Время «Ч»

Тема моего проекта «Время «Ч», миф о враге во всех его ипостасях: враждебное государство, классовый враг, враг подсознания, «другое» как враг, «неизвестное» как враг, Время, Кронос, Смерть в качестве врагов, Враг рода человеческого и т.д. Задача — проанализировать, как создается и мифологизируется образ врага. И, наоборот, как создаются и мифологизируются праведный воин и праведное воинство: от простого солдата до святого воителя. И как святой воитель превращается в Противника.

Меня занимают культурные аллюзии и параллели (например, «Триумф смерти» Питера Брейгеля Старшего). Важно проследить, как сакрализируется (наделяется аурой) тривиальное. Насколько велика гипнотическая власть искусства. И изображения вообще. Каким образом изображение может быть (становится) способом и инструментом манипулирования людьми.

Отправной точкой проекта явились советские плакаты по гражданской обороне, которые в пору моего детства окружали человека в общественных местах. На плакатах были изображены гипотетические моменты жизни, которую человек (советский гражданин) должен проживать, когда настанет «время «Ч». То есть когда враг — американцы или немцы — нападет на нас. Это был свод правил в картинках — генеральная инструкция. Библейские заповеди.

В детстве эти картинки производили на меня сильнейшее впечатление.

Я представлял себя внутри этого странного кафкианского мира, законы которого были мне недоступны. Или правила которого я не выучил, как домашнее задание. Каждое действие внутри невыученного пространства нарушало неведомые мне законы и наказывалось. Я должен был испытывать перманентное чувство неизбывной вины. Ситуация, как в произведениях Франца Кафки, превращалась в фатум. В судьбу. В «неизбежное».

Приблизительно такой герой действует в моем проекте «Время «Ч», который выстроен как игра. Герой хитрит: надевает маску, меняет одежду, внешность, возраст, пол... Но каждый раз бывает узнан и наказан.

Как в пору моего детства, так и в наши дни жизнь человека повсюду в мире, подобно жизни в фильме Валерио Дзурлини «Пустыня Тартари», протекает в ожидании врага. Реального или мифического. Вот почему в проекте «Время «Ч» ни время, ни география отчетливо не определены. «Время «Ч» — притча о враге, явленная в абсурдных метафорах.

Как в плакатах по гражданской обороне, так и в пространстве «Времени «Ч» действует чрезвычайное положение. Согласно Джорджо Агамбену, «… когда теряется граница между правом и жизнью, исчезает и то и другое и появляется странный мир чрезвычайного положения, где право не исполняется, а человеческая жизнь превращается в чистую «биологию», подпадая под ведение экспертной биовласти».

В наши дни (борьбы с врагом и прежде всего с международным терроризмом) чрезвычайное положение повсюду, включая демократические страны, из исключительного превращается в норму. В рутину. Сегодня, приезжая в Москву или Нью-Йорк, я в равной степени и там и здесь смотрю на окружающий мир так, как когда-то, будучи мальчиком, взирал на плакаты по гражданской обороне, — с ужасом и оцепенением «человека-не-в-курсе».

Все скульптуры «Времени «Ч» так или иначе связаны с личным опытом автора.

Проект адресован современнику и человеку будущего. Если искусство соответствует ленте новостей в Интернете, это не означает, что оно современно. Современный человек не только следит за последними новостями (может, кстати, и не следить), но и рассуждает, и переписывает историю, страдает всевозможными комплексами и психическими расстройствами, выясняет отношения с близкими, испытывает отчуждение от государства и от толпы, раздвигает границы науки и искусства, нарушает табу, грезит наяву, путает сны с реальностью, реальность — с искусством, заменяет жизнь мифологией, любит ближнего или ненавидит врага, читает и бьется над разгадкой заповеданных тайн, сомневается или утверждается в вере. Время от времени подходит к заветной черте и задает себе вечный вопрос: «Быть или не быть?»

«Время «Ч» состоит из нескольких десятков скульптур и, как другие мои фундаментальные проекты, построен как единое целое. Каждая скульптура, обладая автономными правами, является страницей из книги. Только перелистав все страницы, зритель-читатель составит целую картину, прочтет сообщение автора.

Скульптуры — метафоры. Метафоры загадочны и требуют дешифровки, объяснений.

Ниже я комментирую скульптуры «Времени «Ч». Зритель может усомниться и создать свои собственные интерпретации.

«Ибо более надлежит комментировать комментарии, чем самою жизнь».

Сомнение в данном случае — принцип. Принцип нарратива и репрезентации. Или еще лучше: творческий метод.

Автору дорог активный зритель.


 Фотографии работ Гриши Брускина и подписи-комментарии к ним взяты из каталога выставки художника, которая состоялась в сентябре — октябре 2012 года в Мультимедиа Арт Музее, Москва и представила сорок скульптур проекта «Время «Ч». Скульптуры отлиты из бронзы и покрашены белой индустриальной эмалью.

Редакция выражает глубокую благодарность Грише Брускину, автору фотографий Диме Галантернику, директору музея Ольге Свибловой и куратору проекта Анне Зайцевой.


vremya-ch
Гриша Брускин. «Наш дом — Россия»

Сила, чтобы идти дальше

Блоги

Сила, чтобы идти дальше

Алексей Тютькин

Снятая по мотивам «Преступления и наказания» и впервые показанная в каннском «Особом взгляде», 4-часовая эпопея Лава Диаса «Север, конец истории» (Norte, hangganan ng kasaysayan) была привезена на российский фестиваль «Меридианы Тихого» и украинскую «Молодость». О вольной экранизации романа Достоевского и ее месте в фильмографии культового филиппинского режиссера размышляет Алексей Тютькин.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Новости

На 4-м «Краю Света» победил «Корабль Тесея»

30.08.2014

29 августа в городе Южно-Сахалинск завершился IV международный кинофестиваль «Край Света». Интернациональное жюри, председателем которого выступил режиссер Вадим Абдрашитов, распределило награды следующим образом: Лучший фильм: «Корабль Тесея», режиссер Ананд Ганди (Индия) Лучший режиссер: Леван Когуашвили, фильм «Слепые свидания» (Грузия)