Ларс Хенрик Гасс. Площадка для альтернативной публики. Беседа с руководителем МКФ в Оберхаузене

Ларс Хенрик Гасс руководит авторитетным Международным кинофестивалем короткометражных фильмов в Оберхаузене с 1997 года. За это время фестиваль значительно обновился. Именно Гасс инициировал конкурс фильмов Северной Рейн-Вестфалии, в 1999 году организовал конкурс музыкальных клипов MuVi Award. Но что, пожалуй, еще важнее, фестиваль расширил свои границы, создав площадку для ежедневных дискуссий философов, культурологов, кураторов и художников о проблемах визуального языка и индустрии кино. И, наконец, что самое заметное — фестиваль стирает границы между кинематографом и современным искусством в пользу самого широкого визуального эксперимента.

В этом году на 57-м фестивале в международной конкурсной программе практически не было работ с традиционным нарративом, в то время как фильмов, сделавших язык искусства предметом анализа, наблюдалось в изобилии. Из них как раз вышли и победители кинофорума: изящная британская работа «Художник» Лоры Провост и португальский «Меркурий» Сандро Агулара.

О политике и практике фестиваля, его настоящем и будущем я попросила рассказать Ларса Хенрика Гасса.


Анжелика Артюх. Как вы можете определить культурную задачу Оберхаузенского фестиваля в наше время, когда любой короткометражный фильм можно легко увидеть в Интернете на YouTube?

Ларс Хенрик Гасс. Это очень сложный вопрос. С одной стороны, в круг наших задач входит особый тип программирования, которым, понятное дело, Интернет не занимается. В Интернете ведь нет никакой классификации, никто там не помещает фильмы в определенном порядке, не чувствует за собой специальной образовательной миссии. Мы же пытаемся направить зрительское внимание определенным образом. Другая наша задача — концентрация того, что я называю социальной энергией. Эта мощная и действенная энергия рождается благодаря тому, что огромное количество людей собираются вместе и смотрят кино в ограниченном пространстве в течение ограниченного времени, а затем обмениваются мнениями и информацией. Возможность смотреть фильмы на большом экране — это совершенно не то, что предлагает Интернет. И, наконец, третье обстоятельство, которое связано с первым: мы прилагаем огромные усилия, чтобы найти интересные работы и стать посредниками между режиссерами и кураторами, которые приезжают из разных стран. Мы также — в отличие от Интернета — занимаемся эстетическим образованием детей, готовя специальные детские программы.

Анжелика Артюх. Ваш фестиваль выходит за границы кино и его языка в область современного искусства. Вы считаете, что кино себя исчерпало и необходимы новые формы, которые достигаются путем расширения границ?

Ларс Хенрик Гасс. Короткометражный фильм практически не функционирует в коммерческом поле (если и делает это, то очень ограниченно). Зато он допускает огромную свободу для творчества. Именно это я люблю и ценю в коротком метре — отсутствие ограничений (за исключением ограничения по времени). Поэтому короткометражный фильм очень важен в контексте развития киноязыка. К тому же это в основном сфера приложения сил преимущественно молодого поколения. Молодежь продолжает традицию авангардного фильма, которая также развивалась в основном в рамках короткого метра. Отсутствие коммерческой перспективы компенсируется за счет развития языка. Именно поэтому я так выступаю против превращения короткометражного фильма в товар: это была бы его своего рода мейнстримизация, которая может лишить его главной функции — эстетической свободы.

Анжелика Артюх. Пару лет назад вы писали в каталоге, что оберхаузенский фестиваль не столько служит для промоушна фильмов, сколько для их утилизации. Вы продолжаете так думать?

Ларс Хенрик Гасс. Наш фестиваль с каждым годом становится все более значительной платформой, которая позволяет увеличивать зрительскую посещаемость некоммерческого кино. Публике необходимо социальное пространство, которое могло бы предоставить артконтент. Зрители не могут найти его на телевидении, в коммерчески ориентированных кинотеатрах, даже в музеях, которые важны для функционирования искусства, но являются не очень комфортным местом для коммуникации.

Фестиваль все больше и больше становится своего рода «конечным пунктом» назначения фильмов. И мы несем за них ответственность. В прежние времена на фестивали приезжала профессиональная публика, которая осуществляла дальнейшую селекцию фильмов для дистрибьюции. Сейчас ответственность за то, как промоутировать данные работы, легла на наши плечи. Мы не имеем таких кинорынков, какие имеют Торонто, Канн и другие фестивали. Конечно, мы используем наше партнерство с телеканалами, вроде Arte, которые привлекают к себе только малую часть работ, показанных на фестивале. Но мы также избрали для себя новую стратегию. Не так давно мы создали что-то вроде оnline-артплатформы, которая основана на идее самодистрибьюции фильмов через Интернет. В Интернете сейчас или выкладываешь работы бесплатно, или устанавливаешь определенные коммерческие отношения. Мы начали с того, что поддержали 250—300 работ на нашей online- платформе. Режиссеры сами занимаются администрированием, сами решают, как им показывать фильмы — бесплатно или за деньги. Мы, в свою очередь, не владеем правами на фильмы, а занимаем лишь роль партнера в проекте. Но это очень перспективно, мне кажется.

Анжелика Артюх. Вы однажды сказали, что фестиваль может выжить только в том случае, если станет функционировать как своего рода музей современного искусства. Как вы можете это прокомментировать?

Ларс Хенрик Гасс. Только несколько фестивалей в мире работают в том же русле, что и мы. Я очень озабочен будущим фестивального движения, поскольку фестивали в последнее время активно теряют свою традиционную роль и функцию. Необходимо пересмотреть понимание нашей функции в сегодняшнее время. Я думаю, мы можем многому научиться у музеев — например, как организовывать пространство и серьезные условия для презентации артработ. В свою очередь музеи могут поучиться у фестивалей тому, как стать социальным пространством.

Анжелика Артюх. Вы сказали об утрате традиционной роли фестивалей. А в чем она, по-вашему, заключалась?

Ларс Хенрик Гасс. Повторю, раньше фестивали были озабочены приглашением профессиональной аудитории, которая производила собственную селекцию работ — например, для телевизионных каналов и кинотеатров. Эта традиционная роль уходит в прошлое, причем не только касательно фестивалей короткого метра, вроде Оберхаузена. Вместо нее приходит, например, та оnline-платформа, о которой я говорил. Эта платформа расширяет формат фестиваля. Это, я бы сказал, революционная вещь, которая устанавливает новые границы фестиваля. Теперь многие фильмы можно будет видеть не только на самом форуме, но в течение года. Почему это так важно? В наше время многие сделки осуществляются без участия МКФ. Меняется поле циркуляции фильмов, и в ближайшем будущем картины, возможно, вообще будут доставляться к зрителю посредством сателлитов. В этих условиях функция фестивалей естественно должна меняться. Я убежден, что фестиваль должен быть площадкой для альтернативной публики.

Анжелика Артюх. Качество селекции и тематическое структурирование всегда были важными составляющими фестивальной деятельности. Не могли бы вы рассказать об особенностях селекции Оберхаузена. Каковы его основные критерии?

Ларс Хенрик Гасс. Оберхаузен — это фестиваль, который постоянно расширяет границы возможного. Мы можем показывать научно-популярные фильмы, документальные, анимационные. У нас нет предубеждений по поводу того, что есть искусство, а что коммерция. Мы этот вопрос для себя закрыли. Мы не разделяем фильмы по жанрам. Мы вообще не верим, что жанр сегодня что-то действительно определяет. Мы за художественное развитие киноискусства, за расширение его границ и обновление содержания. К примеру, еще десять лет назад ни один фестиваль не показывал программу музыкальных клипов. С 1999 года мы стали это делать и тем самым настояли на том, что музыкальное видео может быть объектом искусства, может быть интересным для демонстрации на большом экране.

Анжелика Артюх. Как вы собираетесь развивать возможности фестиваля в будущем?

Ларс Хенрик Гасс. Я думаю, мы будем работать на разных уровнях. Во-первых, будем развивать наш интернет-проект, о котором говорил. Таким образом мы наладим партнерство между авторами фильмов и фестивалем. В прежние времена фестивалю не нужно было быть частью процесса создания фильма. Ему достаточно было устанавливать отношения внутри профессиональной среды. Но сейчас времена изменились, и фестивалю необходимо устанавливать партнерские отношения именно с режиссерами, чтобы создавать плацдарм для новых работ.

Анжелика Артюх. Почему бы вам не организовать что-то вроде роттердамского Cinemart, который позволяет режиссерам и продюсерам находить возможности для копродукции?

Ларс Хенрик Гасс. Это хороший вопрос. Может, в будущем мы и сделаем что-то в этом роде, конечно, не копируя уже существующую модель. Сейчас нам лучше браться за то, что можем сделать лучше других.

Если мы будем успешны в продвижении оnline-платформы, Оберхаузен и в будущем останется фестивалем, который открывает новые таланты.

Я очень оптимистично на это смотрю, но тут нужно очень серьезно отнестись к качеству менеджмента фестиваля, к тем способам, каким достигается результат.

Анжелика Артюх. Фестиваль в Оберхаузене имеет репутацию образовательного. Почему она для вас так важна?

Ларс Хенрик Гасс. Я считаю, что один человек (директор) не может радикально изменить философию события или институции, если она уже сложилась. Но он (в данном случае я) должен по возможности развивать ее, заботиться о ней. Моя основная задача состоит в том, чтобы акцентировать, укрупнить то, что фестивалю было присуще с самого начала. Оберхаузенский фестиваль изначально был учрежден как образовательный. И это должно быть зримо сегодня. Для этого мы делаем наш «Подиум» — поле для различных дискуссий, в том числе для обсуждений фильмов. Это важнейшая часть нашей программы, насущная и перспективная.



Оберхаузен, 2011, май

 

Зеленый Константин

Блоги

Зеленый Константин

Нина Цыркун

Нина Цыркун вкратце прослеживает историю Песочного человека, чтобы остановиться на его трагикомической версии, предложенной Петером Луизи.

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.

Новости

В Ханты-Мансийске пройдет XIII «Дух огня»

13.02.2015

C 20 по 26 февраля в городе Ханты-Мансийск состоится XIII ежегодный Международный фестиваль кинематографических дебютов «Дух огня».