Джеймс Марш: «С помощью фильма я отомстил отцу»

Интервью ведет Людмила Литвишко. 

Людмила Литвишко. Расскажите немного о сегодняшнем британском кинематографе. 

Джеймс Марш. Я не живу в Великобритании. Я жил в Америке, живу в Дании, хотя провожу много времени в Великобритании. Из британских режиссеров мне интересны Рэмзи, Павел Павликовский. Что же касается Гая Ричи, я ничего не буду говорить, потому что ничего хорошего я сказать не могу, а уж если я начну, то не остановлюсь. 

Кино «крутых молодых» — вот главная тенденция в британском кинематографе последних пятнадцати лет. Мне кажется, все склонны недооценивать тот урон, который наносят фильмы Гая Ричи. Мои претензии к такому типу кино заключаются в том, что он абсолютно разведен с реальностью и потому неинтересен. Фильмы этого направления обладают наихудшими характеристиками американского кино, они представляют глупую шовинистическую мужскую культуру пушек. Это не для меня. Большинство голливудских фильмов сделаны для подростков. Конечно же, они создают товар для наивных, который должен делать деньги. И деньги делаются как можно более простым способом. Если вы сняли успешный фильм, то вслед за этим вам следует снять сиквел. Голливуд создал моду на франчайзинги. И насколько я понимаю, российские кинематографисты имитируют эту модель. Франчайзинг существует для того, чтобы люди держали кошельки открытыми. Это довольно циничный подход. Давать людям то, что они хотят. Дать им возможность распять Христа.

Людмила Литвишко. Какой ваш документальный фильм был наиболее успешным в начале вашей карьеры?

Джеймс Марш. В 1995 году вышел фильм «Бургер и Король: Жизнь и кухня Элвиса Пресли» (The Burger and the King: The Life and Cuisine of Elvis Presley). Это история жизни Элвиса Пресли, рассказанная людьми, которые готовили ему ужины, про его привычки в еде. В фильме есть кулинарные рецепты. Вы сможете приготовить еду, используя их. Лента имела очень большой успех, потому что была довольно необычной. Я в основном пытался объяснить, как Элвис стал таким толстым и как он умер. Были в этом фильме затронуты и какие-то подсознательные мотивы героя. В фильме много эпизодов про белок: Элвис, когда был ребенком, убивал белок и делал холодец из их мозгов.

marsh-2
«Король»

Людмила Литвишко. Как продолжалась ваша карьера после этого? Когда вы сделали свой первый игровой фильм?

Джеймс Марш. Вскоре после картины про Элвиса Пресли я уехал работать

в Америку. Я давно мечтал поехать в Штаты. В Америке я делал любую работу в кино, например монтировал чужие фильмы. В Америке я начал работу над «Путешествием за смертью в Висконсин» (Wisconsin Death Trip). Фильм основывается на книге фотографий конца XIX века. Все эти фотографии были сделаны в маленьком городке на севере Америки, в Висконсине. Это очень красивые фотографии, снятые на негативах из стеклянных пластинок с помощью длинной выдержки. Я сделал коллаж и сопроводил фотографии историями из местной газеты. Книга очень импрессионистская. Истории из местной газеты довольно удивительные и странные. Что-то нехорошее происходило в этом городке. Я не знал, как сделать фильм из фотографий, не мог найти форму. В моем распоряжении были просто коротенькие газетные истории. Две картины помогли мне найти ключ к моему фильму: фильм Криса Маркера и «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова. Этот фильм — гибрид документальной ленты и драмы. В моем фильме все источники и исходные материалы — это подлинные исторические документы, я использовал и записи из местного сумасшедшего дома. На экране работают в основном визуальные образы, диалогов практически нет. Фильм делала небольшая съемочная группа, его бюджет 200 тысяч долларов, закончен он был за два с половиной года. Я инвестировал в картину много своих денег, для чего одновременно с ней выполнял разные другие работы, чтобы иметь что инвестировать. Я рад, что фильм был замечен организаторами фестивалей, его показали в Венеции, в Сан-Себастьяне, он стал популярным в Америке и в Великобритании. Правда, в Америке, к сожалению, он получил известность из-за марихуаны: у кинотеатра в Далласе был арестован человек, куривший марихуану. В прессе появилось интервью, где на вопрос, почему он курит марихуану, арестованный ответил, что он вышел с просмотра моего фильма, а такое кино лучше смотреть «под кайфом».

Людмила Литвишко. Что вам дал успех этого фильма?

Джеймс Марш. Ко мне обратились с предложением сделать очень дорогую рекламу для автомобиля «Ауди». Но я не смог, хотя и пробовал. Вся реклама делается на фальшивых эмоциях и идеях. И я довольно быстро понял, что это не мое, совсем не мое. Я был практически уволен. Так я не стал коммерческим режиссером. Судьба повернула меня в сторону карьеры режиссера игрового кино. Мое счастье в том, что в Великобритании есть три-четыре телевизионных канала, инвестирующих в производство художественных фильмов. Ко мне обратился Channel 4 с предложением написать сценарий.

Людмила Литвишко. Как возник замысел фильма «Король» (The King)?

Джеймс Марш. Довольно долгое время я был одержим идеей, возникшей из Библии. Это первая история убийства, история Каина и Авеля, братоубийство. Это совершенно жуткое убийство, гораздо более серьезное преступление, чем похищение яблока. Образы Каина и Авеля преследовали меня с детства. Я хотел понять, смогу ли я сделать фильм о брате, убивающем брата. Я нашел сценариста для совместной работы, он был автором всего лишь одного сценария, и у него в тот момент не было никаких перспектив. Правда, в конце концов фильм, снятый по этому сценарию, получил «Оскар» и мой сценарист тоже получил. Мне повезло, что я встретил этого автора и он был не у дел в то время. Нам надо было найти деньги для реализации проекта.

Людмила Литвишко. Почему вы обратились к этой теме?

Джеймс Марш. Я родился и вырос в очень религиозной семье. Мой отец стал пастором в церкви «перерожденных христиан». «Перерожденные христиане» — фанатичные верующие. Они верят, что родились во второй раз. В Америке это довольно сильное движение. Большинство американских президентов либо сами «перерожденные христиане», либо очень симпатизируют этой религиозной группе. Исходя из моего опыта, могу сказать, простите, пожалуйста, если среди вас есть «перерожденные христиане», в этом культе очень мало воображения и много подавления. У «перерожденных христиан» нет никакой культуры, кроме музыки кантри. Я считаю, что эта религия очень ре-прессивная, она запрещает многие вещи. Я решил, что мой фильм будет о религиозной христианской семье. И моей мечтой было разрушить эту семью не снаружи, а изнутри. Я не так часто говорю об этом, но сейчас прошло уже много лет с тех пор, как я сделал картину. С помощью фильма я конкретно отомстил своему отцу.

marsh-3
«Канатоходец»

Людмила Литвишко. Что за история лежит в основе фильме?

Джеймс Марш. У американского священника есть внебрачный сын, который родился у него до того, как он стал священником. После того как он стал священником, у него в браке родились двое детей. И тут появляется брошенный внебрачный сын, он мечтает обрести наконец семью. Отец отвергает его. Он соблазняет свою сводную сестру. Его брат жестко разбирается с ним, требует держаться подальше от сестры. Внебрачный сын убивает своего брата.

Людмила Литвишко. Как вам удалось найти финансирование для этого фильма?

Джеймс Марш. Найти финансирование было трудно. Фильм делался в 2004 году, в это время президентом был Буш и «перерожденные христиане» крепко сидели в администрации президента.

Людмила Литвишко. Как же вам удалось выйти из положения?

Джеймс Марш. В фильме снимался Гаэль Гарсиа Берналь, он был популярен. Также снимался Уильям Хёрт, он играл отца. В конце концов удалось получить финансирование от американской системы кинематографа благодаря именно этим актерам.

Людмила Литвишко. Фильм попал на какие-нибудь фестивали?

Джеймс Марш. В 2005 году он был отобран на Каннский фестиваль в программу «Особый взгляд», получил хорошие отзывы. Это был самый чудесный вечер в моей жизни. А на следующее утро я увидел своего менеджера по связям с прессой, прятавшего от меня американский журнал «Верайети» (Variety), я бросился к Интернету и прочитал рецензию. Это была самая ужасная рецензия в моей жизни. Атака на меня лично. Говорилось, что я совершенно аморальный тип, ненавидящий человечество. Что я сделал абсолютно дьявольский фильм и мне доставляет огромное удовольствие наблюдать за вспарыванием живота в течение двух часов. Вот так фильм был воспринят в Америке.

Людмила Литвишко. Что вы сегодня думаете про него?

Джеймс Марш. Может быть, он был слишком жестоким. И мне было довольно тяжело найти работу после этой картины.

Людмила Литвишко. Какой был ваш следующий фильм?

Джеймс Марш. Видите ли, мне выпало несчастье стать свидетелем трагедии 11 сентября 2001 года. Я жил в Нью-Йорке в это время. Своими собственными глазами я видел, как рухнуло одно из зданий. Я помню запах, висевший в воздухе. Меня попросили меня снять хронику для Би-Би-Си. И я снимал в этот день, вечер и на следующее утро. Я был в Манхэттене 24 часа, снимал новости на свою собственную камеру. Я стал знаменитым в Великобритании, сняв, как рухнуло здание «7» тем вечером. Я просто оказался рядом…

Людмила Литвишко. И какой же фильм вы сделали на основе этого материала?

Джеймс Марш. Когда я вернулся к документальному кино, я понял, что мир сильно изменился после этих событий. Я не делаю политическое кино.

И все же… В начале 90-х годов у меня была подружка, ее брат работал в башнях-близнецах, я заходил к нему туда. Он работал на последнем этаже и погиб во время трагедии. Я очень боюсь высоты и мне было страшно у него в офисе. А он, успокаивая меня, рассказал, что один бельгийский парень, Филипп Пети, прошел по проволоке, натянутой между башнями. Я вспомнил эту историю после событий 11 сентября и решил провести расследование того, что действительно происходило. По случайному совпадению британский продюсер собирался запускать такой проект. Он был в контакте с Филиппом Пети. Фильм базируется на его книге, которая представляет собой подробный документ его проектов и подготовки к ним. Эти переходы были незаконными. Он собирал группу художников, людей из богемы, они проникали в каждую из башен под покровом ночи и натягивали провод между двумя зданиями. Это довольно трудно сделать, в фильме вы можете видеть, что по ходу возникает много самых непредвиденных препятствий. Это выглядит как преступление. И вся эта конспирация существует ради одного художественного представления. И эта полная противоположность тому, что было осуществлено террористами 11 сентября. Меня привлекла идея сделать криминальный фильм, где цель преступления — не кража, не убийство, а красивое зрелище.

Людмила Литвишко. Как вы снимали «Канатоходца»?

Джеймс Марш. Все проходы Филиппа снимались на камеру его помощниками. Один раз они уронили проволоку, и понадобилось четыре с половиной часа, чтобы протянуть ее вновь. Парень тащил ее руками, и, после того как проволока была натянута, он был настолько обессилен, что не смог взять в руки камеру, которая лежала рядом, чтобы снять проход Филиппа. Так что мы сняли проход Филиппа в Австралии, в Сиднее и Нотердаме. У нас не было видеоматериала по Нью-Йорку, но у нас были фотографии. Базируясь на опыте фильма «Путешествие за смертью в Висконсин», я верил, что фотографии смогут передать суть феномена Филиппа. Все люди, которые ему помогают — и его подруга, и просто сочувствующие, — они все плачут. Это слезы радости, освобождения. И именно эмоции людей, которые переживают за героя, позволили фотографиям сработать.

У нас был бюджет на спецэффекты, довольно большой. Весь он был израсходован на трехсекундный кадр. Еще, конечно, мы не могли снимать внутри зданий, потому что их не было. Поэтому мы все реконструировали — настолько хорошо, насколько смогли.

Людмила Литвишко. Сколько времени ушло на то, чтобы сделать фильм?

Джеймс Марш. Целый год у меня ушел на исследование и на написание сценария. Филипп сделал много таких «ходок». Вторая незаконная «ходка» была в Австралии. В конце концов его арестовали. Кстати, он умудрился украсть часы у полицейского, который его арестовал, вообще его арестовывали около ста шестидесяти раз. Мне нравится кредо Филиппа: нарушать те правила и законы, которые мешают тебе делать что-то красивое. И мне нравится бессмысленность того, что он делает. Это как мечта. Вы идете по облакам.

marsh-4
«Проект "Ним"»

Людмила Литвишко. Как был воспринят «Канатоходец»?

Джеймс Марш. Он был сделан в 2008 году, через семь лет после трагедии. Идея фильма была в построении зданий заново. И по ходу фильма вы видите, как они вырастают. У Филиппа идея пройти между башнями возникла еще до того, как здания были построены. Он прочитал во французском журнале о строительстве «близнецов», когда ему было четырнадцать лет. Я столько раз видел в своих хрониках, как разрушаются эти здания и гибнут люди, что идея фильма-восстановления показалась мне очень красивой — захотелось видеть, как они поднимаются к небу. Филипп очеловечил эти здания, пройдя между ними. Фильм получил «Оскар». Многие коллеги стали после этого меня ненавидеть.

Людмила Литвишко. Рассчитывали ли вы на это?

Джеймс Марш. Если вы делаете документальное кино, вы не рассчитываете получить «Оскар». Это абсурд для документалиста — мечтать об «Оскаре». Поэтому все довольно комично — вдруг стать знаменитым, очутиться среди всех этих знаменитостей и получить «Оскар».

Людмила Литвишко. Какие еще награды получил фильм?

Джеймс Марш. «Канатоходец» был и коммерчески успешен. Он получил премию Британской академии кино и телевидения (BAFTA) за лучший британский фильм, премию «Независимый дух» (Independent Spirit Award), Гран-при фестиваля «Санденс» и многие другие. Он был в списке десяти лучших фильмов 2008 года. Этот фильм был добрым ко мне. И он был особенным для меня. К этому моменту я уже четырнадцать лет как жил в Америке, у меня были дети, и я делал эту картину в том числе и для них. «Канатоходец», в отличие от других моих фильмов, довольно мрачных, беспокойных, полных насилия, был радостным. Он повлиял на мою личную жизнь. К этому моменту я устал жить в Америке, мне трудно было зарабатывать деньги. Эта картина была сделана на британские, не на американские деньги. Я встал перед выбором: я выиграл «Оскар» — остаюсь ли я в Америке или возвращаюсь в Европу, чтобы там делать те фильмы, которые я хочу? И я вернулся в Европу.

marsh-5
«Теневая танцовщица»

Людмила Литвишко. О чем ваш «Тайный игрок» (Shadow Dancer), и где он снимался?

Джеймс Марш. Об ирландско-британском конфликте. Снимали мы в Дублине и Лондоне. Действие происходит в 90-е годы, когда конфликт уже сходил на нет и противоборствующие стороны стремились к диалогу. Моя история не о политической ситуации, а скорее об эмоциональном и психологическом аспекте проблемы. В центре фильма — женщина-мать. Ей приходится делать сложный выбор.

Людмила Литвишко. Кто продюсер «Тайного игрока»?

Джеймс Марш. У этого фильма пять продюсеров. Это было совместное производство Ирландии и Британии.

Людмила Литвишко. Трудно работать с несколькими продюсерами?

Джеймс Марш. Да, конечно, это всегда много согласований и переговоров. Когда я решил изменить концовку фильма, началась бурная дискуссия. Потому что надо было перепланировать съемки, найти деньги для этого. Тем не менее в Европе все гораздо легче, чем в Америке. В Америке царит первобытный закон джунглей, когда тот, кто заработает деньги, тот и выживает, выживает сильнейший. Очень много зависит от политики, принятой в стране, от того, насколько важным считает правительство вкладывать в развитие кинематографа и других видов искусства.

В конце фильма я опять поставил свою героиню перед выбором: между семьей и героем Клайва Оуэна, представителем британской разведки МИ-6. И она делает выбор в пользу семьи.

Людмила Литвишко. Вы показали универсальный конфликт и дали универсальный портрет семьи и конфликта в семье. Почему вы не предлагаете способов выхода из конфликта?

Джеймс Марш. Потому что я режиссер. Художник лишь описывает какие-то явления, мы не можем предлагать готовые решения. Мы для этого и работаем, чтобы предоставить зрителю возможность решить, как должно быть. И если мы говорим о конфликтах, то они могут остановиться только тогда, когда полностью себя исчерпают.

Людмила Литвишко. «Тайный игрок» начинается со сцены в метро...

Джеймс Марш. Мы снимали в метро без всякого разрешения. Мы с художником-постановщиком двадцать пять раз прошлись по выбранному нами вестибюлю. В день съемок у нас были три актера для эпизодических ролей и главная актриса Андреа Райзборо. И мы прыгнули в поезд. Мы снимали в реальном режиме. Реальный поезд в метро двигался в конкретном направлении с реальными людьми. Это риск, на который вы идете, когда снимаете низкобюджетное кино. Вы делаете подобные вещи. В этот раз нам все сошло с рук.

Людмила Литвишко. Какой ваш режиссерский стиль? Выбор его — осознанный, или его определяют финансовые ограничения?

Джеймс Марш. Мне бы хотелось сказать: да, намеренный. Однако, разумеется, не следует забывать, что множество ограничений прежде всего связано с финансовой стороной дела. И я считаю, что это неплохо для режиссера — иметь определенные финансовые ограничения. Когда нет никаких лимитов, результаты получаются плачевными. Конечно, очень важно планировать — тщательно, заранее — основные принципы съемки: как снимать, какие будут движения камеры, какой будет стиль, даже ритм съемки, и мы этим занимаемся. Но не всегда получается так, как планировал. Часто все твои планы нарушаются у тебя на глазах.

Людмила Литвишко. Каков бюджет фильма?

Джеймс Марш. Четыре миллиона фунтов стерлингов, или шесть миллионов долларов. Кажется, что много денег. На самом деле это не так. Когда начинаются съемки, оказывается, что это совсем небольшой бюджет.

marsh-6
«Тайный игрок»

Людмила Литвишко. Вы делаете документальные и игровые фильмы. Что вам все-таки ближе?

Джеймс Марш. Я прежде всего рассказчик истории, поэтому выбор зависит от самой истории. Моя цель — рассказать ее как можно лучше. Если вы смотрели мои документальные фильмы, то, наверное, заметили, что в их основе совершенно невероятные, неправдоподобные сюжеты. Если бы я рассказывал эти истории в игровых картинах, то никто бы в них не поверил. Так что для этих невероятных историй я использую документалистику. Это относится в очень большой степени и к фильму «Канатоходец».

Людмила Литвишко. Если ваши герои не согласны с какими-то эпизодами, кадрами или их версия развития сюжета не совпадает с вашей, что вы делаете, какие приводите аргументы?

Джеймс Марш. Такие ситуации возникали на «Канатоходце» с Филиппом Пети — он человек непредсказуемый. Он помешан на контроле — это понятно: он должен все сам контролировать. И на съемках тоже. Вот почему у нас были бесконечные разборки. По ходу истории он имел дело с двумя американцами, которые должны были пойти с ним на башни. Они оказались абсолютно ненадежными людьми: один — «под кайфом», другой уходит прежде, чем Филипп ступает на проволоку. Филипп сказал, что работать с ними не будет, их не должно быть в фильме. Но я настаивал, потому что они были свидетелями всего процесса создания этого уникального проекта. Так что у нас бывали стычки — знаете, и братья ведь часто дерутся. Но мы любили друг друга. И хотя он написал мне, что ненавидит наш фильм, я предложил ему поехать вместе на фестиваль «Санденс». После просмотра и встречи со зрителями он сказал, что прощает меня.

Людмила Литвишко. Над каким проектом вы работаете сейчас?

Джеймс Марш. Я собираюсь сделать черную комедию с американскими продюсерами. Сценарий основывается на реальной истории: стареющая королева красоты, живущая в маленьком городке, очень хочет быстро добыть деньги, а заодно вернуть себе утраченное внимание публики. Ей приходит в голову дикая идея — похитить ребенка у очень богатого человека… Очень смешная и одновременно ужасная история из жизни. Но обычно я одновременно работаю над тремя-четырьмя проектами. Сейчас готовлюсь снимать игровой фильм в Британии. Это будет любовная история профессора Стивена Хокинга, одаренного ученого, который изменил наши представления о времени и Вселенной. У него неврологическое заболевание — он передвигается в инвалидной коляске, не может говорить, но у него совершенно гениальная голова. И роман. Мне очень хочется снять энергичный, увлекательный, остроумный фильм.

Рене Аллио. Убийство на грани мечты

Блоги

Рене Аллио. Убийство на грани мечты

Алексей Тютькин

Алексей Тютькин продолжает знакомить русскоязычного зрителя с практически неизвестной в России линией французского кинематографа 70-х. На сей раз в фокусе картина «Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…» и ее режиссер Рене Аллио.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Новости

Объявлен шорт-лист конкурса на бесплатное обучение режиссуре в МШНК

27.09.2018

В августе Московская школа нового кино совместно с журналом «Искусство кино» объявили прием заявок на участие в творческом конкурсе, победитель которого будет получит грант – право бесплатного обучения режиссуре в МШНК. В настоящий момент образован шорт-лист, куда вошли фильмы следующих авторов: