«Ленфильм»: долгие проводы или перемена участи?

Сложная ситуация на сегодняшнем «Ленфильме», которую характеризуют не только объективные проблемы самого разного толка, но и тяжелые конфликты внутри студийной среды, не может не волновать профессиональную общественность и всех, кому небезразлична судьба одной из главных студий страны. Мы публикуем статью Елены Некрасовой, исследующей ситуацию, а также анкету «ИК» — комментарии известных кинематографистов, не один год связанных с «Ленфильмом».

В конце сентября прошлого года наконец-то сдвинулась с мертвой точки история с «Ленфильмом». Последние полтора года российские кинематографисты и околокинематографические круги следили за тем, как развивались дела со студией. И хотя проблемы «Ленфильма» начались не год и даже не два года назад, именно 2011—2012-е выдались особенно насыщенными. В августе 2011-го появилась информация, что «Ленфильм» объединяют со студией RWS, принадлежащей «Системе Масс-медиа» (СММ) — дочернему предприятию АФК «Система», и питерские режиссеры Алексей Герман-старший и Александр Сокуров написали письмо премьеру Путину с просьбой остановить процесс слияния. Пошли разговоры о том, что студия в долгах и разваливается. В том же году «Ленфильм» не получил государственные субсидии, которые нужны ему для того, чтобы провести ремонт.

При этом АФК «Система» и ее дочерняя компания «Система Масс-медиа» уже довольно давно демонстрировали интерес к «Ленфильму». В мае 2010 года СММ вместе с ВГТРК создала компанию «Ленфильм XXI». Основанием послужил договор об использовании названия между СММ и дирекцией киностудии «Ленфильм». Представитель СММ вошел в совет директоров «Ленфильма». В начале 2011-го заговорили о создании на базе «Ленфильма» и RWS государственно-частного партнерства, проект которого, как утверждали в компании «Ленфильм XXI», «уже лежит на столе у президента». Ранее руководство «Системы» встречалось с ленфильмовцами и с администрацией города. В Петербурге говорили, что приходу СММ на «Ленфильм» мешает только аппарат губернатора Матвиенко. Когда губернатор сменился, слияние студии и СММ казалось почти неизбежным. Это чрезвычайно беспокоило ленфильмовцев — предполагалось, что кинопроизводство на студии будет свернуто, а студия перепрофилирована.

Последние несколько лет «Ленфильм» существовал в подвешенном состоянии и всем, кто участвовал в истории с ним — государству, питерским режиссерам и коммерческим структурам, — было понятно, что ситуацию надо как-то менять. С 2005 года шли разговоры о приватизации, студия теряла активы в виде целых корпусов, а долгов по коммунальным услугам накопилось на 60 миллионов рублей. В производстве официально числились четыре картины, одна из которых делается совместно с еще тремя студиями. А о том, как плохо и неудобно снимать на «Ленфильме», не рассказывает только ленивый.

Печальную судьбу «Ленфильма» подготовили сразу несколько неблагоприятных факторов. Конец советской прокатной системы соединился с невыгодным в экономическом отношении положением Петербурга: основные деньги страны оседали в Москве, ленфильмовские режиссеры и продюсеры с большим трудом находили инвесторов. В столицу мигрировала активная часть профессионального сообщества — и кинематографический Петербург постепенно провинциализировался.

Еще одна причина — отношения с городскими властями. Руководство «Мосфильма» поддерживало отношения с мэрией столицы куда более целенаправленно, чем их петербургские коллеги. Некоторая работа, конечно, на «Ленфильме» велась: так, Андрей Зерцалов, директор студии в то время, жаловался, что еще в 2003-м кто-то из предвыборного штаба Валентины Матвиенко обещал дать студии денег, но так и не дал. В 2005 году, когда продавались ленфильмовские активы, речь шла о том, что надо просить помощи у города. Впрочем, Зерцалов был убежден, что юридически это невозможно — студия находится в федеральном подчинении. Нельзя также сказать, что она вообще не видела государственных денег — в 2010-м «Ленфильм» получил бюджетную субсидию 600 миллионов рублей. Правда, появились они довольно поздно — когда надо было отдавать долги по коммунальным услугам.

Больше всего отсутствие денег ударило по технической базе студии — она устаревала и изнашивалась. Хотя при директоре Викторе Сергееве обновлялся звукозаписывающий цех, но оборудование загадочным образом было похищено прямо со студии. Андрей Зерцалов, по его же словам, обновлял аппаратуру на вырученные от продажи активов средства. Согласно концепции совета директоров износ студийного оборудования на 2012 год составлял 65 процентов.

lenfilm2

Еще одна причина бедственного положения киностудии — отсутствие харизматичного управленца, который бы взял на себя ответственность за ее судьбу. Удача «Мосфильма» заключается не только в том, что Москва — самый денежный город страны, но и в том, что им управляет Карен Шахназаров. Из всех постперестроечных директоров «Ленфильма» добрых слов на студии заслужил, пожалуй, только Виктор Сергеев, прежде всего потому, что сам был режиссером и относился к кинопроизводству, как к своему кровному делу. Он был известен как последовательный противник приватизации «Ленфильма». Однако киноколлекция была продана именно при нем. Официально — в 1998 году компании «Медиа-Мост» на срок до 2008 года, после чего она перешла ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция». По данным 2000 года, компания «Медиа-Мост» выплачивала «Ленфильму» около двух миллионов долларов ежегодно[1].

Внутри «Ленфильма» история с коллекцией окружена массой мистических версий и предположений. Утверждают, например, что ее продавали трижды. Большинство студийцев придерживаются мнения о том, что студию разворовывали, но официально говорить об этом не хотят. Судьба коллекции самым непосредственным образом связана с проблемой акционирования студии. Еще в 2000 году было известно, что эта процедура предполагает разделение киноколлекции и творческо-производственных объединений, а значит, передачу прав на фильмы государству. Одним из самых последовательных противников акционирования тогда был Карен Шахназаров. По его словам, он предлагал ленфильмовской администрации объединиться в борьбе с этой угрозой, но она отказалась. В результате сейчас ленфильмовская киноколлекция принадлежит государству, а мосфильмовская — «Мосфильму», который получает все деньги за ее использование.

Однако ответственность за студию лежит не только на тех, кто ее возглавлял, но и на известных режиссерах, на тех, кого принято именовать ленфильмовцами. К сожалению, их участие в делах студии практически все годы заключалось прежде всего в составлении и подписывании протестных писем.

Надо сказать, что режиссер Александр Рогожкин несколько лет назад разрабатывал свою концепцию развития студии, которая в общих чертах напоминает нынешнюю. Руководство студии даже было с ней ознакомлено, но что дальше происходило с его идеями — неизвестно. В результате студию удалось сохранить, но было потеряно время, киноколлекция, а главное — ушло целое поколение кинематографистов.

Более активно история с «Ленфильмом» стала развиваться после того, как в ноябре 2011 года председателем совета директоров студии вместо представителя Росимущества был назначен бизнесмен Эдуард Пичугин, создатель киносети «Кронверк синема». Было очевидно, что его назначение стало реакцией власти на жалобы творческой интеллигенции. Уже в декабре совету директоров была представлена концепция развития студии. Масло в огонь добавили отношения между питерскими мэтрами, поначалу защищавшими «Ленфильм» единым фронтом. Александр Сокуров стал солировать — общаться тет-а-тет с Владимиром Путиным, а весной 2012 года вместе с продюсером Андреем Сигле объявил, что недоволен проектом совета директоров и будет предлагать собственный. Выяснилось, что в общественном совете нет единства — семья Германов, прежде всего Светлана Кармалита, не разделяла мнения Сокурова.

11 сентября состоялись общественные слушания, на которых были пред-ставлены две концепции: одна — совета директоров (Эдуард Пичугин), а другая — общественного совета (Андрей Сигле). АФК «Система» тоже собиралась выдвинуть свой план преобразования студии, но за три дня до слушаний отказалась участвовать в конкурсе Минкульта. Как это бывает с «Ленфильмом», не обошлось без скандала: перед представлением концепции Пичугина показали видеообращение Светланы Кармалиты, которая от лица общественного совета студии выразила поддержку концепции совета директоров. Решение поддержать Пичугина было принято на заседании общественного совета, которое произошло 6 сентября. В СМИ распространялась информация, что Андрея Сигле на это заседание звали, но он не пришел. Несмотря на все эти сложности, большинством голосов была принята концепция совета директоров. Затем последовали кадровые перестановки — 12 октября Росимущество назначило Федора Бондарчука председателем совета директоров. Обновился весь состав СД. Туда вошли: от Минкульта — Иван Демидов и Андрей Аристархов, от общественного совета — Александр Сокуров, Алексей Герман-младший, Сергей Сельянов. Федор Бондарчук стал независимым представителем. Сразу после этого восемь из двенадцати членов общественного совета студии написали в Минкульт письмо с просьбой не включать Сокурова в совет директоров «Ленфильма». Их не послушали, но он сам из совета все-таки вышел. Произошел раскол — из него вышли также Сергей Овчаров, Любовь Аркус и Дмитрий Светозаров.

За всеми этими потрясениями без внимания осталось содержание концепции совета директоров, согласно которой студия будет жить ближайшие годы. В тексте этого проекта, размещенном на официальном сайте «Ленфильма», можно выделить три основных направления[2]. Первое — модернизация производственной базы, включая обновление практически всей студийной техники: съемочного, звукозаписывающего, осветительного и монтажного оборудования. Будет переоборудован цех декоративно-технических сооружений, отремонтированы офисы. В результате «Ленфильм» должен превратиться в студию замкнутого цикла, какой сейчас не является. Нет камер, невозможна первичная запись звука, обработка пленки и прочее. Приобретение дополнительного оборудования будет стоить 737,7 миллиона рублей. Ремонт павильонов и цехов на исторической территории «Ленфильма» на Каменноостровском проспекте — 287,9 миллиона. Планируется также построить павильон-трансформер на принадлежащей студии площадке в Сосновой Поляне стоимостью 504,7 миллиона. Срок окупаемости проекта — семь лет. Цель модернизации — привлечь на «Ленфильм» кино-производящие компании. Предполагается, что будет сниматься до пятнадцати полнометражных фильмов и четырех сериалов в год. Благодаря всем этим изменениям «Ленфильм» должен стать достойным конкурентом другим студиям.

Второе направление развития — создание дочерней компании, которая под брендом «Ленфильма» будет создавать собственные фильмы. Еще весной прошлого года на студии была создана дочерняя компания «ОАО Продюсерский центр Ленфильм», 99 процентов акций которой принадлежит государству, один процент — Алексею Герману-старшему. Возглавил его тогда Андрей Сигле[3]. В принятой концепции совета директоров продюсерский центр сохраняется. Статус дочерней компании, по мнению авторов концепции, обезопасит основные активы студии — в случае проблем они заранее выведены из-под финансовых претензий.

Третье направление самое интересное — «Ленфильм» планируют включить в культурный кластер Санкт-Петербурга. А точнее, присоединить к культурно-музейному заповеднику в Александровском парке. Это предполагает расширение студийного музея, его открытие для свободного посещения (сейчас на студии работает пропускная система), превращение конференц-зала в кинотеатр. Сами создатели концепции называют все это экскурсионным, туристическим и одновременно образовательным центром. Общая стоимость капитальных вложений — 1530 миллионов рублей[4].

Ситуация с «Ленфильмом», как и следовало ожидать, изменилась тогда, когда на студию пришли крупные игроки в области кинопроизводства. Их в нашей стране очень мало, все они сосредоточены в Москве, и нет ничего удивительного в том, что «Ленфильм» будут поднимать именно москвичи. Это не только Федор Бондарчук, но и команда, которую Пичугин, назначенный на студию федеральным центром, успел привести на студию. С этим же связано и то обстоятельство, что от «Ленфильма» отступилась АФК «Система».

Петербург не смог выдвинуть адекватного претендента на руководство студией. Фигура Андрея Сигле, несмотря на его опыт работы в киноиндустрии, с самого начала была связана с личным ресурсом Александра Сокурова, имевшего доступ к «телу». Кроме того, студийцы не могли предъявить власти жизнеспособную концепцию развития студии — еще в октябре 2011 года на встрече с Александром Сокуровым Владимир Путин раскритиковал концепции, предложенные ленфильмовцами. Можно предположить, что кандидатура Пичугина возникла потому, что высшие государственные чиновники явно не знали, что делать с гибнущей студией.

Государство очень хотело избавиться от обременительной собственности — сначала через приватизацию, указ о которой вышел 2001 году

(запланирована она была на 2008 год), потом через бизнес-структуры, которые заинтересовались студией. Не случайно тема приватизации актуализировалась еще в 2005-м. В 2008 году плановая приватизация была отложена силами трудового коллектива, который написал письмо тогдашнему губернатору Петербурга Валентине Матвиенко. Разговоры о частном владельце велись еще с 2004 года, когда произошло акционирование «Ленфильма».

Зерцалов тогда заговорил о наличии частного инвестора, имя которого не разглашалось, готового вложить в «Ленфильм» большую сумму. В качестве одного из способов укрупнения «Ленфильма» рассматривалось частно-государственное партнерство «Ленфильма» и RWS. При этом Евтушенков и его компания уже тогда воспринимались как главные враги, а их появление на студии — гарантией ее перепрофилирования. Потом возник «Ленфильм XXI».

После знаменитого письма Германа и Сокурова президенту Эдуард Пичугин выглядел практически спасителем студии. На пост директора был нужен человек не просто имеющий управленческий опыт в области кино, но еще и встроенный в государственную вертикаль. Эдуард Пичугин с его опытом кинопрокатчика стал едва ли не единственным возможным кандидатом на эту роль: обладая необходимым опытом, он является членом «Единой России», занимается патронируемым этой партией проектом «Киноклуб», а его компания «Киносити» — официальный оператор проекта. Практически то же самое можно сказать и про Федора Бондарчука. На студии только и говорят о том, что нынешнему председателю совета директоров было сделано предложение, от которого нельзя отказаться. То, что во главе «Ленфильма» должен был встать человек, которого одобрит федеральный центр, косвенно подтверждается и тем фактом, что представленные на общественных слушаниях концепции Пичугина и Сигле были похожи не только по целям и задачам, но и по предлагаемым механизмам организации работы, объему финансирования и составу документов.

В концепции совета директоров можно отметить ряд непроясненных моментов. Например, удивляет размер планируемой прибыли от предоставления услуг по кинопроизводству, не указано то, сколько предполагается снимать проектов на дочернем предприятии. Что же касается пятнадцати полнометражных фильмов в год, которые должны будут сниматься на студийном комплексе, то, скажем, Олег Иванов из Movie Research убежден, что даже при выходе на полную производственную мощность их не может быть больше десяти. Авторы не информируют, насколько экономически выгодным будет включение «Ленфильма» в культурный кластер.

Желание власти видеть во главе крупнейшей, пусть и переживающей кризис, студии доверенного человека понятно еще и потому, что реконструкция «Ленфильма», безусловно, требует существенного участия государства. Концепция совета директоров предполагала получение кредита предположительно у Внешэкономбанка (7 процентов годовых), для чего необходимо специальное решение правительства — устав Внешэкономбанка не предусматривает кредитования такого проекта. Новой ленфильмовской администрации уже удалось получить государственные гарантии на получение кредита в 1,5 миллиарда рублей в ВТБ. Произошло это в конце ноября прошлого года, но в феврале этого деньги на студию еще не поступили.

Профессиональный опыт и вес в индустрии, которыми обладает Эдуард Пичугин, важны в реализации еще одного пункта концепции — кадровой политики. На студии планируется создание некоего Кинолофта, который авторы концепции называют кинобизнес-инкубатором для молодых (кстати, идея дать дорогу молодым была лозунгом и сокуровской программы). Делать это на «Ленфильме» собираются вместе с Санкт-Петербургским университетом кино и телевидения. Университет будет платить деньги за аренду павильонов, что даст студии пусть небольшой, но гарантированный доход[5]. Вероятнее всего, это стало возможно благодаря тому, что Эдуард Пичугин является председателем попечительского совета университета.

Но один козырь — идея школы пластического грима, о которой упоминается в концепции, — возник практически без участия пичугинской команды. Идея была придумана двумя студийными гримерами, Ксенией и Викторией Малкиными, которые несколько лет безуспешно обращались с этим предложением к администрации. Процесс пошел только тогда, когда стала разрабатываться новая концепция развития студии.

Непонятно только, хватит ли влияния Эдуарда Пичугина на то, чтобы решить главный вопрос концепции — возвращение коллекции фильмов. Это важнейший источник доходов, на который рассчитывает пичугинская команда. Сейчас коллекция принадлежит ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция», соединенному с Госфильмофондом. Но государство крайне неохотно расстается со своей собственностью — история с коллекцией «Союзмультфильма» тому доказательство. Чтобы вернуть коллекцию «Ленфильма», Пичугин планирует инспирировать ни больше ни меньше, как рассмотрение вопроса и принятие решения об издании постановления Правительства Российской Федерации, обязывающее Госфильмофонд производить отчисления от использования прав на историческую коллекцию, произведенную киностудией, в размере 80 процентов от полученного дохода в пользу ОАО «Ленфильм». Осознавая всю сложность этой ситуации, новая администрация заложила в концепцию альтернативный способ получения денег — предлагается заключить с Госфильмофондом лицензионный договор об использовании коллекции сроком на десять лет с правом заключения сублицензионных договоров. Более того, изначально в концепцию уже заложен вариант развития событий на тот случай, если деньги получить все-таки не удастся. Тогда студия достигнет окупаемости через восемь, а не шесть лет.

Но самая интересная часть концепции совета директоров — строительство павильона-трансформера в Сосновой Поляне. Планируется построить достаточно внушительную конструкцию — ее высота 18 метров, а также офисы, гримерные и костюмерные[6]. Представители команды Пичугина объясняют строительство тем, что студии нужна натурная площадка. В Сосновой Поляне и раньше была ленфильмовская натурная площадка, но, как и многие студийные активы, сейчас она находится в нерабочем состоянии — оба тамошних павильона законсервированы. Но если в Сосновой Поляне будут все основные цеха, необходимые для кинопроизводства, то как они будут сосуществовать с павильонами и цехами на Каменноостровском проспекте? Ведь никто не гарантирует студии приток производителей и, следовательно, необходимость в дополнительных производственных площадях? Сейчас Эдуард Пичугин использует для привлечения продюсеров свои личные и профессиональные связи, но кто захочет разрываться во время съемок между двумя площадками, находящимися на большом расстоянии друг от друга?

Вызывает вопросы и идея создания культурного кластера. Это, пожалуй, самый непроясненный пункт программы. Культурно-развлекательную составляющую (создание на «Ленфильме» нового кинозала, переоборудование музея, проведение развлекательных и деловых мероприятий), вероятнее всего, должны будут соединить со строящимся кинотеатром «Великан». Он, как известно, принадлежит к сети залов «Киноклуб». Тем более что партнеры Пичугина по «Киносити» теперь имеют самое непосредственное отношение к «Ленфильму». В частности, Федор Бондарчук занимает должность председателя совета директоров «Ленфильма», а Сергей Сельянов — член этого совета.

При этом еще прошлой весной Эдуард Пичугин говорил о некоем музейно-развлекательном комплексе «Ленфильм Парк», основой которого должны стать реквизит и декорации, сохранившиеся на студии[7]. Во время общественного обсуждения глава Фонда кино Сергей Толстиков сказал: «Мы здесь сидим, потому что есть эта третья часть. На ней все построено»[8]. Таким образом, значение, которое придается культурно-развлекательной части, указывает на то, что она может принести определенную, и даже большую, прибыль.

Наиболее очевидным в этой ситуации представляется только одно — невозможность перепрофилировать студию: есть соответствующий указ Владимира Путина 2001 года «О реорганизации федеральных государственных киностудий»[9]. Но как полноценная развлекательная площадка будет сочетаться с настоящим кинопроизводством, пока совсем не очевидно.

 

[1] http://www.kommersant.ru/doc/18177/print

[2] Сейчас сайт «Ленфильма» находится на реконструкции, и этого документа там нет.

[3] А. Сигле был уволен с этого поста 30 октября 2012 года, но 21 февраля 2013 года восстановился по решению Петроградского районного суда СПб. После чего опять был уволен.

[4] Вся информация взята из открытых источников — концепции развития, которая была вывешена на сайте «Ленфильма», и из материалов, предоставленных компанией «Киносити».

[5] «Ленфильм» — это акционерное общество, и оно должно жить по бизнес-законам». Интервью с Эдуардом Пичугиным. — «Город-812», № 15, с. 38—39.

[6] Сейчас в этом павильоне находится мебельный склад, кино в нем снимать нельзя.

[7] См. цит. интервью Эдуарда Пичугина.

[8] Видеозапись открытого общественного обсуждения концепций развития студии «Ленфильм» на сайте РИА «Новости». http://ria.ru/announce/20120907/745216683.html

[9] Это совсем не помешало подготовке организации частно-государственного партнерства «Ленфильма» и АФК «Система».

Kinoart Weekly. Выпуск 161

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск 161

Вячеслав Черный

Вячеслав Черный о зарубежных новостях и публикациях минувшей недели: новые проекты Аличе Рорвахер, Пьера Шоллера, Горана Олссона; разборы "военной трилогии" Роберто Росселини и фильмов Жака Беккера; портрет Джины Роулендс; переиздание знаменитого интервью Альфреда Хичкока; сопоставление фильмов Фархади и Верхувена; беседы с Чарльзом Бернеттом и Софией Копполой; трейлер "Верного" Михаэля Р. Роскама с Маттиасом Шонартсом и Адель Экзаркопулос в главных ролях.

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.

Новости

Роттердамский фестиваль раздал призы

02.02.2013

2 февраля состоялось закрытие Международного кинофестиваля в Роттердаме. Тремя обладателями главных наград основной конкурсной программы Hivos Tiger Awards с денежным сопровождением в размере 15 тысяч евро были признаны дебютная картина «Солдат Джаннетт» (Soldate Jeannette) австрийского режиссера Даниэля Хёсла, фильм «Мой пес Киллер» (My Dog Killer) словацкого режиссера Миры Форни о молодом скинхеде и антипатриархальная картина Fat Shaker иранского художника Мохаммеда Ширвани.