Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Луиза Вест: «Я заставляю фильм говорить за себя» - Искусство кино

Луиза Вест: «Я заставляю фильм говорить за себя»

Беседу с продюсером «Нимфоманки» ведет Мартин Кудлак.

Мартин Кудлак. Картина «Нимфоманка», несомненно, масштабный проект. Расскажите, с чего все началось.

Луиза Вест. После «Меланхолии» фон Триер хотел сделать что-то вызывающее. На фестивале в Канне в 2011 году он говорил о своем будущем проекте, тогда у него уже зародилась идея «Нимфоманки». Он также с самого начала знал, что это будет очень длинный фильм, он хотел проследить жизненный путь нимфоманки с рождения примерно до пятидесяти лет.

 

Мартин Кудлак. Какое значение «Нимфоманка» обретает в контексте трилогии, начатой картинами «Антихрист» и «Меланхолия»? Режиссер уже неоднократно выстраивал свои работы в подобные циклы: «Рассекая волны» – «Идиоты» – «Танцующая в темноте»; «Догвиль» – «Мандерлай» – «Вашингтон» (впрочем, оставшийся неосуществленным); «Элемент преступления» – «Эпидемия» – «Европа» (его самая первая трилогия).

Луиза Вест. Мы никогда не обсуждали с ним картину в этом контексте. Мне кажется, сам Ларс не слишком об этом задумывается, он не мыслит трилогиями. Я понимаю, почему такой вопрос возникает и почему люди говорят об этом. Эти трилогии в большей мере естественные образования; все фильмы Ларса отражают определенные этапы его творчества, его идеи, желания и стремления, характеризующие его в тот или иной период жизни. Все картины «выплавляются» именно так, они напрямую зависят от его самоощущения, его чувств и настрое­ний. Тот факт, что в его фильмах часто снимаются одни и те же артисты, не означает, что эти картины напрямую связаны друг с другом. Просто когда Ларс находит актеров, с которыми ему нравится работать, он с легкостью может давать им различные роли в не связанных друг с другом проектах.

Мартин Кудлак. Расскажите о преимуществах и недостатках работы над таким крупным и весьма специфичным проектом.

Луиза Вест. Если говорить о порнографических элементах, меня они не отпугнули. Я всегда воспринимала это как своего рода шутку и в то же время понимала, что секс в данном случае играет важную роль в повествовании и определяет имидж фильма в целом. Мы с Ларсом говорили о том, что в картине будет 5 процентов секса и 95 процентов философии; всю эту шумиху с порнографией подняла пресса. Но признаю, рекламную кампанию для фильма мы выстроили таким образом, чтобы люди решили, что в фильме секса больше, чем всего остального. Однако ни я, ни члены съемочной группы никогда не рассматривали картину как порнографическую. Естественно, фильм повествует о нимфоманке, в нем много секса, но секс в данном случае органично вписывается в эту экранную историю. Конечно, у нас порой возникали проблемы с актерами и съемочной группой, а также с теми, кто наблюдал за проектом. Мы тщательно продумывали, как именно – в техническом плане – нужно снимать откровенные сцены, но с этической и концептуальной точки зрения эти сцены не были для нас проблематичными.

Это действительно был крупномасштабный проект, и работать было трудно. Проект постоянно разрастался, время поджимало, и хотя мы старались придерживаться изначально определенного нами плана, мы сняли намного больше материала, чем рассчитывали. У нас получился фильм длиной пять с половиной часов, а Ларс еще планировал сделать четырехчасовую версию, кроме того, это уже было оговорено с дистрибьюторами. В итоге мы выпустили две версии фильма, разной степени откровенности, и это также потребовало дополнительных усилий. В общем, таков и был изначальный замысел, но в процессе работы все же возникло много непредвиденных осложнений. Продюсер всегда должен быть готов к этому, уметь заглядывать в будущее, предвидеть те или иные обстоятельства, особенно когда речь идет о таком сложном проекте. Мы много и усердно работали и, думаю, справились с задачей.

nympho-4-2
«Нимфоманка. Часть II»

Мартин Кудлак. Почему вы решили разделить фильм на две части?

Луиза Вест. Это было предусмотрено изначально. Для этого проекта Ларс нашел множество литературных аллюзий, он хотел выстроить историю как литературное произведение, как роман, поэтому и сценарий разделен на главы. И двухсерийный формат фильма также стал частью этого замысла.

Мартин Кудлак. В соответствии с форматом выстраивалась и стратегия дистрибьюции фильма?

Луиза Вест. Конечно. Это было рискованно, но необходимо, поскольку выпус­тить в прокат четырехчасовую картину чрезвычайно трудно. Мы с самого начала знали, что должны будем выпустить фильм в двух частях; это было преду­смотрено и в сценарии. Мы часто и подолгу общались с дистрибьюторами, подробно обсуждали возможности и способы кинопроката. В скандинавских странах обе части были выпущены одновременно, то есть зритель покупал один билет и смотрел фильм целиком, на этих сеансах между первой и второй частью был предусмотрен перерыв. Но в большинстве других стран две части вышли с перерывом в несколько недель. Сегодня мало кто может позволить себе провести пять часов в кинотеатре. В Дании мы решили выпустить фильм в праздники, сразу после Рождества, чтобы у людей было время спокойно посмотреть кино. В общем, разработка стратегии кинопроката оказалась трудоемким процессом.

Мартин Кудлак. Расскажите о том, как вы продумывали и выстраивали рекламную кампанию фильма. Она получилась весьма впечатляющей.

Луиза Вест. Да, в итоге вышло здорово, хотя вначале я не думала, что у нас получится все сделать грамотно. Я очень хотела провести хорошую PR-кампанию и не повторять ошибок, допущенных с выпуском «Меланхолии». Имя Ларса фон Триера превратилось в значимый бренд, он большой режиссер, снимает удивительные фильмы, которые показывают во всем мире. Раньше мы придерживались выжидательной стратегии, не разглашали никаких подробностей о будущем фильме вплоть до Каннского фестиваля, где фильм внезапно «выстреливал». И уже после фестивальной премьеры начинали общаться с представителями прессы. Приступая к работе над «Нимфоманкой», мы планировали представить ее на Каннском фестивале, но вскоре поняли, что это невозможно. Проект расширялся, отнимал у нас больше времени, чем мы рассчитывали, и, учитывая обстоятельства, решились на развернутую PR-кампанию. Съемки начались осенью 2012 года, тогда же мы разослали первые пресс-релизы. Завершить работу планировали осенью 2013 года. Каннский и прочие фестивали отпадали, а нам нужно было вывести фильм на рынок, представить его будущей публике, и я стала обдумывать рекламную стратегию. Разумеется, частью кампании должны были стать кадры из фильма, трейлер и прочие традиционные атрибуты. Кроме того, я хотела выпустить серию плакатов, которые отражали бы сексуальную тематику, затронутую в фильме; это универсальная тема, понятная людям во всем мире.

Помимо этого мы решили использовать саму структуру фильма. Он разделен на восемь глав, название каждой наводит на любопытные размышления по поводу сюжета, и мы начали своего рода обратный отсчет – представляли по одной главе каждый месяц, вплоть до премьеры. Сначала идея казалась глупой, но в итоге все вышло хорошо. Ежемесячно мы выпускали такую «афишу»: кадр из главы фильма, краткое ее описание и небольшой видеоролик – своего рода завязку истории, способную заинтриговать зрителя. Кроме того, мы привлекли к сотрудничеству многих дистрибьюторов, они должны были обеспечить грамотное проведение кампании фильма в разных странах. В итоге у нас получилась масштабная рекламная кампания и интерес к картине сильно возрос.

Мартин Кудлак. Промо-кампании стали неотъемлемой частью кинематографа фон Триера. Некоторые говорят о своего рода PR-культе фон Триера. Так ли это? У вас работают особые бренд-менеджеры?

Луиза Вест. Бренд-менеджментом занимаюсь я, хотя всего лишь продюсер, никакого огромного рекламного отдела у нас нет. Все придумываю я и мои коллеги. Мы пользовались услугами других компаний – они делали для нас плакаты и рассылали пресс-релизы, но идеи и концепции принадлежат исключительно мне. В конце концов, продюсер ведь сам варится в проекте, знает его изнутри, общается с режиссером и обменивается с ним идеями. Ларс часто подбрасывал мне интересные мысли, которыми он бы точно не стал делиться с какой-то нанятой рекламной фирмой. На пресс-конференции в Канне он сказал какую-то глупость и теперь вообще отказывается общаться с журналистами, так что я вынуждена говорить от его имени, а ведь я только продюсер. Лишь ищу способ привлечь внимание публики, заставляю фильм говорить за себя, раз режиссер решил дать обет молчания.

http://twitchfilm.com

Перевод с английского Елены Паисовой


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Зеркало-2014. С кровью и без

Блоги

Зеркало-2014. С кровью и без

Евгений Майзель

С 10 по 15 июня в Ивановской области проходил VIII международный фестиваль «Зеркало» имени Андрея Тарковского. Евгений Майзель обратил внимание на контраст между умиротворяющей природой волжских берегов и градом тяжелых страстей, выпавшим на зрителей с киноэкрана «Левитан-холла».


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

В октябре в четырех городах России пройдет ретроспектива Милоша Формана

04.10.2018

С 6 по 8 октября в Москве и Петербурге, с 12 по 14 октября – в Новосибирске и Екатеринбурге состоится ретроспектива фильмов Милоша Формана – знаменитого чешского режиссера, двухкратного лауреата премии «Оскар».