклеились к краям раны Аса, и он тщетно пытается освободиться.) Будет больно. Только не ори.

А с. Что?

И тут же Ас дико стонет. И падает от боли на колени. Из его руки на пол сочится кровь. Он начинает выть и плакать.

Скай крутится вокруг Аса, пытаясь подобраться к его ране. Но тот не дается, крутится и прячет руку.

С к а й. Покажи руку! Да не вой ты, покажи! Стой, тебе говорят! Дай глянуть!

А с. Не дам!

С к а й. Ну прости… Я… Покажи, тебе говорят, а то заражение будет. Отхреначат на хрен по колено! Дай!

Скаю удается ухватить Аса за больную руку и зажать ее между коленями.

Ас замирает, покорно, как щенок на столе у ветеринара.

Скай осматривает рану. Она снова зияет своими ужасами, но только наполовину.

С к а й. Вот половину сделали.

Осталось чуть-чуть. Потерпи.

Ас охотно кивает.

Скай дотягивается до тюбика с клеем, но Аса не отпускает, боясь, что тот убежит. Заливает рану клеем и зажимает рану пальцами — так, чтобы не приклеиться.

Они снова замирают.

В туалет входят два подростка и удивленно таращатся на странную парочку: один сидит на полу, а его рука зажата между ног у другого.

Скай бросает на них злой взгляд.

Парни исчезают в кабинках.

 

На стол резко опускается рука Аса. Это Джокер прижал ее к столу и рассматривает работу Ская. Хохочет. Отпускает руку Аса, который все время пытался вырваться. Джокер уважительно кивает Скаю.

Д ж о к е р. Мои поздравления, доктор Скай!

Сам хохочет над своей шуткой.

Скай устало улыбается и принимается за гамбургер. Ас, Джокер и Жемчужинка следуют его примеру. Поглядывают друг на дружку, все друг другу улыбаются, любуются друг другом. Понятно, что это четверка настоящих и верных друзей и что все трое мальчишек влюблены в Жемчужинку…

Из «Макдоналдса» выходит молодой работник, тот самый, которому нахамил Джокер. Перекур.

Он надевает наушники и включает музыку: Игги Поп, Life of Work. Закуривает.

Мы его глазами смотрим на ночной город: огни неона, небоскребы, тачки, витрины, рекламы, лица ночных обитателей — роскошь и нищета. Вот идет по ночному тротуару бомж, за ним трусит послушная свора крупных дворняг, а вот роскошный «Бентли» шуршит шинами по мокрому разноцветному, с отблесками неоновых огней асфальту.

Работник устало улыбается. Выщелкивает окурок, тот в рапиде летит над ночным городом. Падает на асфальт и рассыпается множеством искр…

 

Четверка друзей топчется у подъезда. Не могут разойтись.

Д ж о к е р. Жемчужинка, может, к тебе?

Ж е м ч у ж и н к а. Нет. У меня свидание.

Все трое грустнеют. Джокер смотрит на Аса.

Д ж о к е р. Домой?

А с. Нет. Я не вернусь домой.

С к а й. Что опять?

А с. Не вернусь.

В глазах Аса снова появляются слезы. Скай обнимает его за плечи,

и они уходят.

С к а й. Мы ко мне.

Д ж о к е р. Опять Куросаву смотреть?

С к а й. А в морду пяткой?!

Д ж о к е р (Жемчужинке). Ты с нами?

Ж е м ч у ж и н к а. Я же говорю: у меня свидание.

Д ж о к е р. Скажи, месячные!

Хохочет и бегом за друзьями.

Жемчужинка усмехается, закуривает и уходит в противоположную сторону.

 

По микрорайону едет роскошный новенький «Ягуар». За рулем сидит кавказец по кличке Ленин, огромного роста и лысый. Ему лет семнадцать.

Из колонок ревет что-то из западного рэпа. Кавказец вусмерть обнюханный. Под носом белеет кокаин. Кавказец явно любуется своими золотыми часами, которые поблескивают на руке, лежащей на руле.

Кавказец замечает в свете фар Жемчужинку, стоящую на тротуаре. Моргает фарами. Жемчужинка машет ему рукой.

«Ягуар» останавливается перед Жемчужинкой.

Она открывает дверцу и плюхается на переднее сиденье.

Кавказец говорит без характерного акцента.

Л е н и н. Привет, радость моя.

Ж е м ч у ж и н к а. Привет, Ленин. Как дела?

Л е н и н. Ослепла, что ли?

Ж е м ч у ж и н к а. Не поняла?

Л е н и н. Сама не видишь?

Ленин трясет рукой с часами, затем этой же рукой хлопает по рулю.

Ж е м ч у ж и н к а. А. Поняла.

Л е н и н. Коки-моки?

Ж е м ч у ж и н к а. Не-е-е. Ты же знаешь, у меня богатое воображение

и внутричерепное давление. Короче, нет наркотикам!

Л е н и н. Бедная, как же ты живешь?

Ж е м ч у ж и н к а. Книжки читаю.

Ленин извлекает пакет с кокаином, чуть высыпает себе на ноготь и с него нюхает дозу.

Л е н и н. Поехали?

Ж е м ч у ж и н к а. А подарок где?

Л е н и н. Дома у меня твой подарок.

Ж е м ч у ж и н к а. Тогда поехали. Только никакого секса — я с черными не сплю.

Кавказец усмехается, кивает и давит на газ.

 

Жемчужинка падает на постель. На ее лице испуг и боль, а из носа струится кровь.

Ж е м ч у ж и н к а. Я же сказала!

Л е н и н. Заткнись! Задолбала!

С черными она не спит. Расистка.

Ж е м ч у ж и н к а. Тварь! Только тронь!

Л е н и н. Заткнись, сука! Два месяца яйца мне крутишь. «Купи то, купи это…» У меня что, на лбу «лох» написано?! Нет, детка, пришло время отрабатывать подарки.

Ж е м ч у ж и н к а. Тварь, гастарбайтер долбаный!

Кавказец набрасывается на Жемчужинку. Но получает достойный и неожиданный отпор. Она кулаками несколько раз попадает кавказцу в лицо. Но его оторопь быстро проходит, и ее сменяет слепая ярость.

Жемчужинка пытается вскочить, ей даже удается вырваться, но Ленин хватает ее за волосы и тянет к себе.

Жемчужинка кричит от боли и обиды. Из глаз льются слезы.

Ж е м ч у ж и н к а. Скотина, тварь, скотина!

Ленин чуть размахивается, словно у него в руке не голова Жемчужинки, а шар для боулинга, и «запускает» Жемчужинку в стену.

Глухой удар, и Жемчужинка мячиком отлетает обратно на постель. Она стонет от боли и, оглушенная ударом, пытается понять, где она и что происходит.

Ленин расстегивает ей джинсы и рывком сдергивает их.

 

Крик и изумленное лицо Джокера, который так бурно реагирует на кульминационную сцену фильма Акиры Куросавы «Бездомный пес», в которой совсем еще юный Тосиро Мифунэ идет на выстрелы преступника, не сворачивая и не таясь, не боясь пуль.

Д ж о к е р. А! А! Вот это мужик! Не то что ты, нытик!

Джокер зажимает голову Аса у себя под мышкой и трет по волосам ладошкой.

Скай срывает руку Джокера с Аса и отталкивает Джокера.

С к а й. Да застынь ты!

Джокер послушно замирает и во все глаза смотрит на экран.

В его комнате дешевенький телевизор, простенький DVD-плейер. Вся комната в постерах режиссеров и актеров, всюду диски и кассеты с фильмами.

С к а й (мечтательно). Самое главное в жизни — это смерть.

Д ж о к е р. Поясни.

С к а й. Это концепт самурайской философии. Это в крови у японцев. Это то, что всю жизнь исповедовал и возносил в ранг высокого искусства Куросава. Путь воина — путь к смерти. И знаешь, в чем там фишка?

Д ж о к е р. В чем?

С к а й. Смерти нет!

А с. Как это?

С к а й (выключая плейер). Есть цепь перерождений, а смерть лишьмаленький мостик от одной жизни к другой.

А с. То есть мы не умираем?

С к а й. Нет. Просто по мостику из одной жизни в другую.

А с. А если ты умрешь… и я… мы в следующей жизни встретимся?

Скай смотрит на Аса. У того в глазах страх и надежда. Это видит и Джокер, и он вдруг против своего обыкновения не хохочет и не дурачится, он серьезен, как никогда. Даже загрустил! Молчит. Оба ждут, что скажет Скай.

Скай медлит с ответом. Но ему надо ответить, так как Ас смотрит на него пристально, не отводя взгляд.

С к а й. Обязательно.

А с. А где? Где встретимся? Давай сейчас назначим место.

С к а й. В «Макдоналдсе». Где же еще!

Ас расплывается в улыбке. И тут Джокер, тот привычный Джокер, воз-вращается.

Д ж о к е р. А вдруг его закроют? Или антиглобалисты, или еще какие пидоры взорвут?

Джокер, видя испуг и разочарование Аса, начинает хохотать.

Ас чуть не плачет.

Скай вздыхает и качает головой. Кладет диск в коробку. Затем открывает ящик старенького комода и достает из него кальян. Садится по-турецки и начинает готовить косяк на кальяне.

Джокер примирительно хлопает Аса по плечу и ползет поближе к Скаю. Заводят музыку. Ас подтягивается к друзьям.

Скай берет в руки зажигалку…

 

Крутится колесико зажигалки, вспыхивает огонек.

Это избитая Жемчужинка. Она сильно пострадала от рук Ленина: синяки, шишка на лбу. Вспухшие губы.

Она закуривает и на что-то смотрит перед собой.

Это полуголый Ленин. Он спит на постели, раскинувшись.

Жемчужинка кладет сигарету в пепельницу и поднимает руку — в ней мобильник. Она начинает снимать полуголого Ленина на камеру мобильного телефона. Затем тихо стаскивает с него трусы. Ленин стонет и открывает глаза. Он в хлам обдолбанный кокаином. Жемчужинка замирает, цепенеет. Ленин смотрит на Жемчужинку и снова закрывает глаза. Жемчужинка тихо переводит дух, затем отступает и замирает. У нее под ногой губная помада, выпавшая из ее куртки. На лице Жемчужинки вспыхивает улыбка мести и презрения. Она берет губную помаду и пишет на груди спящего Ленина: «Я пидор». Снова включает камеру и с надписи на груди делает отъезд на общий план. В кадре голый Ленин.

Жемчужинка выключает мобильник, берет куртку и спешит в коридор. Тут она видит куртку Ленина. Обшаривает карманы. Обчищает портмоне. Во внутреннем кармане находит хромированный револьвер.

Жемчужинка возвращается в комнату и наводит револьвер на спящего Ленина, точно ему в лицо. Она полна решимости, но вдруг пугается своих намерений и бросается вон из комнаты. Хлопает входная дверь…

 

Мальчишки сидят в некоей прострации. Молчат. Все трое смотрят на экран телевизора пустыми глазами — обкурились.

На экране — телемагазин. Ведущий впаривает народу какую-то супер-овощерезку.

Раздается дверной звонок. Ноль эмоций. Словно никто не слышит его. Звонят снова и снова. Наконец Ас соображает. Он поворачивает голову к Скаю.

А с. Кто-то пришел, типа, наверное.

С к а й. Да?!

А с. Да.

Скай кивает, долго смотрит на Аса и отворачивается к экрану. С серьезным видом, будто аналитическую программу, смотрит рекламу овощерезки.

Снова звонок.

Ас несмело дергает Ская за рукав футболки.

А с. Кто-то пришел.

С к а й. Да?!

А с. Да.

Скай встает и нетвердой походкой выходит из комнаты. Вскоре он возвращается с Жемчужинкой. Друзья приветствуют ее кивками. Продолжают смотреть телевизор.

Вдруг Джокер едва слышно стонет и валится набок. Засыпает мгновенно. За ним Скай и Ас укладываются рядышком и тоже засыпают.

Жемчужинка какое-то время за ними наблюдает, затем выключает телевизор, ложится на диване. Сворачивается клубочком, затихает.

 

Друзья стоят над спящей Жемчужинкой. Тупо на нее смотрят.

Д ж о к е р. Когда она пришла?

С к а й. Не помню.

А с. Ее кто-то сильно избил.

Д ж о к е р (волнуется). Отхреначили конкретно.

С к а й. Эй, Жемчужинка.

Трясет ее за плечо. Жемчужинка открывает глаза и садится на диване. Стонет от боли и трогает рукой припухлость на щеке.

Д ж о к е р. Это кто тебя так?

И Джокер, и Скай взволнованны.

Ж е м ч у ж и н к а (усмехается). Расслабься, Джокер, не ты.

Д ж о к е р (явно успокаивается, но хмыкает). А кто?

С к а й. Ленин?

Ж е м ч у ж и н к а. Да. Он меня изнасиловал.

Джокер бьет себя в грудь и начинает рычать.

Скай застывает.

Жемчужинка садится на диван, свесив ноги, закуривает и поглядывает на друзей.

Ас садится рядом с ней и гладит ее по плечу.

Жемчужинка благодарно ему кивает и вдруг что-то вспоминает. Она достает из кармана мобильник, нажимает кнопки и затем протягивает его Скаю.

Ж е м ч у ж и н к а. Вот.

С к а й. Что это?

Ж е м ч у ж и н к а. «Плей» нажми.

Скай нажимает кнопку «плей», и друзья смотрят запись голого Ленина.

С к а й (возвращая мобильник). Ну ты и дура. И что теперь?

Д ж о к е р. Я могу сказать, что теперь убьет он тебя. Чехи злобные и гордые. Такого он тебе не простит.

Ж е м ч у ж и н к а. По фигу! Это я его убью. Закину запись в Сеть. Его же чехи и завалят его. Они ему яйца отрежут за такой позор.

Д ж о к е р. Это да, а он тебе отрежет.

Ж е м ч у ж и н к а. Не получится.

С к а й. Ладно, что делать будем?

А с. Может, накуримся? Там осталось?

Д ж о к е р (хохочет). Ас, ты умничка. Посидим, подумаем, что-нибудь придумаем.

Скай быстро «заряжает» кальян новой порцией гашиша, и все четверо по кругу курят.

Последний круг и последняя затяжка достаются Жемчужинке. Она откидывается назад и прижимается к стене. Джокер с беспокойством смотрит на Жемчужинку и указывает на нее Скаю.

Д ж о к е р. Глянь, Скай, она белая, как смерть.

С к а й. Жемчужинка?

Жемчужинка сидит в напряженной позе, глаза закрыты, губы плотно сжаты. Молчит.

С к а й. Эй, Жемчужинка, ты меня слышишь?

Ж е м ч у ж и н к а. Да.

С к а й. Тебе плохо?

Ж е м ч у ж и н к а. Страшно.

С к а й. Не бойся.

Ж е м ч у ж и н к а. Город… дома рушатся.

 

Идет клип, состоящий из кадров хроники: падающие дома — следствие ураганов, землетрясений, бомбардировок. По улице бежит и уворачивается от падающих стен и домов Жемчужинка. Ей навстречу бежит толпа в дикой панике. Жемчужинка останавливается и смотрит туда, откуда они бегут, и видит, как в одну из башен-близнецов врезается самолет.
Жемчужинка застывает, пораженная ужасным зрелищем. Начинает плакать и закрывает лицо руками, когда одна из башен падает.
И тут она слышит голос Ская.
Г о л о с  С к а я. Не бойся. Это глюк. Ничего этого нет. Просто глюк.
Жемчужинка крутит головой, ища взглядом Ская. Голос его словно с небес раздается. Она задирает голову и видит в небе, как луч солнца прорезает тучи — ветхозаветная картина. Оттуда летит голос Ская.
Г о л о с  С к а я. Сейчас тебя отпустит, и все пройдет. Не бойся, слышишь?
Жемчужинка кивает и смотрит на башни, те — словно пленка отматывается назад — вырастают из руин, самолет вылетает задним ходом из башни и исчезает в небе.
Жемчужинка начинает улыбаться, благодарно смотрит в небо…

 

Перед нашими героями в «Макдоналдсе» гора еды и напитков. Все жадно едят. Среди бумажек и салфеток лежит мобильник Жемчужинки. К нему тянется Скай, но Жемчужинка забирает телефон.

Ж е м ч у ж и н к а. Я сама.

Она набирает номер и ждет.

 

На постели сидит голый Ленин. Соображает, что же было вчера. Звонит мобильник. Ленин встает и идет за телефоном.

Л е н и н. Аллё.

Ж е м ч у ж и н к а. Привет. Живой?

Л е н и н. Ну. И чё дальше?

И тут он в зеркале видит отражение. Охает. Он голый и с похабной надписью на груди.

Л е н и н. Ах ты тварь мелкая!

Ж е м ч у ж и н к а. Это ты о надписи?

Жемчужинка смотрит на друзей. Те замерли.

Ж е м ч у ж и н к а. Я записала тебя на мобильник голого и выброшу запись в Сеть.

Ленин мечется по комнате. Дико воет и орет в трубку проклятия и угрозы. Выбегает в коридор, роется в карманах куртки и не находит револьвер.

Л е н и н. Где мой револьвер?! Это подарок отца! Верни, или я тебя убью!

Жемчужинка достает из кармана револьвер и кладет его на стол. Друзья раскрывают рты.

Ж е м ч у ж и н к а. Твой револьвер у меня, и пошел ты на хрен вместе со своим папой! За то, что ты со мной сделал, мразь, я тебя уничтожу! Из папиного подарка и завалю.

Ленин воет, бросает мобильник в стену. Тот разлетается на куски. Ленин садится на корточки, начинает причитать на своем языке, хватает себя за волосы и скулит.

 

Ас устанавливает несколько пустых банок на строительные козлы у стены недостроенного торгового центра.

Жемчужинка и Скай курят в углу и о чем-то шушукаются, по долетающим до нас репликам понятно, что Скай пытается уговорить Жемчужинку не мстить Ленину, вернуть ему запись и револьвер.

Джокер слышит слово «револьвер» и взвивается.

Д ж о к е р. Да фиг ему, а не револьвер! Ас, давай быстрее! Отвали в сторону!

Ас отходит в сторону. Джокер прицеливается и стреляет в банку.

По залу разносится эхо выстрела, звучит, как гром.

Ас приседает и зажмуривается, зажимает уши. Скай с криком: «Что творишь, идиот?!» бежит к Джокеру, но тот успевает произвести еще один выстрел и снова не попадает в банку. Злой, как черт!

Скай налетает на Джокера и пытается отобрать у него револьвер. Начинается потасовка.

Револьвер крутится в их руках из стороны в сторону — в лицо то Ская, то в Джокера, то в живот Асу.

Джокер сдается и отдает револьвер Скаю.

Д ж о к е р. На! А дальше что?

С к а й (крутит револьвер). Дальше? Не знаю. Но что-нибудь придумаем.

Все на него смотрят.

 

Все сидят в ряд на диване. Перед ними стоит за козлами, как на кафедре, Скай. На козлах три патрона. Скай ставит рядом еще один. Все четверо смотрят на патроны.

С к а й. Каждому по патрону. Один патрон — одно желание.

А с (улыбаясь). Как цветик-семи-цветик?

С к а й. Точно, Ас. У кого какое?

Ж е м ч у ж и н к а. Я завалю Ленина.

Все косятся на Жемчужинку, но молчат, не возражают. Ее право.

С к а й. Джокер?

Д ж о к е р. Сыграю в рулетку.

Ж е м ч у ж и н к а. Дурак!

Д ж о к е р. Сам знаю. Но так хочется! Всю жизнь мечтал. Кто со мной? (Обводит всех вызывающим взглядом. Все молчат. Он усмехается.) Ладно. Сам справлюсь. Скай, а ты?

С к а й. Я? (Задумался.) Я банк ограблю! Сделаю все, как в «На гребне волны». Только маску нашего президента возьму.

Д ж о к е р (хохочет). Прикольно! (Вскакивает и очень похоже изображает мимику Путина.) Всем на пол! Морды в пол! Это ограбление!

С к а й. А ты, Ас?

А с. Не знаю. Хочешь, я тебе отдам свой патрон?

Д ж о к е р. Э, нет! Так не пойдет! Гаденыш, не порть кайф! Каждому по патрону! Говори!

А с. Не знаю. Правда.

С к а й. Ладно, пока Ас думает…

А с. Я придумал. Я Троллю отомщу.

Джокер уважительно хлопает Аса по плечу. Тот горд.

С к а й. Ладно, кто первый?

Д ж о к е р. Тянем жребий! (И тут же достает четыре спички. Одну ломает.) Кому короткая, тот первый!

И так далее! Поехали!

Тянут жребий, короткую спичку вытаскивает Джокер. Все смотрят на него. Он растерян, но берет себя в руки и прячет страх за своим дурацким хохотом. Хватает револьвер. Хохочет и размахивает им. Все замерли. Напуганы.

 

В кадре пусто, затем появляется рука с револьвером — к виску стволом.

Это Джокер. Он сидит на строительных козлах, свесив ноги. Торжественно напряжен. Деловит. Рука застыла с револьвером у виска. Джокер смотрит перед собой. Рядом стоит бутылка виски.

В нескольких метрах от него стоят наши герои. Ас жмется к Скаю и прячет лицо, боится смотреть на Джокера. Жемчужинка снимает Джокера на камеру мобильника. Джокер зажмуривается и начинает давить на курок, но его останавливает резкий крик Ская!

С к а й. Стой!

Джокер резко убирает руку от виска. Напуган.

С к а й. Стой, дурачина!

Д ж о к е р. Что еще!

С к а й (подбегая к Джокеру). Придурок, ты же барабан не крутанул! Щас бы все мозги себе на фиг вышиб!

Джокер бледнеет. Начинает нервно кашлять.

А с. Плохое желание. Не надо…

Д ж о к е р. Заткнись! Чё хочу, то и делаю. Закрой пасть, недоумок.

Джокер отталкивает Ская, который смотрит на него умоляюще. Но Джокер начинает хохотать. Выпивает виски. Крякает и закуривает.

Д ж о к е р. Щас, потерпите, может, последняя сигарета в этой жизни. Эй, Ас, встретимся в «Макдоналдсе»!

В глазах Аса появляются слезы. Джокер посылает ему воздушный поцелуй, крутит барабан и приставляет револьвер к виску. Никто не успевает и рта открыть, как Джокер нажимает на курок. Гремит выстрел!

Джокера выстрелом, как куклу, сносит с козел. Он падает в какой-то дурацкой позе на пол. Ас начинает скулить. Скай во все глаза смотрит на Джокера. Жемчужинка так и застыла с мобильником в руке, тот продолжает снимать…

Но у всех на лицах неверие в происходящее, им кажется, что Джокер их разыгрывает. Что он сейчас встанет и начнет хохотать. Но тот застыл в нелепой позе, под ним растекается огромная лужа крови.

 

Скай смотрит в пустой экран телевизора. Ас сидит рядом с ним. Жемчужинка на диване. Напряженное молчание.

А с. Может, мы зря его там оставили?

С к а й. Это было его желание! Его! Он сам так захотел! Ты понял! Понял!

Скай зло смотрит на Аса. Тот тут же опускает глаза и ежится.

Ж е м ч у ж и н к а. Ладно, мне нужен револьвер. Моя очередь.

С к а й. Нет.

Ж е м ч у ж и н к а. Что?! Что значит «нет»?! Гони мне револьвер! Я…

Скай не дает ей договорить. Он бросает в нее револьвер. Жемчужинка уворачивается. Револьвер ударяется в спинку дивана и падает на пол. Жемчужинка его поднимает. И направляется к выходу.

С к а й. Ты что, серьезно хочешь завалить Ленина?

Ж е м ч у ж и н к а. А что бы ты сделал на моем месте, если бы тебя всю ночь…

С к а й. Я с тобой.

Ж е м ч у ж и н к а. Не надо. Я сама.

С к а й. Мне револьвер нужен будет. А с Лениным сама разбирайся. Это твои качели.

Жемчужинка усмехается и выходит из комнаты. Скай смотрит на Аса. Тот едва поднимает взгляд на Ская. Видит его злость и кивает покорно.

Скай делает несколько глотков виски из бутылки Джокера. Встает и поднимает Аса за шкирку.

С к а й. Пошли. Не кисни.

Скай и Ас уходят вслед за Жемчужинкой.

 

Жемчужинка быстрым шагом идет по пустынной аллее. Парк культуры уже закрыт для посетителей. Рядом с Жемчужинкой идет Скай. Чуть позади за ними семенит Ас. Идут какое-то время молча.

Жемчужинка останавливается и смотрит на колесо обозрения. Усмехается.

Ж е м ч у ж и н к а. Он там.

С к а й. Откуда ты знаешь?

Ж е м ч у ж и н к а. Он купил колесо. И каждый вечер тут один катается. Чучело.

Она направляется к колесу обозрения. Скай за ней. За ним Ас…

 

Ленин на колесе обозрения. Любуется ночной Москвой. В глазах щенячий восторг. На сиденье рядом с ним пакет с несколькими порциями шаурмы. Он поглощает их одну за другой, откусывая огромные куски. Запивает колой.

Колесо доходит до нижней точки, и тут Ленина кто-то окликает. Он оборачивается. Перед ним Жемчужинка с револьвером. Глаза в глаза. Жемчужинка нажимает на курок — выстрел почти в упор! И мимо! Потрясенный Ленин так и едет на новый круг, не сводя глаз с Жемчужинки.

Она потрясена выстрелом не меньше: она смогла, но она промахнулась!

Скай забирает у нее револьвер. Она яростно сопротивляется и орет. Бьется в истерике. Кричит, что должна убить Ленина. Но Скай не слушает ее и уходит. За ним тут же хвостиком плетется Ас. Жемчужинка бросается за ними.

 

Ленин напряжен, играет желваками. Теперь он уже другими глазами смотрит на ночной город — это враждебная среда, где за очарованием неона и небоскребов таится опасность. Колесо идет на спуск. Ленин нервничает. Ему дико страшно. Но Жемчужинки нет. Ленин осторожно сходит с колеса. Прислушивается. Делает несколько шагов, крадучись уходит прочь. Вскоре срывается на бег. Исчезает в темноте. Колесо поскрипывает и все вращается, вращается…

 

Орет заплаканный и насмерть перепуганный Тролль. Он стоит на коленях и жмурится, и ежится всякий раз, когда к его голове приставляют блестящий ствол револьвера.

Ас и сам плачет, но его рукой управляет Скай — злой и жестокий. Ская не узнать.

Скай держит руку Аса с револьвером и тычет им в голову покорному Троллю.

Жемчужинка стоит в сторонке и снимает все на камеру мобильника.

Т р о л л ь (как заведенный). Не убивайте, не убивайте, не убивайте, не убивайте, не убивайте, не убивайте…

С к а й (Асу). Стреляй! Стреляй!

А с. Не могу! Не могу!

Все словно с ума сошли. Каждый преследует свою цель, но она не совпадает с целью другого. Все, как загипнотизированные, повторяют одни и те же фразы, каждый свою. Нервы у всех на грани срыва. И тут Ас соображает.

А с. Я не буду его убивать! Не буду! Он ведь мне только руку порезал! Вот я…

С к а й. Что?! Что ты?! (Вдруг успокаивается и отпускает руку Аса. Отходит к Жемчужинке.) Отличная идея! Валяй! Не отстрелишь ему руку, я тебя сам завалю! (Китайцу.) И тебя!

Тролль продолжает покорно стоять на коленях, шепчет «не убивайте» и плачет.

Ас успокаивается, вытирает слезы, шмыгает носом, настраивается. Бросает взгляд на Ская. Тот понимает этот взгляд и орет китайцу.

С к а й. Вытяни руку! Ну!

Китаец воет и вытягивает руку вперед. Ас прижимает к его ладони револьвер. И Ас, и Тролль зажмуриваются. Выстрел! Тролль кричит от боли валится на землю и зажимает руку.

Истошно вопит. И вдруг раздается крик Жемчужинки.

Ж е м ч у ж и н к а. Скай!

Ас смотрит на Жемчужинку и не сразу видит, что Скай лежит на земле и зажимает живот руками. Пуля пробила ладонь Тролля и попала Скаю в живот!

Ас очень медленно идет к Скаю.

В опущенной руке револьвер.

Ас подходит к Жемчужинке, и они стоят над Скаем, который корчится в агонии.

В глазах Ская ужас, боль и отчаяние. Он пытается что-то сказать, но только хрипит, изо рта ползет кровавая пена. Он неотрывно смотрит в глаза Асу.

Скай корчится, агония усиливается.

Ас вдруг дико орет и убегает прочь.

Жемчужинка медленно поднимает руку с мобильником, как зомби, и начинает снимать агонию Ская. Тот смотрит прямо в объектив. Затем его взгляд устремляется в небо. И он затихает.

Жемчужинка выключает камеру мобильника и так же, как зомби, уходит…

Тролль встает и, сильно виляя, поскальзываясь в грязи, убегает в сторону общежития.

В сквере остается лежать Скай. Он пустыми, стеклянными глазами смотрит в небо.

 

Ас врывается в свою комнату. Падает в постель, зарывается лицом в подушку и лежит, затихнув. В руке все еще держит револьвер.

Ас не плачет. Не стонет, не кричит. Он в состоянии шока.

Он не слышит, как приходит его пьяный отец, как родители начинают скандалить, как отец избивает мать, как она кричит от боли…

Ас вдруг садится и смотрит перед собой. Но теперь это не взгляд тупого, забитого подростка. Это взгляд злого, решившегося на поступок мужчины.

Ас знает, что сделает в следующую секунду, и он полон решимости.

Очередной истошный крик матери выдергивает его из постели.

Ас взводит курок, вытягивает руку вперед, быстрым шагом выходит из своей комнаты и оказывается в гостиной.

Избитая мать лежит на полу, закрывшись руками. Над ней нависает отец. Он схватил ее за халат, который уже расползается по швам.

А с (дико орет). Не тронь ее!!!

Отец смотрит на Аса и не сразу замечает револьвер в его руке, а когда замечает, отпускает мать, выпрямляется и пьяно скалится, с вызовом глядя Асу в глаза. Затем по его лицу пробегает гримаса презрения и злости.

Рука Аса начинает мелко дрожать. Ас дрогнул. И отец это видит.

В глазах Аса появляются слезы и страх.

Отец бросается на Аса.

Ас орет от страха, и в мгновение его рука с револьвером сама собой оказывается у виска. Раздается выстрел, и отец хватает за грудки уже мертвого сына. Под тяжестью его веса оба валятся на пол.

Револьвер отлетает в сторону и крутится на полу…

 

Жемчужинка сидит в кабинете гинеколога. Врач что-то быстро пишет в карточке.

Жемчужинка рассматривает врача, ждет. Потом спрашивает.

Ж е м ч у ж и н к а. Что скажете?

В р а ч. Восемь недель.

Ж е м ч у ж и н к а. Я беременна?

В р а ч. Нет, я беременна. А ты так, в гости зашла. Что делать будем? Аборт?

Ж е м ч у ж и н к а. Не знаю. Это больно.

В р а ч. Не больнее, чем рожать.

Жемчужинка задумывается и смотрит в окно. Теперь врач изучает ее. Вздыхает.

В  р а ч. Ну?

Ж е м ч у ж и н к а. А можно потом?

В р а ч. Нет. Или сейчас аборт. Или рожать.

Ж е м ч у ж и н к а. Тогда рожать.

В р а ч (удивленно). Почему?!

Ж е м ч у ж и н к а. Лучше потом рожать, чем сейчас аборт.

В р а ч (усмехаясь). Сколько тебе лет?

Ж е м ч у ж и н к а. Пятнадцать.

В р а ч (заглядывая в карточку). А родишь, будет шестнадцать.

Жемчужинка кивает и улыбается.

В р а ч (закрывая карточку). Ладно. Даю тебе неделю. Подумай.

Ж е м ч у ж и н к а. Я уже подумала.

В р а ч. Со своим парнем посоветуйся.

Ж е м ч у ж и н к а. С каким именно?

Улыбается. Уходит. Врач провожает ее презрительным и осуждающим взглядом.

 

Жемчужинка идет по парку — тому самому, где погиб Скай. На скамейках тут и там сидят мамаши с детьми.

Жемчужинка садится на свободную скамейку в сторонке и с интересом наблюдает за мамашами и детьми. Закуривает. Попивает колу из банки. Затем бросает окурок в сторону и подсаживается к одной из мамаш.

Ж е м ч у ж и н к а. Привет.

М а м а ш а. Привет.

Ж е м ч у ж и н к а. А много денег надо на ребенка?

М а м а ш а (косится, кивает). Немало.

Ж е м ч у ж и н к а. А сколько?

М а м а ш а (прикидывает в уме). Не знаю. Ну… в месяц тысяч двадцать — двадцать пять.

Ж е м ч у ж и н к а. Штука баксов, в общем.

М а м а ш а. Да. И до трех лет, считай, работать не сможешь.

Ж е м ч у ж и н к а. Это получается… (Достает мобильник, включает калькулятор и считает.) Тридцать шесть штук! Круто.

Мамаша неуверенно кивает. Жемчужинка чуть грустнеет и уходит.

 

Ленин едет по городу на своем роскошном «Ягуаре». Звонит мобильник.

Л е н и н. Аллё? Кто? А! Сучка нашлась! Ты еще жива, паскуда! Что? Запись? А что, ты ее в Нет не сбросила? А? Что? Это что, шантаж? Сколько-сколько?! Да ты, тварь, озверела совсем!

Жемчужинка, видимо, отключила связь. Ленин чертыхается, злится. Но через минуту сам набирает номер. Слушает. Ждет.

Л е н и н. Аллё. Не вешай трубку. Я… согласен. Где и когда? Нет. Дай пару дней. (Отключает мобильник, швыряет его на сиденье.) Сука! Сука! Сука!!!

Ленин бьет по панели, рулю, двери, потолку. Он в ярости.

 

Жемчужинка сидит в «Макдоналдсе», потягивает колу и наблюдает за входной дверью. Входит раздраженный Ленин. Он рыскает взглядом по залу. Жемчужинка поднимает руку и машет ему. Ленин что-то бурчит себе под нос и показывает ей набитый пачками денег бумажный пакет. Затем направляется к мужскому туалету и жестами приглашает Жемчужинку следовать за ним, что она и делает.

 

Жемчужинка входит в туалет. Она удивлена: Ленина нет. Исчез.

Вдруг распахивается дверь одной кабинки, и Ленин втягивает туда Жемчужинку. Прижимает к стенке и начинает что есть силы с ненавистью душить ее.

Жемчужинка не достает ногами до пола, тянется носочками, ищет опору и не находит. Она кряхтит. Пытается дотянуться ноготками до лица Ленина, но тот уворачивается. И душит ее. Она хрипит, он яростно рычит.

И вдруг! В ухо Ленину вонзается длинный дверной ключ. Ленин орет от боли и падает на пол. Ключ торчит из уха, а на конце болтается брелок в виде маленького смешного пупсика.

Жемчужинка кашляет, держится за унитаз.

Она приходит в себя, хватает пакет и выбегает из кабинки, но Ленин хватает ее за ногу. Она с криком падает на пол.

Ленин крепко держит Жемчужинку за ногу. У него из уха струйкой течет кровь.

Жемчужинке не вырваться, но Ленин вдруг теряет сознание. Она вскакивает и убегает…

 

Жемчужинка сидит в вагоне метро. Поезд выезжает на мост. Вагон залит солнечным светом.

Жемчужинка щурится и улыбается сама себе, своим мыслям, мечтам.

На коленях лежит пакет с деньгами. Она придерживает его рукой.

А другая рука вдруг опускается на живот и нежно гладит его.

 

Берлин-2014. Встреча с читателями

Блоги

Берлин-2014. Встреча с читателями

Зара Абдуллаева

В одном из своих первых репортажей из Берлина Нина Цыркун упоминала о любопытном фильме «Похищение Уэльбека», в котором сыграл роль самого себя одноименный французский романист. Зара Абдуллаева считает картину достойной подробного разговора (осторожно: есть спойлеры).

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Новости

IV Забайкальский кинофестиваль откроется «Жаждой»

27.05.2014

29 мая в Чите открывается IV Забайкальский международный кинофестиваль. Картиной открытия станет российский фильм «Жажда» режиссера Дмитрия Тюрина по сценарию писателя Андрея Геласимова о судьбе молодого ветерана чеченской войны. В конкурсную программу фестиваля вошло 9 полнометражных художественных фильмов, снятых в 2012-2014 гг.