История Адама

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В достоинствах и недостатках новой экранизации одноименного романа Джозефа Файндера «Паранойя» о борьбе телекоммуникационных монстров, снятой режиссером Робертом Лукетичем с участием Лиама Хэмсворта, Харрисона Форда и Гэри Олдмена, разобралась Нина Цыркун.


За фигурой Адама Кэссиди, главного героя техно-триллера Роберта Лукетича «Паранойя» – целое поколение его современников, многоликая толпа амбициозных молодых людей, опоздавших к раздаче и отравленных горькой обидой за то, что их обокрали и близко не подпустив к стартовой черте. Те, кто успели в свое время добраться до пирога, ухватили свой кусок и теперь не позволяют и крошке упасть со стола, зорко следят за тем, чтобы их не оттеснили, не заслонили, не дай бог не превзошли. Им удобнее и милее всего стагнация, уютное статус-кво; погоня за новейшими разработками – всего лишь видимость, сведение старых счетов, игра в вечную модернизацию, своего рода этикет, соблюдение которого есть пропуск на корпоративный Олимп. Использовать такого вот двадцати-с-чем-то-летнего ботана-неудачника, как Адам, в своих циничных целях, сделать из него шпиона, предварительно загнав в безвыходное положение, – это для таких больших ребят вовсе не необходимость и даже не кайф, а мелкое удовольствие, дижестив после изысканного обеда.

paranoia1
«Паранойя»

Бестселлер Джозефа Файндера, по которому поставлен фильм, был написан в 2003 году, еще до кризиса, но по сути дела ничего ведь за эти годы не изменилось, и пресловутые финансовые пузыри вновь надуваются как ни в чем ни бывало, обещая с треском лопнуть в недалеком будущем. Тем, кто дорвался до вершин, это не страшно; они уже по опыту знают, что кризис им пойдет только на пользу. (Некое условное опрощение, на которое они пошли, изображая «тоже пострадавших», – всего лишь дань моде; вот в России купеческий гламур сменился сдержанным аристократизмом простоты, которая на самом деле обходится еще дороже. А в фильме Лукетича эту простоту изображает изысканный стиль хай-тек в гигантских апартаментах.) Всемогущие Николас Уайт (Гэри Олдмен) и Джок Годдард (Харрисон Форд) давно не способны принимать во внимание чужие (чуждые) интересы; их волнует, заряжает энергией игра, в которой они сами устанавливают правила и выбирают тактику.

paranoia2-HarrisonFordandGaryOldmanParanoia
«Паранойя»

Австралиец Лайэм Хемсуорт в роли Адама, парня из Бронкса, простодушен и доверчив, как ковбой в городе; как умилительно наивный Эдвард Сноуден, будто внезапно узнавший про тотальную слежку в мире, давно превратившемся в паноптикум Бентэма, в прозрачную тюрьму, где охранниками служат власть предержащие, то есть имущие, прекрасно знающие одно: что полезно, то и морально. Этим людям грех не назначить Адама пешкой, для видимости продвигая ее в ферзи. Кстати, главному герою неслучайно дано имя Адама – праведника, утратившего божью благодать в грехопадении. Конечно, дорога к греху выложена благими намерениями: надо спасать отца, медицинская страховка которого не покрывает расходов на лечение, а Адам чтит отца своего. Но, конечно, лучшим другом придется пожертвовать; любимую девушку – использовать в качестве ключа к нужной информации. В конце концов, человеческие отношения – химера, эфемериды. Зато выигрыш осязаем, явлен в фирменных лейблах. Потом, правда, оказывается, что все наоборот. Раз согласившись стать шпионом, Адам становится в глазах других двуличным, беспринципным циником, стало быть, его можно перекупать, чем готово воспользоваться ФБР. Адама охватывает параноидальный страх: он начинает не то, чтобы понимать, но кожей чувствовать, что им манипулируют, за ним следят, на него давят. Однако страх не сильно отражается на невозмутимом лице Хемсуорта и не туманит его голубые глаза.


«Паранойя». Официальный трейлер

«Паранойя» – назидательный фильм-роман воспитания. Пройдя все искушения века, Адам научается ценить подлинное (о чем спешит доложить зрителю в закадровом тексте), благо перед глазами есть живой пример – его отец Фрэнк (Ричард Дрейфус), всю жизнь прослуживший охранником и не видящий в том беды. Несмотря на болезнь, отец-шестидесятник сохранил интерес к маленьким бесплатным радостям жизни, чего и сыну желает. Линия отца и сына в фильме прочерчена жирно, но неубедительно. Дело даже не в недостатке сценарного материала, в сюжете достаточно для того опорных точек, но не хватает режиссерской энергетики. Точно так же нет ее и в самых напряженных моментах фильма, который, как-никак, триллер, да еще шпионский, и должен захватывать, а он не цепляет. За исключением самогó (модного) предмета шпионажа к сюжету о том, как незрелая душа попала в хищные лапы акул Уолл-стрит, Лукетич ничего не добавил, а Хемсуорт не сыграл. 

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

XVI Международный Канский видеофестиваль возвращается в Канск

13.07.2017

В этом году XVI Международный Канский фестиваль вновь пройдет в двух городах: с 23 по 27 августа — в Канске (Красноярский край), а с 31 августа по 3 сентября — в Москве.