Эмманюэль Беар: «Доказать, что я другая...»

Беседу ведет Мишель Ребишон

Эмманюэль Беар
Эмманюэль Беар

Мишель Ребишон. Год назад вы снимались в таиландских джунглях...

Эмманюэль Беар. И это нисколько не походило на каникулы. Я снималась в фильме «Виньян» Фабриса Дю Вельца, где моим партнером был Руфус Севелл. Режиссер поразил меня своим предыдущим фильмом «Неси свой крест». Посмотреть его мне посоветовал мой импресарио. Я была потрясена тем, с какой силой он показывал, что такое нести свой крест, когда не хватает любви. Позднее я узнала, что он готовит новый фильм на английском языке, который будет снимать в Таиланде. В нем рассказывается история супругов, которые потеряли ребенка во время цунами. Мне стало известно, что он уже просмотрел многих английских актеров. Мы встретились, а так как мне нечего было терять, я пришла в джинсах, сапогах и в мужской рубашке. Выслушала его, и он мне показался после «Креста» анормально нормальным (смеется) человеком. Он молод, носит маленькие очки. И чем больше он говорил, тем интереснее мне становилось следить за полетом его воображения, идти вслед за его фантазиями. Было ясно, что передо мной человек, мимо которого я не могу пройти. К тому моменту я еще не читала сценарий, но поняла, что хочу сыграть героиню. Только позднее он мне сказал, что его обворожила моя внешность.

Мишель Ребишон. Вы все же прошли кастинг?

Эмманюэль Беар. Такое со мной случается все чаще. Кино переживает трудные времена, оно выглядит очень хрупким, проекты осуществляются с большим трудом, потому что банкиры уже не клюют на имена, да и кто посмеет за это бросить в них камень? Кастинг, равные условия для новичков и звезд — на мой взгляд, это признак здоровья. Никто не знает заранее, каким будет результат.

Мишель Ребишон. Тем не менее ваше имя имеет вес...

Эмманюэль Беар. Нет, всё не так. Для иных оно говорит о моей принадлежности к авторскому кино, хотя за последние годы я снималась у таких разных режиссеров, как Марион Верну, Катрин Курзини, Тьерри Клифа, Фабьен Онтеньенте. Теперь у меня больше нет страховки, и я ощущаю прилив новой энергии, энергии дебютантки. Мною всегда двигало любопытство, для меня имела важное значение встреча. Сегодня работает новое поколение, появилось множество разнообразных шансов...

Мишель Ребишон. Значит, вы абсолютно уверены в своих силах. В чем выражается эта уверенность?

Эмманюэль Беар. Тихо произносишь про себя, что не можешь пройти мимо того или другого необычного человека. Такое со мной случается не часто: случилось с Фабьеном Онтеньенте, когда начинали работать над «Диско»,

и с Хинером Салемом, режиссером фильмов «Да здравствует новобрачная!» и «Водка, лимон». И еще — с Виржини Депентес. К сожалению, из-за финансовых проблем съемки двух последних фильмов с моим участием пока отложены. Я считаю привилегией встречаться с людьми, когда неуверенность протягивает руку любопытству. К тому же я имею теперь смелость, которой не обладала еще недавно, не только звонить продюсеру или режиссеру и предлагать свое участие, но и при встрече с режиссером говорить, что мне нравится его фильм. И как ни парадоксально, я это делаю не потому, что стала сильнее, а напротив — я чувствую себя более хрупкой.

«Виньян», режиссер Фабрис Дю Вельц
«Виньян», режиссер Фабрис Дю Вельц

Мишель Ребишон. И чем объясняется эта хрупкость?

Эмманюэль Беар. Я удалила из себя дурное ego. (Смеется.) Но если серьезно, иногда кажется, что карьере конец. И это чувство приходит к тебе изнутри или от других людей. Бывают минуты, когда начинаешь сомневаться, думать, уважают ли тебя, хотят ли с тобой работать. Мне повезло с импресарио Лораном Грегуаром. Однажды я ему сказала: «Я не хочу замкнуться в себе. Я хочу открыться, дышать, встречаться с людьми». Я смотрю сегодня куда больше фильмов, чем прежде, и это важно. Я никогда не работала в кино как дилетантка, даже если подчас отвечала агрессией на замечания режиссера. Сегодня кино стало непременной составляющей моей жизни.

Мишель Ребишон. Может быть, это связано с тем, что вы миновали сорокалетие?

Эмманюэль Беар. Говорят... Каждый по-своему проходит этот рубеж. По-моему, в кино появляется все больше хороших ролей для сорокалетних женщин. Одно совершенно точно: я не буду играть роли тридцатилетних, потому что знаю, что в сорок женщина совсем иная, чем в тридцать. Что не мешает грезить, фантазировать, стремиться влезть в шкуру разных героинь. Я не вижу необходимости прикидываться юной. В работе я использую свой женский — внекинематографический — опыт. Я отдаю героине свои тело, лицо, возраст, свои мысли для воплощения образа, и Фабрис Дю Вельц это прекрасно понял.

Мишель Ребишон. Какие шаги он предпринял, чтобы соблазнить вас своим таиландским приключением?

Эмманюэль Беар. Встретив его, я поняла, что он не станет просто оплакивать супругов, которые потеряли сына во время цунами, что предложит нам совершить неожиданное путешествие. Для роли скрипачки учишься играть на скрипке, а тут... Как «подготовиться» к трауру по ребенку? Встретиться с людьми, которые это уже пережили? С педиатром-психиатром? На это мы с Руфусом Севеллом — а у каждого из нас есть дети — не могли пойти. Пережить подобную травму интеллектуально? В конце концов все решила режиссура. Сцена в такси в начале картины с Руфусом была снята двумя дублями, и когда впервые произносится имя сына, мы испытываем глубокое волнение. Мы с Руфусом прежде были не знакомы, никогда не работали вместе, а мне показалось, что я его знаю сто лет. Напряжение нас больше не покидало — с самого начала мы на экране были настоящей супружеской парой. К тому же фильм снимался по ходу развития сюжета. Мы начали со сцены в ночном Бангкоке с его борделями и наркодилерами... Герои узнают, что после цунами детей распределяли по разным странам. И по этому следу супруги пойдут в своем безумии до конца... Моя героиня одна, с опасностью для жизни, станет искать ребенка в джунглях, а ее муж будет искать жену. Я играю женщину, которая больше не способна жить в окружавшем ее прежде мире...

«Диско», режиссер Фабьен Онтеньенте
«Диско», режиссер Фабьен Онтеньенте

Мишель Ребишон. Съемки в джунглях, когда кругом опасность, понемногу приобретали характер кошмара?

Эмманюэль Беар. В джунглях Фабрис стал азиатом... Снимаясь под его руководством, мы забыли о законах. Мы стали чудовищами, нас окружало насилие, и мы его творили, переживая моменты полного отрешения, удушающей духоты и сознания, что живем ради фильма... Я заболела отитом, лихорадкой... Когда в четыре утра оказываешься в центре бури и покрываешься с ног до головы грязью, чувствуешь себя на пределе усталости настолько, что нельзя сделать и шага, то непросто сыграть сцену безумия, во время которой крадешь рис у детей. Тем более что на нее дают всего двадцать минут. Это действительно был какой-то кошмар.

Мишель Ребишон. Трудно прийти в себя после такого испытания?

Эмманюэль Беар. На это нет времени. У меня было две недели отдыха между «Диско» и «Виньяном», а между «Виньяном» и фильмом «Мои звезды и я» Латисии Коломбани, в котором мы с Катрин Денёв совместно боремся с назойливым фанатом — его играет Кад Мерад, — один месяц. Друзья думали, что я вернусь совершенно опустошенной, а я сохраняла олимпийское спокойствие. Знаете, редко испытываешь чувство, что приняла участие в потрясающем приключении. Я не хочу отпускать Фабриса, не хочу, чтобы он забыл меня, и хочу с ним встретиться в новой работе. И испытать такое же чувство опасности. Вот почему Виржини Депентес соблазнила меня фильмом «Бай-бай. Блондинка» — о женской гомосексуальности...

Мишель Ребишон. Эти роли способны скомпрометировать ваш имидж.

Эмманюэль Беар. Какой еще имидж? Звезды, девушки-секси с обложки глянцевого журнала? Но я всегда ломала свой имидж! Всегда! Надо все время что-то в себе менять. Может быть, молодые режиссеры считают меня занудой, слишком дорогой актрисой или просто неуправляемой, плохой — поди знай! Когда занимаешься профессией двадцать лет, помимо воли возникают клише. Моя задача пересмотреть их, доказать, что я другая. Когда я снялась в «Диско», коллеги из «семейства авторов» спрашивали: «Зачем?» Словно я бросила, предала их. Хотя я выросла с ними вместе и так создала себя. Просто я не хочу повторяться. А если вернуться к Онтеньенте... он потрясающе работает с актерами. Он многому меня научил, предложив сыграть простую учительницу танцев, лишенную и намека на жеманство, сдержанную, не склонную к перепадам настроения...

Мишель Ребишон. Вы дали очень личное интервью журналу Elle...

Эмманюэль Беар. Я хотела высказаться по двум-трем важным вопросам, которые возникают у меня время от времени. Поразмышлять о том, что такое быть актрисой в сорок лет. Как реагировать на свое отражение в зеркале, на взгляды окружающих. Мне хотелось объяснить самой себе, как я выгляжу. Старея, становишься более зрелой актрисой. Речь в моем интервью шла о целой массе выразительных средств, имевших куда большее значение для других, чем для меня. Мое стремление к общению было связано, в первую очередь, с профессией, поскольку я в ней живу, всегда жила. Сегодня я предпочитаю встречи, пусть и бесполезные. Я согласна услышать от режиссера: «Не уверен...» Пусть так, встретимся в другой раз. Когда мне было двадцать, я отказывалась, вопреки всякой логике, от работы — отказалась от кучи фильмов, так как не хотела быть свадебным генералом в пустяшной комедии. Я была тогда ужасно застенчивой. Сегодня, после того как я долго убеждала себя: «ничего серьезного, если моя карьера прервется», я смею говорить: «Нет, я не хочу прерывать карьеру, ибо обнаруживаю в себе невероятно много нового, что может быть показано». Скажем, я больше не боюсь быть желанной, соблазнительной. Как свободный человек я многое приобрела.

Мишель Ребишон. В каком смысле?

Эмманюэль Беар. Я стала более любопытной. Я начала по-настоящему любить кино. Я смотрю много фильмов. У меня все больше желаний...

Мишель Ребишон. Это благодаря вашему спутнику Микаэлю Коэну?

Эмманюэль Беар. Наверное. Он интересен мне уже тем, что пишет. Романы, сценарии. Мы готовы ради одного плана пересмотреть всего Одзу или «Я — Куба» Михаила Калатозова. Наша любовь к кино обогащает нас, заряжает энергией. Творческой энергией супружеской пары. Он намерен сам экранизировать свой роман «Все начинается с конца», думаем, что я буду играть в этом фильме, но пока я не спешу говорить об этом громко. Я всегда жила в среде музыкантов, кинематографистов, писателей, для которых желание писать, творить — самое сильное из всех желаний.

Мишель Ребишон. Вы видите себя на своем месте именно во Франции, во французском кино?

Эмманюэль Беар. Да, я редко снимаюсь за границей. Говорю «браво» французским актрисам, которые прорываются в мировое кино. Я завидую уму Жюльетт Бинош и Изабель Юппер. Мне пришлось долго вить свое гнездо.

Я бука и сожалею, что отказывалась сниматься за рубежом. Хотя обожаю путешествия. Но, говоря о загранице, я не имею в виду Голливуд. С меня хватит опыта на съемках блокбастера «Миссия: невыполнима». Я была пешкой на шахматной доске. Хотя и пользовалась роскошной квартирой в Лондоне в течение полугода. Тогда-то я научилась говорить по-английски. Я выбрала довольно хаотичную дорогу в жизни (смеется), но я чту такие понятия, как этика, мораль. У каждого свое место. Я ни с кем не конкурирую. Меня ничто не стесняет. Ничто не пугает. У меня волшебная профессия. Даже когда наступают трудные, смутные времена, я об этом не забываю.

Studio, 2008, juillet-aoыt, № 248

Перевод с французского А. Брагинского

Жаклин Биссет: «Даже если мне не нравится, я никогда не спешу отрицать»

Блоги

Жаклин Биссет: «Даже если мне не нравится, я никогда не спешу отрицать»

Вика Смирнова

Она играла у Кьюкора и Трюффо, Хьюстона и Поланского. Когда не случалось больших ролей, снималась на телевидении. Сегодня в свои семьдесят Биссет столь же активна и открыта для новых экспериментов. Вика Смирнова расспросила актрису о том, чему она научилась в работе с великими режиссерами.

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Новости

В Москве определили лауреатов Артдокфеста-2014 и премии «Лавровая ветвь»

18.12.2014

Вчера, 17 декабря 2014 года, в Большом зале московского кинотеатра «ФК Горизонт» состоялось подведение итогов международного фестиваля авторского документального кино «Артдокфест» и награждение лауреатов национальной премии в области неигрового кино «Лавровая ветвь».