Сандра Персюи-Десимо: «Научить видеть, что стоит за образом…»

  • Блоги
  • Вика Смирнова

Проект международного студенческого обмена между Санкт-Петербургским университетом кино и телевидения, Парижской киношколой EICAR (Международной школой аудиовизуального творчества и режиссуры) и Бэдфордширдским университетом (Лютон, Великобритания) существует уже пять лет. Специально для «Искусства кино» Вика Смирнова встретилась с кураторами французской и английской сторон, чтобы поговорить о различии между университетом и киношколой, особенностях европейского кинообразования и культурной политике Европы в целом. Первый диалог состоялся с деканом факультета киножурналистики EICAR Сандрой Персюи-Десимо.

Вика Смирнова. Я бы хотела начать с более общего вопроса. Что изменилось в культурной политике Франции с приходом Николя Саркози, и как эти перемены сказались на образовании?

Сандра Персюи-Десимо: Едва ли кабинет Саркози имел какие-либо отношения с культурой. Сам он не интересовался ни живописью, ни кино, ни литературой. Его заявления в адрес культуры касались исключительно коммерческого аспекта: цен на современное искусство, кассовых сборов. Разумеется, очень сложно отделить культурную политику от сферы образования. Саркози же испытывал презрение к любой форме искусства, кроме популярной. Во Франции до сих пор помнят его фразу о «Принцессе Клевской»: «Только садист или идиот на собеседовании может проверять знание «Принцессы Клевской» у людей, претендующих на должность соцработников!» (роман мадам де Лафайетт «Принцесса Клевская» традиционно изучают во всех французских школах. – Прим. автора). Поэтому неудивительно, что при Саркози ничего не делалось для поддержки молодых художников, режиссеров, начинающих литераторов или драматургов. Впрочем, с приходом Франсуа Олланда ничего не изменилось. Если для Саркози культура была возможностью общаться с классом, к которому он не принадлежал, но в который хотел бы войти, то для Олланда культуры, кажется, и вовсе не существует. Конечно, он отменил право президента назначать главу общенационального телевидения, но в целом любое решение в отношении культуры оценивается с точки зрения его экономической эффективности.

Вика Смирнова. Значит ли это, что государство стало меньше дотировать образование в университетах?

Сандра Персюи-Десимо. Еще при Саркози был принят закон, согласно которому университеты получили экономическую свободу.

Вика Смирнова. То есть государство освободило университеты от денег, которые раньше выделяло на образование?

Сандра Персюи-Десимо. Именно так. Подобная политика привела многие университеты к банкротству. Фактически ситуация, при которой преподаватель получает меньше из-за сокращения количества студентов случилась во Франции впервые со времен…

Вика Смирнова. Наполеона?

Сандра Персюи-Десимо. А вы, вероятно, хотели пошутить?

Вика Смирнова. Честно говоря, да.

Сандра Персюи-Десимо. Увы. Теперь университеты не могут платить преподавателям нормальную зарплату. В итоге ликвидируются целые факультеты, в основном, конечно, гуманитарные.

eicar-0

Вика Смирнова. Ваша киношкола – частная.

Сандра Персюи-Десимо. Да, и поэтому мы гораздо более мобильны. В отличие от университетов мы не зависим от государства.

Вика Смирнова. Какова структура EICAR и как организован процесс обучения?

Сандра Персюи-Десимо. В EICAR семьфакультетов, в том числе: факультет режиссуры, звукорежиссуры, телевидения и журналистики, продюсерства и актерского мастерства. Два года студенты изучают предметы, связанные с производством фильма в целом. Третий год – бакалавриат. С него, собственно, и начинается специализация, обучение конкретной профессии.

Вика Смирнова. Международный диплом предполагает стажировки в других странах?

Сандра Персюи-Десимо. Это обязательное условие. Наши студенты должны уметь работать в интернациональных командах. Это не только помогает более глубокому освоению профессией, но и дает перспективы на будущее. Недавно мы открыли магистрат для журналистов и собираемся в очень скором времени открыть его и для других специальностей.

Вика Смирнова. Сколько студентов обучается в киношколе?

Сандра Персюи-Десимо. От 800 до 900 студентов на каждом курсе.

Вика Смирнова. Какие экзамены они сдают при поступлении на режиссуру. На что вы ориентируетесь, принимая или отказывая абитуриенту?

Сандра Персюи-Десимо. У них два экзамена: устное собеседование и письменный анализ фильма. Самое главное для нас – увидеть склонность к профессии. Абитуриенты могут не знать ничего о технике или истории кино. Мы не требуем, чтобы они определились с выбором конкретной специальности. Единственное, в чем они должны убедить нас – в том, что именно кино, искусство в целом – та область, в которой их способности могли бы реализоваться лучше всего.

eicar-2

Вика Смирнова. Сколько платит студент, обучающийся режиссуре, в год?

Сандра Персюи-Десимо. 7000 евро.

Вика Смирнова. Платят ли ваши студенты за съемочное оборудование?

Сандра Персюи-Десимо. Нет, все предоставляет киношкола. В договоре со студентом, который он подписывает при поступлении, специально оговаривается, какое техническое оборудование студент получает в соответствии с уровнем обучения.

Вика Смирнова. На каком курсе студенты-режиссеры начинают снимать кино?

Сандра Персюи-Десимо. На первом. Просто каждый последующий год требования становятся иными, и задание усложняется.

Вика Смирнова. Поговорим немного о программе обучения. Вы преподаете историю кино. Насколько я знаю, российский принцип обучения истории кино серьезно отличается от европейского или американского. Наш стандарт традиционно предполагает хронологический принцип – от эпохи Люмьеров до наших дней. Ваш, если я права, структурирован более тематически. Вы берете определенную эпоху и изучаете ее углубленно. Насколько, на Ваш взгляд, продуктивен такой метод? Есть ли темы (имена), обязательные для изучения?

Сандра Персюи-Десимо. Я бы сказала, что мы сочетаем два похода – хронологический и тематический. Хотя фокусируемся на втором. Нам кажется гораздо важнее научить студента понимать язык кино, видеть, что стоит за образом, за той и или иной техникой. Разумеется, в университетах гораздо больше времени уделяют именам и периодам. Однако принципиальная разница между университетом и нашей школой в том, что университет не заставляет студента немедленно вставать за камеру и снимать. Во многом – потому что просто не способен предоставить ему необходимое съемочное оборудование. А мы можем, и это дает нам больше мобильности.

Вика Смирнова. Какие теоретические предметы изучают режиссеры? Анализ фильма? Историю кино?

Сандра Персюи-Десимо. Они изучают оба эти предмета, а еще актерское мастерство, режиссуру, продюсирование и драматургию.

Вика Смирнова. Теоретически?

Сандра Персюи-Десимо. Да, в том числе.

eicar-3

Вика Смирнова. Как давно существует школа, и изменились ли студенты? Могли бы вы сравнить ваш опыт обучения и нынешний. В чем разница, если, конечно, она есть?

Сандра Персюи-Десимо. Наша киношкола открылась в 1972 году. Если говорить о моем личном опыте, то я не вижу такой уж серьезной разницы в том, что было 15 лет назад и сейчас. Студенты по-прежнему приходят из разной социальной среды, обладают разными возможностями и способностями. Возможно, они испытывают тяготение к жанрам, которые не были так популярны ранее. Например, к хоррору. Они меньше знают историю кино, но довольно неплохо ориентируются в современном кинопроцессе.

Вика Смирнова. Что в большей степени привлекает студентов, когда они начинают снимать кино? Существуют ли какие-нибудь эстетические ориентиры? Мы же знаем, что студенческие фильмы – это, скорее, эскизы, намерения, опирающиеся на уже существующие эстетики. Скажем, русские студенты любят подражать Тарковскому или Тарантино. Кого выбирают студенты EICAR в качестве образца для подражания?

Сандра Персюи-Десимо. Современные студенты уже не знают Тарковского. Они подражают Бессону, Тарантино, братьям Вачовски.

Вика Смирнова. Преподают ли в киношколе известные режиссеры, операторы?

Сандра Персюи-Десимо. У нас преподают Оливье Мегатон и Бобби Рот. Мы регулярно устраиваем мастер-классы, на которые приглашаем известных режиссеров и операторов.
Вика Смирнова. Как давно действует программа международного обмена?
Сандра Персюи-Десимо. Ей уже пять лет.

Вика Смирнова. Вы рассматриваете ее скорее как социальную практику (студенты получают опыт коммуникации со сверстниками, принадлежащими к другой культуре) или в большей степени как практику кинопроизводства?

Сандра Персюи-Десимо. Я думаю, что обе эти вещи взаимосвязаны и реализуются в одинаковой степени.

Вика Смирнова. Но не кажется ли вам, что достаточно трудно снять кино за две недели?

Сандра Персюи-Десимо. Конечно, тем более, что люди из таких разных стран как Россия и Франция не всегда могут говорить на одном языке. Однако наиболее интересна здесь сама ситуация вызова. Она и проверяет, на что ты способен!

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Телевизор – главный инструмент управления страной»

08.11.2012

Сохранение советского мировоззрения и мягкое принуждение граждан к непрерывным развлечениям, – таковы основные идеологические задачи, решаемые сегодня при помощи управления СМИ, считает культуролог Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино». Републикуем интервью, данное журналу «Нескучный сад».

Новости

На 8-м Римском МКФ лауреатами стали две картины из России

17.11.2013

В Риме состоялась торжественная церемония закрытия 8-го международного кинофестиваля.  Главный приз основного конкурса – «Золотой Марк Аврелий» – жюри, председателем которого был американский режиссер Джеймс Грей, вручило картине итальянского производства Tir («Тир») режиссера Альберто Фазуло. Фильм посвящен дальнобойщику, странствующему по Европе. Спецальный приз завоевала черно-белая картина Quod erat demonstrandum («Что и требовалось доказать») Андрея Грушницкого о буднях социалистической Румынии. Приза за режиссуру, а также приза за лучший монтаж, удостоилась любовная лента Sebunsu Kodo («Седьмой аккорд») Киеси Куросавы, полностью снятая во Владивостоке. Любопытно, что российский город-герой также служит местом действия и в другой конкурсной картине – Vogura ...