Strict Standards: Declaration of JParameter::loadSetupFile() should be compatible with JRegistry::loadSetupFile() in /home/user2805/public_html/libraries/joomla/html/parameter.php on line 0

Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/templates/kinoart/lib/framework/helper.cache.php on line 28
Сага о викинге. «Драйв», режиссер Николас Виндинг Рефн - Искусство кино

Сага о викинге. «Драйв», режиссер Николас Виндинг Рефн

Любимый план Николаса Виндинга Рефна — мужской профиль на фоне облачного неба; любимый герой — мужчина, каким он хочет, но никогда не сможет быть. Рефн — певец идеальной маскулинности, которой нет места в современном мире смещенных полюсов и расплывчатых границ. Маскулинности во всех проявлениях — от тихой зацикленности на неосуществимой идее до физической агрессии, безудержной и бессмысленной.То и другое не знает пределов, то и другое глупо, ужасно и прекрасно одновременно.

 

Главной из собственных лент он считает «Вальгаллу: сагу о викинге» (Valhalla Rising) — там и стоит искать лучшую иллюстрацию к сказанному. Минут за двадцать пять до финала — череда тихих кадров: направлявшиеся в Святую Землю, а вместо того приплывшие то ли в рай, то ли в ад, то ли в дикую Америку норманны сходят с ума от ужаса перед отнявшим надежду на Царство Небесное неизвестным. Мужчина по пояс в воде, растерянно поднявший над головой меч крестообразной рукоятью вверх; мужчина, упрямо складывающий из скользких камней языческую ритуальную пирамидку; мужчина, топящий в луже лучшего друга и бессильно разглядывающий тяжелые окровавленные кулаки. Воины вне пространства подвига, в страхе и грязи, где воевать, кроме самих себя, не с кем, — конечно, после того, как отрубил головы, свернул шеи и выпустил кишки всему живому вокруг.

Смерть в универсуме Рефна либо прекрасна, либо чудовищна, чаще всего — и то, и другое. Свежий, удостоенный приза за режиссуру в Канне «Драйв» и в этом, среди прочих, смысле — вершина творчества автора: в ассортименте имеются враг, выкинутый вместе с автомобилем с обрыва в бушующую волну, заколотый столовыми приборами подчиненный, вены, красиво перерезанные старому другу из чистого милосердия. Упрек в смаковании кровавых деталей бессмыслен: гибель у наследника авторов «Старшей Эдды» — поэма. Насильственная смерть — кульминация мужской биографии.

Неутомимый визионер, даром что дальтоник, Рефн любуется живым как исчезающей и тем более яркой натурой. В его вселенной всё конечно, и само прекрасно это осознает: чем четче отрефлексирован финал, тем интенсивнее предваряющие его полтора-два часа действия. Тестостероновые сказки Рефна никогда не кончаются хэппи эндом — настоящая мужественность несовместима с жизнью. Автор вообще по-викториански очарован всем, что уходит навсегда: в гипертрофированно английском «Бронсоне», по его собственноиму признанию, показана оголтело адреналиновая «Британия, которой больше нет»1, в «Вальгалле...» — умирающая языческая культура, во втором «Пушере» — теряющий идентичность член коллективистской криминальной группировки и так далее.

Тающее на глазах, утекающее сквозь пальцы обретает известный ореол безупречности — и в героях Рефна нет места несовершенствам: в смысле воспевания беспримесной маскулинности он, не признающий неидеальности духа, сродни азбучной шовинистке Лени Рифеншталь, не признававшей неидеальных тел. Тем забавней выглядит его конфронтация с Ларсом фон Триером в рамках последнего Каннского фестиваля, где оба участвовали в конкурсе. После того как Триер на пресс-конференции позволил себе неосторожные шутки, Рефн громко осудил старшего коллегу. Между тем, если сравнивать соотечественников, в творчестве младшего градус нетерпимости куда выше — он, в отличие от фон Триера, идеалист неразочаровавшийся, а идеалистическими устремлениями, как известно, вымощена дорога в ксенофобский ад. Тут уж Рефн напоминает не менее категоричного отечественного гения Алексея Балабанова — и дело не только в умело снятом насилии и таланте монтировать под музыку. Трилогию «Пушер» многие называли скандинавским «Братом» — а Данила Багров, как мы помним, цельностью напоминал талантливо высеченный гранитный памятник. Таковы практически все герои Рефна — от задумчивых бандитов из «Пушеров» до сосредоточенного каскадера из «Драйва»: определившиеся с нравственными ориентирами, скорые на справедливую расправу, деловитые и по разным причинам немногословные — кому-то мешает говорить излишняя физическая активность («Бронсон»), кто-то страдает от недосыпа («Драйв»), у кого-то попросту отрезан язык («Вальгалла: сага о викинге»). В каждой из стран, где Рефн успел поработать — Дания, Англия, Штаты, — у него имеется типажная муза, нордический самурай, альтер эго с чеканным профилем: Мадс Микелсен, Том Харди, Райан Гослинг. Пухлый нескладный идеалист, Николас воюет с решительно не устраивающей его реальностью — такие мальчики, вечные подростки с полным набором иллюзий и кодексом ассасина в голове, куда опасней любого циника и мизантропа: недаром на родине Рефна называют «диким дитятей».

Все фильмы этот эгоцентрик снимает о себе — и, вне сомнения, если задаться такой целью, можно наблюдать некую эволюцию центрального образа. Драчливый герой основанного на реальных событиях «Бронсона», его первой заграничной работы, — мелкий глуповатый мошенник, попавший за решетку по глупости, но нонконформистским до идиотизма поведением накрутивший себе статус главного преступника Великобритании. Зависимое от адреналина чудище, которое не унять даже электрошокером, романтик с интеллектом диплодока, который дерется просто потому, что ему необходимо драться, даже если он в наручниках, а вокруг отряд охранников с дубинками, — беспощадный автопортрет «бунтаря без причины», который в современной обстановке смотрится даже не странно, но жалко. Бронсон не живет, а дает вечное шоу — прежде всего самому себе: именно поэтому условно реалистическое повествование Рефн разбивает галлюциногенными вставными номерами, в которых главный герой отплясывает на сцене в клоунском гриме перед залом без зрителей.

Герой «Вальгаллы» Одноглазый так же неутомимо агрессивен, и его субъективная история тоже похожа на наркотрип. Но если «Бронсон» — отчаянно-веселые пляски под стимуляторами, то «Сага о викинге» — долгое путешествие в глубины собственного подсознания под жесткой кислотой. Ярость Одноглазого ведет его в экзистенциальный тупик, который в итоге оказывается тупиком буквальным — берег моря и отряд индейцев, прижавший его к обрыву.

В «Драйве» метод Рефна достигает пугающей эффективности — не зря это первый его фильм, отобранный в каннский конкурс и, того пуще, получивший там приз за режиссуру, который, в отличие от награды за роль или какого-нибудь спецприза за операторскую работу, трудно назвать утешительным для постановщика. Жюри во главе с Робертом Де Ниро знало, что делало, — Рефн, все это время не случайно стремившийся на работу в Америку, наконец приблизился к своему профессиональному идеалу — Мартину Скорсезе, одновременно мощному автору и мастеру большого жанра. Махнув рукой на условности, связанные с правдоподобием сценарных поворотов или рефлексией по поводу кармы склонного к насилию героя, Рефн пишет чистую икону — историю каскадера, днем промышляющего на Голливудских холмах, а ночью подвозящего грабителей к банкам, условна насквозь и настолько же здорово скроена. Когда героя спрашивают, чем он зарабатывает на жизнь, тот, взяв легкую паузу, отвечает: «Вожу машину». Какая разница, хороши или плохи дела, которые он творит, — главное, он гениальный гонщик.

Одна из ключевых сцен в фильме, пожалуй, открывает его: проехав полгорода по встречной полосе, виртуозно оторвавшись от стада полицейских машин и пары вертолетов, главный герой, все же не уберегший криминальных пассажиров, останавливается в людном месте и спешно покидает машину — такой у него договор с клиентами: если что, он ни при чем. Подняв воротник куртки, он идет наперерез толпе — навстречу ему движется какая-то профсоюзная демонстрация. Они скандируют лозунги, хлопают в ладоши — но кажется, будто аплодируют ему, пришедшему первым в финале несбыточной «Формулы-1». Такова единственная награда виртуоза — нечаянные аплодисменты, адресованные, собственно, и не ему. Снова Рефн говорит о себе?

Впереди у условного викинга — еще два голливудских проекта. Приплыв в Америку, будто герои «Вальгаллы...», он не понимает — ад это, рай или просто местность, населенная дикарями с томагавками, что принесут его в жертву массовому зрителю.

Что-то, впрочем, подсказывает, что викинги не сдаются просто так.

 

1 Из интервью Николаса Виндинга Рефна М. Кувшиновой, OpenSpace.ru, 08.02.2010

_____________________________________________________________________________________

«Драйв»

Drive

По роману Джеймса Саллиса

Автор сценария  Хоссейн Амини

Режиссер  Николас Виндинг Рефн

Оператор  Ньютон Томас Сигел

Художник  Бет Микл

Композитор  Клифф Мартинес

В ролях:  Райан Гослинг, Кэри Маллиган, Брайан Крэнстон, Кристина Хендрикс, Альберт Брукс, Рон Перлман, Оскар Айзек и другие

Bold Films, Odd Lot Entertainment, Marc Platt Productions,

Seed Productions

США

2011

 

 


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Волоколамск-2015. От противного

Блоги

Волоколамск-2015. От противного

Евгений Майзель

На XII фестивале военно-патриотического кино «Волоколамский рубеж», открывшемся наутро после исламистских терактов в Париже, царило понимание высшей ценности человеческой жизни и мирного сосуществования народов. Евгений Майзель написал о трех фильмах-лауреатах: «Небесном кочевье» Мирлана Абдыкалыкова, «Непобежденном гарнизоне» Игоря Калядина и «Последнем походе барона» Дарьи Хреновой.


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548
Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький


Strict Standards: Only variables should be assigned by reference in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/helper.php on line 548

Новости

В Петербурге завершился XXIV фестиваль «Виват кино России!»

20.05.2016

19 мая в Молодежном театре на Фонтанке (Санкт-Петербург) состоялась торжественная церемония закрытия ХХIV Всероссийского кинофестиваля "Виват кино России!". В конкурсной программе, куда вошли восемь картин, триумфальную победу одержал "Инсайт" Александра Котта. Публикуем полный список всех лауреатов "Виват кино России!" 2016 года.