Изабель в тени Адель. «Молода и прекрасна», режиссер Франсуа Озон

Каннский фестиваль вольно или невольно выдвинул на авансцену те­матику секс-меньшинств. Скажем, появление в конкурсе фильма «За канделябрами» не только дань профдостижениям Стивена Содерберга, Майкла Дугласа и Мэтта Деймона, но и поддержка гей-движения. В каком-то смысле это можно отнести и к «Жизни Адель» Абделатифа Кешиша, хотя ее высочайший художественный уровень не позволяет говорить ни о какой конъюнктуре.

И вот именно в этом же каннском конкурсе, в этом контексте оказывается новый фильм Франсуа Озона, одного из классиков гейской культуры, но парадоксальным образом он совершенно не вписывается в генеральную линию. 

Дело не только в том, что героиня картины гетеросексуальна, но и в полукомедийной, малоэмоцио­нальной, иронично-отстраненной ма­нере, в которой преподносится ее образ и ее история. Слегка имитируя Эрика Ромера, Озон разбивает действие на четыре времени года и снабжает каждую часть попсовой песенкой (надо сказать, не новый для него прием). Режиссер словно предостерегает: не принимайте показанное слишком всерьез, это всего лишь анекдот, комедия, шутка.

Между тем история достаточно болезненна и скандальна: речь идет о проституции несовершеннолетних и о трансгрессии как способе выхода из подросткового невроза. По идее этот сюжет должен состыковываться с проблематикой таких каннских фильмов, как «Эли» Амата Эскаланте или «Элитное общество» Софии Копполы, где тоже показана психологическая и социальная деструкция молодых. Но фильм Озона, который называется «Молода и прекрасна» (в российском прокате «Всего 17»), словно намеренно и демонстративно лишен внутреннего драматизма и актуального месседжа. Его вряд ли получится рассматривать с позиций социальной критики, так же как и чистой психологии.

У Озона над комплексом разных задач превалирует искусство стилизации. Он один из последних стилистов, обладающих вкусом и аппетитом к интерьерному, постановочному кино, что не мешает ему снимать на пленере — на излюбленном морском побережье. Начав как маргинал-провокатор, Озон быстро вплыл в мейнстрим. Делая по два фильма за сезон и мгновенно переключаясь с одной художественной частоты на другую, он дурачит зрителя циничными и часто искус­ственными сюжетами, что нисколько не мешает искренности и даже нравоучительности высказываний. Так складывается цепь озоновских «моральных историй». По сути, перед нами и впрямь наследник Эрика Ромера, хотя тот, узнав об этом, вероятно, перевернулся бы в гробу.

ozon2
«Молода и прекрасна»

В новой картине Озон демонстрирует свой вуайеристский стиль, всегда балансирующий на грани меланхолии и пошлости, но никогда не скатывающийся в последнюю. Эту тонкую грань режиссер предъявляет уже в первой из четырех новелл фильма — «Лето». На поверхности — плоское «пляжное кино». Выезд буржуазной семьи на морской курорт. Юная Изабель крутит роман с немецким сверс­тником; вместе с младшим братом Виктором она решает, что этим летом должна лишиться девственности с помощью «тевтонского рыцаря», и следует своему плану. Родители — мамаша и отчим — заняты друг другом и понятия не имеют, чем на самом деле живут и дышат их дети.

Все это происходит на фоне каникулярного быта, в котором Изабель отведена роль героини-модели, а Виктору — функция вуайера. Он разглядывает в бинокль свою загорающую на пляже красавицу сестру и подсматривает за после­обеденным отдыхом обитателей дома. Изабель мастурбирует, лежа на подушке, и, похоже, испытывает гораздо больше эмоций, чем в назначенный момент лишения девственности. От пугающей банальности и опасной вульгарности эти сцены избавляет лирический флер, которым ухитряется их окутать Озон: брат и сестра как будто заглядывают за черту запретного, в манящую взрослую сказку.

Потом наступают «Осень», «Зима», «Весна». За двенадцать месяцев, в течение которых камера отслеживает жизнь героини, она превращается из инфантильного существа в «женщину с прошлым». Для этого ей, студентке литературного отделения Сорбонны, приходится повторить подвиги бунюэлевской «дневной красавицы», то есть, к ужасу своего окружения, стать проституткой на полставки. При этом она не пользуется ничьими услугами: сама открывает веб-страницу, берет псевдоним Леа и находит клиентов с помошью эсэмэсок. Только внезапная смерть одного из них выносит секрет наружу, причем характерна реакция родителей Изабель: отчим возмущен сексуальной эксплуатацией падчерицы, а выбитая из колеи мать предлагает дочери в качестве лекарства… шопинг-тур в Лондон. На самом деле в жизни Изабель — Леа нет ни совратителя, ни сутенера: она выбрала этот путь сама, как и героиня «Дневной красавицы», инстинктивно протестуя против фальшивой морали своего класса. Ее не мотивируют материальные интересы: заработанные купюры девушка даже не пускает в ход, а просто складывает в шкаф.

Другая причина, ведущая героиню на путь порока, — атрофия чувств. На этом пути Изабель ждет встречи с самой собой, ищет идентичность, которую не сумела обрести в первых сексуальных опытах. Ей нужен адреналин, а в буржуаз­ной жизни, которую с мягким, но настойчивым сарказмом показывает Озон, его днем с огнем не сыщешь, даже если на уроках литературы будешь страницами цитировать стихи Рэмбо.

Уроки литературы, которые посещает Изабель, напоминают нам о другой студентке — Адель из картины Кешиша. Та тоже изучает пьесы Мариво и роман Шодерло де Лакло. Но действительно изучает, проецируя эти уроки на собственную жизнь. Изабель не способна их воспринять, она не умеет учиться на чужих ошибках и должна совершить свои. Опыт Адель — горячий, чувственный; Иза­бель фригидна и распространяет холодок на всю картину, что во многом объясняет тот факт, что она осталась в тени фильма Кешиша.

В свое время, сыграв в «Дневной красавице», вошла в иконографию мирового кино Катрин Денёв. Спустя много лет она блеснула в двух фильмах Франсуа Озона, специалиста по женским образам и любимца французских актрис. Марина Вакт, играющая Изабель с присущей моделям трогательной хрупкостью и непроницаемым лицом, превращается в руках режиссера в настоящую звезду. А ближе к финалу Озон готовит ей встречу — нет, не с Денёв, это было бы уже чересчур, а с Шарлоттой Рэмплинг в роли вдовы умершего клиента Изабель. Две женщины, молодая и пожилая, быстро находят общий язык и даже ложатся в постель. Но Озон и здесь дурачит публику: это совсем не то, что вы подумали.


«Молода и прекрасна»
Joune & jolie
Автор сценария, режиссер Франсуа Озон
Оператор Паскаль Марти
Художник Катя Вышкоп
Композитор Филипп Ромби
В ролях: Марина Вакт, Жеральдин Пайас, Фредерик Пьерро, Шарлотта Рэмплинг и другие
Mandarin Films
Франция
2013

Голубые баптизии

Блоги

Голубые баптизии

Нина Цыркун

По итогам премьерного уикенда триллер «Судная ночь» оказался «спящим хитом» – лидером кинопроката в Северной Америке. О фильме, окупившем свой бюджет более чем в 12 раз, – Нина Цыркун.

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.

Новости

Коллектив научных работников Музея кино подал в отставку

27.10.2014

На сайте Музея кино сегодня, 27 октября появилось Открытое письмо министру культуры Российской Федерации Владимиру Мединскому, подписанное научным коллективом Музея. В письме авторы перечисляют накопившиеся претензии к новому руководству Музея и объявляют о своем массовом уходе из учреждения. Редакция ИК призывает Министерство культуры РФ и общественность прислушаться к этому обращению.