Время танцора, или Строгий математический разум в таинственных и туманных эмпиреях мирового кино

  • Блоги
  • Сергей Соловьев

Предисловие Сергея Соловьева к книге интервью Виктора Матизена «Кино и жизнь». 

Надеюсь, вы прочитаете или хотя бы пролистаете эту книгу интервью со многими выдающимися или менее выдающимися людьми нашего и не только нашего кино, и, смею думать, это будет совсем не скучное занятие. Во всяком случае, так было для меня. Очень многих собеседников Виктора Матизена я знал и знаю лично, про кого-то наслышан, и лишь с кое с кем познакомился под этой обложкой впервые.

Большинство из них, знаю по себе, совсем не фанатеют от призрачного счастья поделиться с кем-то или даже ни с кем, а так – с пространством своими мыслями о судьбах кино - или с отсутствием таких мыслей. Виктору Матизену, как ни странно, удалось поодиночке разговорить всю эту немыслимо пеструю общность довольно замкнутых людей и соединить отдельные лица в причудливый, но целостный коллаж. Причем сделать это так, что в разговорах постоянно ощущается энергетика автора (вроде бы просто интервьюера, но, бесспорно, и автора), надеющегося, что в результате его настойчивости родится некая блестящая, холодная и безупречная формула Настоящего кино, о котором грезит его математико-кинокритическая натура. Но в большинстве случаев в происходящем воцаряется волшебная эмпирия, когда-то так славно сформулированная великим кормчим Мао: «пусть цветут все цветы». И в эмпиреях тоже цветут все цветы, но в эмпиреях, особенно в наших, отечественных, не следует забывать о прискорбном историческом прошлом, когда все это многоцветье закончилось жесточайшей маоистской «культурной революцией» (не телевизионной швыдковской, а подлинной китайской – безжалостной и кровавой. Пока же, время от времени, теряя надежду поверить алгеброй гармонию и рассчитать ход Времени, автор вместе с героями его книги, повинуясь инстинкту, пускается в нежный и загадочный танец среди цветов. К подобным танцам, как ни странно, у него есть склонность и талант. В шальных волнениях этой пляски он вдруг становится вольным художником, как бы и вовсе не озабоченным смыслом своих изящных телодвижений. Мне это очень понятно и мило. Я сам обожатель и проповедник таких танцев, хотя и во мне время от времени возникает тоска по хоть какому-то смыслу. Но он, этот самый смысл, улетучивается в завораживающем танцевальном облаке магических эмпирей. И тут, конечно, должен был бы быть востребован строгий математический расчет, с помощью которого можно определить магистральный путь – куда идем? Но ведь и без всякой математики ясно, что идем-то мы, танцуя, в никуда. И какие уж тут магистрали! А само по себе перебирание ногами так обаятельно и занятно… Впрочем, это противоречие превосходно сформулировал умница Ричард Гир. На вопрос, чем его привлекла роль в фильме «Давай потанцуем», он беззаботно ответил (возможно, пританцовывая):

«Там изображен человек, у которого вроде бы все есть – дом, жена, дети, высокооплачиваемая работа, но которому чего-то не хватает. Мне кажется, что это характерно для современной жизни, и я охотно согласился в нем сыграть. Кроме того, мне так хотелось потанцевать с Дженифер Лопес…»

Эта обаятельная логика в полной мере присуща и Виктору Матизену. Почитайте книгу, и вы поймете, как я прав. И я, и Гир, и все другие танцоры, время от времени ищущие и не находящие в этом темном деле последовательность и смысл.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Колонка главного редактора

Цифровая — значит креативная

25.06.2010

Есть конкретный срок, в нашей стране он назначен: в 2015 году мы должны, согласно подписанным президентом конвенциям, просто-напросто отключить аналоговое вещание. Сейчас у нас работает более ста десяти кабельных каналов, вставляется телепанель в заднюю стеночку — и все в порядке. Во-первых, их количество еще увеличится: в «Акадо» стоит цифра «1000». В США есть системы, в которых действуют до 2000 каналов. А люди-то реально смотрят всего девять — из ста. Девять — из тысячи, или из пяти тысяч. На эту тему есть масса исследований.

Новости

Завершился 64-й Берлинский кинофестиваль

16.02.2014

15 февраля завершился 64-й международный кинофестиваль в Берлине. Главной награды форума – приза «Золотой медведь» за лучший фильм конкурсной программы – удостоилась детективная картина китайского режиссера Йинана Дяо (Diao Yinan) «Черный уголь, тонкий лед» (Bai Ri Yan Huo). Фильм посвящен бывшему полицейскому, который после увольнения из органов решил расследовать серию загадочных убийств. Приз большого жюри завоевал Уэс Андерсон за картину «Отель "Гранд Будапешт"» (The Grand Budapest Hotel), открывшую Берлинале.