Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Рене Аллио. Убийство на грани мечты - Искусство кино

Рене Аллио. Убийство на грани мечты

  • Блоги
  • Алексей Тютькин

Алексей Тютькин продолжает знакомить русскоязычного зрителя с практически неизвестной в России линией французского кинематографа 70-х. На сей раз в фокусе картина «Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…» и ее режиссер Рене Аллио.

Первый кадр фильма уже пытается подготовить зрителя: жухлая зелень холма, ряд рыжих деревьев на заднем плане, диагональ изгороди, дерево. Титры. На звуковой дорожке – шум судейской залы. Весь фильм в дальнейшем будет выстроен на таком суверенном существовании визуального и звукового пространства, пытаясь особенным образом показывать события. Одно из них – совершенно чудовищное: медленное бесстрастное движение камеры сразу после титров откроет место преступления. Лужа черной крови, а в ней лежат мертвые – беременная женщина, девушка и мальчик.

В 70-е годы Мишель Фуко интересовался кинематографом и находил некоторые фильмы созвучными своим мыслям и аналитическим построениям. Так совпало, что в то же время и кинематограф заинтересовался работами Мишеля Фуко – в 1976 году вышел в прокат фильм режиссера Рене Аллио «Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…». Сценарий к фильму кинокритики из «Кайе дю синема» Паскаль Бонитцер и Серж Тубиана (а также писатель Жан Журдей) написали на основе сборника статей «Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата: случай убийства членов семьи в 19 столетии», вышедшего под редакцией Фуко.

allio-2«Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…»

Рене Аллио к тому времени уже снял один короткометражный и пять полнометражных фильмов, причем Мишель Фуко, посмотрев его «Камизаров», вышедших в прокат в 1972 году, в интервью «Кайе» определил фильм как безупречный. Интервью брали Паскаль Бонитцер и Серж Тубиана – к тому времени «пасьянс» сценаристов и режиссера, инспирируемый Фуко, уже сложился. Продюсером фильма стал Рене Фере – тот самый Рене Фере, фильм которого, «История Поля», годом ранее стал предметом пристального внимания Мишеля Фуко.

Так завязался удивительный узел внутри французского кинематографа: Поль Аллио, брат Рене, сыграл главную роль в дебюте Фере, а сам Рене Аллио, как более опытный кинематографист, был главным помощником при съемках. А в «Пьере Ривьере…» уже Фере помогает Аллио: продюсирует, играет роль доктора Морена; в фильм Аллио переходят актеры из «Истории Поля» (они уже играли и в фильмах Аллио), а также Нурит Авив, для которой «Поль…» и «Пьер…» стали начальными операторскими опытами.

В 70-е во французском кинематографе работали десятки режиссеров, которых невозможно было объединить в какую-либо «пост-нувель ваг» – они были совершенно разными, отличались по стилю и тематике, не славились авторскими амбициями. Это было созвездие неярких звезд: они просто снимали кино (многие из них так и продолжают его снимать и сейчас – в относительной безвестности), не стремясь задержаться в истории кинематографа любыми возможными средствами. И так сложилось, что в истории кино о них чаще всего написано пару строк – или чуть больше, если фильмом заинтересовался, например, Мишель Фуко. Это, конечно, радует, но одновременно и расстраивает, так как многие фильмы этих режиссеров заслуживают внимания – они интересны и безо всяких отсылок к выдающимся французским философам.

allio-3«Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…»

Конечно же, Мишеля Фуко, отыскавшего в архиве историю Пьера Ривьера, при рассмотрении фильма Рене Аллио забыть невозможно – в фильме явно звучат фукольтианские темы. Рене Аллио, экранизируя корпус документов, воплощает это событие в кинематографе оригинальными методами остранения. События в фильме и показываются, то есть разыгрываются актерами и неактерами, и рассказываются – причем закадровый голос начитывает документы следствия, протоколы опросов свидетелей и объемный текст признания Пьера Ривьера, который он написал в заключении. События раздваиваются в независимых пространствах визуального и текстуального, пространствах мизансцены и документа, и в этом дублировании словно бы заложена некая крайняя – почти нотариальная – достоверность.

Такая методология располагает Аллио в ряду интереснейших авторов, практиковавших отрыв или разрыв изображения и звука, таких как Робер Брессон, Марсель Анун, Жан-Мари Штрауб и Даниэль Юйе, Маргерит Дюрас и Жан-Люк Годар. Пусть приемы Аллио не отличаются особой оригинальностью – они эффективно работают, не затушевывая события, но в то же время рождая странный парадокс: все будет показано, все документы будут зачитаны, сам Пьер Ривьер расскажет, почему он убил свою мать, сестру и брата, но вот только зритель не сможет сказать, что знает причину убийства.

Неслучайно выше был помянут Робер Брессон: Аллио в своем фильме использует методики, служившие основой «Дневнику сельского священника» (текст, который пишет рука, проговаривается за кадром) и «Процессу Жанны Д’Арк» (наряду с фильмом Дрейера о Д’Арк это был, возможно, первый опыт verbatim, когда реплики (интертитры у Дрейера) были взяты из документов). Важно и то, что Пьер Ривьер, начиная свои объяснения следователю, говорит: «Бог приказал мне», а затем ведет аргументированную полемику, демонстрируя знание Библии, вольно или невольно связывая себя с Орлеанской девой.

Потом будут новые показания, личное объяснение, реставрация событий. И чем больше будет показано и зачитано закадровым голосом, который придерживается текста многочисленных документов, тем меньше будет понятно, почему Пьер Ривьер убил своих родных. И в этом сплетении визуального и звукового, детально выстроенного Аллио, явно прослеживается главнейшая тема Фуко – его осторожное отношение к понятию человека/субъекта, которое иногда, как в конце книги «Слова и вещи», становилось весьма категоричным. Нет никакого Пьера Ривьера – одновременно жестокого мизогина и доброго сына, почитающего своего отца, одновременно хладнокровного убийцы и человека, любящего детей, одновременно смеющегося дурацким смехом идиота (каким его считали в округе) и начитанного аутодидакта, который может поддержать теологический спор. И в то же время есть Пьер Ривьер, который составлен из наложения и пересечения слоев – быта, прочитанных книг, увиденных ссор, жизненного уклада, государственного, сексуального и церковного устроения, собственных размышлений, мечтаний и желаний. Нет человека-совокупности атрибутов – есть человек-совокупность событий.

allio-4«Я, Пьер Ривьер, зарезавший свою мать, сестру и брата…»

Жанна Д’Арк связывается с Пьера Ривьером еще и потому (это тема, скорее, уже Гваттари и Делеза, чем Фуко), что уж очень сильны их желания и мечты, существующие на грани бреда. Случай Пьера Ривьера, который безмерно любит своего отца и убивает мать (уж не нашел ли Фуко этот случай нарочно, чтобы щелкнуть по носу фрейдистских психоаналитиков с их вечным эдиповым комплексом?), – это случай того бреда, о котором было написано в «Анти-Эдипе»: мы бредим не о «папе-маме», мы бредим о мире, истории и географии, о племенах и молекулах. Пьер Ривьер бредит о Бонапарте, Марате и Ле Рошежаклене, об одинокой жизни в лесу, о всемирной посмертной славе, о том, как станет жертвенным агнцем для своего отца, и даже о зачатках феминизма в Век Просвещения. Аллио показывает не одно Событие – он показывает сотни событий, которые одновременно являются и причинами, и следствиями, поэтому у каждого зрителя – в зависимости от того, какие слои и их пересечения покажутся ему самыми важными – своя причина убийства, свое объяснение события. Так и был создан этот небольшой фильм, который вместил в себя огромный мир.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Колонка главного редактора

Трудная жизнь без цензуры

11.02.2012

Я восемнадцать лет являюсь главным редактором журнала, и не было ни одного текста, по поводу которого у меня  возникало бы сомнение: а можно ли это опубликовать? Не  будет ли опасности для «Искусство кино», для меня, для нашего министерства, спонсоров? Не было ощущения несвободы. Итак: цензура. Куда она подевалась?


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

XXIII «Окно в Европу» осталось без лучшего фильма

14.08.2015

В Выборге завершился XXIII фестиваль российского кино «Окно в Европу». На церемонии закрытия было вручено порядка трех десятков призов и дипломов в нескольких номинациях, включая четыре конкурсных программы. При этом, ни жюри главного конкурса «Осенние премьеры» под председательством Светланы Проскуриной, ни Гильдия кинокритиков, также оценивающая эту секцию, не смогли выбрать из предложенных картин лучшую и ограничились в первом случае Призом исполнительнице главной роли в одной из картин Ирине Купченко, а во втором - поощрительным дипломом режиссеру-дебютанту Дарье Полторацкой.