Изабель в тени Адель. «Молода и прекрасна», режиссер Франсуа Озон

Каннский фестиваль вольно или невольно выдвинул на авансцену те­матику секс-меньшинств. Скажем, появление в конкурсе фильма «За канделябрами» не только дань профдостижениям Стивена Содерберга, Майкла Дугласа и Мэтта Деймона, но и поддержка гей-движения. В каком-то смысле это можно отнести и к «Жизни Адель» Абделатифа Кешиша, хотя ее высочайший художественный уровень не позволяет говорить ни о какой конъюнктуре.

И вот именно в этом же каннском конкурсе, в этом контексте оказывается новый фильм Франсуа Озона, одного из классиков гейской культуры, но парадоксальным образом он совершенно не вписывается в генеральную линию. 

Дело не только в том, что героиня картины гетеросексуальна, но и в полукомедийной, малоэмоцио­нальной, иронично-отстраненной ма­нере, в которой преподносится ее образ и ее история. Слегка имитируя Эрика Ромера, Озон разбивает действие на четыре времени года и снабжает каждую часть попсовой песенкой (надо сказать, не новый для него прием). Режиссер словно предостерегает: не принимайте показанное слишком всерьез, это всего лишь анекдот, комедия, шутка.

Между тем история достаточно болезненна и скандальна: речь идет о проституции несовершеннолетних и о трансгрессии как способе выхода из подросткового невроза. По идее этот сюжет должен состыковываться с проблематикой таких каннских фильмов, как «Эли» Амата Эскаланте или «Элитное общество» Софии Копполы, где тоже показана психологическая и социальная деструкция молодых. Но фильм Озона, который называется «Молода и прекрасна» (в российском прокате «Всего 17»), словно намеренно и демонстративно лишен внутреннего драматизма и актуального месседжа. Его вряд ли получится рассматривать с позиций социальной критики, так же как и чистой психологии.

У Озона над комплексом разных задач превалирует искусство стилизации. Он один из последних стилистов, обладающих вкусом и аппетитом к интерьерному, постановочному кино, что не мешает ему снимать на пленере — на излюбленном морском побережье. Начав как маргинал-провокатор, Озон быстро вплыл в мейнстрим. Делая по два фильма за сезон и мгновенно переключаясь с одной художественной частоты на другую, он дурачит зрителя циничными и часто искус­ственными сюжетами, что нисколько не мешает искренности и даже нравоучительности высказываний. Так складывается цепь озоновских «моральных историй». По сути, перед нами и впрямь наследник Эрика Ромера, хотя тот, узнав об этом, вероятно, перевернулся бы в гробу.

ozon2
«Молода и прекрасна»

В новой картине Озон демонстрирует свой вуайеристский стиль, всегда балансирующий на грани меланхолии и пошлости, но никогда не скатывающийся в последнюю. Эту тонкую грань режиссер предъявляет уже в первой из четырех новелл фильма — «Лето». На поверхности — плоское «пляжное кино». Выезд буржуазной семьи на морской курорт. Юная Изабель крутит роман с немецким сверс­тником; вместе с младшим братом Виктором она решает, что этим летом должна лишиться девственности с помощью «тевтонского рыцаря», и следует своему плану. Родители — мамаша и отчим — заняты друг другом и понятия не имеют, чем на самом деле живут и дышат их дети.

Все это происходит на фоне каникулярного быта, в котором Изабель отведена роль героини-модели, а Виктору — функция вуайера. Он разглядывает в бинокль свою загорающую на пляже красавицу сестру и подсматривает за после­обеденным отдыхом обитателей дома. Изабель мастурбирует, лежа на подушке, и, похоже, испытывает гораздо больше эмоций, чем в назначенный момент лишения девственности. От пугающей банальности и опасной вульгарности эти сцены избавляет лирический флер, которым ухитряется их окутать Озон: брат и сестра как будто заглядывают за черту запретного, в манящую взрослую сказку.

Потом наступают «Осень», «Зима», «Весна». За двенадцать месяцев, в течение которых камера отслеживает жизнь героини, она превращается из инфантильного существа в «женщину с прошлым». Для этого ей, студентке литературного отделения Сорбонны, приходится повторить подвиги бунюэлевской «дневной красавицы», то есть, к ужасу своего окружения, стать проституткой на полставки. При этом она не пользуется ничьими услугами: сама открывает веб-страницу, берет псевдоним Леа и находит клиентов с помошью эсэмэсок. Только внезапная смерть одного из них выносит секрет наружу, причем характерна реакция родителей Изабель: отчим возмущен сексуальной эксплуатацией падчерицы, а выбитая из колеи мать предлагает дочери в качестве лекарства… шопинг-тур в Лондон. На самом деле в жизни Изабель — Леа нет ни совратителя, ни сутенера: она выбрала этот путь сама, как и героиня «Дневной красавицы», инстинктивно протестуя против фальшивой морали своего класса. Ее не мотивируют материальные интересы: заработанные купюры девушка даже не пускает в ход, а просто складывает в шкаф.

Другая причина, ведущая героиню на путь порока, — атрофия чувств. На этом пути Изабель ждет встречи с самой собой, ищет идентичность, которую не сумела обрести в первых сексуальных опытах. Ей нужен адреналин, а в буржуаз­ной жизни, которую с мягким, но настойчивым сарказмом показывает Озон, его днем с огнем не сыщешь, даже если на уроках литературы будешь страницами цитировать стихи Рэмбо.

Уроки литературы, которые посещает Изабель, напоминают нам о другой студентке — Адель из картины Кешиша. Та тоже изучает пьесы Мариво и роман Шодерло де Лакло. Но действительно изучает, проецируя эти уроки на собственную жизнь. Изабель не способна их воспринять, она не умеет учиться на чужих ошибках и должна совершить свои. Опыт Адель — горячий, чувственный; Иза­бель фригидна и распространяет холодок на всю картину, что во многом объясняет тот факт, что она осталась в тени фильма Кешиша.

В свое время, сыграв в «Дневной красавице», вошла в иконографию мирового кино Катрин Денёв. Спустя много лет она блеснула в двух фильмах Франсуа Озона, специалиста по женским образам и любимца французских актрис. Марина Вакт, играющая Изабель с присущей моделям трогательной хрупкостью и непроницаемым лицом, превращается в руках режиссера в настоящую звезду. А ближе к финалу Озон готовит ей встречу — нет, не с Денёв, это было бы уже чересчур, а с Шарлоттой Рэмплинг в роли вдовы умершего клиента Изабель. Две женщины, молодая и пожилая, быстро находят общий язык и даже ложатся в постель. Но Озон и здесь дурачит публику: это совсем не то, что вы подумали.


«Молода и прекрасна»
Joune & jolie
Автор сценария, режиссер Франсуа Озон
Оператор Паскаль Марти
Художник Катя Вышкоп
Композитор Филипп Ромби
В ролях: Марина Вакт, Жеральдин Пайас, Фредерик Пьерро, Шарлотта Рэмплинг и другие
Mandarin Films
Франция
2013

Странная история мистера доктора. «Доктор Стрэндж», режиссер Скотт Дерриксон

Блоги

Странная история мистера доктора. «Доктор Стрэндж», режиссер Скотт Дерриксон

Нина Цыркун

Нина Цыркун попробовала новую порцию приключений Marvel о бывшем нейрохирурге, ставшем Верховным магом Земли (Бенедикт Камбербетч), – и уже чувствует симптомы грядущей ломки.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Новости

На X мкф «Зеркало» будет вручен приз Абелю Ферраре

24.05.2016

В этом году международный кинофестиваль имени Андрея Тарковского "Зеркало" пройдет в городах Ивановской области с 14 по 19 июня. Фестиваль состоится в десятый раз. На пресс-конференции, состоявшейся 24 мая в кинотеатре "Октябрь" (Москва), оргкомитет фестиваля объявил программу юбилейного форума.