Возраст — помеха

О системе возрастных ограничений в российском и американском прокате.

С 1 сентября 2012 года в России вступили поправки в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», предписывающие новую маркировку аудиовизуальной продукции в соответствии с аудиторией, для которой она предназначена. Предполагается также, что доступ детей к неподходящим для их просмотра фильмам должен быть ограничен. Исследовательский отдел компании «Невафильм» решил проверить, как это повлияло на ситуацию в кинобизнесе и на поведение зрителей к весне 2013 года.

Была проанализирована структура кинопроката с точки зрения возрастных ограничений до введения поправок и после. Напомним, что в старой версии закона имелось шесть категорий возрастных групп: для любой зрительской аудитории; детям до 12 лет просмотр фильма разрешен в сопровождении родителей; зрителям, достигшим 14 лет; достигшим 16 лет; достигшим 18 лет. С сентября 2012-­го категорий также осталось шесть, но их состав изменился: 0+, 6+, 12+, 16+ и 18+. Таким образом, «детям до 12 лет в сопровождении родителей» и «до 14 лет» были заменены на «6+» и «12+» (упоминание родителей при этом исчезло). Это привело к сокращению числа фильмов, разрешенных для просмотра всех возрастных категорий, но также к росту числа картин, рекомендованных как лицам старше 12 лет, так и старше 16. Группа фильмов для 14-­летних распределилась между категориями 12+ и 16+.

leontieva-1

Данные изменения, впрочем, оказались не более чем формальностью. В этом можно убедиться, если сравнить рейтинги американских фильмов, выходящих на экраны российских кинотеатров, по системам ограничений, принятым в России и в США. Вспомним, что в Америке используются также шесть видов маркировки: G — General Audiences, разрешено для всех возрастов; PG — Parental Guidance Suggested, некоторый контент может быть неподходящим для детей; PG­13 — Parents Strongly Cautioned, некоторый контент может быть неподходящим для детей до 13 лет; R — Restricted, дети до 17 лет допускаются в сопровождении родителей или других взрослых; NC­17 — Parents Strongly Cautioned, лица до 17 лет не допускаются. Сравнение числа фильмов в российском прокате 2012 года до принятия поправок к закону и в конце 2012-­го — начале 2013 года, после их принятия, свидетельствует о том, что по американской системе доли фильмов для различных возрастных групп остались практически неизменными.

leontieva-2

Отметим, что по отдельным фильмам наблюдаются различия в строгости российского и американского рейтинга: по 64 процента рассмотренных фильмов рейтинг Motion Pictures Association of America и закона о защите детей от вредоносной информации совпали. Однако для 8 процентов фильмов российский рейтинг оказался мягче, а для 23 процентов картин — строже. Таким образом, более широкая аудитория в России допущена к таким фильмам, как «Анна Каренина» (12+ vs R), «Парк Юрского периода 3D» (6+ vs PG13) и «Кон­Тики» (6+ vs PG13). В то же время примерами больших ограничений в нашей стране стали: «Оз: Великий и Ужасный» (PG vs 12+), «Охотники на ведьм» (R vs 18+), «Великий Гэтсби» (PG13 vs 16+) и «Крепкий орешек 5» (R vs 18+).

leontieva-3

Вторым шагом в анализе влияния на показ новой системы рейтингования кинопродукции мы рассмотрели, какие фильмы на самом деле смотрит юная аудитория. В качестве инструмента для этого был использован всероссийский мониторинг киноаудитории, который в 2013 году проводит «Невафильм Research». Это опрос посетителей кинотеатров и пользователей Интернета, проходящий поэтапно: в декабре—январе, марте—апреле, июне—июле и сентябре—октябре. Раз в квартал мы собираем информацию о практиках киносмотрения россиян — в основе мониторинга лежит вопрос о трех недавно просмотренных респондентами фильмах. Они указывают названия картин и способы их просмотра (подробную информацию об исследовании можно найти на сайте Невафильм.РФ).

Самая младшая возрастная группа в нашем опросе определяется в диапазоне 12—17 лет, поэтому для нее однозначно не предназначены фильмы с рейтингом 18+, а также представляют потенциальную опасность картины с рейтингом 16+. По результатам второго этапа мониторинга, проведенного в марте—апреле 2013 года, 7 процентов фильмов, которые недавно посмотрели представители младшей возрастной группы, относились к категории 18+, а еще 28 процентов — в категории 16+. Иначе говоря, треть детей в реальности смотрят запрещенные фильмы.

В этой связи важным является вопрос, где они их смотрят. Самым доступным для детей способом просмотра запрещенных фильмов ожидаемо оказались диски, на втором месте — кинотеатры, куда, казалось бы, детей в соответствии с законом пускать на ненадлежащие фильмы не должны. Торренты заняли третью по популярности позицию.

Можно сделать следующие выводы об эффективности новой системы рейтингов, которая была недавно введена в России. В принципе, она соответствует международным стандартам, а наблюдающиеся отклонения в рейтингах отдельных картин не слишком существенны. После внесения поправок в закон о защите детей от вредоносной информации система стала строже. Тем не менее дети умеют обходить эту систему и все­таки смотрят фильмы, для них не предназначенные. Такую возможность им дают диски, торренты и даже кинотеатры.

Однажды в Новом Орлеане

Блоги

Однажды в Новом Орлеане

Нина Цыркун

«Ограбление казино», наше прокатное название, обманчиво: оно ориентирует куда-то в сторону «Двенадцати друзей Оушена» и прочих, ему подобных боевиков. На самом же деле это фильм из независимых, всего на 18 миллионов долларов, хоть и освященный именами таких суперзвезд, как Брэд Питт, Джеймс Гандольфини и особенно нежно любимый мной Рей Лиотта. Это фильм, снятый для души.

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.

Новости

Миндадзе, Роднянский и Учитель получили гранты Фонда кино

15.10.2012

Проекты Александра Миндадзе, Алексея Учителя, а также совместный проект Сергея Мелькумова и Александра Роднянского получат гранты Германо-российского фонда развития совместного производства.