Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Праздник безумцев - Искусство кино

Праздник безумцев

  • Блоги
  • Алексей Тютькин

Текстом о документалисте Николя Филибере Алексей Тютькин продолжает серию статей о «психиатрической линии» в французском кинематографе, начиная с 70-х годов, о фильмах, сосредоточенных на исследовании психической нормы и безумия.

Стажер из парижской больницы Святой Анны прибыл в психиатрическую клинику Мюнстерлингена ближе к вечеру. До высокого, только-только начавшего лысеть мужчины, приехавшего попрактиковаться в электроэнцефалографии, никому не было дела. Это был последний день перед постом – день Карнавала, и все – врачи, санитары, пациенты – были заняты приготовлениями к празднику: вязали из цветных тряпок чучело Зимы, готовили маски из папье-маше. Стажер присоединился ко всем празднующим позже, когда веселье уже было в разгаре. Внезапно лицо молодого мужчины стало мертвенно-бледным: он посмотрел в зал, где вместе веселились ряженые врачи и пациенты – и не смог различить, кто есть кто.

Через девять лет уже не стажер, а заведующий отделением философии в университете Клермон-Феррана Мишель Фуко издаст фундаментальную книгу «История безумия в классическую эпоху», но заявленная в названии тема этой работой исчерпана не будет. Безумие, институции, которые им занимаются, процесс установления границ и определения больного и здорового человека будут волновать Фуко всю жизнь. И так сложится, что этими проблемами заинтересуются и другие люди, захваченные гравитацией особенного стиля мышления выдающегося философа.

Черно-белая фотография: Мишель Фуко на съемочной площадке фильма Рене Аллио «Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…», посвященного особенному случаю безумия. Костюм XIX века, пышный шейный платок, канделябр со свечами в правой руке – можно лишь сожалеть, что сыгранный Фуко эпизод не вошел в окончательный вариант фильма. Еще фотографии – портрет Аллио, фотопробы, снимок всей съемочной группы – их в документальном фильме «Возвращение в Нормандию» демонстрирует камере Жозеф Лепортье, который сыграл отца Пьера Ривьера.

filiber 2«Возвращение в Нормандию»

Режиссер документальных фильмов Николя Филибер, вместе с будущим режиссером Жераром Мордийя работавший стажером, а после и ассистентом Рене Аллио на съемках фильма «Я, Пьер Ривьер…», спустя тридцать лет вернется в Нормандию. Она будет все такая же, как в фильме Аллио, и, наверное, в 30-е годах XIX века: зеленая трава, яблоневые сады, стада свиней. Правда, лошадей сменили трактора, прессы для сидра стали электрическими, но свиней забивают по старинке.

У Николя Филибера деликатная манера создавать документальные фильмы: он никогда не вторгается в пространство, в котором отыскивает материал для съемок; не ищет нарочито сенсационных тем, требующих допросов людей и пыток памяти. Может даже показаться, что Филибер слишком мягок, что его фильмам не помешал бы и какой-нибудь более острый прием, но режиссер творит свои работы легкими прикосновениями. Однако темы работ Филибера – «Быть и иметь», «Дом радио» или совместного с Мордийя фильма «Голос его хозяина» – нельзя назвать нейтральными и бесконфликтными.

filiber 3«Каждая мелочь»

«Возвращение в Нормандию» чуждо ностальгии, хотя в нем и происходит встреча людей, в 1976 году сыгравших главные роли в фильме Аллио. На встречу даже приезжает живой, здоровый и веселый Клод Эбер, который сыграл Пьера Ривьера, а потом, после участия в нескольких фильмах, затерялся в Квебеке и, по слухам, покончил жизнь самоубийством. Филибер мягко, но настойчиво высвобождает для обозрения целый пласт памяти, встречаясь с людьми, участвовавшими в съемках или просто помнящих те события. После фильма многие из них снова вернулись к яблочным прессам и обработке земли, но то время, когда они носили исторические костюмы и произносили реплики, ими не забыто.

Так фильм Филибера демонстрирует удивительный ход мысли создателей «Я, Пьер Ривьер…», который весьма успешно бежал от однозначности в определении безумия или нормальности главного героя. Собранная Фуко из архивных документов история Ривьера была превращена сценаристами в текст диалогов, реплики которых должны были произносить непрофессиональные актеры. Это жест принадлежит скорее не стратегии актерской игры, а некоему воплощению архива в жизнь, его воскрешению, возвращению событий из глубин истории. Фильм как реактуализация события, а не реконструкция. Поэтому так неотвязны воспоминания, поэтому вслед за воплощенным на экране героем Клод Эбер начал изучать Библию и писать сам, поэтому Жозеф Лепортье с его черно-белыми фотографиями снова и снова возвращается к тем временам. Скромный фильм, быстро забытый в 70-е и не ставший актуальным в наши дни, позволил обрести историю – пусть всего лишь для трех десятков человек, которые в нем снимались.

filiber 4«Каждая мелочь»

Тема безумия, громко звучащая в фильме «Я, Пьер Ривьер…», и проблема отношений с безумием не была исчерпана Мишелем Фуко. Рене Аллио, Паскаль Бонитцер, Кристин Лоран, Рене Фере, Жерар Мордийя и Николя Филибер попали в поле ее тяготения. Бонитцер и Лоран снимут еще несколько фильмов о проявлениях разрушающего и поэтического безумия (Бонитцер станет сценаристом истории «телескопического» безумия в «Трех жизнях и одной смерти» Рауля Руиса). Рене Фере из случая пребывания в психиатрической больнице извлечет «Историю Поля» и «Место другого». Жерар Мордийя снимет два фильма (документальный и художественный) об образцовом безумце Антонене Арто…

А Николя Филибер в 1996 году снимет документальный фильм «Каждая мелочь» о жизни психиатрической клиники «Ла Борд» (La Borde), в которой ее создатель Жан Ури (Jean Oury) практиковал институциональную терапию, включавшую в себя коллективные действия и постоянное обращение к искусству. Психоаналитик и философ Феликс Гваттари, друг и соавтор Жиля Делёза, проработавший в «Ла Борд» до самой смерти, проводил в клинике свои шизоаналитические штудии, убедительно доказывая, что не эдипальные фрейдовские проблемы, а страх войны, массированная пропаганда или даже увольнение с работы являются настоящими причинами расстройств сознания.

filiber 5«Каждая мелочь»

Филибер, снимая в «Ла Борд» жизнь пациентов, которые готовят постановку «Оперетты» Витольда Гомбровича, верен своей авторской манере. Несомненно, сам материал о творческой жизни в психиатрической клинике диктует такую деликатность его съемке, но дело еще и в том, что фильм показывает один из двух возможных режимов безумия. Манера Филибера не была бы уместной, если бы безумие пациентов «Ла Борд» воплощалось в распаде личности – режим безумия в этой клинике скорее определяется как изменение личности, которое просто не вписывается в навязанный извне канон нормальности, детально исследованный Мишелем Фуко.

И все же чем мягче авторский нажим при создании фильма, тем обостренней воспринимаются некоторые кадры. Они кажутся почти необязательными, но вызывают какое-то неопределимое словами чувство: медсестра методично распределяет цветные ломтики таблеток, пациент клиники замолкает и долго сидит без движения, растрепанная книжка Гомбровича мокнет под дождем. Театральный праздник в «Ла Борд» скоро окончится, а пока пациенты и врачи еще играют и поют вместе – на их лицах нет масок, но различить, кто есть кто, невозможно.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Колонка главного редактора

Персонально ваш

11.10.2015

― В Москве – 15 часов и 8 минут, и меня зовут Ольга Журавлёва, а персонально наш сегодня главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

Завершился 64-й Берлинский кинофестиваль

16.02.2014

15 февраля завершился 64-й международный кинофестиваль в Берлине. Главной награды форума – приза «Золотой медведь» за лучший фильм конкурсной программы – удостоилась детективная картина китайского режиссера Йинана Дяо (Diao Yinan) «Черный уголь, тонкий лед» (Bai Ri Yan Huo). Фильм посвящен бывшему полицейскому, который после увольнения из органов решил расследовать серию загадочных убийств. Приз большого жюри завоевал Уэс Андерсон за картину «Отель "Гранд Будапешт"» (The Grand Budapest Hotel), открывшую Берлинале.